— За … заместитель Тао!

Тао Жань обернулся и увидел, что к нему сломя голову бежит тот самый очкарик из участка с поразительным умением быстро говорить — Сяо Хайян.

Сломанные очки, которые он так и не поменял на новые, криво повисли на носу.

Совсем запыхавшийся он наконец остановился перед Тао Жанем и теперь дышал так тяжело, что у Тао Жаня, глядя на него, сдавило грудь.

Кожа на лице натянулась, будто Сяо Хайян сделал подтяжку. Он вытер вспотевшие ладони о брюки, поправил доживающие свое очки, достал телефон из кармана и открыл заметки:

— Заместитель Тао, я хочу доложить вам о ходе расследования.

Тао Жань спокойно подождал, пока он восстановит дыхание:

— Не торопись, говори медленнее.

— Вчера мы были в Западном районе. Я выяснил , что население здесь очень разнообразно, в основном это сезонные работники, поэтому съемщики жилья часто меняют работу и переезжают. На самом деле, это жилье отличается от нормальных квартир, которые сдают в наем, и больше напоминает небольшие хостелы с плохими условиями. Люди здесь сближаются редко, если только они не земляки. Вчера мы с коллегами работали весь день, но информации добыли немного.

Тао Жань кивнул, подбадривая его.

— Среди людей, кто жил с Хэ Чжунъи, один приехал с той же провинции. Его зовут … — Сяо Хайян проверил свои записи, — его зовут Чжао Юйлун. У них с покойным были хорошие отношения и он помог Хэ Чжунъи устроиться курьером. Ма Сяовэй сказал, что он уехал домой несколько дней назад.

Тао Жань изумленно приподнял брови — он как раз хотел поговорить с этим человеком.

Сяо Хайян:

— Вчера вечером я нашел администратора распределительного пункта той сети кофеен и спросил номер Чжао Юйлуна. Когда он услышал мой рассказ, то сразу согласился сесть на последний автобус, чтобы срочно вернуться в Яньчэн. Я назначил ему встречу сегодня.

Тао Жань задумчиво посмотрел на него:

— Я думал, что расследование в участке сосредоточилось на Ма Сяовэе.

Лицо Сяо Хайяна напряглось, и он машинально сжал край своей рубашки:

— Мне кажется подозрительным тот таинственный человек, который подарил телефон покойному. Хоть Ма Сяовэй и признан виновным, все же в этой истории осталось много темных пятен. Я поделился своими подозрениями с нашим капитаном … но, он сказал мне не быть таким самоуверенным, чтобы не нарваться на неприятности.

Услышав это, лицо Тао Жаня внезапно сделалось мрачным, и теплая улыбка пропала.

— В котором часу вы договорились встретиться?

Сяо Хайян посмотрел на часы:

— Если автобус нигде не задержится, то через час.

Тао Жань быстро принял решение:

— Я с тобой, идем!

В то время как сотрудники уголовного отдела бегали под жарким солнцем, господин Фэй сидел в своем кабинете, откинувшись на спинку крутящегося кресла.

Касаясь пальцем лба, он смотрел на экран ноутбука, где была показана короткая и ничем не примечательная жизнь Хэ Чжунъи. Обдумав что-то, он открыл контакты в телефоне и набрал номер:

— Привет, Чан-сюн, это я, — услышав ответ, на том конце, Фэй Ду улыбнулся и продолжил, — прошу меня извинить, но мне очень нужна твоя помощь.

Не прошло и получаса, как Фэй Ду получил то, что хотел — записи наружных камер наблюдения особняка Чэн Гуан, сделанные в тот вечер, когда состоялось его открытие.

Как раз наступило время обеденного перерыва, Фэй Ду разогрел банку сладкого молока в микроволновке в чайной комнате, мимоходом похвалил фигуру секретарши, после чего запер дверь в свой кабинет. Он надел наушники, включил песню, что играла на повторе у него в машине, и достал лист формата А4.

Нарисовав абстрактную карту местности, в которой мог разобраться только он сам, он крутил ручку, задумавшись на мгновенье, затем аккуратно отметил несколько мест на карте и записал «20.00 — 21.30». Ручка замерла, и он исправил 21.30 на 20.30.

Отобрав несколько видеозаписей и распределив их на экране, Фэй Ду выбрал время между 20.30 — 21.30 и стал смотреть их на быстрой перемотке.

На экране одновременно замелькало несколько картинок. Фэй Ду лениво откинулся в кресло. Казалось, будто все его силы сейчас сосредоточились в глазах.

Ло Вэньчжоу с портфелем подмышкой и в броских солнцезащитных очках прогуливался вдоль загруженной машинами дороги в районе Хуаши. Время от времени он вскидывал руку, пытаясь поймать такси, но, к сожалению, все проходящие машины были заняты. Заметив его, нелегальные таксисты — местная достопримечательность — стали заманивать его к себе.

— Красавчик, тебя подвезти?

— Красавчик, куда поедешь?

— Довезу быстрее и дешевле, чем на такси!

Ло Вэньчжоу придирчиво осмотрел армию таксистов и остановил свой выбор на молодом пареньке с короткой стрижкой.

Смышленый юноша тут же любезно распахнул перед ним дверь:

— Садитесь пожалуйста. Куда вас отвезти?

Ло Вэньчжоу, не проронив и слова, сел в машину.

Парень с короткой стрижкой включил кондиционер и плавно выехал из ряда.

Выглядел он совсем юным, лет двадцать не больше, и в отличие от своих ловко зазывающих клиентов коллег, он казался неопытным и немного стеснительным. Он взглянул на Ло Вэньчжоу в зеркало заднего вида и вежливо повторил вопрос:

— Вы так и не сказали, куда вас отвезти?

— Просто езжай вперед, — Ло Вэньчжоу снял очки и бросил острый взгляд в зеркало заднего вида.

Озадаченный водитель почувствовал смутную тревогу.

— У меня здесь анонимная жалоба, — Ло Вэньчжоу неторопливо раскрыл портфель, достал копию документа и помахал ею. Лицо водителя тут же изменилось, и он едва не врезался в соседнюю машину, за что получил недовольный гудок.

Ло Вэньчжоу:

— Я не из вашего участка, не волнуйся. Продолжай ехать вперед.

Тем временем Тао Жань и Сяо Хайян благополучно встретились с земляком Хэ Чжунъи, Чжао Юйлуном, и они отправились в небольшую лапшичную.

Чжао Юйлун, уже зрелый мужчина, проработал в Яньчэне много лет.

Хотя он не стоял твердо на ногах, все же его положение было гораздо лучше, чем у молодежи, натыкающейся повсюду на глухие стены.

После долгой поездки на автобусе лицо мужчины выглядело усталым. Он с трудом поднимал и опускал веки, а тяжелые мешки под глазами казалось сейчас лопнут.

— Я до сих пор не могу поверить, что с ним такое произошло … Офицер, я могу закурить?

Судя по дымящим вокруг мужчинам, курить в лапшичной никто не запрещал.

Чжао Юйлун крепко затянулся пару раз и растер лицо:

— Чжунъи был хорошим парнишкой. Многие ходили играть в бильярд или в карты в свободное время, он никогда. Он много работал и копил деньги, говорил, что отправляет их домой на лечение матери. Он не воровал, не играл на деньги, не доставлял никаких неприятностей, почему это произошло именно с ним? О чем вы хотели спросить? Если я что-то знаю, то не буду скрывать.

Наблюдая за Чжао Юйлуном, Тао Жань заметил, что тот держит палочки в правой руке, но сигарета была в левой, и чашка стояла тоже с левой стороны.

В прежние времена, чтобы дети не устраивали «бои» за столом, родители насильно исправляли левшей. Такое дело было обычным.

Тао Жань достал фотографию из бумажника. На фотографии были ботинки, которые надевал Хэ Чжунъи.

— Я хотел спросить, это вы одолжили обувь Хэ Чжунъи?

Чжао Юйлун посмотрел на снимок красными глазами и кивнул с отрешенным видом:

— Да, они мои. Он был в этих ботинках?

— Да, — ответил Тао Жань, — Вы знаете, зачем он одолжил их?

Растерянный Чжао Юйлун задумался, после чего неуверенно произнес:

— Кажется он хотел встретиться с кем-то в каком-то пафосном месте, что-то там Гуан .... дворец Чэн Гуан или вилла?

Сяо Хайян резко выпрямился:

— Особняк Чэн Гуан!

— Да, да, — закивал Чжао Юйлун, — это место.

— С кем он хотел встретиться? Для чего?

Чжао Юйлун покачал головой:

— Я спрашивал, но он не сказал. Мальчишка был очень принципиальный, лишний раз рта не раскроет. Даже если он взял у меня обувь, то с моей стороны было бы не очень хорошо приставать к нему с расспросами.

Сяо Хайян задал следующий вопрос:

— Господин Чжао, у Хэ Чжунъи был новый телефон?

— Да, был, — ответил Чжао Юйлун, — белый, вы о нем спрашиваете? Он обычно не пользовался им, только старым. Иногда он доставал и рассматривал его, обклеил его защитной пленкой в несколько слоев .

Сяо Хайян:

— Вы знаете, кто его дал?

Чжао Юйлун медленно нахмурился.

Тао Жань спросил:

— Что-то случилось?

— Поначалу он говорил, что это подарок его земляка. Мне уже тогда показалось это странным, ведь раньше он никогда не упоминал, что у него здесь есть знакомые. Я боялся, что он по дурости связался с плохой компанией. Вам не кажется, что покупать такую дорогую вещь да еще и без причины не совсем нормально? — Чжао Юйлун стряхнул пепел. — Я продолжал его расспрашивать, и в конце концов он признался, что повздорил с кем-то, когда выполнял заказ. Тот человек ударил его несколько раз, но он не сопротивлялся. Не знаю, может, тот парень вдруг раскаялся или случилось что-то еще, но телефон ему подарили в качестве извинений.

Тао Жань и Сяо Хайян переглянулись — об этой истории они ничего не слышали.

Все это звучало странно. Сначала произошел конфликт, но другая сторона извинилась, разве это надо утаивать? Если это была правда, то почему Хэ Чжунъи скрывал ее и говорил, что телефон подарил знакомый?

Хэ Чжунъи жил не один, но никто не заметил, что его избили, значит, конфликт был не настолько серьезен. Почему другая сторона «извинилась», сделав довольно дорогой подарок?

Казалось, чтобы раскрыть это убийство, достаточно проверить тех, с кем близко общался убитый. Неожиданно дело оказалось крайне запутанным.

Чжао Юйлун не знал, откуда появился загадочный телефон, но мог назвать примерное время, когда произошёл конфликт. Ничего другого не оставалось, Тао Жань и Сяо Хайян, следуя этой зацепке, отправились на поиски фирмы доставки, где работал Хэ Чжунъи, чтобы найти улики.

После полудня небо, которое с утра было ясным, без единого намека изменилось. Неизвестно откуда налетели тучи и окружили надменное солнце, поднявшийся ветер принёс с собой влагу, и стало понятно, что скоро пойдет дождь.

Ло Вэньчжоу вышел из машины у ближайшей станции метро, но не уходил. Все ещё держась за ручку, он огляделся. Едва его взгляд скользнул по фургону, стоявшему у перекрестка, как тот тронулся с места и медленно, будто совесть была нечиста, уехал.

Ло Вэньчжоу наклонился как можно ближе к уху водителя через полуоткрытое окно:

— За тобой следят, будь осторожен. Если что-то случится, сразу же свяжись со мной в любое время.

В машине работал кондиционер, но лоб водителя покрылся потом. Он тут же кивнул.

Ло Вэньчжоу пристально посмотрел на него, развернулся и направился в метро. Он уже прошёл проверку безопасности, когда зазвонил телефон.

— Тао Жань, что случилось? — ответил он, приложил карточку к турникету и вошел на станцию, но резко остановился. — Что? Повтори имя это имя еще раз.

От порыва ветра неплотно закрытое окно в кабинете Фэй Ду захлопнулось и несколько листов бумаги разлетелись по полу. Как раз а этот момент рука, которая лежала на мышке, пошевелилась.

Фэй Ду поставил на паузу запись одной из камер, увеличил изображение, отмотал назад и увидел, что время на нем показывало примерно 20.50.

Камера была расположена в дальнем углу далеко от самого особняка Чэн Гуан и следила за каменной дорожкой.

Это место находилось недалеко от реки и даже в начале лета кишело комарами. С наступлением темноты здесь редко кто ходил, а если и появлялся случайный прохожий, то надолго не задерживался; но как раз в это время под фонарем уже давно колебалась неясная тень.

На записи удалось лишь разглядеть невысокий худощавый силуэт человека, который был одет в грубый нескладный костюм. Стоя на одном месте, он выкурил несколько сигарет подряд. В руке он крепко держал бумажный пакет и время от времени смотрел в одном направлении. Через некоторое время он ответил на звонок, что-то сказал звонившему и торопливо ушел, скрывшись с поля зрения камеры.

Фэй Ду просмотрел этот фрагмент несколько раз, но так и не смог понять был ли это убитый, которого он видел всего лишь один раз. Он взял ключ от машины, закрыл ноутбук и вышел.

Сорок минут спустя Фэй Ду приехал в центе делового района Хуаши.

Он взглянул в хмурившееся небо, достал зонт из багажника и отправился к парку, который раскинулся вокруг особняка Чэн Гуан.

Ориентировался он хорошо, поэтому, почти не петляя, ему быстро удалось найти то место, где была расположена камера.

Густой от влаги воздух давил все сильней.

Определив положение камеры, Фэй Ду вспомнил направление, в котором все время смотрел человек на записи, и обернулся: в конце дорожки виднелся темный силуэт особняка.

Взгляд Фэй Ду упал на урну, которая стояла рядом с ним. На камне, о который все тушили сигареты, лежало несколько одиноких окурков.

В этом месте редко кто появлялся, и урна оставалась почти чистой, поэтому прибирать сюда приходили раз в десять дней. Фэй Ду вытащил шелковый платок из кармана и осторожно собрал окурки.

Как раз в это время у него зазвонил телефон.

Фэй Ду неспеша завернул окурки, достал телефон и, увидев, кто ему звонит, улыбнулся:

— Тоа Жань, мы не виделись всего день, но тебе он показался годом?

Голос Тао Жаня звучал серьезно:

— Позавчера вечером ты был в особняке Чэн Гуан?

— Был, — Фэй Ду сделал паузу, — что-то случилось?

— С тобой был человек по имени Чжан Дунлай?

Изумленный Фэй Ду не успел ответить — внезапно раскатисто прогремело и хлынул дождь.



Комментарии: 1

  • История становится всё интересней! Спасибо вам большое за перевод!

    Ответ от Bonnie Bell

    спасибо, что читаете)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *