Уже во второй раз Ма Сяовэй признавал сам себя виновным в убийстве человека в стенах Бюро общественной безопасности. Этот поразительный подросток рыдал отчаянней матери убитого. Разве что не бился головой об пол. Двое стоявших рядом полицейских тут же среагировали, кинулись к нему, подняли и увели под скорбный плач мамы Хэ.

Ло Вэньчжоу и вообразить не мог, что им же брошенная фраза устроит такой переполох. Голова пухла, и, предчувствуя бессонную ночь, он был вынужден второпях отправить сообщение управляющему домом, моля того накормить голодного и холодного Ло Иго.

Лан Цяо как раз хотела увести Фэй Ду, чтобы составить протокол, но Ло Вэньчжоу окликнул его, останавливая. 

— Эй, — произнес он, словно в никуда, — спасибо.

Фэй Ду даже представить не мог, что собачий рот этого человека способен исторгнуть слоновую кость, и немного удивился. Он остановился и, с элегантностью президента, произносящего инаугурационную речь, торжественно кивнул.

— Пожалуйста. 

Вскинув бровь Ло Вэньчжоу провожал взглядом его модельную фигуру, и странным образом у него возникла мысль о горделивом пуделе. Ему невероятно захотелось догнать Фэй Ду и сунуть ему в руку «трость». Но они воевали друг с другом семь лет, и только сейчас в их отношениях намечались проблески перемирия. Ло Вэньчжоу не хотел лишних неприятностей, поэтому ему только оставалось утихомирить свое пылкое воображение. Он развернулся и хлопнул Сяо Хайяна по плечу. 

— Иди за мной. 

Сяо Хайян молча последовал за ним в комнату для допросов. Несколько нервно поправив очки, он в упор взглянул на Ло Вэньчжоу.

— Я вызван для разговора не в качестве полицейского, который участвует в расследовании, не так ли?

Махнув ему рукой приглашающим жестом, Ло Вэньчжоу спросил:

— Садись.  Скажи мне, как ты считаешь, в качестве кого ты здесь сейчас?

Сяо Хайян выпрямился. 

— Я подозреваемый или свидетель?

Ло Вэньчжоу усмехнулся, по привычке закинул ногу на ногу и откинулся на спинку стула, но рана на спине тут же отозвалась протестом, болевые рецепторы завизжали, и он едва не оскалил зубы от боли. Неимоверными усилиями он сдержался, сел прямо, невозмутимо вздохнул и спросил Сяо Хайяна:

— Сколько лет ты работаешь?

— Два… полтора года, — ответил тот.

— Так у тебя только закончилась стажировка? — Ло Вэньчжоу кивнул и, что-то припомнив, продолжил: — С самого детства мой отец хотел видеть меня в рядах студентов национальной обороны, но, когда пришло время, у меня еще не закончился подростковый бунт. Он говорил одно, а я делал все наоборот. Я заявил, что ни за что не собираюсь изучать ракетные установки где-нибудь в Сахаре, после чего тут же помчался в школу и заполнил анкеты. В то время я был под глубоким впечатлением от фильмов о полицейских Гонконга и мне казалось, что все полицейские похожи на Тони Люна или Луиса Ку. Таким образом я вступил на неверный путь.

Сяо Хайян с невероятно серьезным видом ответил:

— Сахара не на территории Китая.

Ло Вэньчжоу поперхнулся.

Вероятно Сяо Хайян осмыслил сказанное, и его поза стала еще напряженнее.

— Продолжайте.

У Ло Вэньчжоу появилось ощущение, что Сяо Хайян, возможно, и не знает, что такое “расслабиться”, поэтому он отбросил свои старания, принял серьезный вид и перешел прямо к делу:

— По крайней мере ты — добросовестный коллега, а вот кто именно — свидетель или подозреваемый — будет зависеть от результатов расследования. Как я понимаю ты морально подготовился к этому и готов рассказать абсолютно все, верно?

Сяо Хайян кивнул.

— Хорошо, — ответил Ло Вэньчжоу. — Для начала я хочу спросить о том, что произошло сейчас: почему ты привел Ма Сяовэя?

— Потому что есть люди, которые хотят убрать его, как свидетеля, — не раздумывая ответил Сяо Хаян вместе с тем вынимая из кармана телефон, уже упакованный в пластиковый пакет для улик, и передавая его Ло Вэньчжоу. — Сегодня вечером я дежурил с одним из своих коллег, это его телефон. Он спал, когда пришло сообщение. 

Сквозь прозрачный пакет Ло Вэньчжоу быстро просмотрел сообщение: его текст совпадал с тем, что говорила Лан Цяо. Отложив телефон он спросил:

— Почему ты ни с того ни с сего прочитал сообщение в телефоне чужого человека?

— Потому что я следил за ним, — ответил Сяо Хайян.

Этот парень говорил быстро и редко улыбался. Разговаривая с людьми он всегда держался скованно и порой сопровождал слова жестами: поправлял очки или сжимал кулаки. Он никак не походил на “видавшего виды” взрослого мужчину, а скорее на мальчишку из средней школы, который резко вырос, но руки и ноги все еще не слушаются его.

Глядя на него, Ло Вэньчжоу вдруг подумалось, что поделись с ним Фэй Ду половиной своей изворотливости, то вышло бы два вполне нормальных человека.

— Почему ты следил за ним?

Сяо Хайян поджал губы.

— Я могу начать с самого начала?

Ло Вэньчжоу кивнул.

Сяо Хайян сделал глубокий вдох, на мгновение задумался и приступил к подробному рассказу:

— Обстановка в нашем филиале совсем не такая как в Муниципальном бюро. Если не происходит никаких серьезных происшествий, то мы почти не видим директора Вана. Когда у него появляются поручения для нас, он передает их через капитана Хуана — это капитан бригады уголовного розыска в филиале, его зовут Хуан Цзинлянь.

— Хуан Цзинлянь в очень плохих отношениях со своим заместителем. В нашем отделе есть несколько человек, которые входят в круг его доверенных лиц и его “протеже”. Если появляется какое-то дело, то Хуан Цзинлянь отправляет их. Остальные даже не в курсе, чем они занимаются. Он полностью лишил авторитета лейтенанта, и тот никак не может на это повлиять. 

— Я всегда считал, что Хуан Цзинлянь выбирает лучшую работу для своих любимчиков и особо не обращал внимания на это. В конце концов, с подобными людьми меня ничто не связывало, и так было с самого детства. Пока однажды один из участков не доложил о происшествии — они нашли тело девушки. В тот вечер я как раз был на дежурстве и уже собирался отправиться на вызов, когда меня остановил один из коллег… это был владелец телефона. Он сказал что у него появились дела на следующий день и предложил поменяться. Все меняются дежурствами, договариваются лично, это нормально. Я согласился не раздумывая, поэтому Хуан Цзинлянь отправился на место преступления с тем человеком.

— Хуан Цзинлянь тоже был там в тот день? — спросил Ло Вэньчжоу в образовавшуюся паузу. — Кем была погибшая?

— Покойную звали Чэнь Юань, — ответил Сяо Хайян.

Ло Вэньчжоу чуть прищурил глаза:

— Как ты запомнил все так ясно? Тебя что-то связывало с Чэнь Юань?

Сяо Хайян монотонно пояснил:

— В основном я сразу запоминаю, то что вижу. Могу назвать номера вашей машины, на которой вы приехали, когда произошло дело “5.20”, если хотите…

Ло Вэньчжоу не знал плакать ему или смеяться. Характер этого очкарика из филиала не вписывалась ни в какие рамки. Он замахал руками:

— Не надо ничего называть, я тебе верю. Продолжай. 

— С покойной в самом деле было не все в порядке, — продолжил Сяо Хайян. — Я видел фотографии тела с места происшествия. В день смерти на Чэнь Юань были надеты ажурная блуза и мини-юбка, на лице был тяжелый макияж, но блузка была надета задом наперед. В некоторых моделях женской одежды пуговицы бывают на спине, и если у одежды нет воротника, то можно легко спутать перед и зад, но уже надев вещь можно почувствовать неудобство у шеи и в подмышках. Если бы покойная одевалась сама, то она сразу бы почувствовала, что надела вещь задом на перед. Поэтому я сразу подумал в тот раз, что девушку одевали уже после того, как она умерла. В таком случае речь уже шла об убийстве. Я намеренно поделился этой мыслью со своим коллегой, который ездил в тот участок.

Пальцы Ло Вэньчжоу слегка барабанили по столу, не мешая рассказу. Он запросил материалы по делу Чэнь Юань, и ясно помнил, что с одеждой девушки было все в порядке, и она не была надета задом наперед.

— Прошло несколько дней, когда я узнал о результатах расследования. Капитан Хуан и его подчиненные квалифицировал дело, как “смерть проститутки от передозировки наркотиков”. Я спросил у того коллеги, как решился вопрос с надетой задом наперед блузкой, но он, немного поюлив, сказал, что мне все привиделось, — в этом месте Сяо Хайян сделал паузу. — У меня не было копии фотографии, к тому же я видел ее мельком, но все же мои глаза не могли подвести меня. Днем в тот же день на мою зарплатную карту поступило больше двух тысяч юаней, в сообщении от банка говорилось, что это “премия”. Наши зарплаты небольшие, все содержат свои семьи, жизнь и работа очень напряженные. Когда мы получаем премию, то собираемся все вместе и отмечаем, но на этот раз настроение всей бригады было другим, и никто ничего не упоминал. А в конце рабочего дня ко мне подошел капитан Хуан и завел разговор о моей работе, о том какой я серьезный и добросовестный. Эту суммы он, с разрешения директора Вана, выделил из особого фонда чтобы поддержать только что устроившегося “новичка”. Это объяснение показалось мне тогда притянутым за уши. Я не стал трогать эти деньги, так как опасался, что это плата за молчание.

Едва услышав, Ло Вэньчжоу сразу понял, что это именно и была неприкрытая “плата за молчание”.

— Но у тебя нет доказательств. Рапорт по делу Чэнь Юань составлен довольно чисто, без единого изъяна. 

Сяо Хайян стиснул зубы и неохотно кивнул.

Ло Вэньчжоу вздохнул.

— А потом? В тот день на месте происшествия, почему ты намекал, что место, где был обнаружен труп, может и не быть местом преступления?

— После случая с Чэнь Юань, я заподозрил, что с капитаном Хуаном и его людьми не все ладно и, хорошенько все обдумав, решил не распространяться о премии. — Сяо Хайян кивнул в сторону лежавшего рядом с Ло Вэньчжоу телефона. — Когда у меня появилась возможность я установил вирус в телефон коллеги, включил GPS и следил за его ежедневными перемещениями.

При этих словах брови Ло Вэньчжоу взлетели вверх.

Сяо Хайян торопливо объяснил:

— Я знаю, что это противозаконно, но во время учебы и стажировки я плохо успевал по предметам, поэтому было бы нереально пытаться следить за ними, меня бы точно тут же раскрыли. Вот почему я мог поступить только так.

— Нет, я просто никак не ожидал, что у тебя имеются такие таланты, — улыбнулся Ло Вэньчжоу. — Что ты обнаружил?

— После работы он обычно отправлялся в развлекательные заведения. Кроме этого каждые пять дней, за исключением дней дежурства, он посещал определённые места, включая окрестности того пустыря, где был обнаружен труп Хэ Чжунъи, и еще нескольких довольно заброшенных мест. Избегая их, я тайком отправился в несколько из них, но ничего не выяснил, но как-то раз я прикинулся нездешним и спросил дорогу у живущей в окрестностях старушки. Она предупредила меня, что с наступлением темноты на этих улицах опасно находиться. По ее словам «там то и дело бродят наркоманы».

— Выходит, что двадцатого мая твой коллега, за которым ты следил через GPS, оказался поблизости от того места, где был убит Хэ Чжунъи?

— Он и остальные уехали вместе вместе с Хуан Цзиньлянем после работы. Подозреваю, что они все были там в это время и никуда не отлучались до одиннадцати, — ответил Сяо Хайян. — Капитан Ло, в моем представлении, если убийство совершили наши люди, то они безусловно справились бы с этим на более профессиональном уровне. Невозможно, чтобы они так беспечно бросили труп в том месте и допустили, чтобы на следующий день случилась шумиха, и все вышло из под контроля. Позже появление Ма Сяовэя подтвердило мои подозрения: Хуан Цзинлянь и его люди занимались какими-то темными делами на месте преступления в тот вечер, возможно, они поругались, по крайней мере кто-то из участников ругался и их услышали местные жители и Ма Сяовэй, без сомнений, тоже. Но никто из них не видел, как там появился труп.

Выслушав его рассказ, Ло Вэньчжоу покивал головой, но не стал делать никаких комментариев, а лишь спросил:

— Где ты был вечером двадцатого мая?

— На ночном дежурстве в филиале, есть запись в журнале и запись с видеокамер. — Сяо Хайян не переменился в лице, не высказал никакого недовольства вопросом Ло Вэньчжоу и ответил спокойно и честно. — Вы подозреваете, что я один из тех, кто подбросил труп? Нет. Дороги в Западном районе настолько плохи, что соберись я тайком подбросить туда труп, то мне, во-первых, потребовалось бы хорошенько изучить местность, во-вторых — иметь личный транспорт, но его у меня нет.

Лицо Ло Вэньчжоу ничего не выражало, и было непонятно поверил ли он ему. Он задал последний вопрос:

— Ты когда-нибудь слышал о Золотом треугольнике?


 

— Ма Сяовэй говорит, что так называемый “Золотой треугольник” — это как раз тот самый пустырь, где был обнаружен труп Хэ Чжунъи. Это одна из точек, где обычно торгуют наркотиками. Название знают только те, кто принимает участие в торговле, его строго запрещено разглашать. В филиале весь уголовный розыск участвует в обороте. Это просто… — Тао Жань быстро вернулся из комнаты допроса, швырнул протокол на стол и сказал Лан Цяо: — Ло Вэньчжоу — дурень! Такое опасное дело, а он отправился на расследование в одиночку и даже слова никому не сказал. Он себя капитаном Америкой возомнил?

Лан Цяо с любопытством спросила:

— Так Ма Сяовэй в самом деле убил Хэ Чжунъи?

— Нет, не думаю. Ма Сяовэй говорит, что после того как подсел на наркотики, то часто оставался без денег. Его соседи знали о проблеме и не оставляли деньги в квартире. Он сразу положил глаз на новый телефон Хэ Чжунъи и стащил его. Когда он собрался пойти обменять его на дозу в тот день, Хэ Чжунъи как раз вернулся с работы и вдруг вспомнил о телефоне. Не найдя его, он сразу же в лоб задал вопрос  Ма Сяовэю. Тот как будто помутился рассудком. Он принялся отпираться, и они окончательно рассорились. Сяо Цяо, дай мне воды, весь вечер некогда передохнуть. — Получив бутылку воды, Тао Жань опустошил ее наполовину одним махом и наконец перевел дыхание. — В тот вечер Ма Сяовэй обменял телефон Хэ Чжунъи на наркотики и поначалу радостно представлял как дождётся возвращения Хэ Чжунъи, даст ему обыскать его вещи и посмотрит, что тот скажет, когда ничего не найдет. В итоге Хэ Чжунъи не вернулся и умер как раз в том месте.

— Так Ма Сяовэй думает что Хэ Чжунъи каким-то образом увидел, как он продал его телефон и был убит, когда пытался вернуть свою вещь? — Повращав большими глазами, Лан Цяо уже сама быстро сообразила что к чему. — А позже из-за той потасовки у нас появились показания, и, чтобы скрыть правду, Ван Хунлян подбросил ему телефон? Звучит логично, но… Кто в конце концов убил Хэ Чжунъи?

Тао Жань ничего не ответил — у него зазвонил телефон. Звонили из отдела судмедэкспертизы. Он быстро ответил:

—Алло, что с экспертизой?

На том конце провода что-то ответили. Лан Цяо не могла ясно расслышать что, и только увидела как лицо Тао Жаня становится мрачнее. Затем он повесил трубку и спросил ее:

— Фэй Ду уже ушел?

Закончивший разговор с Сяо Хайяном Ло Вэньчжоу как раз открыл дверь и услышал вопрос Тао Жаня. Он удивленно вскинул голову:

— Что случилось с Фэй Ду?

Обойдясь без высказываний по поводу приступа острого героизма "капитана Китая" Ло,  Тао Жань, хмурясь, ответил:

— На галстуке, который прислал адвокат Лю, имеются отпечатки Чжан Дунлая. По предварительному заключению галстук совпадает с отметинами на шее покойного, также на нем есть следы крови: когда Хэ Чжунъи душили, ему поцарапали кожу. Если лаборатория работает, то результаты теста ДНК будут готовы завтра рано утром. По словам судмедэкспертов вероятность того, что этот галстук орудие убийства, довольно высока.

Ло Вэньчжоу молча выслушал его, затем взглянул на свои часы — время близилось к полуночи. 

— Иди за ним, — сказал он, — не думаю, что Фэй Ду ушел, а если ушел, то недавно, его еще можно догнать.


 

Фэй Ду в самом деле еще не ушел.

Закончив давать показания, он отправился немного посидеть с мамой Хэ.

Может от того, что у нее была компания, а может вид ярко освещенного Бюро поздним вечером вселили в маму Хэ толику надежду. Ее переживания почти улеглись, и она даже смогла с охотой перемолвиться парой фраз с Фэй Ду:

— До того как ты пришел, я, кажется, видела человека, который был здесь днем, того… Как же его зовут?

Она имела в виду адвоката Лю, но, подумав с минуту, так и не вспомнила, чем он занимается. Немного помедлив, она поняла, что в голове у нее один сплошной клейстер и оставила попытки, вместо этого спросив:

— Они нашли новые доказательства?

Мама Хэ сидела на удобном стуле, однако президент Фэй устроился менее удобно. Ему было некуда деть свои длинные ноги, но молодой господин отказывался сидеть скрючившись в угоду имиджу, поэтому ему оставалось только сидеть прямо, поджав ноги. Очень скоро они начали неметь, и он, не сдержавшись, начал постукивать по ним.

— Возможно. Что вы будете делать, когда поймают убийцу? Вернетесь домой?

Мама Хэ опустила глаза, но ничего не ответила. Она лишь взглянула на его постукивающую по ноге руку и сказала:

— Ты ведь не полицейский? Уже поздно, скорее отправляйся домой.

Фэй Ду совсем не чувствовал усталости, разве что только ноги занемели. Для такого молодого повесы как он, как раз наступило время ночной жизни, время, когда он был энергичнее всего. Но к несчастью, сегодня вокруг него не было красавиц, лишь исхудавшая, высохшая женщина средних лет. Несмотря на это Фэй Ду всегда был одинаково любезен с дамами любого возраста и, повидав много прекрасного, выработал в себе привычку не судить человека по его внешности.

— Ничего страшного, я могу немного побыть с вами, — ответил он. — Моя мать умерла, когда я был ребенком, а при жизни все время пила лекарства из-за болезни и не могла работать. Отец постоянно был занят на работе и редко бывал дома. Я в то время учился, моя школа была далеко от дома и я жил рядом вместе с няней. Я ездил навещать маму лишь раз в неделю на выходных.

Мама Хэ робко оглядела Фэй Ду:

— Ты такой красивый мальчик. Твоя мама должна была очень любить тебя и с нетерпением ждать встречи с тобой каждый день. Для таких мам как мы, у которых нет ни талантов ни достижений, единственное, что остается — каждый день с нетерпением ждать встречи со своим ребенком.

Выслушав ее Фэй Ду улыбнулся не шелохнувшись.

В этот момент он увидел, что к нему приближаются Ло Вэньчжоу и Тао Жань, оба с усталыми лицами. Не дойдя до него несколько шагов, Тао Жань помахал ему. Фэй Ду неторопливо направился к ним и радушно улыбнулся Тао Жаню.

— Гэ, как прошло свидание?

У Фэй Ду всегда было превосходное чувство такта: он сказал, что изменит отношение, и его тон и язык тела полностью переменились; он пообещал больше не доставлять проблем и чудесным образом изменился в одно мгновение, став близким и примерным младшим братом.  

— Лучше не спрашивай, — Тао Жань неопределенно махнул рукой, взглянул на полную ожиданий маму Хэ и дал знак Фэй Ду отойти вместе с ними. — Иди сюда, появилось несколько вопросов, которые надо уточнить с тобой.

— Что случилось? — подходя к ним лениво протянул Фэй Ду. — Ты наконец прозрел и понял, что карьера полицейского не сулит никаких перспектив? Я уже говорил тебе, что человек, который продаёт хворост в кафетерии моего офиса, зарабатывают больше, чем ваш капитан.

Капитан Ло попал под раздачу даже не успев сказать и слова. Несправедливо обиженный он почувствовал только то, что проголодался, поэтому вызвал дежурного, сунул ему мелочи и приказал:

— Сходи в круглосуточный магазин, купи там хворост.


 

Мама Хэ, вытянув шею, глядела вслед уходящим полицейским и Фэй Ду. Она сидела в углу, ее слезы уже высохли и в глазах, как на пленке, отражался холодный город и холодная ночь. Внезапно зазвонил ее телефон. Это был старый телефон, из тех моделей, что уже давно вытеснили смартфоны, и его главной задачей было звонить и принимать звонки. Она вздрогнула и растерянно ответила на звонок:

— Алло?

Сначала в трубке раздалось шипение, затем странный голос произнес:

— Вы видели того адвоката? Ему заплатили большие деньги, чтобы он помог вытащить того богатого мальчишку, но его совесть не выдержала и он пришел поздней ночью признаваться. Теперь полицейские знают, кто убийца на самом деле. Они сейчас очень заняты, не так ли? Получены неопровержимые доказательства и теперь ничего не скроешь. Вы верите мне?

Потрескавшиеся губы мамы Хэ задрожали, и она еле слышно шепнула:

— Кто вы?

— Я тот, кто поможет вам, — ответил странный голос. — Вам не понять насколько все сложно устроено. Они хорошо с вами обращаются, потому что боятся, что вы выйдете на улицу и расскажите что-нибудь лишнее. Убийца — человек со связями, и они не посмеют арестовать его.

Мама Хэ широко распахнула глаза.

Странный голос спросил:

— Ты готова?


 

Тем временем Тао Жань провел Фэй Ду прямо в кабинет, достал несколько фотографий и, указывая на серебристый галстук в полоску, спросил:

— Ты когда-нибудь видел этот галстук?

Взглянув на фотографию, Фэй Ду ответил:

— Такой фасон пользуется популярностью, есть почти у каждого.

— И у Чжан Дунлая?

Фэй Ду оторопел, насмешливая улыбка тут же исчезла с его лица.

— Что это значит?

Ло Вэньчжоу, отстраненно наблюдая за ним, подумал, что этот парень все же проницателен, жаль только пользуется этой проницательностью, когда не надо.

— Именно то, что ты подумал.

Немного поколебавшись, Фэй Ду взял фотографии и некоторое время рассматривал их.

— У него есть такой, именно этого бренда. Если память мне не изменяет, то это был подарок Чжан Тин. Обычно он надевал его, когда отправлялся бездельничать в фирме отца. Как-то раз ребята из компании увидели его в таком виде  и очень долго насмехались над ним. Конечно Чжан Дунлай еще тот раздолбай, но сестру он любит и сколько бы не жаловался, но никогда бы не выкинул этот галстук. Что с ним не так?

— Этот галстук был найден на заднем сидении в машине Чжан Дунлая, на нем есть отпечатки. Предположительно это орудие убийства, — Тао Жань понизил голос и сказал: — Ты можешь нам помочь, постарайся вспомнить был ли этот галстук на Чжан Дунлае вечером двадцатого мая в особняке Чэнгуан?

— Нет, — сразу же ответил Фэй Ду. — Должна быть запись с камер наблюдения.

— Двадцатого мая был рабочий день. Мог ли он носить его в течение дня, а вечером снять и оставить в машине или убрать в карман?

— Не знаю. — Фэй Ду слегка нахмурился. Вдруг, судя по всему, ему пришла в голову какая-то мысль и он спросил: — На галстуке только отпечатки Чжан Дунлая?

По лицу Тао Жаня пробежала тень, и Фэй Ду догадался об ответе по его выражению. Какое-то время он стоял молча, улыбка, которая, казалось, застыла в уголках его глаз, заледенела. Наконец он медленно заговорил:

— Чжан Дунлай не может быть убийцей. Если на галстуке только его отпечатки, значит убийца заранее планировал подставить его, неважно украл он этот галстук или просто подобрал.

Он говорил размеренно, в своей обычной манере, но Тао Жань необъяснимо почувствовал сдерживаемую им злость.

С самого начала, когда Тао Жань позвонил Фэй Ду и спросил его об алиби Чжан Дунлая, тот вел себя отстраненно, как посторонний наблюдатель. Даже после, сопровождая дважды Чжан Тин в Бюро, он делала все это больше для проформы, как простой приятель. Он не спешил защищать Чжан Дунлая и даже не потрудился узнать, как продвигается расследование или удалось ли Чжан Дунлаю окнчательно очиститься от подозрений.  

— Никогда бы не подумал, что ты можешь так разозлиться из-за Чжан Дунлая. Я не думал… — В некотором изумлении Тао Жань тщательно подбирал слова: — Я считал , что вы не в настолько хороших отношениях. Сперва мне показалось, что ты не воспринимаешь это так близко к сердцу. 

— Я не злюсь. Просто думаю, что кто-то зашел слишком далеко. — Фэй Ду повернул голову, продемонстрировал ему тёплую и успокаивающую улыбку и затем сказал: — Налей мне того кофе со вкусом кунжутного масла. Надо взбодриться.


 

“Не разозлившийся” президент Фэй был совершенно спокоен и еще не осознал насколько он ошибается. 

С видом великого страдальца Фэй Ду выпил залпом чашку растворимого кофе, после чего наконец выдохнул и заговорил:

— Когда вы освободили Чжан Дунлая, объявив, что у вас недостаточно улик, на самом деле на тот момент у вас уже были доказательства, отводящие от него подозрения, верно?

Тао Жань остолбенел, но Ло Вэньчжоу кивнул:

— Верно. ДНК на присланных тобой окурках действительно совпадает с ДНК Хэ Чжунъи. Следуя этой зацепке, мы выяснили, что, покинув особняк Чэн Гуан, он отправился на автобусе в другое место. Его убили не в клубе. Как раз в это время Чжан Дунлай вовсю наслаждался жизнью в особняке Чэнгуан. У него довольно прочное алиби. Мы не прояснили этого во время его освобождения, потому что у меня было ощущение, что убийца следит за ходом дела. Мы выпустили Чжан Дунлая под туманным предлогом, в таком случае он определенно должен был сделать следующий шаг, и, как я и предполагал, мы получили галстук.

— Если убийца может непосредственно следить за расследованием и подбросить орудие убийства в машину Чжан Дунлая, не вызвав подозрений, тогда это должен быть кто-нибудь из тех, кто приехал забирать его, когда его выпустили из кутузки. Кроме Чжан Тин и адвоката Лю, все остальные были в особняке Чэнгуан в тот вечер. — Фэй Ду присел на край стола Тао Жаня и вытянул ноги. — Среди всех нас пристально слежу за делом и соприкасаюсь с расследованием, должно быть, я. В таком случае я под большими подозрением?

— Не очень большим, — ответил Ло Вэньчжоу без раздумий. — Ты буквально недавно потерялся в переулках Западного района. Подбросить туда труп было бы чуточку сложным заданием для тебя.

Фэй Ду взглянул на него без выражения.

Ло Вэньчжоу добавил:

— Ладно тебе, президент Фэй. Я в курсе, что ты и богат и добродетелен и даже можешь позволить себе купить хворост. Твоё почётное знамя уже в пути, так что прекращай капризничать и дай мне разумный анализ.

Фэй Ду с трудом сохранил свои прекрасные манеры и с серьезным видом ответил:

— Кроме меня, единственный, кто имеет ясное представление  об обстоятельствах дела, должен быть адвокат Чжан Дунлая. Вся эта история с галстуком может быть сфабрикована им самим, но он никогда раньше не встречался с Чжан Дунлаем, и ему было бы трудно заполучить галстук старика Чжана до того как произошло убийство. Более того, адвокат Лю общался непосредственно с Чжан Тин, которая больше соответствует перечисленным критериям, к тому же она общалась с Хэ Чжунъи. Конечно она не хотела навредить брату, но на всякий случай вам следует проверить алиби Чжан Тин в вечер убийства. 

Выдержав паузу, Фэй Ду добавил:

— Помимо Чжан Тин и адвоката, есть четвёртый человек — это парень Чжан Тин, Чжао Хаочан. Он довольно известный юридический консультант, его специализация — слияние и поглощение фирм. Именно он представил адвоката Лю Чжан Тин. Сегодня он был здесь вместе с ней, а в вечер убийства был в особняке Чэнгуан и ушел после ужина…

Ло Вэньчжоу внезапно перебил его:

— Ты уверен, что он ушел сразу после ужина?

Губы Фэй Ду растянулись в двусмысленной улыбке.

— А как иначе? Ты бы стал участвовать в “ночном представлении” на глазах у будущего шурина?

Ло Вэньчжоу стиснул зубы. Вот же мелкий ублюдок!

Немного поразмыслив, Фэй Ду спросил:

— Вы можете сказать хотя бы приблизительно, куда отправился Хэ Чжунъи после особняка Чэнгуан?

Тао Жань и Ло Вэньчжоу переглянулись. Ло Вэньчжоу едва заметно кивнул, и Тао Жань ответил:

— Он вышел из автобуса на перекрестке Вэньчан, после чего мы потеряли его след. 

Фэй Ду вынул из кармана кожаную визитницу, пролистал ее и нашел визитку:

  “Юридическая Фирма Жуншунь (Яньчэн)

    Чжао Хаочан (партнер второго уровня)

    Адрес: Яньчэн, район Аньпин, улица Вэньчан, 103, центр “Цзиньлун”, третий этаж ” 

Тао Жань подскочил:

— Это он!

Однако Ло Вэньчжоу погладил подбородок, предчувствуя, что  едва ли все так просто, как они себе представляют. 

— Не торопись, — сказал он. — У нас недостаточно доказательств. Хэ Чжунъи вышел из автобуса на улице Вэньчан, и адвокат, чей офис находится на этой же улице, тут же становится его убийцей, между двумя фактами нет никакой логический связи. Есть еще какие-нибудь улики?

— Когда Хэ Чжунъи только приехал в Яньчэн, кто-то одолжил ему сто тысяч, — сказал Фэй Ду. — Если этим человеком был Чжао Хаочан, то это можно объяснить тем, что их что-то связывало в прошлом. Хэ Чжунъи впервые уехал из дома на заработки, а Чжао Хаочан мог бывать в его родных местах. Покажите его фотографию матери Хэ Чжунъи.  

Ло Вэньчжоу тут же взял телефон и позвонил Лан Цяо:

— Большеглазая, мать Хэ Чжунъи все еще ждет результатов? Если она не спит, пригласи ее в кабинет.

— Так точно, — ответила Лан Цяо. 

Пятнадцать минут спустя Ло Вэньчжоу еще раз привел в порядок все улики, но  Лан Цяо и мама Хэ так и не появились. Он осмотрелся, чувствую как начинает дергаться его глаз. В этот момент в кабинет вбежала запыхавшаяся Ла Цяо:

— Шеф, матери Хэ Чжунъи нет в Бюро! Я не знаю, куда она делась!



Комментарии: 2

  • А потом окажется, что это вампирская сага, а Фэй Ду — просто "неправильный" вампир ))

    Ответ от Bonnie Bell

    😆😆😆

  • Спасибо за перевод!!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *