Услышав столь невероятное заявление вся трезвая компания ошарашено уставилась на Хуан Цзиньляна. 

Капитан Хуан в нетерпении опустил голову и принялся кругами ходить по комнате. В этот момент кто-то прошептал:

— Но он же из Муниципального бюро…

Пусть эти люди преступали законы ради собственной выгоды, покрывали преступления, однако большинство из тех, кто находился в этом номере, на самом деле никогда не были вовлечены в по-настоящему серьезные дела. От них только и требовалось, что смотреть на все сквозь пальцы и сидеть, дожидаясь платы за свое молчание. Но между тем они как обычно ходили на работу и получали зарплату, максимум — получали деньги в конверте, да время от времени посещали места развлечений. Ни один из них не считал себя отъявленным злодеем, и как-то так вышло, что под влиянием Ван Хунляна, все они единодушно считали, что смерть проститутки или бродяги вполне обычное дело. Но убийство коллеги? Нет, это уже слишком. 

Каждый из них был от природы наделен близоруким взглядом, способным разглядеть человека лишь в равных или тех, кто стоял выше. Стоило опустить глаза ниже, и они видели перед собой животных, домашний скот. Люди без власти, плывущие по течению, борющиеся за жизнь, старики, больные — все они считались за простой скот.

Глядя на животных, человек считает, что их главная забота быть в тепле, сытости и безопасности, но так или иначе их ждет смерть. В конце концов старая пословица говорит: жизнь человека касается неба. Значит, до остальных жизней высшим силам нет никакого дела.

Смерть Чэнь Чжэня была всего лишь несчастным случаем, но смерть Ло Вэньчжоу могла доставить массу неприятностей — такого мнения более менее придерживалось большинство, и только Хуан Цзиньлян, от природы наделенный звериной храбростью, был исключением. 

— Капитан Хуан, так нельзя, это плохо кончится, — раздался трусливый голос. — Мне кажется, ну умер это  парень и умер, давайте разберемся с трупом. Если Ло Вэньчжоу не увидит самого человека или труп, у него не будет доказательств. И что он сможет сделать без ордера на обыск?

— Что сможет сделать? Он знает, что Чэнь Чжэнь здесь! —Хуан Цзинлянь так крепко сцепил зубы, что слова казалось проталкиваются сквозь щели между ними. — Сегодня он уйдёт ни с чем, а завтра? А послезавтра? И что вы будете делать, сидеть здесь сутками и ждать его? Ты готов поручиться, что все, кто здесь находятся, будут держать рты на замке? Раньше это был бизнес, но теперь речь идет о жизни человека… Если вы расскажете о том, что произошло директору Вану, он, может быть, и не захочет никого покрывать.

Кто-то, запинаясь, промямлил:

— Но… но мы же все свои…

— Боюсь среди своих завелся предатель! Каким образом труп появился именно в том месте вечером двадцатого мая? Вы все были там в то время, и кто же его видел? И не говорите мне, что это вышло случайно! Допустим какой-то ублюдок совершил убийство и подбросил труп, почему он подбросил его именно в то место? Больше похоже… будто кто-то нарочно подставил нас! — озвучив теорию, Хуан Цзиньлян вздрогнул от своих собственных слов. — Да еще этот Чэнь Чжэнь. Он стал выяснять подробности именно о “том месте”. Скажите мне, каким образом он узнал о нем? Не засеки его камера и не окажись я рядом, то не знаю на чьих бы руках оказались наручники, которые лежат в ваших карманах! Как и когда сопливый водитель нелегального такси успел связать с Бюро? Как? Вы знаете? Вы не знаете! Вы, бл#дь, ни черта не знаете!

Кто-то выключил музыку. Принявшие дозу все еще пребывали в тумане. Те, кто протрезвел, молчали.

— Должна быть какая-то связь между делом “5.20” и тем, что произошло сегодня. Среди нас есть предатель, — произнес Хуан Цзиньлян, делая ударение на каждом слоге. — Поначалу я хотел придержать этого парнишку Чэня, подсунуть ему “конфету” и вытянуть всю нужную информацию… Забудьте, раз все вышло таким образом, нам остается действовать только силой. Кто осмелится?

Никто не ответил.

Хуан Цзиньлян тяжело вздохнул:

— Ничтожества, делайте, что хотите. Можете прямо сейчас явиться с повинной, вдруг, выйдет получить поблажку. 

В этот момент заговорил человек, которому плеснули в лицо вином:

— Это я сделал ему инъекцию.

Хуан Цзиньлян посмотрел на него.

— Я… я убил человека… ничего не поделаешь, я с вами!

— Ты вколол ему дозу, а кто подкрался сзади и ударил его палкой, когда он испугался и побежал? — Хуан Цзиньлян дернул уголком рта и обвел взглядом собравшихся. — Кто его связал? А кто стоял у дверей? Кстати о дверях — сяо Сун сказал, что вколол небольшую дозу, но как так получилось, что мальчишка умер, а?  

Один за другим несколько человек молча опустили головы, так ничего и не ответив.

— Те, кто считают, что они здесь ни при чем, могут идти. — Губы Хуан Цзиньляна растянулись в мрачной усмешке. — Только после ухода следите за языком.

Язык здесь имелся у каждого, и стоит кому-нибудь выйти наружу, как он тут же станет потенциальным стукачом. Никому не хотелось признавать, что он “стукач” перед таким безжалостным человеком как Хуан Цзиньлян.

На этот раз никто не осмелился произнести и слова.

— Будьте осторожны, — бесстрастно сказал Хуан Цзиньлян. — Запомните, капитан Ло занимался расследованием убийства по делу “5.20” в Западном районе, где к несчастью столкнулся с наркоманом и был убит.

 

Ло Вэньчжоу бросил взгляд на свои часы — уже прошло больше двадцати минут с того момента как он вызвал подмогу. Тяжелый звуконепроницаемый материал не мог заглушить музыку, играющую в соседнем номере. Сам он сидел напротив девушки, чья работа считалась не совсем порядочной, а столик рядом был уставлен напитками, которые стоили ему половины месячной зарплаты. 

Должно быть кондиционер в номере работал на слишком низкой температуре. Неизвестно откуда по шее Ло Вэньчжоу пробежался холодок, а в сердце без всякой причины появилось плохое предчувствие.  Он взял со стола тяжелую пепельницу и, сделав вид, что разглядывает ее, заговорил с У Сюэчунь:

— На мой взгляд тебе не так много лет. Ты же умеешь делать что-нибудь другое? Не думала сменить работу?

У Сюэчунь лишь покачала головой и молча закатала рукава платья: тонкие руки покрывали следы уколов и синяки от неправильно поставленных инъекций. Ее кожа была бледной отчего синяки казались еще более жуткими.

Ло Вэньчжоу замешкался. В подобных случаях ему пожалуй следовало на правах старшего сказать несколько теплых слов утешения и поддержки, что больше соответствовало этикету. Однако некоторые ситуации исключительно жестоки. Будь Ло Вэньчжоу на ее месте, то вряд ли бы сделал выбор умнее. Произнести эти слова, все равно что сказать смертельно больному человеку: «Пей побольше воды» — легче сказать, чем сделать.

Ответить ему было нечего и он закрыл рот.

Как раз в этот момент в соседнем номере звуки хэви-метала перестали сотрясать стены, и наступила пауза между песнями. В этот промежуток к ушам Ло Вэньчжоу вернулась способность слышать, и до его слуха донесся звук торопливых шагов снаружи. Времени на раздумья не было, и, действуя на рефлексах, он наобум спросил: 

— Где Чэнь Чжэнь?

У Сюэчунь застал врасплох его вопрос и она тут же выпалила:

— В кладовой на втором этаже в западном крыле.

Едва она успела договорить, как Ло Вэньчжоу внезапно схватил ее, толкнул к окну и произнес:

— Беги.

У Сюэчунь сделала несколько шагов и споткнулась о собственные каблуки. Все еще сомневаясь, она нерешительно прислонилась к стене.

— Я…

Она хотела сказать: «Я одна из них, все в порядке, мне ничего не сделают», но ее тут же перебил Ло Вэньчжоу:

— Беги сейчас же, снимай туфли и не болтай ерунды.

Едва он договорил, как кто-то пинком распахнул дверь и без лишних слов в номер  вломилось несколько ярко разодетых молодчиков, принося с собой тяжелый дух перегара и специфичный запах. Оказавшись в номере они сразу приступили к делу. Ло Вэньчжоу схватил со стола тяжеленную пепельницу, краем глаза уловил движение, промелькнула вспышка и он выставил пепельницу вперед — раздался звон металла, и в дно пепельницы вонзился арбузный нож и тут же вышел.  

Ло Вэньчжоу крепче сжал пепельницу и со всей силы ударил ей по запястью вооруженного ножом парня, после чего скрутил его, прижал руку к спине и ударил его коленом в живот. От удара парень извергнул все содержимое желудка и выронил нож. Ло Вэньчжоу сноровисто подхватил его, сгреб парня за рыжие волосы и со всей силы приложил его головой о стену, одновременно уворачиваясь от атаки другого громилы. Подхватив со стола оказавшуюся под рукой бутылку скорее всего поддельного коньяка Rémy Martin, он обрушил ее на голову нападавшего. 

Все эти непонятно где нанятые охранники были обыкновенной шпаной. Каждый лицом больше напоминал ходячий труп и, судя по их виду, все они беспрерывно торчали. Но у Ло Вэньчжоу имелся богатый опыт в уличных драках, он был молод и полон сил, регулярно занимался спортом и каждый день добавлял дополнительное яйцо в цзянбины. Он превосходил их силой, поэтому быстро разобрался с наркоманами.  

Ло Вэньчжоу повернул голову, бросил искоса взгляд и увидел, что У Сюэчунь вняла его крикам, сняла туфли и сбежала через окно. Он выдохнул и кинулся в кладовую на втором этаже.

Они так долго бездействовали, но почему вдруг напали? На этот раз у Ло Вэньчжоу не было времени подумать об этом. Он бегом поднялся на второй этаж. Его сердце заполнила сильная тревога, а в голове непонятно откуда пронеслась мысль: “Неужели с Чэнь Чжэнем что-то случилось?”

Поваленное им хулиганье снова сбилось в кучу и в диком бешенстве бросилось вдогонку. Подававший спиртное официант вскрикнул от испуга и прижался к стене. Ло Вэньчжоу оттолкнул его и увидел обшарпанную табличку с надписью: «Вход только для персонала».

Ло Вэньчжоу отступил на полшага, замахнулся ногой и ударил деревянную дверь. Удар отозвался сильной болью в голени, он сразу же сменил ногу и ударил снова. На этот раз нога прошла сквозь дверь, оставив дыру.

Ло Вэньчжоу со всей силы выбил дверь и увидел внутри неподвижно лежащую фигуру.

— Чэнь Чжэнь!

Он было шагнул в его сторону, чтобы проверить, но ноги, которыми он только что бил по двери, слегка онемели, задержав его на мгновенье. В этот короткий миг, по мере того как успокаивалось его дыхание, разгоряченная дракой голова тоже начала остывать, и до Ло Вэньчжоу вдруг дошло — что-то не так! Он прямо спросил У Сюэчунь о том, где держат Чэнь Чжэня, и в этот момент за ними должен был кто-нибудь наблюдать через камеры. Тогда почему Чэнь Чжэня не перевели в другое место?   

В голове промелькнула догадка, и Ло Вэньчжоу, не раздумывая, отступил. Тем временем лежащий на полу человек вдруг вскочил на ноги и ткнул Ло Вэньчжоу ножом в шею. Ло Вэньчжоу был на готове и мгновенно перехватил отобранный нож, оттолкнул запястье мужчины, схватил его за плечо и швырнул на полки сбоку. 

Однако у его противника тоже имелся опыт. Он сгруппировался, чтобы избежать сильного удара, оттолкнулся и ударил Ло Вэньчжоу под ребра. Ло Вэньчжоу пропустил вдох и чуть не выронил нож. Он пригнулся, чтобы избежать захвата, схватил противника за предплечье, вывернул ему руку и пнул его под колено.  

Мужчина вскрикнул и упал на колени. Тусклый свет из дверного проема осветил его лицо, и Ло Вэньчжоу наконец разглядел этого человека: он не знал его имени, но видел, что тот постоянно крутился рядом с Ван Хунляном.  

Схватив его за волосы, Ло Вэньчжоу запрокинул ему голову:

— Где Чэнь Чжэнь?

Перед ним на коленях стоял не кто иной как Хуан Цзиньлянь. Он прищуренно смотрел на Ло Вэньчжоу без капли раскаяния и даже небрежно усмехнулся: 

— Уже ждет тебя.

Ло Вэньчжоу понял смысл сказанного, и его зрачки мгновенно сузились. Между тем у него за спиной послышался шорох, и он инстинктивно пригнулся, накрыв голову руками. Раздался звон битого стекла — потери понесли и бутылка вина и левая рука Ло Вэньчжоу. Дождавшись момента для, чтобы можно было напасть сзади, в помещение ввалились вооруженные ножами, бутылками, битами и цепями люди и набросились на него. 

Ло Вэньчжоу пришлось позорно уворачиваться, и на его теле вскоре появилось много ран. 

На самом деле, уходя, он добился разрешение на использование оружия, но теперь, даже когда его жизнь висела на волоске, не смел воспользоваться им поскольку сильно сомневался, что приспешники Ван Хунляна будут покорно блюсти пять запретов. Сейчас эти люди считали, что он беззащитен, и они могут разделаться с ним с помощью холодного оружия, к тому же им не хотелось создавать сильный шум прямо в центре города, поэтому они с готовностью махали кулаками.

Ло Вэньчжоу был совсем один, но драка все же была лучше чем пальба из пистолета: Хунфу Гранд Вью располагался недалеко от оживленных улиц, и случайный выстрел в такой суматохе мог привести к слишком большим проблемам.     

Именно в этот момент неожиданно раздался пронзительный вой сирены, и вся банда разом замерла. Лишь один  Ло Вэньчжоу мгновенно среагировал: он сжал лицо заблокировавшего путь бандита и ударил его в переносицу, увернулся от ножа и пинка и в два прыжка преодолел расстояние, которое отделяло его от коридора. Он знал, что сирена определенно была фальшивой: дороги в Западном районе были просто ужасны, к тому же еще не прошло получаса с тех пор как он вызвал подкрепление, и они не могли добраться сюда так быстро. Он не стал пользоваться лестницей, опасаясь нарваться там на засаду, а вломился в туалет в углу, распахнул окно и спрыгнул со второго этажа. 

На спине Ло Вэньчжоу был глубокий порез, левая рука с трудом двигалась, возможно, даже была сломана, не говоря уже о других порезах и синяках. Два часа назад он представлял себе как убийца заглотит наживку в виде Чжан Дунлая, пока сам он беззаботно кормит “кота” в столовой, и никак не думал, что пару часов спустя окажется в боевике. 

 Жизнь оказалась такой же непредсказуемой как характер Ло Иго.

Вдруг кто-то сзади позвал его:

— Дагэ, сюда!

Ло Вэньчжоу обернулся и увидел босую У Сюэчунь, которая отчаянно махала ему. У него волосы на голове встали дыбом:

— Разве я не приказал тебе бежать? Как ты здесь оказалась?

— Это я только что включала сирену, — ответила У Сюэчунь. — Ты не знаешь этих мест, я помогу тебе выбраться. Ты нашел Чэнь Чжэня?

Ло Вэньчжоу не успел произнести и слова, так как погоня уже подоспела:

— Вон он! Хватайте его!

Ло Вэньчжоу сгреб за руку У Сюэчунь, и, под ее сбивчивые объяснения,  они добежали до низкой ограды позади Хунфу Гранд Вью. К счастью У Сюэчунь была маленькой и худенькой, и Ло Вэньчжоу запросто поднял ее, чтобы она перебралась через ограду, вслед за чем перемахнул ее сам.

Спрыгнув, он почувствовал, что тупая боль в левой руке, которой ему пришлось воспользоваться, становится острее. Ло Вэньчжоу нахмурился и зашипел. Подул посвежевший к ночи ветер. Его рубашка на спине намокла от крови, и он почувствовал, что холод пробирает его до нутра.

Разглядев его окровавленный вид при свете фонаря, У Сюэчунь едва не закричала от ужаса. Ло Вэньчжоу повернулся к ней и спросил:

— Куда бежать?

Дрожащая девушка указала ему направление, и в следующие момент они уже убегали со всех ног.

— Все хорошо, — утешительно бросил Ло Вэньчжоу на бегу, — они не поранили мне лицо.


 

Они стремительно пробежали несколько улиц и после некоторых блужданий неожиданно увидели проспект. Сжатое от беспокойства сердце Ло Вэньчжоу немного расслабилось, и он сказал тяжело дышавшей У Сюэчунь:

— Сначала ты отправишься со мной в Муниципальное бюро, а потом …

Его речь внезапно оборвалась: расположившиеся на обеих сторонах дороги киоски передвинулись, пешеходы исчезли, а конец улицы заблокировали несколько ревущих мотоциклов, предупредительно поджидающих его уже долгое время.  

Ло Вэньчжоу искоса глянул на часы, подсчитал время — ему надо было еще немного отвлечь их, подмога должна была скоро подоспеть. Немного успокоившись, он спрятал У Сюэчунь себе за спину и с легкомысленной улыбкой обратился к главарю мотоциклистов:

— Приятель, вы меня неправильно поняли. Может, поболтаем?

Но противная сторона явно не страдала недугом “Злодей скончался от долгих разговоров”. В прорези шлема сверкнул мрачный взгляд и впился в Ло Вэньчжоу. Главарь мотоциклистов внезапно нажал на газ и мотоцикл, яростно сорвавшись с места, понесся прямо в их сторону. 

На этот раз у Ло Вэньчжоу не было выбора и ему пришлось выхватить пистолет из кармана.

Он уже практически достал его, когда внезапно раздался еще более оглушительный рев двигателя автомобиля.

Мотоциклистам в голову не могло прийти, что в этом месте может объявится какой-нибудь спятивший уличный гонщик. В панике они бросились в разные стороны. Яркий, словно ядовитая змея, спортивный автомобиль подобно молнии появился из ниоткуда, умело сделал дрифт, задел задним колесом мотоцикл и его седока и оба тут же взлетели. Опустилось стекло, и за ним появилось лицо, наполовину закрытое длинными волосами. Он не посмотрел на Ло Вэньчжоу и лишь коротко скомандовал:

— В машину.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *