Когда подошло время закрытия психологической консультации, последний посетитель поднялся на ноги и церемонно попрощался с доктором, протягивая при этом красиво упакованную коробку шоколадных конфет: 

— Благодарю за вашу работу, доктор Бай. Я подумал вам понравятся эти конфеты и принес попробовать.

Консультант уже привыкла к этому. Клиент, которого звали Фэй Ду, с легкостью вызывал симпатию у людей. За свои сладкие речи он не требовал награды, никогда не опаздывал, если на то не было причины,  всегда вел себя сдержанно и к тому же обычно при себе он имел изысканный, но скромный подарок. Его знали даже уборщицы в консультации.

Консультант не успела выразить свою признательность, когда заметила, что телефон клиента завибрировал два раза подряд.

Слова замерли на языке, и консультант улыбнулась, давая понять, что он может делать как ему удобно. 

Фэй Ду сделал извиняющийся жест и увидел, что ему пришло два сообщения.

В первом сообщении было лишь короткое «Спасибо».

Второе оказалось голосовым и было подписано: «Услуга за услугу».

Фэй Ду поднес динамик поближе к уху:

« … — Представь — я имею в виду просто представь, — что ты женщина. За кого бы ты вышел замуж: за меня или Фэй Ду? … все мужчины мертвы, только мы двое.

— Тогда за тебя.

— Ты выбираешь меня? Ты уверен?

— Фэй Ду, кажется, достигнет брачного возраста только через два месяца...»

Консультант внимательно наблюдала за Фэй Ду и на короткое мгновенье уловила, как по лицу молодого человека промелькнуло выражение немой ярости, отчего он вдруг показался таким юным и живым, что немало изумило доктора. 

Фэй Ду был представлен доктору Бай несколько лет назад. Его последним консультантом был ее шиди — специалист по работе с трудными подростками. Узнать сколько же всего консультантов  он сменил не представлялось возможным, да и сам Фэй Ду, скорее всего, не мог вспомнить точно. Попросту говоря, похоже он был той еще занозой.

Конечно, перед тем как передать ей пациента, младший коллега должен был пообщаться с доктором Бай. Первым делом она хотела узнать по какой причине ребенок обратился к психологу и почему лечение не может продолжаться дальше. 

— На самом деле я не знаю, что с ним не так, — рассказывал шиди. — Он довольно сговорчив и расскажет все, что ты захочешь от него услышать. Я пробовал выяснить хватало ли ему заботы в детстве, поговорить о внезапной смерти его матери и о многом другом — он не уклонился ни от одного из моих вопросов и отвечал искренне. Дело доходило до того, что иногда я не мог подобрать подходящую тему и он тактично предлагал ее сам. Бай-цзе, ты  понимаешь?

Доктор Бай расслышала намек в словах шиди — пациент не шел на контакт.

Доктор Бай практиковала больше десяти лет и перевидала большое количество пациентов, которые отказывались сотрудничать: одни начинали сочинять небылицы как только приступали к тестам; других обратиться к психологу заставили родственники, но сами они утверждали, что проблем у них нет; а некоторые считали, что и так все прекрасно знают, и вместо этого передразнивали психолога. Психологическое консультирование само по себе напоминает состязание в смекалке и мужестве. Но психологи не всемогущи. Всегда найдутся люди, которые по неизвестным причинам не могут установить доверительные отношения с доктором, и тогда весь процесс не приносит результата. В таком случае пациента передают другому консультанту, или же он потихоньку перестает посещать консультации, а может и бросить их насовсем.

Фэй Ду, без сомнений, был особым случаем среди всех особых случаев. 

Он принадлежал к той категории пациентов, которые с самого опроса или заполнения тестов начинают сочинять всякий вздор, однако он был весьма умен и будто обладал специальными знаниями, поэтому его сочинения звучали безупречно. Во время беседы он всегда был разговорчив, не уклонялся от ответов, вплоть до того, что ясно и разумно высказывал свое недовольство пытающемуся вывести его на чистую воду консультанту. На первый взгляд, он производил впечатление открытого человека, который считает, что ему нечего скрывать от других. Подростком он показал мастерское владение самоконтролем и, сталкиваясь с чувствительной темой разговора или очередной попыткой психолога копнуть глубже, Фэй Ду никогда не замыкался или проявлял враждебность. Его эмоциональный отклик всегда был положительным.

Но проблема заключалась в том, что он был уж слишком положительным.

В конце концов, даже самые здоровые люди, как физически, так и морально, в момент острой душевной боли не могут оставаться здравомыслящими и невозмутимыми. Только искусственный интеллект нуждается в подзарядке, но психологическая помощь ему вряд ли необходима. Вполне возможно, что Фэй Ду просто не хотел выставлять напоказ свои истинные чувства.

Доктор Бай использовала бесчисленное количество приемов, но так и не смогла установить канал связи между доктором и пациентом, и ей пришлось откровенно признать:

— Мои возможности исчерпаны, больше я ничем не могу тебе помочь. Если тебе все еще нужна помощь, то я могу познакомить тебя с другим психологом.

Вопреки ожиданиям, Фэй Ду не отказался и, после месяца безрезультатного лечения, повел себя как недалекий богатей, удвоив оплату за консультации, и зарезервировал себе два последних рабочих часа доктора Бай каждую среду. Всякий раз, в конце сеанса , он добавлял сладким голосом: “У вас я чувствую себя комфортно, мне это помогает.” Если бы доктор Бай не годилась ему в матери, то она бы возомнила, что этот юный плейбой пытается подцепить ее.

Иногда Фэй Ду было нечего рассказать о своей обычной жизни. Тогда он брал у нее книги, которые возвращал через неделю, и обсуждал с ней прочитанное. В такие моменты ей казалось, что он ходит сюда не за психологической помощью, а как ее аспирант. Постепенно доктор Бай обнаружила, что, хотя эффект был невелик, иногда этот метод позволял обнаружить настоящий образ мыслей Фэй Ду. 

Но стоило задать лишний вопрос, и он тут же хитро уворачивался от него.

Он словно жил в неприступном замке, окруженном глухой стеной, в которой оставил узкую бойницу, и иногда тихо посматривал за тем, что происходит снаружи. Чужому человеку следовало вести себя очень осторожно, чтобы он хотя бы приоткрыл небольшую щелку.

Доктор Бай пристально взглянула на Фэй Ду и спросила:

— Друг?

— Один хороший знакомый, который считает смешным за помощь отплатить неблагодарностью. — Фэй Ду скрипнул зубами, убрал телефон в карман, и быстро вернул выражению лица прежнюю доброжелательность. — Что ж, вынужден вас покинуть прямо сейчас, доктор Бай. Я снова потревожу вас на следующей неделе.

Доктор Бай, как обычно, проводила его до двери.

Он уже положил руку на дверь и приоткрыл ее, жестом показывая, что доктор может не провожать его дальше, но вдруг о чем-то вспомнил:

— Да, доктор Бай, возможно, на следующей неделе я приду к вам в последний раз. Думаю, лучше предупредить вас заранее, чтобы вы могли записать на это время другого человека.

Доктор опешила и машинально спросила:

— Ты уверен, что твоя проблема решена? В будущем тебе понадобятся консультации?

В глазах Фэй Ду блеснули озорные искры:

— Ну, в последнее время я чувствую, что могу сдвинуться с мертвой точки и начать новую жизнь. Спасибо вам за многолетнюю помощь.

— Но я даже не знаю, где была эта «точка».

— Достаточно того, что я знаю это сам. — Фэй Ду улыбнулся ей. — Поговорим об этом на следующей неделе. 

 

На следующий день движение транспорта в Яньчэне все еще было ограничено.

Ло Вэньчжоу, верхом на позвякивающем старом велосипеде, больше напоминал разносчика еды, вдобавок к краям брюк прилипло несколько волосков кошачьей шерсти, и именно в таком виде он столкнулся со своим соперником, который сидел за рулем роскошного седана.

К счастью, капитану Ло было вовсе не ведомо чувство стыда, да и с психикой у него все было в порядке. Он пронесся на велосипеде со скоростью авианосца, затормозил у обочины и кивнул Фэй Ду:

— Денежный мешок, снова приехал проспонсировать дорожную полицию? Подожди немного, я попрошу их выписать тебе дюжину штрафных ВИП квитанций.

Президент Фэй неспешно заговорил в ответ:

— У вас выписывают штраф за сопровождение сестры друга и за помощь расследованию? Капитан Ло, вам следует повесить табличку «Ворота Ямэнь  широко распахнуты, да без денег сюда хода нет».

Ло Вэньчжоу увидел позади него выходящих из машины мужчину и девушку. Глаза девушки были красными. Присмотревшись можно было заметить, что она похожа на Чжан Дунлая. 

Ло Вэньчжоу покинул свой “авианосец” модели “28” и спросил:

— Чжан Тин, верно?

У Чжан Дунлая была младшая сестра, которую звали Чжан Тин. Ло Вэньчжоу видел ее несколько раз, но знаком не был. В конце концов, она была законопослушной девушкой в отличие от ее придурковатого братца, которого то и дело арестовывали за дрэг-рейсинг. 

Чжан Тин уже хотела ответить, но мужчина рядом с ней крепко сжал ее руку. Он шагнул вперед, протянул Ло Вэньчжоу визитку и заговорил вместо Чжан Тин:

— Здравствуйте, офицер. Я адвокат. Меня наняли для защиты Чжан Дунлая, и я надеюсь вы ознакомите меня с обстоятельствами дела и ходом расследования.

Ло Вэньчжоу нахмурился и скользнул взглядом по лицу адвоката. Когда он молчал и не улыбался,  во всем его облике проступало равнодушие.

Ло Вэньчжоу не взял визитку и сначала посмотрел на Фэй Ду, который стоял, прислонившись к машине, и играл в телефоне. Затем он обошел адвоката и обратился к Чжан Тин:

— Ты говорила семье, что собираешься нанять адвоката? Дядя знает? 

Чжан Тин замерла.

Не дожидаясь ее ответа, Ло Вэньчжоу выхватил одной рукой визитку адвоката и с фальшивой улыбкой произнес:

— Очень вовремя, сутки еще не прошли.

— В таком случае, чем раньше вмешается адвокат, тем лучше, не так ли? — парировал адвокат, отвечая ему точно такой же улыбкой. — Мы работаем для того, чтобы защитить права клиента.

В этот момент откуда-то со стороны раздалось еле слышное приветствие:

— Доброе утро, капитан Ло.

Ло Вэньчжоу повернул голову и увидел Сяо Хайяна, который стоял у входа со стопкой папок в руках. Вчера его вызвал в муниципальное бюро Тао Жань, а сегодня этот парень проявил сознательность и явился сам.

— Отлично! — Ло Вэньчжоу посмотрел на него, улыбнулся и, ткнув пальцем себе за спину, обратился к адвокату: — Вы хотели поговорить с ответственным за расследование человеком — вот он. Ты, подойди.

Неожиданно брошенный на растерзание адвокату Сяо Хайян не успел вставить и слова, когда тот накинулся на него, засыпая вопросами и приводя того в полное смятение.

— А … а где заместитель Тао?

Ло Вэньчжоу послал ему уверенную улыбку.

— У него в семье возникли какие-то проблемы, поэтому он взял отгул. Сяо Сяо, так или иначе, этим расследованием занимается ваш филиал, и только ты сможешь прояснить все детали.

Избавившись от Сяо Хайяна и адвоката, Ло Вэньчжоу с мрачным лицом повернулся к Фэй Ду.

— И что все это значит?

Фэй Ду удивленно приподнял брови.

— Не знаю, я всего лишь «не достигший брачного возраста» водитель. Мне было по пути, и я их подвез.

Ло Вэньчжоу закатил глаза и перевел взгляд на стоявшую рядом растерянную Чжан Тин. Он достал телефон, нажал несколько раз на экран, и на нем появилась фотография Хэ Чжунъи.

— Буду краток, ты встречала этого человека?

Лицо на фотографии застигло Чжан Тин врасплох, девушка испуганно отпрянула и инстинктивно спряталась за спиной Фэй Ду.

Фэй Ду поднял руку и удержал Ло Вэньчжоу за запястье.

— Ты мог бы быть повежливее с девушкой?

— Чжан Тин. — Ло Вэньчжоу, пристально глядя на нее, заговорил мягче, но его тон оставался серьезным. — Этого человека убили позавчера вечером, и твой брат теперь главный подозреваемый. Каждое твое слово может оказаться важным. Почему ты прячешься за постороннего человека?

Чжан Тин задрожала и схватила Фэй Ду за рукав.

— Все хорошо, — произнес Фэй Ду, слегка склонившись к ее уху. — Тин-тин, просто расскажи правду. Капитан Ло, как и я, считает, что твой брат никак не связан с этим делом.

Казалось эти слова ее успокоили. Чжан Тин, немного поколебавшись, взяла телефон Ло Вэньчжоу, но долгое время не могла собраться с мыслями и грызла ноготь на большом пальце, пока на нем не облез лак. Наконец, она нерешительно кивнула:

— Фотография немного искажена, но я, кажется встречала его раньше. Я прохожу стажировку в экономическом центре. Однажды вечером я спустилась купить себе чай с молоком и наткнулась на странного человека.

Она показала на фотографию в телефоне Ло Вэньчжоу.

— Это был этот человек. Он схватил меня и спросил, знаю ли я «Фэн Нянь Гэ».

Ло Вэньчжоу впился в нее взглядом.

— Фамилия Фэн, его зовут “Фэн Нянь” или все же “Фэн Нянь-гэ”?

— Не знаю … звучало похоже. Он говорил с небольшим акцентом, я не расслышала последнее слово и не поняла было ли это обращение или имя, — потерянно ответила Чжан Тин. — Было уже поздно, а он внезапно выскочил с какой-то странной заискивающей улыбкой и к тому же бормотал что-то непонятное, совсем как псих. Со мной никого не было, и я испугалась. Я повторяла, что никого не знаю, и хотела обойти его …

— Когда это было? — спросил Ло Вэньчжоу.

— Совсем недавно … — сказала Чжан Тин. — Недавно возле нашей фирмы появился эксгибиционист, многие его видели, поэтому наш начальник запретил нам задерживаться на работе. В тот день я не успела закончить некоторые дела и немного задержалась. Внизу было несколько людей, но мне все же было чуть-чуть страшно … иначе я бы не попросила брата встретить меня.

Фэй Ду вспомнил доставщика, которого он встретил в кофейне. Слегка озадаченный, он не удержался от того, чтобы вмешаться:

— А потом этот человек приставал к тебе?

Чжан Тин кивнула:

— Я увидела, что приехал брат и хотела пройти мимо того парня и перейти улицу, но он увязался за мной, тогда я встревожилась, отбежала на несколько шагов и закричала : «Кто ты? Я не знаю тебя!». Они услышали это, и, наверное, решили, что он хулиган и побили его.

— Хэ Чжунъи — человек на фотографии — тоже дрался? — спросил Ло Вэньчжоу.

— Нет. — Чжан Тин опустила взгляд, будто ей вдруг стало стыдно. — Он только закрывал голову руками. Я заметила, что он очень юный. Возможно, я слишком впечатлительная, поэтому я поспешила остановить брата.

Фэй Ду прищурил глаза.

— Твой брат … они? Там был кто-то еще?

— За рулем был мой парень, — ответила Чжан Тин. — Брат немного выпил в тот вечер.

Фэй Ду вздохнул вслед за чем на его лице появилось чувство потери.

— Почему все хорошие девушки так быстро оказываются заняты?

На этот раз его слова оказались совсем не к месту. Ло Вэньчжоу сдвинул брови, но не стал затыкать ему рот.

Лицо Чжан Тин залилось краской от такой недвусмысленной фразы, и она естественно попыталась объясниться:

— Это Чжао Хаочан из Жуншунь. Ты ведь его знаешь?

— Адвокат Чжао из юридической фирмы Жуншунь? — уточнил Фэй Ду, бросая многозначительный взгляд Ло Вэньчжоу. — Неудивительно, что в этот раз адвокат появился так своевременно.

Ло Вэньчжоу задал еще один вопрос:

— После этого ты видела еще раз Хэ Чжунъи?

Чжан Тин покачала головой и, подняв на него взгляд, с запинкой произнесла:

— Капитан Ло, мой брат не мог убить человека.

Черты лица Ло Вэньчжоу смягчились, и он ответил ей:

— Если твой брат действительно не виновен, мы не будем возводить напраслину на него. Допустим, мы настолько неразумны, чтобы арестовать невиновного человека, но вряд ли мы выбрали бы родственника нашего директора. Не беспокойся, раз твой брат не мог никого убить, значит ему ничего не угрожает.

Чжан Тин слушала его и понимала, что все эти слова не имеют никакого смысла, потому как Чжан Дунлай был раздолбаем и не из тех, с кем легко иметь дело. Хотя Чжан Тин и утверждала, что «он не мог убить», в глубине души она сама не была так в этом уверена.

— Тебе надо пройти внутрь, чтобы твои показания записали, — сказал Ло Вэньчжоу. — Я скажу Лан Цяо заняться этим, все будет хорошо.

Едва он закончил говорить, как Фэй Ду выступил вперед поманил ее и, будто утешая ребенка, прошептал:

— Не бойся, я составлю тебе компанию.

Он так самоотверженно проявлял заботу о чужой сестре, совсем как будущий «зять». Приударить за оказавшейся в одиночестве девушкой — Ло Вэньчжоу терпеть не мог подобных повадок загнивающей буржуазии. Ему очень хотелось фыркнуть, но он побоялся снова разволновать Чжан Тин и ему пришлось сдержаться. 

Фэй Ду проводил Чжан Тин в один из кабинетов бюро. Пока она давала показания, он сидел, держа бумажный стаканчик в руке, и ждал ее снаружи. 

Ло Вэньчжоу подошел и сел рядом с ним. 

— Вы ребята чуть что сразу же нанимаете адвокатов, связывая нас по рукам и ногам.

— Я не предлагал нанимать адвоката, — отозвался Фэй Ду. Ло Вэньчжоу не успел удивиться этому по человечески прозвучавшему оправданию, как он добавил уже не такую человечную фразу: — Если бы Чжан Дунлай в самом деле убил человека, я бы не стал нанимать бесполезного адвоката, а предоставил бы вам другого убийцу с неопровержимыми доказательствами.

Ло Вэньчжоу давно заметил, что разговаривая с Тао Жанем этот ублюдок всегда здоров, законопослушен и жизнерадостен. Когда же дело доходило до разговоров с ним, Фэй Ду тут же превращался в меланхоличного засранца, который не проявляет никакого уважения к закону. Ни один из этих образов не был настоящим, но сказать, когда он говорит правду, а когда — ложь, было невозможно.

— Думаешь, деньги решают все? — Лицо Ло Вэньчжоу было строгим, но говорил он ленивым тоном, будто серьезно, но в то же время насмешливо. — Товарищ, твои высказывания весьма рискованны.

— Это только тебе кажется, что деньги решают все, потому что у тебя их нет. — Фэй Ду, не меняя выражения, сменил тему разговора: — Где Тао Жань?

— Мы в долгу перед тобой, президент Фэй, за то что ты дал нам подсказку, — сказал Ло Вэньчжоу. — Их появление может вызвать вопросы, мы не можем использовать это в качестве доказательств в суде, и у меня не было другого выбора, кроме как отправить его на поиски ценных улик. В противном случае адвокат, которого вы притащили сюда, заставит нас отпустить Чжан Дунлая.  Должны ли мы отпустить его или нет?

Его слова звучали расплывчато, больше напоминая шифр. Если бы у стен вдруг выросли уши, то услышанное, пожалуй, привело бы их в замешательство. Тем не менее Фэй Ду понимал, что речь идет об окурках, которые он так вовремя собрал. Однако их происхождение оставалось сомнительным, и если Ло Вэньчжоу мог ему довериться, то народный суд — нет, поэтому полиции не оставалось ничего другого, как, следуя это подсказке, искать другие улики.

— Даже если бы я не притронулся к ним, вы бы все равно не успели бы их собрать, вы даже не смогли бы установить был ли тот человек покойным. — Фей Ду пожал плечами. — Однажды кое-кто сказал мне: “Все, что происходит в мире, оставляет след”, но сможешь ли ты найти этот след полностью зависит от удачи. Повезет ли вам в этот раз?

Ло Вэньчжоу на мгновенье замер. Намеки, шутливость, вызов тут же  слетели с его лица и губы сжались. Машинально он нащупал пачку сигарет в кармане, но вспомнил, как Фэй Ду заявил о фарингите, и отпустил ее. Внезапно воцарилась тишина. Ни один из них не смотрел в сторону второго. Они просто сидели на расстоянии метра друг от друга, незнакомцы, которые никогда не встречались раньше. 

— Двери и окна были тщательно заперты, в комнатах не было следов проникновения. В вашем дома была установлена одна из лучших по тем временам систем безопасности, но она оказалась не тронутой. — Ло Вэньчжоу заговорил неожиданно, тихо, но быстро, будто произносил эти слова по памяти уже много раз и мог произнести их без запинки вплоть до каждой запятой.

— Она накрасилась, нарядилась и включила музыку, словно проводила ритуал. На столике рядом она оставила предсмертную записку. Экспертиза показала, что это был ее почерк. Было ясно, что написавший эту записку человек находился в состоянии депрессии, на это же указывали антидепрессанты, которые она принимала каждый день. Умершая женщина была дееспособной, у нее не было серьезных травм или заболеваний, из-за которых она могла потерять способность контролировать свое тело; в организме не было обнаружено ни одного препарата, который мог бы вызвать кому; никаких следов борьбы не было вообще — это все доказательства, которые мы собрали в то время. Ты сообщил об убийстве. Ты был на месте преступления раньше нас. Если только ты не хочешь сказать мне, что в то время скрыл какие-то улики. Иначе нет никаких сомнений, что это было самоубийство.

Фэй Ду молчал. Его поза казалась расслабленной: он сидел откинувшись на спинку сиденья и вытянув ноги; одна рука лежала на колене, во второй он держал стаканчик, содержимое которого давно остыло, и длинными пальцами отбивал по краю стаканчика ритм, будто в воздухе разлилась мелодия, которую никто не слышал.

— В тот раз я сказал тебе: “Все, что происходит в этом мире, оставляет свой след только в том случае, если это реально. Если нет никаких следов, подтверждающих твою идею, то неважно насколько сильно ты в нее веришь, тогда это всего лишь воображение”. Фэй Ду, ты в самом деле обладаешь незаурядной интуицией, но мы не можем работать, полагаясь только на нее. Мое чутье каждый день подсказывает мне, что я могу выиграть пять миллионов юаней. — Взгляд Ло Вэньчжоу остановился на пальцах Фэй Ду, и он холодно добавил: — Знаешь, на западе есть одна теория, в которой говорится, что человек задумавший совершить самоубийство, может разными способами признаться в этом своим родным. Ты мог слышать ее признание.

Пальцы Фэй Ду замерли в воздухе.

Ло Вэньчжоу протянул руку, забрал стакан из его руки и отставил его в сторону.

— Если ты хочешь поговорить об этом деле со мной, то я, как и прежде, буду настаивать на своем выводе — но это уже не имеет никакого значения. Прошло семь лет, решение по делу вынесено и все улики давно стерты временем. Может, это прозвучит суеверно, но если она переродилась, то уже учится в начальной школе. Живые люди должны помнить об ушедших близких — это эмоциональная подпитка, но если это становится одержимостью, то память о них теряет всякий смысл.

Фэй Ду так и сидел в прежнем положении, неподвижный, будто превратился в статую. 

В этот момент из кабинета вышла Чжан Тин с адвокатом. Глаза Фэй Ду блеснули и к нему вернулась прежняя оживленность.

— Я не принимаю ваших выводов, офицер Ло, — произнес он.

Услышав эти слова, Ло Вэньчжоу не удивился и лишь пожал плечами. 

Фэй Ду поправил рубашку и поднялся навстречу Чжан Тин. На его лице не было и следа улыбки, а взгляд был мрачным.

— Однако ваш совет не лишен разумности.

Ло Вэньчжоу едва не поперхнулся, но Фэй Ду уже надел маску учтивости и вышел вместе с Чжан Тин, не сказав ему и слова.


 

Фэй Ду открыл дверь для Чжан Тин и увидел, что у входа в муниципальное бюро остановилась служебная машина с номерами полиции. Сначала из машины вышел водитель, указал на здание бюро и что-то произнес. Вслед за тем из автомобиля вылезла худенькая маленькая женщина средних лет. Открыв рот, она взирала снизу вверх на национальную эмблему на здании, и на ее лице сменяли друг друга страх и растерянность. 

Она крепко вцепилась в дверцу автомобиля, цветастые брюки, которые свисали с ее похожих на стебли ног, подрагивали. 

Водитель закрыл дверь и, поддерживая, подтолкнул женщину в сторону муниципального бюро Яньчэня.

Словно хватаясь за спасательную соломинку, женщина держалась за руку водителя, но, пройдя несколько шагов на дрожащих ногах, внезапно медленно опустилась на корточки, всхлипнула, будто ей трудно было дышать, замерла и разрыдалась. 

Проходящие мимо люди начали останавливаться, некоторые даже достали мобильные телефоны.

Фэй Ду слегка нахмурился, но в ушах трещал голос адвоката, который разговаривал с Чжан Тин:

— Против их так называемого «главного подозреваемого» нет никаких доказательств. Госпожа Чжан, не волнуйтесь. Я останусь здесь и прослежу за всем. Как только истечет срок, его сразу же выпустят!


 

— Мать Хэ Чжунъи страдает хронической почечной недостаточностью, ей необходим постоянный диализ. Хэ Чжунъи был единственным источником доходов в семье. — Лан Цяо и Ло Вэньчжоу тоже вышли на улицу, и теперь Лан Цяо шепотом докладывала капитану Ло сведения о женщине, чей пронзительный плач эхом отражался от стен муниципального бюро. Лан Цяо, казалось, не могла вынести этого и нахмурилась. — Почему она так плачет? Она уже больна, только хуже сделает.

Ло Вэньчжоу не ответил ей, так как к ним подбежал человек из бригады:

— Шеф, из филиала в Хуаши пришел рапорт: они подозревают, что убийца подбросил труп, настоящее место убийства неизвестно, их полномочия ограничены и по этой причине они хотят передать дело “5.20” нам.

— Шеф, звонят из утренней газеты “Яньчэн” и интересуются правда ли то, что мы задержали подозреваемого.

— Капитан Ло, тот адвокат, которого привела Чжан Тин, все время спрашивает как производилось задержание. У нас недостаточно доказательств, чтобы держать Чжан Дунлая под стражей! Выпустить его?

— Капитан Ло …

Ло Вэньчжоу  взмахнул рукой, заставляя замолчать гомонящую толпу.

Под негромкие всхлипы матери Хэ Чжунъи он ответил на входящий звонок:

— Тао Жань, говори.

— Вэньчжоу, я получил записи с маршрута автобуса № 34.

      

 



Комментарии: 4

  • Простите, но я так понимаю, перевод вмер окончательно, да?

    Ответ от Bonnie Bell

    Жив, новые главы скоро будут

  • Ваааа, спасибо огромное за перевод, очень шикарно
    И химия между персонажами нечто

  • Ва, очень необычная новелла, спасибо за перевод!
    С нетерпением жду следующей главы 😍

  • Здорово, сразу две главы детективной истории.
    Спасибо за перевод, очень интересно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *