Стоило Хуа Чэну произнести эти слова, и в следующий миг гроб вдруг поднялся в вертикальное положение, так что они оказались внутри стоя, а затем вновь стремительно упал, прямо-таки перекувыркнувшись через голову!

Хуа Чэн крепко прижал Се Ляня к себе за талию, другой рукой накрывая голову принца, и воскликнул:

— Держись за меня крепко!

Если бы они находились снаружи, Се Лянь смог бы вынести ещё и не такие кульбиты. Но, к несчастью, сейчас они оказались в плену тесного пространства, где особенно не развернёшься, да ещё неизвестно, что за тварь повстречалась им. Принцу только и оставалось, что сосредоточенно приготовиться к любому исходу, при этом в душе его нарастало беспокойство.

— Что если гроб расколется?!

Хуа Чэн заверил:

— Ничего, не страшно, даже если расколется. Со мной ты не утонешь!

Демон и принц сейчас настолько тесно прижимались друг к другу, что Хуа Чэн сказал эту фразу, практически целуя волосы Се Ляня, и тот почувствовал вибрацию, исходящую от кадыка Хуа Чэна. Внимание Се Ляня немного рассеялось, а затем вновь сконцентрировалось на их «лодке», которую неистово трясло и переворачивало. Казалось, гроб превратился в детскую игрушку, которую схватил ребёнок не старше трёх лет, и теперь изо всех сил размахивал и бросался ею. В безвыходной ситуации Се Лянь одной рукой крепко схватился за Хуа Чэна, другую упёр в стенку гроба.

Принц оказывался то сверху, то снизу, за множество переворотов его положение сменилось несколько раз, при этом он успел наткнуться и потереться обо все места на теле соседа, какие попадались в суматохе. И хотя Хуа Чэн выглядел молодым парнем, после нескольких столкновений принц узнал, что всё его тело твёрдое как камень. Промучившись до звёздочек в глазах, принц наконец-то почувствовал, что буря немного улеглась, и обнаружил себя под тяжестью Хуа Чэна, отчего с трудом удавалось дышать. Принц, у которого круги плыли перед глазами, не без труда поднял руку, схватился за крепкое предплечье Хуа Чэна, весьма кстати оказавшееся сбоку от него, тихонько простонал и произнёс:

— Да сколько же можно…

По какой-то причине Хуа Чэн ничего на это не ответил. А Се Лянь, ещё не закончив фразу, резко задержал дыхание. Потому что вдруг почувствовал, что кое с каким местом его тела произошли необычные изменения.

— ……………………

В мгновение ока Се Лянь ощутил потрясение ещё более сильное, чем если бы увидел, как на железном дереве распустились цветы. Ведь при виде такой картины его голова не опустела бы, как это произошло сейчас.

Неописуемый стыд и смущение превратились в мощнейший ураган внутри гроба, ещё более сильный, чем снаружи, который разбил Се Ляня в пух и прах. Он поспешно подогнул колени, но поза оказалась не слишком удачной — кажется, этим движением он задел какое-то место, которое не следовало задевать, отчего Хуа Чэн тихо шикнул:

— Не шевелись!

Окрик прозвучал столь серьёзно, что Се Лянь в панике вновь распрямил ноги. Но, находясь в подобном положении, принц опасался, что Хуа Чэн почувствует реакцию его тела. При таком раскладе, в самом деле, лучше умереть прямо в этом гробу, посильнее ударившись головой. Происходящее объяснялось бы «случайностью, от него не зависящей», однако неловкость состояла в том, что совсем недавно на острове уже случилась прелюдия. Пара раз ещё худо-бедно оправдывались непреднамеренной случайностью. Но когда подозрительные ситуации повторялись ещё и ещё, как тут объясняться?!

От волнения у принца вырвалось:

— Так не годится! Сань Лан… не дотрагивайся до меня!

Спустя секундное молчание раздался мрачный голос Хуа Чэна:

— Хорошо. Давай выбираться.

Будто избежав смертной казни, Се Лянь воскликнул:

— Давай!

Внезапно гроб, в котором они находились, будто бы сделался невесомым — его подбросило в воздух!

В тот же миг Хуа Чэн и Се Лянь вместе нанесли удар ладонью по стенкам гроба, и лодка мгновенно раскололась на части. Они покинули тесное пространство и вырвались наружу вдвоём. В свете луны Се Лянь увидел громадного водяного дракона, который поймал в клыкастую пасть обломки покинутого ими гроба и яростно заревел под стеной дождя, словно разжёвывая пищу. Однако заметив, что ему досталась лишь пустая коробка, дракон пришёл в ярость. Наверняка именно это чудище только что неистово бросало их лодку, переворачивая из стороны в сторону.

Гроб уже какое-то время плыл по морю, но водяной дракон, пытаясь схватить зубами, отбросил его назад, так что приземлились Се Лянь и Хуа Чэн снова на твёрдую землю, возвратившись на остров Чёрных вод. Сейчас на берегу стало на двух человек больше — это оказались Повелитель Вод Уду и Генерал Пэй Мин. Первый держал руки сложенными в печати, стоя против ветра с дождём, и, казалось, вновь хотел призвать водяного дракона, но тут второй хлопнул его по плечу:

— Водяной шисюн! Водяной шисюн, не переусердствуй! Эта волна прошла, и неизвестно, когда наступит следующая, побереги силы.

Выходит, только что начавшийся внезапный дождь — это аккомпанемент Ши Уду во время Небесной кары. Теперь же ливень потихоньку ослаб, Ши Уду встряхнул руками, затем повернулся к Хуа Чэну и Се Ляню с вопросом:

— Что вы затеяли?

— …

Пэй Мин подхватил:

— Да, Ваше Высочество, потрудитесь объяснить, в чём дело? Чем вы там внутри занимались?

Наверняка в момент, когда гроб разломился, взору каждого наблюдателя предстала позиция, в которой они находились внутри — крепко обнявшись. Се Лянь поморгал и уже хотел заговорить, как вдруг заметил одну деталь. После бесконечных переворотов в узком пространстве гроба и он, и Хуа Чэн выглядели взлохмаченными, одежда на них помялась и теперь сидела неподобающе — вид настолько неприличный, насколько вообще возможно. А стерев дождевые капли с лица, принц и вовсе понял, что его щёки горят огнём.

Хуа Чэн вышел вперёд и закрыл принца собой. Спустя некоторое время Се Лянь, тихо кашлянув, произнёс:

— Ничего такого… просто… гроб был слишком маленьким.

Ши Уду удивился ещё сильнее:

— Я об этом и говорю.

Пэй Мин указал на кучу древесины, которая осталась после них на берегу, и спросил:

— Вы ведь изготовили гроб здесь, на месте? Почему же не сделали его пошире?

— …

Форму и размеры лодки Хуа Чэн и Се Лянь определили вместе, и, кажется, тогда никто из них действительно даже не подумал сколотить гроб б́ольшего размера.

Се Ляню оставалось только сменить тему:

— И то верно ха-ха, ха-ха. Ваши Превосходительства, вы недавно оказались на острове?

Пэй Мин ответил:

— Верно. Водяной шисюн весь путь сюда провёл в сражении с течениями Чёрных вод, и мы только что прибыли на остров, после чего увидели, как на волнах качается деревянный гроб, что показалось нам весьма удивительным.

Сердце Се Ляня медленно зависло в воздухе, он улыбнулся:

— Да уж, весьма удивительно.

Ши Уду бросил:

— Ты. — Повернувшись к Хуа Чэну, он прищурился. — Разве на джонке ты не сказал, что лишь гроб, в котором побывал покойник, не утонет на волнах Чёрных вод?

Пэй Мин, обнажая меч, неторопливо проговорил:

— Да, гроб имеется, но где же, в таком случае, покойник?

Хуа Чэн тоже улыбнулся.

— Если так не терпится увидеть покойника, предлагаю тебе убиться самому.

Пэй Мин наставил на него остриё.

— Какая дерзость. Поистине достойно Собирателя цветов под кровавым дождём!

Он действительно догадался. Хуа Чэн рассмеялся в ответ, и когда двое уже приготовились скрестить клинки, Се Лянь, выйдя вперёд, заслонил собой Хуа Чэна со словами:

— Ваши Превосходительства, нет нужды горячиться. Вы можете быть абсолютно спокойны, в этот раз Сань Лан отправился с нами с хорошими намерениями.

Пэй Мин переспросил:

— Сань Лан? Не приходилось мне слыхать, что Его Превосходительство Собиратель цветов под кровавым дождём в чьём-то доме какой-то по счёту сын1. С хорошими намерениями? Ваше Высочество, вы уверены, что именно о нём говорите?

1Напомним, что дословно Сань Лан переводится как «третий сын», однако обращение может быть распознано и как «муженёк».

Ши Уду непременно требовалось находиться в самой гуще событий, поэтому он оттолкнул Пэй Мина и сурово произнёс:

— Это ты всю дорогу вставлял нам палки в колёса? С какой целью ты заманил нас в Чёрные воды? И где Цинсюань?

Хуа Чэн ответил:

— Это чужие владения, думаешь, мне хотелось заявляться сюда?

Се Лянь уже привык к подобным сценам, поэтому ловко перевёл разговор в другое русло:

— Повелитель Ветров не нашёлся?

Пэй Мин в ответ развёл руками:

— Я собирался его выловить, но тут Водяной шисюн накатил громадную волну, и нас унесло в разные стороны.

Ши Уду возразил:

— Пэй-сюн, не стоит заблуждаться. Если бы я не поднимал волны, эти твари так и выпрыгивали бы из воды друг за другом, и ты уж точно не смог бы их выловить!

Се Лянь тут же вмешался:

— Не горячитесь, не горячитесь. Вот что… Повелитель Ветров вместе с Повелителем Земли, с ним не должно случиться ничего ужасного.

Ши Уду фыркнул:

— Повелитель Земли? Какой прок от Повелителя Земли? Ни рыба ни мясо. Он даже не Бог Войны, и уровень магических сил у него ниже, чем у Цинсюаня. — Тут Повелитель Вод вспомнил, что у самого Ши Цинсюаня как раз не осталось ни капли магических сил, его лицо на миг застыло, и он больше не произнёс ни слова.

Се Лянь же подумал, что в каждом деле есть свои умельцы, и пусть Мин И — не Бог Войны, и магические силы его нельзя считать особенно могущественными, но всё же он не настолько плох, как отозвался о нём Повелитель Вод. Более того, во время похода в Крепость Баньюэ Повелитель Земли показал себя довольно неплохо, и хотя его мастерство нельзя назвать наилучшим, но и худшим тоже нельзя.

Пэй Мин высказал похожую мысль:

— Пока не спеши чрезмерно волноваться. Главное, чтобы они не столкнулись с Чёрным Демоном, а против остального Повелитель Земли уж должен выстоять.

Хуа Чэн усмехнулся:

— Небесная кара гналась за тобой до самых Чёрных вод, своей битвой со стихией вы устроили здесь полнейший хаос, и ещё надеетесь, что хозяин этих мест ничего не заметил?

Неожиданно лицо Ши Уду чуть переменилось. Он вынул из-за пазухи висящий на шее золотой замок долголетия.

Пэй Мин спросил:

— Водяной шисюн, что-то стряслось?

Покуда золотой замок подрагивал у него на ладони, Ши Уду сказал:

— Цинсюань где-то поблизости… И он ранен!

Се Лянь, поглядев на вещицу, понял, что замок поразительно похож на тот, что Ши Цинсюань носил на себе, затем был снят принцем для поддержки магического поля, и в итоге обронен на землю.

— Повелитель Ветров всё ещё носит при себе тот замок долголетия? Помнится, он его снял, — спросил Се Лянь.

Ши Уду объяснил:

— Я подобрал и снова надел ему на шею.

Выходит, два замка долголетия были сделаны из двух кусков-близнецов демонического золота. Когда они находятся рядом, и если кто-то из носителей, раненный, истекает кровью, замки откликаются друг другу, и чем ближе, тем сильнее этот зов. Дело вовсе не в магии, это удивительное природное свойство, на котором не отражается влияние ауры демонических владений. Ши Уду снял с шеи замок долголетия и, держа за цепочку, подвесил в воздухе перед собой, затем медленно раскрутил. Когда замок оказывался ближе к определённому направлению, дрожь усиливалась.

В той стороне, дальше к неизведанному центру одинокого острова, находился лес.

Ши Уду сосредоточенно произнёс:

— Цинсюань сейчас на острове.

Он стремительно направился в сторону леса. Пэй Мин, разумеется, последовал за Повелителем Вод. Се Лянь же, подумав, что раз Повелитель Ветров находится на острове и, к тому же, вероятно, ранен и истекает кровью, всё-таки решил сначала предостеречь их:

— Ваши Превосходительства, в лесу притаились мелкие демоны. Будьте осторожны, они могут выстрелить костяными шипами из засады.

Хуа Чэн также последовал за ними. Сначала Се Лянь хотел взять его за руку, но вспомнил свой вопиющий позор в гробу, и протянутая рука, остановившись на полпути, невольно дёрнулась обратно. В итоге принц ухватил Хуа Чэна за рукав, не решаясь слишком долго смотреть ему в глаза. Пэй Мин же по пути всё оглядывался на них, явно веселясь увиденным.

Генерал произнёс:

— Собиратель цветов под кровавым дождём, Ваше Высочество наследный принц, а вы вдвоём и впрямь не разлей вода. И ты, Князь Демонов, вот так открыто вышагиваешь вместе с нами, даже не пытаясь скрываться, чтобы отвести от себя подозрения?

Се Лянь спокойно ответил:

— Генерал Пэй, ну что вы такое говорите? В сложившейся ситуации последовать за нами — как раз и будет поступком, отводящим подозрения. Иначе, если Ваши Превосходительства столкнутся с опасностью и вновь станут подозревать, что это он втайне что-то подстроил, как прикажете ему оправдываться?

Пэй Мин возразил:

— Памятуя о том, что он достиг ранга «непревзойдённого», разве существует разница, находится он у нас на виду или нет? Применить технику создания двойника — плёвое дело!

Едва он закончил свою фразу, как послышался свист, прорезающий воздух. Пэй Мин вскинул руку, поймав стрелу, и прокомментировал:

— Здесь и впрямь что-то прячется. Как опасно! Водяной шисюн, осторожно…

Не давая ему закончить фразу, со всех сторон вновь раздался свист, и в Пэй Мина полетело семь-восемь стрел. Генерал со звоном отбил атаку мечом, крутанув лезвие вокруг себя, и недоумённо бросил:

— Это что ещё такое?

Ши Уду посмеялся над ним:

— Пэй-сюн, лучше позаботься о собственной безопасности! — и ускорил шаг.

Подобных ударов из темноты не стоило бояться, однако они немало раздражали. Пэй Мин не собирался это терпеть — он прошёлся по зарослям, равняя их с землёй, и вскоре вытащил за шкирку нескольких мелких демонов.

— А вы не робкого десятка!

Демоны оказались самой низкоуровневой мелочью, голодного и болезненного вида. Когда Генерал Пэй их схватил, бедняги от страха сжались в комок и непрестанно молили о пощаде. Поскольку они всё-таки охраняли чужие владения, попытки дать отпор пришельцам вполне объяснимы, и Пэй Мин, лишь бросив пару фраз для острастки, отпустил демонов. Но дальше попался ещё один исключительно коварный, поэтому Генерал Пэй просто схватил его, скомкал в шарик и так пошёл дальше, прихлопывая ладонью. Неизвестно, сколько ещё небожители и демон шли так через густой лес, раздвигая ветви и сметая листья с пути, как вдруг золотой замок в руке Ши Уду задрожал сильнее, откликаясь на зов собрата, и ещё немного погодя путники наконец вышли на обширное пространство в центре леса.

Здесь обнаружилось озеро, к которому они приблизились вчетвером. И вдруг Пэй Мин заявил, обращаясь к Хуа Чэну:

— Собиратель цветов под кровавым дождём, если ещё раз вздумаешь так шутить, я терпеть не стану.

Се Лянь и Хуа Чэн одновременно посмотрели на него, потом друг на друга.

Пэй Мин же хмуро продолжал:

— Хочешь битвы, так вызови меня на поединок по-честному. Я, Генерал Пэй, не таков, как те тридцать три чиновника, мне тебя бояться не пристало. А в таких мелких подножках и вовсе никакого смысла нет.

Хуа Чэн приподнял бровь.

— Гэгэ, ты должен мне поверить, я здесь ни при чём.

Се Лянь:

— Генерал Пэй, он бы не стал играть с вами такие глупые шутки.

Пэй Мин с сомнением спросил:

— Правда?

Се Лянь насторожился и произнёс:

— Стоит поберечься иной нечисти, что безобразничает на острове.

Пэй Мин не стал продолжать разговор. Внезапно Ши Уду замедлил шаг.

— Здесь.

В этом месте реакция золотого замка долголетия оказалась самой бурной, отсюда следовало, что Ши Цинсюань находился именно здесь, где-то очень близко. Но только они прекрасно видели, что кроме озера, перед ними больше ничего не было.

Пэй Мин предположил:

— Неужели под землёй устроен дворец?

Ши Уду вглядывался в воду, когда Се Лянь сказал:

— Также возможно, что под водой.

Но в озеро на острове Чёрных вод просто так погружаться нельзя, ведь неизвестно, удастся ли выплыть обратно. Поверхность озера была ровной, без единой волны ряби, похожей на огромное зеркало, в котором отражалась висящая в ночном небе мертвенно-бледная луна, но ни звёзд, ни облаков. Они вчетвером обошли озеро по кругу. Се Лянь погрузился в размышления, как бы им изучить дно озера, и вдруг ночное небо прорезал душераздирающий крик.

Впереди всех шёл Ши Уду, Пэй Мин же завершал процессию, и, обернувшись в едином порыве, троица увидела, что верещит не своим голосом пойманный Пэй Мином по дороге мелкий демон. Его тощее тельце сейчас стояло на земле, вот только голова исчезла, а из раны на шее фонтаном почти в целый чжан хлестала кровь. Оказалось, что голова подлетела в воздух, где истошно вопила.

Се Лянь воскликнул:

— Генерал Пэй, зачем вы его убили?!

— Нет! — только успел Пэй Мин выкрикнуть в ответ, как тут же тяжело повалился на одно колено.

Хуа Чэн с улыбкой произнёс:

— Столь торжественный жест совсем не обязателен, не находите?

Но Пэй Мин с крайне изумлённым выражением выкрикнул:

— Водяной шисюн, берегись!!!

Но… от чего беречься? Ведь на берегу озера, кроме них четверых, нет больше никого!

Пэй Мина будто сковало что-то невидимое, Ши Уду бросился к нему на помощь, но тут в воздухе сверкнула холодная вспышка. Повелитель Вод увернулся, однако на его щеке прибавился тонкий порез, сочащийся кровью. Он дотронулся до лица рукой и мгновенно помрачнел.

Се Лянь закрыл Хуа Чэна собой и воскликнул:

— Техника невидимости?!

Пэй Мин наконец высвободился из незримых пут и вскричал:

— Сосредоточиться! Никому не расходиться!

Но Ши Уду не задумывался больше ни о чём — ощутив реакцию замка долголетия, он стремглав бросился в обход озера на зов.

— Цинсюань! Цинсюань! — громко звал он на бегу.

Кругом воцарился хаос, однако именно в этой суматохе Се Лянь вдруг заметил одну крайне странную деталь.

На берегу, ровном и просторном, не было ничего. Но тот же берег, отражённый поверхностью воды, выглядел иначе.

В отражении на противоположной стороне озера высилось чёрное как ночь строение. Настолько зловещее, что походило вовсе не на человеческое жилище, а, скорее, на темницу без дверей, с одним лишь высоким окном, безжалостно запертым прутьями железной решётки. Между прутьев высунулась чья-то бледная рука, которая изо всех сил металась из стороны в сторону, будто призывая на помощь.

Се Лянь вскинул голову, глядя на противоположный берег, где и в самом деле было пусто, за исключением Ши Уду с замком долголетия в руке. Снова опустив взгляд на поверхность озера, принц мог поклясться, что опять увидел зловещую темницу. Ши Уду озирался по сторонам, стоя прямо перед строением, но совершенно его не замечал.

У Се Ляня вырвалось:

— Ваши Превосходительства! Я нашёл! Посмотрите…

Но в тот же миг зрачки принца резко сузились. На поверхности чёрного озера отразилось кое-что ещё.

За спинами Се Ляня и Хуа Чэна бесшумно выросла чёрная тень.

 

Заметка от автора:

В тот день наследный принц, который всегда считал себя фригидным, обнаружил у себя стояк.



Комментарии: 28

  • ГОСПОДИИИИ!!! КАКИЕ СТРАСТИ! СЕ ЛЯНЬ БЕДНЯГА😂 ВЕЧНО ОН ХОЧЕТ УМИРЕТЬ ОТ ТАКОГО😂

    Да....у Хуаляней своя атмосфера, чтобы не происходило вне... у них свой мирок 😭💖

    Блииин как же всё интересно!!!😍🔥

    Спасибо за труд 🌸💖💖

  • Все мы немного Пэй Мин 🤡

    Как зловеще прекрасно описан дворец Черновода...и бледная рука Цинсюаня... !!

    ХуаЛяни: Я спасу тебя! Нет, я спасу тебя! А потом снова я! А потом все же я!

    И какой бы пи3дец вокруг не происходил, там своя атмосфера с чаепитием и одеялом...:

  • хей все мертвецы и те которые следят за нашей возлюбленной парой, дайте им уединиться, вообще никакого личного пространства для них😂😂
    Хотя, а я не против, главное что Хуа-Хуа и Се Лянушка наедине,БОЖЕЕЕЕ НЕУЖЕЛИ ВОЗБУЖДЕНИЕ НАКАТИЛО ВАШЕ ВЫСОЧЕСТВО? ДАЙТЕ УМЕРЕТЬ МНЕ ОТ ЭТОГО УМИЛЕНИИЯЯЯ, СТОЛЬКО ЭМОЦИЙ ИСПЫТЫВАЮ РАДОСТНЫХ ЧТО ПРОСТО С УМА СОЙТИ

  • Хуа Чэн тоже улыбнулся.

    — Если так не терпится увидеть покойника, предлагаю тебе убиться самому.

    ×Гуччи флип флапс×

  • Хахах ахах, стояки в гробах - это уже как визитная карточка Мосян? Надо признать, горячо ведь.

  • *ни одной цензурной мысли* {3}

    Спасибо за перевод!

  • Каждый раз умиляюсь когда Се Лянь заслоняет Хуа Чэна от опасности)

  • Чеееееееерттттт.
    Это было Дьявольски горячоооооо😳
    Ахахахахаха. Первый стояк за 800 долгих лет? Воистину это достижение, Хуа Чэн. Отлично проделанная работа! Вхахахаха😂😂😂

  • "Пэй Мин же по пути всё оглядывался на них, явно веселясь увиденным." Не знаю, как остальные, но я немного Пэй Мин😄

  • Спасибо за перевод!)
    я бы назвала эту главу - Испанский стыд

  • Будь на месте Хуа Чена любой из компашки, я уверенна что у Се Ланя не было бы такой реакции, так в чем дело, дорогой! Признавайся xD

  • А в пещере с демоницами-растениями у него стоянка не было? Или то не считается раз из-за яда было, а тут из-за человека))

  • Комментарии автора прекрасеы))

  • И тут у меня заиграло:
    Грешные мысли, внутри – пружина.
    Я возжелал демона-мужчину!
    Небеса вскипят, разъярится ад
    Будь настойчив прямо здесь и прямо сейчас.
    О Господи, MAN'S TEARS

  • Ну... Теперь мы точно знаем одно - бессилием Его Высочество точно не страдает х)

    Спасибо огромное за перевод!!

  • Огромное спасибо за новую главу! С наступающим!

  • Ммм, отличный предновогодний подарок :D

  • *ни одной цензурной мысли* {2}
    Спасибо!

  • Ух... как же смутился Се Лянь от внезапного стояка 😂👌
    Чуть не умерла на этом моменте, честное слово))


    И-интригааа~
    Спасибо за перевод! 💖
    С наступающим 🌟

  • ну да, конечно, за предплечье, ага...

  • Вот уж и правда внезапность🤭🤭🤭 Какие же они душки🥰

  • Если Сань Лан мертвый, то Се Лянь некрофил тогда?

  • Наш малыш Се Лань наконец-то стал мужчиной х)

  • Так, что-то мои мысли до сих пор не там...🙂🙂🙂

  • Ля. Теперь все небеса будут в курсе того что печально известный наследный принц тусит с непревзойденным демоном.

  • Откровенно наслаждаюсь каждым словом!
    Мне вот интерессссно))) Сначала Хуа Чен промолчал, а потом был недоволен... его нельзя назвать невнимательным, особенно по отношению к Принцу) Он там не обиделся на словах "...не дотрагивайся до меня"?))) или и так у Хуа Чена праздник, более интересный вышел, чем он мог бы предположить?)))) ....на первое прочтение решила, что вообще очень не реалистично в данной ситуации испытать возбуждение.... но вспомнив про 800 лет ожидания передумала)))
    Спасибо огромное переводчикам! Не смотря на предпраздничную суматоху Вы успеваете заниматься переводами и выкладкой) С наступающим Вас!))))))

  • У Хуа Чэна, конечно же, всё твёрдое как камень, но ведь и Се Лянь не сплоховал!😂😂😂
    Спасибо!

  • *ни одной цензурной мысли*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *