Улица Наньпин и ее окрестности всегда были перегружены, и час пик здесь длился с 6.30 утра до 10 вечера.

Белые воротнички спешили на работу в Восточный район и не могли поделить дорогу со снующими туда-сюда мопедами. Если же между ними вклинивался еле ползущий автобус, то эта «вечеринка» могла длиться вечно, и сбежать бы никто не смог.

В Западном районе, где сплелись широкие и узкие улицы, передвигаться было еще сложнее. Местные жители строили дома где попало и без разрешения, из-за чего появилось много тупиков. Если сюда забредал какой-нибудь транспорт, то бедный водитель дергался в разные стороны, как муха в паутине, чтобы выбраться на свет.

Ло Вэньчжоу высунулся из окна машины, на секунду включил сирену и крикнул:

— Эй, красавчик, мы при исполнении, нам не проехать! Вы не могли бы передвинуть свой БМВ?

Из ближайшего дома вышел беззубый старик, бросил на него взгляд и откатил ветхий скутер во двор.

На скутере было две наклейки: на левой было написано «специально для моего внука», на правой — «спеши медленнее и не до*бывайся».

Вдруг, скутер издал звук, похожий на лай. Удивленный Ло Вэньчжоу поднял солнечные очки и увидел, как из-под него выскочила большая желтая собака.

Пес подошел к полицейской машине, посмотрел на Ло Вэньчжоу и нагло задрал лапу.

Ло Вэньчжоу свистнул и ласково сказал:

— Малыш, если ты это сделаешь, то я отрежу твой пенис и приготовлю из него блинчик.

Собаку, никогда не слышавшую о таком экзотическом блюде, больше напугал тон заправского хулигана капитана Ло. Пес заскулил и убежал, поджав хвост.

Лан Цяо закрыла лицо планшетом.

— Шеф, ты забыл, что за тобой сидит незамужняя девушка? Из участка прислали информацию.

— Тогда попрошу эту девушку перейти к делу, — Ло Вэньчжоу свернул в освобожденный узкий проезд. — Личные выводы можно упустить. Ван Хунлян — мастер вылизывать задницу и все в его участке берут пример с начальства. Это просто собрание жополизов.

— Убитого зовут Хэ Чжунъи, мужчина, 18 лет, приезжий, работал доставщиком в сети кафе. Обнаруженные на шее убитого следы указывают, что смерть наступила от удушья. Возможное орудие убийства — полоска мягкой материи. Время смерти между 8 и 11 часами вечера. Подробности будут после судмедэкспертизы. Да, кстати, убитый был найден как раз недалеко от дома, где снимал квартиру, поэтому его быстро опознали.

Умело направляя автомобиль по узкой дороге, которая была шире машины на несколько миллиметров, Ло Вэньчжоу перебил ее:

— Откуда взялся слух о грабителях и убийстве?

— Здесь говорится, что у убитого не было ценных вещей и телефона, неподалеку валялся пустой кошелек, но непонятно забрал ли все убийца, — Лан Цяо проглядела рапорт. — Еще здесь говорится, что на лбу убитого был обрывок бумаги, на котором было написано «деньги».

— Поверни направо и мы на месте, — сказал Тао Жань и выключил навигатор.

— Мгм, — Ло Вэньчжоу побарабанил по рулю. — Этим делом должна заниматься местная полиция, а не управление. Как вы думаете, для чего мы здесь?

— Для руководства и надзора? — предположила Лан Цяо.

— Знаешь, кого отправляли для «руководства и надзора» в древние времена? — спросил Ло Вэньчжоу.

— Евнухов! — осенило Лан Цяо.

Сидевший спереди Тао Жань повернулся и уставился на нее.

— И о чем только думают молодые девицы? — Ло Вэньчжоу поморщился, будто у него резко заболели зубы. — Шутки в сторону, я серьезно — директор Чжан скоро уйдет на пенсию, все заместители немногим младше его. Остальные в управлении имеют мало опыта или настолько погрязли в работе, что до должности директора им нет никакого дела. Скорее всего, будут продвигать кого-то с участков.

Ло Вэньчжоу объехал кучу мусора и продолжил:

— Директор хочет избавиться от таких людей как Ван Хунлян пока у него еще есть время, чтобы в будущем управление не возглавил бесполезный человек. Теперь понятно для чего мы здесь?

Договорив, он повернул машину за угол.

Между старыми многоэтажками и настроенными там и сям развалюхами образовался пустырь. Здесь стояло несколько небольших заброшенных складов, повсюду росли сорняки, а от одной из луж под стеной исходила вонь. Судя по всему, здесь редко кто бывал.

Полиция оцепила место преступления, и судмедэксперты усердно исследовали его.

Глава полицейского участка в Хуаши прибыл собственной персоной, чтобы встретить Ло Вэньчжоу.

Ван Хунлян был мужчиной средних лет с лысеющей головой. Поредевшие брови сошлись в одну линию от тревоги, по лбу стекал пот. Он поздоровался с Ло Вэньчжоу и робко пожал тому руку.

— Мне так жаль, я потревожил управление и вам пришлось приехать сюда.

На лице Ло Вэньчжоу появилась доброжелательная улыбка:

— Дружище, мы же не чужие люди!

Ван Хунлян был мастером в налаживании связей и бесполезен, когда дело доходило до работы. Уловив тон, которым с ним говорил Ло Вэньчжоу, он пустился изливать свои печали новообретенному «приятелю».

Ло Вэньчжоу достал сигареты, зажег одну и передал ее Ван Хунляну, бросив при этом выразительный взгляд на Тао Жаня, намекая тому взять Лан Цяо и осмотреть место преступления первыми.

— Это точно сделал кто-то из знакомых убитого, — докурив, Ван Хунлян закончил пустую болтовню с Ло Вэньчжоу и перешел к делу. Его маленькие глаза забегали.

— Посмотри на это место: незнакомый человек заблудится здесь. Стоит тебе пукнуть дома, соседи сразу определят, что ты ел на обед. Постороннему и в голову не придет убить здесь кого-то. Ло, дружище, ты же профессионал, что думаешь?

В такое неспокойное время убийство и ограбление мигранта — последнее, в чем нуждался Ван Хунлян на своем участке. Самый простой вариант был перевести это дело в разряд «сведение личных счетов».

Ло Вэньчжоу не ответил ему. Он снял очки и повесил их на воротник. Прищурившись, он наблюдал за работой судмедэкспертов. Затем он сказал:

— Я просто зарабатываю себе на жизнь, к тому же сын большой шишки. Разве я могу считаться профессионалом по сравнению с тобой?

— А кто не зарабатывает на жизнь? — Ван Хунлян развел руками и вздохнул. — Идем, посмотрим, что там есть.

Новоиспеченный дуэт «зарабатывающих на жизнь» плечом к плечу отправился осматривать место преступления. Подойдя, они увидели молодого человека с растрепанными волосами и в очках, который, брызжа слюной, вводил Тао Жаня и Лан Цяо в курс дела. Парень был высокий и прыщавый. Он стоял прямо как палка и застыл будто в гробу; говорил он с ужасающей скоростью.

— Это наш новенький — Сяо Хайян, — Ван Хунлян представил молодого человека. — Один из лучших студентов, сдавших письменный экзамен при приеме на работу. Сяо Сяо, это капитан Ло из управления.

Сяо Хайян подобрался будто ему дали команду «смирно!». Он кивнул и, разжав сведенную челюсть, выдавил:

— Капитан Ло.

— Не стоит, — усмехнулся Ло Вэньчжоу. — Продолжай.

После этой фразы внутри притихшего Сяо Хайяна словно щелкнул включатель, и с него полился поток информации, грозя затопить всех вокруг:

— На теле умершего не обнаружено следов борьбы, по затылку нанесен удар тупым предметом. По предварительному заключению он был оглушен и задушен куском мягкой ткани, после чего все личные вещи были забраны, а на лоб прикреплен обрывок бумаги. Следы борьбы на месте преступления также отсутствуют. Орудие убийства и предмет, которым был оглушен убитый не найдены. Нет никаких прямых доказательств, что убийство было совершено именно в этом месте. Рапорт окончен!

Начало доклада прошло хорошо, но от последних слов лицо Ван Хунляна позеленело:

— Нет доказательств? Что ты несешь? Если это не место преступления, тогда где оно? Зачем подбрасывать труп сюда? Все эти домыслы ни к чему, только мешают расследованию!

Сяо Хайян растерянно посмотрел на него:

— Я всего лишь сказал, что это возможно…

Ван Хунлян хотел ответить ему, но был остановлен Ло Вэньчжоу:

— У новичков много любопытных мыслей, к которым иногда надо прислушиваться.

Ло Вэньчжоу огляделся: в западном Хуаши все было серым; беспорядочно висящие провода разрезали ясное небо Яньчена на мелкие кусочки, что наводило еще большую тоску.

— Надо опросить местных, может, кто-нибудь что-то слышал, — сказал Ло Вэньчжоу. — К тому же, я думаю, шеф Ван прав. Давайте пока не станем хвататься за чрезвычайные идеи. Будем работать с версией «убийство совершил знакомый человек». Старина, что скажешь?

Хотя «младший брат» Ло прибыл сюда как проверяющий, его слова и действия полностью устраивали Ван Хунляна. Быстро прийдя к согласию, они свели общение до минимума.

Затем должны были последовать бесконечные проверки и опросы возможных свидетелей. Это была работа сотрудников местной полиции, а не «консультантов» из управления; поэтому, все, что им оставалось — приехать в участок, пить чай, следить за ходом расследования и ждать, когда Ван Хунлян совершит ошибку.

Однако Тао Жань шепнул Ло Вэньчжоу:

— Шеф, вы пока идите, а я останусь с ними.

Такой же удивительно прекрасный, как и его имя, Тао Жань1 никогда не сердился и не ругался. Приветливый со всеми будь то друг или враг, он казался слишком мягким и уступчивым. Только Ло Вэньчжоу, с которым они были напарниками с выпуска и проработали вместе много лет, знал, какой он на самом деле.

1 陶然  táorán — благодушный, счастливый, беззаботный.

Имея твердый характер и строгие убеждения, Тао Жань совершенно не вписывался в наше время. Его мало что заботило, ведь что бы ни случилось — с этим справиться Ло Вэньчжоу. Но когда доходило до расследований, стоило одной детали вызвать его сомнения, он шел до конца, даже если не занимался делом сам.

— Убитый был оглушен сзади. Его бы не задушили, если бы просто хотели ограбить. Скорее всего, Ван Хунлян прав — это сведение личных счетов. В чем проблема?

Судмедэксперты убрали тело в мешок и унесли его. Тао Жань объяснил все так же шепотом.

— Его обувь. Здесь нет дворника, если будешь невнимателен, наступишь в грязь, но я осмотрел тело — обувь парнишки чистая.

Ло Вэньчжоу удивленно приподнял брови.

— Конечно, это может быть потому, что убитый жил здесь и хорошо знал эти места, — продолжал Тао Жань, — но я думаю, очкарик из участка прав — убийство могло произойти не здесь. К тому же этот клочок бумаги на лбу — тоже странно. Вэньчжоу, если все на самом деле не так просто, боюсь, шеф Ван прикроет это дело быстро и не будет расследовать тщательно.

— Можешь не бояться, — вздохнул Ло Вэньчжоу, — конечно, он хочет прикрыть его.

Стоит только появиться подозреваемому, как Ван Хунлян объявит публике, что это личная вражда и никакой банды убийц и грабителей, новости о которой разошлись в сети, не существует. Через несколько дней люди заскучают и когда внимание к случаю поутихнет, можно будет сказать, что полиция в Хуаши внесла грандиозный вклад в успешное проведение форума.

Что же касается дела, то его отдадут молоденьким офицерам из уголовной полиции, которые потихоньку будут заниматься расследованием и, возможно, поймают убийцу. Если же не поймают, то дело пополнит копилку незавершенных.

Собственно, Ван Хунлян работал так всегда, вот почему директор Чжан хотел избавиться от него.

Тао Жань:

— Неважно, что именно случилось, этот парнишка приехал издалека и умер в чужом городе, мы держим ответ перед ним.

Ло Вэньчжоу наклонил голову и пару секунд смотрел ему в глаза.

Тао Жань поспешно добавил:

— Я всего лишь сомневаюсь. Я просто пойду и посмотрю за ходом дела. Обещаю обойтись без проблем.

Ло Вэньчжоу улыбнулся.

— В любом случае, твои проблемы все эти годы решал я, а ты даже не вознаградил меня.

Тао Жань, засмеявшись, бросил:

— Да ну тебя!

Сказав это он развернулся, чтобы уйти, но Ло Вэньчжоу остановил его.

— Подожди, цветы утром, они были от Фэй Ду?

— Да, от кого же еще? — беззаботно ответил Тао Жань.

Ло Вэньчжоу сунул руки в карманы и посмотрел под ноги, словно надеясь, что подходящие слова написаны на земле.

— Если я попрошу тебя держаться от него подальше, это будет выглядеть так, будто я лезу не в свое дело?

— Ты серьезно? — засмеялся Тао Жань. — Для него это все шутки. К тому же если бы я и уступил ему…

Ло Вэньчжоу перебил его:

— Стань ты вдруг уступчивым, думаешь, этот сопляк увивался бы за тобой?

Тао Жань остолбенел,и, пока смысл слов не дошел до него, Ло Вэньчжоу продолжил:

— Я не говорю о его разгульной жизни или о том, что он фальшивка. Это не важно. Фэй Ду вызывает у меня беспокойство, ты понимаешь о чем я?

— Понимаю, — кивнул Тао Жань.

С его худобой и мягкостью Тао Жань казался легкой целью для насмешек, поэтому на работу он ходил в форме. Утреннее солнце скользнуло над оградой, покрытой мхом, осветив его.

— Я приглядываю за Фэй Ду вот уже семь лет. Он хороший парень. Ты не должен быть таким настороженным к нему. Хотя, в последнее время он действительно немного перегибает палку.

Ло Вэньчжоу ничего не сказал.

Тао Жань сменил тон:

— К тому же я знаю кое-кого, кто достал приставку из-за границы и хотел подарить ее, но был так скромен, что попросил меня сделать это…

— Катись уже! — перебил его Ло Вэньчжоу. — Иди работай! Хватит нести чушь!



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *