Главное полицейское управление, Яньчен, 8 утра.

К этому времени один за другим на службу прибывали сотрудники управления.

Сяо1 Сунь работал в администрации и занимался снабжением. Зевая, он шел к кабинету старого директора управления, неся тому новую бутылку с водой.

1 xiǎo — обращение к младшему.

Открыв дверь, он обнаружил, что директор Чжан уже налил себе чай и разговаривал по телефону с мрачным лицом.

В свои пятьдесят лет директор был слишком худ и довольно вспыльчив. Как человек старой закалки, при себе он всегда имел бутылку с чаем, а свой простой мобильник не променял бы ни на один смартфон, потому что тот мог держать заряд полмесяца. Носил он только форму, запас которой у него имелся на весь год. Глубокая морщина, залегшая между бровей, напоминала всевидящий третий глаз Эрлан-шеня2. К старости уже мало что радовало его, поэтому улыбку на его лице можно было видеть так же часто как цветы на железном дереве.

2 Эрлан или Эрлан-шэнь (кит. трад.: 二郎神, пиньин: èr láng shén, букв. «бог — второй сын») — божество китайского даосско-буддистского пантеона, бог-драконоборец, контролирующий разлив рек, и величайший воин Небес.Основной атрибут — всевидящий третий глаз.
(Википедия)

Телефон в кабинете был старым, и сяо Сунь, который распечатывал бутылку с водой, слышал, что говорят на том конце:

— Шеф, я знаю, что это моя территория и мы должны заняться делом, но…

Сяо Сунь смотрел на директора Чжана, который хмурился все сильней, и гадал, что могло случиться.

В это время в Яньчене проходил международный форум. В город прибыли главы стран и журналисты со всего мира. Многие школы, офисы и небольшие магазинчики были закрыты, а личные автомобили попали под ограничение по четным нечетным номерам3. Все службы безопасности были напряжены.

3 В Китае существует закон, ограничивающий движение личного транспорта: по четным дням ездят автомобили с четными номерами, по нечетным — с нечетными номерами. Обычно этот закон привязан к особым датам или мероприятиям, но в последнее время в больших городах (в Пекине, например) из-за сложной экологической ситуации это ограничение действует постоянно.

Сяо Сунь видел, что терпение директора трещит по швам, но, сдерживая гнев, он спокойно сказал:

— Улица Наньпин в трех километрах от места встречи. На последнем собрании я велел тебе разобраться наконец с этими ларьками и следить за порядком. А ты мне подкидываешь убийство! Старина Ван, ты перестарался.

— Но, шеф, это произошло среди ночи…

— Разве приказ об усилении ночного патрулирования не вышел месяц назад? Или ты думаешь, что у преступников восьмичасовой рабочий день?

— Нет-нет, я не пытаюсь уйти от ответственности, но вы же знаете, что в западном Хуаши всегда бардак, да еще много пришлых…

Вот уже пять минут директор Чжан стоически выслушивал оправдания главы полицейского участка в Хуаши. Наконец, его терпение лопнуло, и он взревел:

— Хера с два я знаю! Западный район не твоя территория? Нет? И ты, бл*дь, только сейчас говоришь, что там бардак!

Сяо Сунь и глава участка замерли.

Директор Чжан схватил чашку с чаем и, чтобы успокоиться, сделал глоток. Вместо чая в рот попали чайные листья, и он сплюнул все обратно.

Протянув руку к пыльной клавиатуре, указательным пальцем он набрал слово «удушение». Экран заполнили последние новости и снимки в интернете.

Сегодня рано утром в одном из переулков западной части Хуаши был найден обезображенный труп мужчины. Пост в сети об этом случае скорее был похож на слухи и не привлек внимания, скрывшись в потоке более интересных новостей. Однако глава полицейского участка, боясь, как бы чего не произошло в такое неспокойное время, ничего не придумал лучше, чем замять это дело. Для начала он велел удалить пост. Но слухи начали расползаться, и он объявил, что найденный труп — это бродяга, умерший неизвестно по какой причине.

Но никто даже и не подумал, что местная шпана, обнаружившая труп, успела сделать подробные фотографии и выложили их в сеть. Шокирующие снимки в паре с мутными маневрами полиции, подогрели интерес жителей города. Заскучавшие люди, пойманные в час пик в автобусах или метро, развели горячее обсуждение, которое обрастало надуманными подробностями. Сплетни разлетелись по всему городу. В полицию позвонили из городской администрации, требуя объяснений.

Директор Чжан надел очки для чтения и кликнул по ссылке, набравшей большое количество просмотров до того как ее удалили. Заголовок поста гласил «В центральном районе хулиганы ограбили и задушили человека». Такое название могло привлечь кого угодно. В посте была фотография. Едва она загрузилась, как директор увидел изуродованный труп, снятый крупным планом.

Директор Чжан:

— …

Он понял, что вышел из себя слишком рано. Решив, что в его возрасте орать еще громче не получиться, он сказал спокойнее:

— Знаешь, ты зря растрачиваешь у нас свои таланты. Тебе бы податься в рекламное агентство. Смотри, какой ажиотаж… Ох уж эти мелкие ублюдки! Насколько надо быть бесстыжими, чтобы фотографироваться на фоне трупа? Ладно, расслабься. Они уже задержаны. Фотографии и посты тоже будут удалены. У меня все под контролем!

Директор Чжан откинулся на спинку кресла и, массируя точку между бровей, продолжил:

— Сейчас самое главное — разобраться с этим делом и найти убийцу, удалить все посты… Ты себя кем возомнил — интернет-полицией? Все надо сделать быстро. Смотри, чтобы твои люди держали рот на замке. Я пришлю несколько человек из управления для консультаций. Ван Хунлян, у тебя неделя. Если через неделю я не получу никаких объяснений, можешь подавать в отставку и проваливать!

Закончив размазывать по стенке Ван Хунляна, директор Чжан положил трубку.

Сяо Сунь тут же подскочил, отодвинул пустую бутылку и достал блокнот, предчувствуя, что директор начнет раздавать указания.

Как и ожидалось, махнув рукой, директор Чжан сказал:

— Вызови людей из уголовного отдела.

— Директор Чжан, вызвать всех? — спросил сяо Сунь.

Директор Чжан задумался, посмотрел на фотографию, которая осталась на мониторе. Лицо убитого распухло, в нем едва угадывались черты, но директор все же мог сказать, что это было лицо молодого человека. Его рот был слегка приоткрыт, а глаза растерянно смотрели в объектив.

— Найди Ло Вэньчжоу. Пусть возьмет несколько своих людей и отправится с ними в участок в Хуаши, — ответил директор Чжан. — Дело не должно быть сложным. Скажи, что в следующем месяце я разберусь с этим хрычом Ван Хунляном. Он знает, что делать.

Сяо Сунь:

— …

Директор Чжан бросил на него вопросительный взгляд поверх очков.

— Ди…директор Чжан, — сяо Сунь выдавил улыбку. — Капитан Ло… Он еще не пришел.

Ло Вэньчжоу всегда приходил на работу вовремя. Если он не был на дежурстве, то появлялся в отделе ровно в 8:30 и ни минутой раньше.

Сегодня его машина попадала под ограничение. Меньше всего ему хотелось толкаться в автобусе, поэтому он откопал в подвале старый велосипед, которому было самое место в музее, подремонтировал его и, вихляя, отправился на работу.

Ло Вэньчжоу был красив и казалось только миновал юношескую пору, но его поведение и характер выдавали зрелого мужчину. Он ехал в наушниках и закатав рукава рубашки, которая очень ему шла. Тонкая ткань обрисовывала мускулы. Длинные ноги доставали до земли даже когда он сидел на велосипеде.

По обеим сторонам руля висели пакеты с завтраком: жареные лепешки и соевое молоко. Ло Вэньчжоу перестал давить на без того перегруженный руль, подъезжая к главному входу в управления в положенное время.

Войдя, он увидел охранника, который задержал девушку из доставки цветов.

— Нет, войти нельзя. Почему? Это полицейское управление, а не гора цветов и фруктов. Вся почта и посылки должны быть оставлены на входе и пройти проверку и регистрацию.

— Но цветы нельзя оставлять надолго, они же завянут, — девушка оглянулась и указала на Ло Вэньчжоу, — а почему парня из доставки еды вы пускаете?

Охранник:

— …

Ло Вэньчжоу очаровательно улыбнулся девушке и ответил:

— Потому что парень из доставки красив и прекрасно сложен.

Охранник, обеспокоенный репутацией управления, поспешил поздороваться:

— Доброе утро, капитан Ло.

— Доброе утро. Завтракали? Если нет, то угощайтесь.

Ло Вэньчжоу поддержал ногой велосипед.

— Красавица, кому цветы? Я могу передать.

Смутившаяся девушка быстро достала карточку и прочитала:

— Уголовный отдел, господин Тао Жань.

Ровно в 8:30 Ло Вэньчжоу вошел в отдел и бросил букет на стол Тао Жаня.

— Это тебе…

Договорить он не успел: узнав о его приходе, разъяренный директор Чжан послал за ним. Проглотив, вторую часть предложения, Ло Вэньчжоу облокотился на стол Тао Жаня и сказал:

— Дождись меня.

Все в уголовном отделе удивленно уставились на букет, который лежал на столе офицера Тао, будто это была тикающая бомба.

Лан Цяо — единственная девушка в отделе — достала из ящика лупу и перчатки и подошла к столу. Тщательно осмотрев букет, она вытащила карточку, от которой доносился легкий аромат духов.

Отважная девица безразлично перевернула карточку под пристальным взглядом окружающих и увидела несколько строк, написанных аккуратным почерком: «Сильный ветер, руки и ноги мерзнут, но на сердце тепло. Сам не знаю отчего в душе столько нежности. Как же хочется быть с тобой, чтобы все печали покинули меня.»4

4 Шень Цунвэнь, китайский писатель.

— Подписано «Фэй», — сказала Лан Цяо. — Какой Фэй?

— Достаточно, отдай мне, — ответил Тао Жань и отобрал карточку.

— Цветы от подружки? А я думала шеф Ло собирается признаться тебе в любви при всех.

В отделе пронесся дружный вздох облегчения, и все холостяки бросились делить завтрак, который принес Ло Вэньчжоу. При этом никто не забыл пустить шпильку в адрес «предателя».

— Заместитель Тао, когда вы успели покинуть наши ряды? Написали рапорт? Начальство одобрило?

— Тао-тао, как же так!

— Заместитель Тао, у меня осталось 37 юаней до конца месяца. На собачий корм не хватит, что скажешь5?

5 撒狗粮 (sāgǒuliáng) Буквально: раскидать собачий корм.
Образно: выставлять романтические отношения на показ (в социальных сетях). Одиноких людей в Китае называют
单身狗 (dānshēngǒu, букв.: одинокий пёс). Фотография любовной парочки в соцсетях обычно собирает толпы «комментаторов-псов». (Магазета)
Получается, коллега Тао Жаня жаждет услышать от него подробностей.

— Угомонитесь, — Тао Жань убрал карточку и спрятал букет. — Какая подружка? Не несите ерунду.

Имея такую очевидную улику под носом, он пытался отвертеться. Все окружили заместителя Тао, явно намереваясь добиться правды силой.

В этот момент вернулся Ло Вэньчжоу. Он постучал по дверному косяку, привлекая внимание, и объявил:

— В районе Хуаши убийство. Двое едут со мной. Быстро.



Комментарии: 1

  • Детективная история - это здорово:)))))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *