С зонтом в руках Лан Цяо широкими шагами ворвалась в офис Муниципального бюро, оставляя за собой дорожку мокрых следов.

Поднимаясь по лестнице, она поскользнулась и едва не растянулась на ступеньках, но к счастью в суматохе успела схватиться за перила. Подняв голову, она увидела Ло Вэньчжоу, который как раз спускался с этажа, где находился кабинет директора бюро.

Они посмотрели друг на друга. Лицо Ло Вэньчжоу было на редкость сосредоточенным.

Лан Цяо поправила прилипшую ко лбу челку.

— Шеф, что-то случилось? Ты такой серьезный, что мне немного не по себе.

— Сегодня сосед Хэ Чжунъи дал зацепку, и Тао Жань с тем очкариком выяснили, что парень возможно встретился с кем-то перед смертью, — тихо начал рассказывать Ло Вэньчжоу. — Говорят, с этим человеком у Хэ Чжунъи произошел конфликт в рабочее время, и он позже подарил ему телефон в качестве извинений.

Длинноногий Ло Вэньчжоу шел слишком быстро, и Лан Цяо пришлось трусить рядом, чтобы успевать за ним. Услышав рассказ, ей показалось, что мозги у нее стали испаряться вместе с влагой с волос. Она глупо повторила:

— Конфликт? И сразу… сразу подарили телефон? Я каждый день ругаюсь с кем-нибудь в метро, почему мне ничего не дарят?

Ло Вэньчжоу редко отвечал на ее шуточки.

— Они еще раз проверили распределительный пункт, где работал убитый, обошли все адреса, куда он доставлял заказы, и нашли свидетеля в сетевой кофейне. Свидетель рассказал, что несколько дней назад Хэ Чжунъи выполнил заказ и собирался уходить, но подрался с кем-то прямо у входа. Камера наружного наблюдения записала номер машины того человека.

За разговором они вошли в помещение перед комнатой допроса, где за односторонним стеклом увидели Тао Жаня, напротив которого сидел человек. Это был молодой парень лет двадцати с выкрашенными в льняной цвет волосами и весь разодетый в брендовую одежду, причем довольно цветасто. Хотя лет ему было немного, зато гонору, по-видимому, имелось немало. Он отчаянно пытался сдержаться и не вспылить, но его недовольство грозило вот-вот полезть из всех цицяо1.

1 七窍 (qi1qiao4) — семь отверстий: глаза, уши, нос и рот.

— Да, я избил того неудачника и что? — в бешенстве сказал он. — Я много кого бил, но к этому делу я не имею никакого отношения. Если не верите, то можете спросить Фэй Ду, был ли я с ним в тот вечер. Вот что я скажу, офицер Тао, если бы не ваши отношения с Фэй Ду, то за мой арест, я бы, мать вашу … я бы уже давно …

Лан Цяо с недоумением смотрела на разошедшегося молодого человека:

— Он второй подозреваемый? Зачем его привезли в Бюро?

— В тот вечер, когда произошло убийство, покойный сказал, что собирается пойти в место, которое называется особняк Чэн Гуан, и этот человек был там в это время, — вздохнул Ло Вэньчжоу. — Его зовут Чжан Дунлай, он сын известного в городе предпринимателя.

— А, золотая молодежь, — подмигнула Лан Цяо. — И что дальше?

Ло Вэньчжоу:

— А еще он племянник директора Чжана.

Пока окончательно зависший мозг Лан Цяо перезагружался, к ним подбежал дежурный и прошептал Ло Вэньчжоу:

— Капитан Ло, пришел некто по фамилии Фэй и сказал, что ищет заместителя Тао.

 

Фэй Ду вежливо поблагодарил дежурного, который принес ему кофе, сделал глоток и отставил его в сторону: кофе оказался растворимым и с привкусом кунжутного масла.

Осмотревшись кругом, он понял, что интерьер Муниципального бюро вызывает чувство тревоги за вкус человека, который занимался его оформлением. К тому же стены были покрашены кое-как, а на краю стола остались капли краски, должно быть, свежей — принюхавшись, можно было уловить ее запах.

Вошедший Ло Вэньчжоу увидел, что Фэй Ду внимательно изучает поверхность стола. Он хмурился, а взгляд его был слишком мрачный. Если бы стол не просматривался насквозь, то капитан Ло заподозрил бы, что там спрятан труп.

Фэй Ду поднял глаза и, кажется, совсем не удивился, увидев Ло Вэньчжоу. Он коротко кивнул ему.

— Присаживайся.

Этот сопляк будто у себя дома!

Фэй Ду помешал кофе со вкусом кунжутного масла и спросил:

— Где Тао Жань?

— Занят. — Ло Вэнчжоу достал ручку, раскрыл записную книжку и без всяких обменов любезностями сразу перешел к делу: — Двадцатого числа вечером, то есть позавчера, ты был с Чжан Дунлаем? Хорошо подумай прежде, чем ответить.

Фэй Ду слегка приподнял голову и, откинувшись на спинку стула, вальяжно развалился на нем, закинув ногу на ногу. Его позу нельзя было назвать «подобающей», но почему-то могло показаться, что ему здесь тесно.

Глядя на Ло Вэньчжоу с легкой усмешкой, он спросил в ответ:

— Капитан Ло, я подозреваемый?

Ло Вэньчжоу смерил его ледяным взглядом.

Фэй Ду небрежно развел руками:

— Тогда тебе лучше быть повежливей со мной. Я не подозреваемый и не на допросе. Если мне что-то не понравится, то я могу уйти в любой момент.

— Ох, — Ло Вэньчжоу отложил ручку. — Я должен сначала развлечь тебя, чтобы ты был доволен? Скажи, как мне лучше сделать это? Спеть песню или сходить купить мешок конфет?

Фэй Ду поперхнулся, как раз накануне он получил от Тао Жаня ириски.

Снаружи дул сильный ветер и проливной дождь гулко барабанил по окну в кабинете, где два невзлюбивших друг друга человека сидели в полном молчании.

Прошла пара минут, и Ло Вэньчжоу подумал, что все же вел себя немного по-ребячески. Усмехнувшись, он достал портсигар, слегка постучал им о край стола и собрался зажечь сигарету.

— Я против, — подал голос никем не спрашиваемый Фэй Ду, — у меня недавно был фарингит.

Ло Вэньчжоу с кривой улыбкой ответил:

— Если ты станешь немым, то мир во всем мире уже близок.

Однако отложил зажигалку и покрутил между пальцев не зажженную сигарету.

— Чжан Дунлай сказал, что позавчера встретил тебя у входа в особняк Чэн Гуан около восьми вечера, и ты пробыл там до полуночи. Получается, ты можешь подтвердить его алиби.

— Я приехал около восьми и уехал в десять минут первого. Оба раза мы перебросились парой слов, — сухо ответил Фэй Ду. — Хозяин устроил весьма насыщенный праздник. Если я скажу, что все четыре часа он был в поле моего зрения, то это будет нелогично, к тому же ты не поверишь.

Ло Вэньчжоу, словно не зная, чем занять руки, стал рвать сигарету:

— Почему? Разве вы двое не болтаетесь все время вместе?

Оперевшись локтями о стол, Фэй Ду слегка поддался вперед. Аромат туалетной воды смешавшийся с запахом дождя обрушился на Ло Вэньчжоу.

— Потому что он был очень «занят», а я не люблю делить партнера с другими. Капитан Ло, если ты продолжишь задавать такие скучные и якобы невинные вопросы, я буду вынужден попрощаться с тобой.

— Сразу и не скажешь, что ты настолько разборчив. — Ло Вэньчжоу отпустил колкость не поведя и бровью, будто это входило в его обязанности. — Другими словами, — добавил он, — ты не можешь подтвердить, что Чжан Дунлай находился в особняке Чэн Гуан и не совершал убийство.

— Я нет, но сможет кто-нибудь другой. Если тебе так надо, то я могу все устроить, и через два часа сюда примчаться все, кто общался с ним в тот вечер. Думаю, каждой хватит по сумочке в качестве оплаты за оказанную услугу.

Ло Вэньчжоу ткнул ручкой в стол.

— Ты сейчас намекаешь, что собираешься подкупить свидетелей?

— И что? Неужели твое высокое начальство обеспокоится, если несколько моделей дадут ложные показания, а они не смогут доказать этого? — Фэй Ду покачал головой. — Нет, я пытаюсь объяснить тебе, почему Чжан Дунлай не может быть убийцей?

Фэй Ду снова откинулся на спинку стула, отстраняясь от Ло Вэньчжоу, и продолжил разговор обычным для него ленивым тоном:

— Если Чжан Дунлай задумает совершить убийство, вполне очевидно, что с его стороны будет неразумно делать все самому. Скорее, он найдет того, кто похитит жертву, будет ее где-нибудь держать или по-тихому убьет. Во всяком случае, большая часть населения Западного района — мигранты, люди каждый день потоком уезжают отсюда ни с кем не прощаясь. Никто и не заметит, что пропал человек. Если вдруг кто-то сообщит в полицию, все равно всем будет плевать.

Ло Вэньчжоу слушал его циничные рассуждения и невольно ощущал нарастающий зуд в кулаках — как же ему хотелось задать хорошую трепку этой сволочи по фамилии Фэй! Сдерживая себя с большим трудом, от злости он проткнул лист ручкой.

— Убийцы не всегда «разумны», когда совершают убийство.

— А, ты имеешь в виду убийство в состоянии аффекта? — Фэй Ду сделал паузу. — На теле убитого были следы от ударов, помимо того, что оглушил его?

Ло Вэньчжоу:

— Кто кого допрашивает: ты меня или я тебя?

— Звучит как «нет», — невозмутимо ответил Фэй Ду. — Эмоции человека, который совершает убийство в состоянии аффекта, подобны вспышке. Ярость достигает пика мгновенно, после чего происходит взрыв. Жертва лежит без сознания и не может сопротивляться, в этом случае убийца должен был разбить его голову, как гнилой арбуз, но он был задушен, верно?

Он положил локти на подлокотники и, поддерживая подбородок кончиками пальцев, рассмеялся:

— Удушение — способ убийства, который требует терпения и приносит удовольствие убийце. Порой оно несет в себе некий особый смысл. Сможет ли человек, страдающий от жажды, спокойно сесть и «распробовать чай на вкус»? Думаю, все же это неестественно.

Лицо Ло Вэньчжоу потемнело:

— По-твоему убить человека — это «распробовать чай на вкус»?

— Расслабься, это просто сравнение, — Фэй Ду пожал плечами. — Чжан Дунлай не мог убить человека. Допустим, он убил кого-то, но он не будет подбрасывать труп, если он его и подбросит, то вряд ли оставит на улице Западного района, с которым он даже не знаком. Это и есть разумный анализ. Если же положиться на интуицию, то Чжан Дунлай — бесполезный болван. Единственное, на что он способен в приступе злости, — махать кулаками и сыпать проклятиями. Ему просто не хватит смелости убить человека.

С самого начала разговора только эти слова звучали по-человевечески.

Чжан Дунлай был сыном старшего брата директора Чжана. Он был поздним ребенком богатых родителей, избалованный молодой господин, изнеженный и никчемный. Ло Вэньчжоу видел его несколько раз и прекрасно понимал, что у него нет ни мужества ни твердого характера.

Что же касается всего остального, то это могла проверить только полиция, и Фэй Ду было больше не о чем спрашивать. Ло Вэньчжоу закрыл записную книжку и встал, собираясь уходить.

— Эй, — внезапно окликнул его Фэй Ду.

Ло Вэньчжоу обернулся и заметил, что в его сторону полетел небольшой предмет. Машинально он протянул руку и поймал его. Оказалось, что Фэй Ду бросил ему флешку.

— Среди уголовных дел есть несколько типов, которые легко привлекают внимание общественности, — сказал он. — Во-первых, дела крупного масштаба, например, теракты. Внимание к ним подогревается новостями. Во-вторых, в деле фигурируют странные или жестокие методы расправы, или сам случай похож на городскую легенду, например, о серийном убийце. Здесь внимание вызвано любопытством. В-третьих, жертва принадлежит к группам пониженного риска: студенты, офисные работники или средний класс. Их жизнь размеренна и скучна и в таких случаях массовая паника может быть вызвана ассоциацией себя с жертвой. И, в-четвертых, это дела связанные с давно копящимся недовольством людей властью, ее привилегиями или отсутствием морали. Эта тема обсуждается всегда. Ваш случай не подходит ни к одной из ситуаций, но он привлек необычное внимание с самого начала.

Отдаленный раскат грома затихающей грозы прозвучал бесконечным отзвуком к его словам.

— После небольшого периода необычного внимания, интерес людей должен был поутихнуть, но теперь сюда втянут Чжан Дунлай. — Фэй Ду встал, подошел к Ло Вэньчжоу и тихо произнес: — Это совпадение или кто-то манипулирует тобой?

Взгляд Ло Вэньчжоу застыл.

— Можешь не благодарить меня, я делаю это ради Тао Жаня. — Фэй Ду взял зонт и, не глядя на него, нетороплывым шагом направился к выходу.

— Фэй Ду, — внезапно позвал его Ло Вэньчжоу. — Это будет на следующей неделе? Прошло уже семь лет, пора бы тебе начать все с чистого листа.

Фэй Ду не обратил на него внимания.



Комментарии: 2

  • Спасибо за перевод!

  • Ура-ура! Спасибо:))))

    Ответ от Bonnie Bell

    пожалуйста))) спасибо, что читаете)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *