Синопсис: «Правда, горькая правда.» — Ф. Стендаль «Красное и черное»1

1 Далее в этой главе цитаты из романа Ф. Стендаля «Красное и черное», перевод С. Бобров, М. Богословская.

Район Хуаши, что в северной части города Яньчен, походил на двуликого демона.

Улица Наньпин рассекла район на две части. Процветающий Восточный район стоял во главе деловой жизни города. Старый Западный район стал прибежищем для городской бедноты.

«Земельные короли» Восточного района давно обратили свои взоры на западную часть, которая нуждалась в перестройке. Но цены на землю взлетели до небес, отпугнув возможных застройщиков.

Люди, живущие в жалких условиях, днями напролет мечтали о внезапном богатстве, которое принесут их полуразрушенные домики да десяток квадратных метров вокруг. Каждый чувствовал свое превосходство над соседом и постоянно приговаривал: «Скоро мой дом принесет мне миллионы». Правда, эти «миллионеры из трущоб» каждый день выстраивались в очередь, чтобы сходить в туалет.

Наступил вечер и, как обычно в начале лета, дневной зной сменился прохладой. Один за другим закрывались незаконно оккупировавшие дорогу киоски. Жители Западного района расходились по домам. Иногда мигал старый фонарь. Должно быть, кто-то из квартиросъемщиков протянул от него провод.

В Восточном районе ночная жизнь только началась.

В одной из кофеен наконец разошлись все гости, и официантка вздохнула с облегчением. Едва она успела размять занемевшее от бесконечных улыбок лицо, как зазвенели маленькие колокольчики, висевшие над входной дверью.

Девушка с усилием нацепила вежливый оскал и поприветствовала гостя.

— Ванильный латте без кофеина, пожалуйста.

Посетитель — высокий и стройный молодой человек с волосами до плеч — был одет в отглаженный строгий костюм. На лице его были очки в металлической оправе. Тонкая дужка высоко расположилась на переносице. Опустив голову, он похлопал себя по карманам в поисках бумажника. Длинные волосы упали, закрыв половину лица, вторая же половина при свете ламп казалась слишком бледной, будто ее покрыли слоем эмали. От человека веяло холодом и равнодушием.

Все мы падки на красоту, и официантка, не удержавшись, украдкой рассматривала молодого человека, а потом спросила:

— Вам заменить простую ваниль ванилью без сахара?

— Нет, добавьте больше сиропа.

Посетитель протянул руку, передавая деньги, и встретился взглядом с официанткой.

Возможно, из вежливости молодой человек улыбнулся. Эта улыбка отразилась в глазах, спрятанных за стеклами очков, и полностью разрушила строгий образ мужчины.

Девушка вдруг поняла, что за сдержанной внешностью молодого человека притаился обольститель. Официантка покраснела, отвела взгляд и занялась заказом.

На удачу в этот момент пришел парень из доставки, чтобы выполнить очередной заказ. Девушка позвала его за стойку и стала проверять накладную.

Доставщиком был юноша лет двадцати. Его будто переполняла энергия, и он пулей влетел внутрь. На загорелом лице появилась улыбка, обнажая ряд белых зубов.

— Ты хорошо сегодня выглядишь! В кафе дела тоже идут хорошо? — бойко затараторил парнишка.

Официантка получала стабильную зарплату и дела кафе ее не интересовали. Этот вопрос с толикой лести, вызвал у нее усмешку. Она раздраженно махнула рукой и ответила:

— Неплохо. Выпей воды со льдом и иди работай.

Доставщик лишь вздохнул и провел рукой по лбу, стирая пот. На виске у парня был шрам в виде полумесяца из-за чего он напоминал бутафорного Бао Цинтяня2.

2 Бао Цинтян (包青天,Bāo Qīngtiān) — Бао Чжен (кит. упр. 包拯, пиньинь: Bāo Zhěng; 999, Хэфэй, Аньхой — 1062, Кайфэн) — китайский государственный деятель и судья времён эпохи империи Сун. Известен как прообраз мудрого, справедливого и неподкупного судьи Бао, главного героя ряда литературных произведений. Часто изображался с шрамом в форме полумесяца, который находился в центре лба.

Пока официантка делала кофе для посетителя, посыльный просматривал список, прислонившись к стойке. Мгновенье спустя он спросил как бы между прочим:

— Сестричка, ты не знаешь где находится особняк Чен Гуан?

— Особняк Чен Гуан?

Девушка уже слышала это название, но не смогла ничего вспомнить, поэтому лишь покачала головой.

— А тебе зачем?

— О ... — парень опустил голову и почесал затылок, — Да так, слышал, они нанимают курьеров.

Официантка не заметила вины в его взгляде. Она накрыла крышкой бумажный стаканчик и бездумно ответила:

— Я могу спросить кого-нибудь позже... Господин, ваш кофе. Будьте осторожнее, он горячий.

Скорее всего посетитель заскучал, пока ждал кофе, поэтому, взглянув на парнишку, он лениво сказал:

— Чен Гуан — частный клуб. Не знал, что они нанимают курьеров. Подвезти тебя?

Официантка заподозрила неладное и с сомнением посмотрела на доставщика:

— Частный клуб?

Поняв, что его разоблачили, парень скорчил гримасу, прихватил воду со списком доставки и сбежал.

На окраине ярко освещенного Восточного района простиралась обширная территория с искусственным ландшафтом. Стоило пройти немного вглубь парка, созданного рукой человека, как взгляду открывались тенистые подъезды роскошных домов. Дома здесь строились и оценивались по принципу: тишина сама по себе не имеет цены, но вот тишина посреди шума – бесценна. Поэтому стоимость домов здесь зависела от того, где этот дом расположен: чем ближе к окраине, тем дешевле.

Особняк Чен Гуан превзошел всех в округе дороговизной и стилем.

Владелец клуба был богатым человеком и считал себя ценителем искусства. Сад перед особняком был оформлен в классическом стиле, что делало это место больше похожим на объект культурного наследия.

Строительство клуба только закончилось, и для его продвижения владелец созвал своих богатых и влиятельных знакомых.

Гости были самые разные. Сюда пришли люди, которые хотели обзавестись новыми связями или пришли просто по делам; были те, кто пришел повеселиться или поглазеть на хозяина. Но больше здесь было людей, почуявших возможности, надеявшихся, что их лицо и тело помогут им получить билет в будущее.

Автомобили на стоянке больше походили на выставку славы и богатства.

Фэй Ду как раз допил сладкий кофе, когда добрался до особняка. Издалека доносились голоса и музыка. Он бросил бумажный стаканчик в урну на обочине и вдруг услышал как кто-то, фальшиво насвистывая, позвал его:

— Президент Фэй, сюда!

Фэй Ду обернулся и увидел компанию золотой молодежи, стоящую неподалеку. Вожаком этих бездельников был модно одетый молодой человек, с которым Фэй Ду иногда водил дружбу — Чжан Дунлай.

Фэй Ду подошёл к ним.

— Смеетесь надо мной?

— Кто смеется над тобой? — Чжан Дунлай положил руку на плечо Фэй Ду. — Я давно заприметил твою машину и ждал тебя. Что ты делал? Почему ты так одет? Подписывал торговое соглашение с президентом США?

Фэй Ду, не удостоив его взглядом, бросил:

— Заткнись.

Чжан Дунлай замолчал, но его терпения хватило на минуту.

— Нет! Я этого не вынесу! У меня ощущение, что я иду с отцом. И как я буду цеплять девчонок?

Фэй Ду остановился, снял очки и зацепил их за расстегнутый воротник Чжан Дунлая. Потом он снял пиджак, закатал рукава рубашки и начал расстегивать ее. Он расстегнул четыре пуговицы, обнажив край татуировки на груди, и взъерошил волосы. Затем он взял руку Чжан Дунлая, снял с нее три перстня и надел их себе.

— Так сойдет, сынок?

Никогда неумолкающий Чжан Дунлай потерял дар речи от такой мгновенной перемены.

В этой компании мажоров Фэй Ду мог считаться королем, в то время как все остальные были наследными принцами. Его матери не стало, когда он был ребенком. Отец попал в аварию и стал «овощем», едва Фэй Ду достиг совершеннолетия. Ему рано пришлось «взойти на престол», поэтому он стал на ступень выше остальных.

У него было много денег и никого, кто мог бы держать в узде. Он стал предводителем всех отпрысков богатых семей. Его не интересовала роль гениального предпринимателя, но в делах он старался быть осмотрительным. Поэтому, даже ведя разгульную жизнь, сразу бы он не разорился.

Однако, никто не знал, что с ним происходило в последнее время. Он давно не общался со своими друзьями. Похоже, это беспутство надоело ему.

Засунув руки в карманы, Фэй Ду направился к входу. 

— Я здесь для виду, уйду ровно в 12.

— Господин Фэй, ты такой скучный.

Уйти до полуночи, когда начинается все веселье, это все равно, что не приходить вообще!

Фэй Ду молчал.

Тогда Чжан Дунлай спросил:

— Почему?

— Я ухаживаю за будущей женой, — неохотно ответил Фэй Ду. — Я еще не опустился до того, чтобы развлекаться, имея серьезные планы на кого-то.

Чжан Дунлай застыл, глядя как ночной ветер играет с краями расстегнутой рубашки и треплет длинные волосы Фэй Ду. Так и не уловив смысла в его словах, он нагнал его в несколько шагов и сказал:

— Ты ненормальный. Кто же меняет целый цветник на увядающий бутон...

Фэй Ду резко обернулся и холодно взглянул на Чжан Дунлая.

В характере Фэй Ду имелось интересное противоречие. Его улыбка очаровывала, но стоило ей пропасть, как взгляд становился суровым и пугающим.

Чжан Дунлай замолк. Он поднял правую руку и ударил себя по лицу.

— Эм... я был неправ, я обязательно извинюсь перед невесткой.

Слово «невестка» почему-то понравилось Фэй Ду. Сжатые губы смягчились, и он махнул рукой, будто даруя прощение.

Чжан Дунлай закатил глаза, думая о том, что его величество увлекся какой-то красоткой, в то время как нация находится в опасности.

Господин Фэй сдержал слово. Он ушел ровно в 12, словно Золушка, покинувшая бал с первым ударом часов.

Он прошел погрязшую в разврате толпу, миновал какого-то придурка, который попытался всучить ему шампанское и направился в парк на поиски Чжан Дунлая.

Последний как раз страстно обсуждал вопрос «гармонии жизни» с симпатичной девушкой, не замечая никого вокруг.

Он заметил Фэй Ду. Едва он открыл рот, сразу стало ясно, что этот идиот пьян.

— Богатство, статус ... и почивший папаша. Господин Фэй, да ты везунчик!

— Спасибо, но мой отец еще не умер, — подошедший Фэй Ду вежливо кивнул девушке и спросил Чжан Дунлая, — Занят?

Давно потерявший стыд Чжан Дунлай, присвистнул и предложил:

— Хочешь присоединиться?

— Нет, — ответил Фэй Ду. — Вдруг, ты сразу кончишь, увидев мое сексуальное тело? Это будет позор, правда, красавица? Я ухожу.

Игнорируя нечленораздельные звуки, которые издавал Чжан Дунлай, Фэй Ду отправился по гравийной дорожке на выход. Его походка была твердой, будто он и не пил эти несколько часов.

Подходя к стоянке, он привел себя в порядок и вызвал водителя на замену, после чего прислонился к софоре и стал ждать.

В конце весны, начале лета Яньчен наполнялся благоуханием цветущей софоры. Поначалу слабый аромат раскрывающихся бутонов, легко заглушался автомобильными выхлопами. Но постепенно, он начинал набирать силу.

Со стороны Чен Гуан доносились музыка и громкий смех. Фэй Ду оглянулся и увидел девиц, развлекающихся в компании лысеющих, но отчаянно молодящихся толстосумов.

К этому часу в Восточном районе все закрылось. Деловые люди и лицемеры, которые пришли, чтобы завязать знакомства и обменяться визитками, ушли до полуночи. Те же, кто остался, прекрасно понимали, что впереди их ждет настоящая оргия. 

Фэй Ду сорвал с дерева белый цветок, сдул с него пыль, положил в рот и стал жевать. Заскучав, он достал телефон и стал пролистывать контакты. Палец завис над записью «Офицер Тао», но, подумав, Фэй Ду решил, что для звонков уже поздно.

Постояв недолго в тишине, он стал насвистывать. Наполненный цветочной сладостью свист постепенно стал походить на какой-то мотив.

Десять минут спустя появился водитель и робко направил спортивный автомобиль господина Фэй по улице Наньпин.

Фэй Ду откинулся на спинку пассажирского сиденья, включил аудиокнигу в приложении на телефоне и прикрыл глаза. «Incedo per ignes3 , — отвечал Жюльен» — читал приятный мужской голос.

3 «Имею тайных врагов».

Водителем был студент университета, который работал, чтобы оплачивать учебу. Он часто возмущался несправедливостью жизни, и, увидев Фэй Ду, решил, что это очередной избалованный мажор или восходящая звезда. Услышав слова из книги, он бросил удивленный взгляд на Фэй Ду.

Внезапно им навстречу выскочил автомобиль и ослепил водителя дальним светом. Выругавшись, студент машинально повернул руль, чтобы избежать удара. Автомобиль пронесся мимо, так и не погасив фары.

Ослепленный водитель не разглядел ни марку, ни модель. Раздосадованный, он ругался про себя: «Тупой выпендрежник, ну богач ты, и что дальше? Таких отморозков нельзя пускать за руль!». Внезапно он услышал «бум», и, повернув голову увидел, что пассажир выронил телефон.

«... — Разве дорога становится хуже от того, что по краям ее в изгороди торчат колючки? Путник идет своей дорогой, а злые колючки пусть себе торчат на своих местах...» — продолжала звучать аудиокнига.

Фэй Ду уснул. Это приложение он использовал как снотворное.

Водитель отвернулся, утратив всякий интерес.

Мда, такой же как и все: строит из себя личность, а на самом деле пустышка.

Продолжая гонять пустые мысли по кругу, водитель ехал по спокойной и тихой улице Наньпин. А в это время злосчастный автомобиль выключил фары дальнего света и затерялся на улицах Западного района.

Было около часа ночи. Мигающий фонарь наконец погас. Уличный кот, обходивший свою территорию, запрыгнул на забор.

Вдруг, он зашипел и его шерсть встала дыбом.

Тусклый лунный свет упал на землю, осветив человека. Он лежал, раскинув руки и ноги. На обезображенном лице можно было рассмотреть только шрам в форме полумесяца. На лбу белел обрывок бумаги, будто защитный талисман для сдерживания зомби.

Человек был мертв.

Напуганный кот свалился с забора, подскочил и удрал, не оглядываясь.



Комментарии: 1

  • Уф, очень интригующе! Стиль и манера повествования очень живые и "живописные". Спасибо, буду ждать продолжения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *