У Ло Вэньчжоу имелись контакты Чэнь Чжэня, однако номера, с которого ему только что звонили, он совершенно не знал. Гоня машину на огромной скорости в район Хуаши, он позвонил директору Лу. 

— Дядя Лу, это я. Дело очень срочное, у меня нет времени отправлять запрос. Вы можете найти способ выяснить местонахождение двух номеров?

Директор Лу обошелся без лишних восклицаний.

— Какие номера? Где ты?

Ло Вэньчжоу быстро продиктовал номер Чэнь Чжэня и тот неизвестный номер.

Директор Лу торопливо сделал запись и спросил:

— Какая обстановка у тебя сейчас? Ты можешь поручиться за свою безопасность?

— Безопасность — мое второе имя. — С этими словами Ло Вэньчжоу резко вывернул руль, съехал по виадуку с проспекта Наньпин, и направился прямиком в Западный район. 

Ничто не предвещало, что вечером город накроет по-летнему гнетущая духота. Иногда в потоке машин бесстрашно проносились птицы, едва не задевая крыльями землю, намекая, что скоро прольется дождь. Вечерний час пик в пятницу затягивался дольше обычного, но центр делового района уже разогревался в преддверии выходных. Огромный “Небесный свод” развернул ослепительные светодиодные картины. Ночные огни неотступно преследовали прохожих, пронизывали широкий проспект, освещая  машину Ло Вэньчжоу, до тех самых пор пока он окончательно не свернул на запутанные улицы Западного района.   

На директора Лу можно было положиться, работал он быстро. Прошло совсем немного времени, когда Ло Вэньчжоу перезвонил техник и сообщил, что телефон Чэнь Чжэня находится в окрестностях улицы Гуаньцзинси в Западном районе, владелец неизвестного номера должен был находиться где-то поблизости. Номер был зарегистрирован на девушку по имени У Сюэчунь.

— У Сюэчунь? — немного озадаченно переспросил Ло Вэньчжоу. — Имя настоящее?

— Да, настоящее, — ответил техник, — я вышлю ее данные позже.

Навигатор оповестил, что Ло Вэньчжоу приближался к улице Гуаньцзинси, и он сбавил скорость. 

Ло Вэньчжоу осмелился примчаться сюда в одиночку по одной простой причине — он был уверен в том, что Ван Хунлян не посмеет причинить ему вреда. Для подобных Ван Хунляну проходимцев, которые привыкли третировать нижестоящих и пресмыкаться перед вышестоящими и умели четко проводить границу между высокомерием и почтительностью, все люди автоматически делились на разные категории: некоторые с его точки зрения даже не стоили упоминания — простые муравьи, дави их да и только; однако были и те, кого он люто ненавидел, но перед ними, волей-неволей, приходилось лебезить. Ло Вэньчжоу сам по себе ничего не стоил, но, к счастью, его отец еще не вышел на пенсию.   

Если Чэнь Чжэнь столкнулся с опасностью, когда звонил ему и звал на помощь, то другая сторона определенно знала о его существовании. Его номер был зарегистрирован и легко отслеживался. Ван Хунлян должен был понять сразу, что прибытие Ло Вэньчжоу лишь вопрос времени. Полагаясь на здравый смысл, сейчас старый пройдоха должен активно пытаться связаться с ним, чтобы выяснить его намерения и решить эту проблему частным образом.

Но все еще не связался. 

Ло Вэньчжоу мгновенно сообразил: что бы ни произошло сегодня вечером, Ван Хунлян, по всей вероятности, еще не в курсе, и не исключена возможность того, что его подчиненные действуют самостоятельно.  

Это опасно, но, без сомнений, это был шанс.

Телефон Ло Вэньчжоу просигналил, сообщив, что пришла информация об удостоверении личности У Сюэчунь. Он припарковался в начале улицы.

Улица Гуанцзинси являла собой сборище всевозможных развлечений: барбекю, ночной рынок, “оздоровительные процедуры”1 — и считалась пешеходной зоной, хотя в проекте таковой не значилась. Передвигаться здесь можно было только пешком, потому что понатыканные всюду нелегальные палатки и киоски заблокировали дорогу, и кроме трициклета ни один другой транспорт здесь не проехал бы.

1 жарг. ходить по проституткам

Воздух наполнял аромат жарящегося на углях мяса; у голого по пояс здоровяка трещали улитки в большой сковороде; девушки из особого “сервиса” при полном параде стояли на углу. Иногда откуда-то доносился запах канализации, а неподалеку несколько человек в наглую сливали отработанное масло…

Ло Вэньчжоу осмотрелся, задумался на мгновенье и шагнул в сторону стоянки нелегальных таксистов.

Таксисты «ушли с работы» пораньше и собрались играть в покер. Одному из них сегодня повезло, и он, щедро сдабривая речь бранью, швырнул карты на капот и рассмеялся, открыв кривые желтые зубы:

— Бл#дь, вот так тебе! Не нравится? Давай, раскошеливайся!

С этими словами он протянул руку, прося закурить у своего приятеля, но его друг не успел отреагировать, когда неожиданно из-за спины возникла рука протягивая ему сигарету и зажигая ее. 

Таксисты разом обернулись и увидели широкоплечего, длинноногого и весьма привлекательного мужчину.

— Ребята, у меня есть к вам дело, — Ло Вэньчжоу угостил каждого сигаретой, широко улыбнулся и продолжил: — Вчера из-за ограничения мне пришлось поехать на машине одного из ваших парней, и я не заметил, что оставил там только что подписанный договор. Это просто несколько листов бумаги, никакой ценности они не имеют, но если я не найду его, то мне придется наложить на себя руки, чтобы оправдаться перед шефом. Я не прошу помогать просто так, кто найдет договор и сообщит мне, получит вознаграждение. 

В подтверждение своих слов, без всякой подоплеки, договорив, Ло Вэньчжоу не стал торопиться задавать вопросы, а вместо этого раскрыл кошелек и раздал каждому по красной купюре:

— Сделайте одолжение, расскажите об этом другим, я в долгу не останусь.

Ло Вэньчжоу блефовал как истинный мастер. Он детально описал автомобиль таксиста, назвав марку, модель и цвет, однако номера машины умышленно назвал расплывчато. После долгих раздумий он мучительно выдал первые две буквы и последнюю цифру, но, впрочем, довольно подробно описал наружность водителя. У нелегальных таксистов имелась своя организация и вся территория была поделена. Этой капли сведений уже вполне хватало, и после бурного обсуждения они пришли к выводу:

— А это не Чэнь Чжэня машина?

Ло Вэньчжоу вовремя замолчал, и, глядя исподлобья, нерешительно переводил взгляд с одного на другого, будто и в самом деле был растерян. 

За обещанную награду, нелегальные таксисты быстро побросали карты и разбежались по всем направлениям. 

Ло Вэньчжоу зажег сигарету, но не успел докурить, когда получил необходимую информацию. Кто-то объявил, что видел автомобиль Чэнь Чжэня припаркованным у обочины, назвал точное место и дал номер телефона самого парнишки. Телефон, конечно же, был недоступен. Ло Вэньчжоу быстро расплатился и велел тому человеку показать место, где стояла машина Чэнь Чжэня. Оказалось это была открытая парковка за пределами улицы Гуаньцзинси. На парковке имелась разметка, но, похоже это никого не заботило. Старый подержанный автомобиль Чэнь Чжэня одиноко стоял у обочины, поблизости ходило много людей, однако сам владелец пропал.

Единственную камеру наблюдения на парковке разбил какой-то хулиган, и ее останки, ясное дело, уже давно не работали.

Давший зацепку водитель, должно быть, посчитал, что деньги достались ему слишком легко, и, чувствуя себя немного виноватым, он вызвался пойти порасспрашивать о Чэнь Чжэне. Оставшись в одиночестве, Ло Вэньчжоу обошел вокруг машины юного таксиста и обнаружил несколько окурков у двери со стороны водителя. Стоявший здесь человек наступил в пепел, и оставленные следы выдавали его смятение.  

Ло Вэньчжоу стоял у отпечатков, прислонившись к двери и осматриваясь.

Чэнь Чжэнь принебрег его предупреждением и решил действовать самостоятельно. Скорее всего, он был в разгоряченном состоянии. Но что он собирался делать, стоя здесь в одиночестве и выкуривая сигареты одну за другой?

Внезапно засомневался в собственных действиях или… кого-то ждал? 

Тем временем заработавший награду водитель вернулся, подбежал к Ло Вэньчжоу и тихо сказал:

— Думаю, вам лучше оставить ему записку. Он увидит ее и свяжется с вами. Продавец одежды только что рассказал мне, что видел, как Чэнь Чжэнь сначала долго стоял здесь, а потом отправился в Хунфу Гранд Вью. 

— Хунфу Гранд Вью?

— Это там. — Провожатый Ло Вэньчжоу махнул рукой, указывая направление.

Прямо напротив того места, где была припаркована машина Чэнь Чженя, светился яркими огнями развлекательный центр. Большая надпись гласила: «Бильярд, карты, массаж, караоке». У входа выстроился ряд припаркованных машин. 

Ло Вэньчжоу быстро набрал сообщение: «Западный Хуаши, улица Гуаньцзиньси, Хунфу Гранд Вью, прошу прислать подкрепление». Отправив его директору Лу, он коротко отослал своего помощника и обошел здание кругом. Ознакомившись с окружающей обстановкой, Ло Вэньчжоу взъерошил волосы и, уверенной походкой направился внутрь.

Главный зал был богато отделан мрамором, под потолком висела огромная люстра в европейском стиле, в которой не горело несколько лампочек, отчего в помещении создавался полумрак. Несколько парней, подозрительно смахивающих на хулиганов, лениво обходили зал и курили. Стоило появиться новому человеку, и они тут же украдкой бросали оценивающие взгляды.

 Прикинувшись, что не заметил их, Ло Вэньчжоу прошел прямиком к стойке администратора и, хлопнув по ней рукой, заявил: 

— Мне нужен приватный номер, попозже подойдет мой друг.

Затем он схватил лежавшую рядом винную карту и пробежался по списку взглядом. Все напитки стоили примерно в половину дороже, чем в магазинах, но словно не заметив этого, он заказал целую батарею. Сидевшая за стойкой девушка никак не ожидала, что ей вдруг попадется такой денежный мешок, и стала торопливо записывать заказ.

— Господин, пожалуйста, говорите помедленнее …

Ло Вэньчжоу внезапно замолчал.

Администратор недоуменно подняла голову и встретилась с прямым и многозначительным взглядом «клиента», который уже гораздо тише спросил:

— На какую сумму надо сделать заказ, чтобы вызвать «официантку»?

На лице девушки появилась понимающая улыбка, и она, аккуратно достав альбом и подтолкнув его к клиенту, также тихо ответила:

— Вы можете посмотреть фотографии.

Фотографии, сделанные в стиле «художественный портрет», были очень далеки от художества. “Змеиные лица” в полном боевом раскрасе сражали наповал примерно так же, как откровенная фотосессия на фоне городской окраины, соседствующей с деревней. 

Ло Вэньчжоу пролистал альбом дважды, намеренно показывая нетерпение.

— На этих фотографиях даже мать родная никого не узнает. У вас есть нормальные? 

Девушка хотела ответить, однако Ло Вэньчжоу, чуть подался вперед, будто не мог больше сдерживаться и, сгорая от нетерпения, выложил все карты на стол: 

— Спрошу прямо, у вас работает девушка по имени У Сюэчунь?

— У… У Сюэчунь? — Улыбка на лице администратора внезапно застыла.

Острый взгляд Ло Вэньчжоу прошил насквозь весь происходящий фарс. 

— В чем дело? — тихо спросил он.

Словно ужаленная этим взглядом, девушка опустила глаза. Она заставила себя казаться спокойной и со сладкой улыбкой ответила:

— Господин, дело в том, что наши «официантки» используют английские имена. Когда вы вдруг назвали настоящее имя, то я не сразу вспомнила кто это. У Сюэчунь… Кажется, У Сюэчунь это Линда.

Даже находясь в логове тигра Ло Вэньчжоу не удержался от комментария:

— Да, у вас в самом деле все на западный манер.

Глаза девушки сверкнули, и она снова подтолкнула ему альбом:

— Господин, Линда плохо себя чувствует сегодня. Может, вы присмотрите другую девушку, или вы уже знакомы с ней?

Ло Вэньчжоу выпрямился и ничего не ответил. Глядя сверху вниз на девушку за стойкой, он холодно спросил:

— Я должен еще предъявить прописку, чтобы заказать официантку?

Администратор тут же тихо извинилась, организовала приватный номер и вызвала сотрудника, чтобы тот проводил гостя. Ло Вэньчжоу показалось, что количество наблюдавших за ним глаз увеличилось, хотя, возможно, его впечатление было ложным. 

Дождавшись, когда он уйдет, девушка протяжно вздохнула, взяла лежавшую рядом рацию и тихо сказала:

— Человек, о котором вы говорили, пришел. Он в номере «Фужун Сити».

В рации раздался шум, затем мужской голос спросил:

— Сколько с ним людей?

— Он… он один. — Девушка сжала губы, ее ладони вспотели. Она с трудом удерживала тяжелую рацию. — Вы… вы можете больше не заставлять меня делать это? Я…

Она не закончила говорить, когда ее прервал ругань:

— Да твою же мать, он один! Уверен, что он бессмертный? Знал бы раньше — встретил бы его на входе, накрыл мешком и прикончил. Ох##ть, только время зря потратили! 

В рации продолжала раздаваться ругань, когда мужчина на том конце оборвал связь.

Вслед за этим два человека вытолкали девушку в белом платье, к которому на груди был прикреплен бейджик «Линда». Это была У Сюэчунь.

Проходя мимо стойки, У Сюэчунь беспомощно посмотрела на администратора, взгляды девушек встретились и мгновенно разошлись.

 

Через несколько минут после ухода Ло Вэньчжоу Фэй Ду потерял интерес к еде. Выйдя из столовой Муниципального бюро, он увидел, что мама Хэ уже проснулась, и теперь дежурный горячо уговаривал ее поехать в гостиницу. С бледным, как воск, лицом мама Хэ хлопала глазами, мяла край своей одежды, молчала и даже не кивала в ответ. Она совсем не разбиралась в делах окружающего мира и всегда подозревала, что посторонние люди пытаются обмануть ее, отчего чувствовала себя совсем беспомощной.

Человек, чья жизнь год за годом проходит в изолированной среде и которому не хватает связи с внешним миром, зачастую бывает наделен подобного рода ограниченной трусостью и невежеством. А у этой женщины, которая провела на больничной койке много лет, единственной опорой в жизни, защитником и связью с безумным миром был ее сын.

Глядя на нее сквозь стекло, Фэй Ду подумал о том, что она больше похожа на улитку без раковины.

Он не стал тревожить маму Хэ, покинул Бюро и направился в Западный район.

 

«Фужун Сити» оказался одним из угловых отдельных номеров. Как только Ло Вэньчжоу вошел внутрь, то сразу почувствовал, что с номером что-то не ладно. Здесь было не так темно, как в других номерах. Обведя помещение взглядом, он обнаружил пустяковый секрет в углу.

Обходя Хунфу Гранд Вью, Ло Вэньчжоу обратил внимание, что некоторые окна по торцам здания из-за проблемной конструкции не были заложены — видимо одно из них как раз находилось в этом номере.

Никто не открывает окна в караоке, поэтому прямо поверх обоев здесь приклеили светонепроницаемые шторы, запечатывая окно изнутри. Должно быть с той поры прошло уже много времени: приклеенные шторы начали отставать, и в крохотные щели проникал свет уличного фонаря. 

Ло Вэньчжоу глянул на окно, будто оно вовсе не интересовало его, затем быстро отвел взгляд, между делом включил музыку и осмотрел потолок, делая вид, что ищет противопожарную сигнализацию. Словно не заметив ничего странного, он достал сигареты и закурил.

Одной рукой он держал зажигалку, второй  прикрывал пламя, и во время этого движения быстро раскрыл спрятанную в ладони записку.

Подталкивая ему альбом во второй раз, девушка за стойкой воспользовалась им как прикрытием, чтобы передать записку. Внутри была всего одна написанная второпях строчка: «Вас ждут и хотят остановить».

Прочитав записку, Ло Вэньчжоу немного растерялся. Конечно он знал об этом. Чэнь Чжэнь звонил ему, зовя на помощь, и противник несомненно ждал его появления. Именно поэтому Ло Вэньчжоу прямо с порога нарочно упомянул У Сюэчунь и затем беспечно проследовал внутрь, изображая опытного, но не очень разумного полицейского. Он заставил себя казаться полностью настороженным, но эта настороженность была, скорее, наигранной. 

Таким образом, те, кто прячется за кулисами, будут считать, что победа уже в кармане и не станут предпринимать никаких отчаянных шагов, вплоть до того, что самонадеянно попытаются обвести его вокруг пальца. 

Ло Вэньчжоу намеревался использовать самого себя, чтобы заманить противника в ловушку и наброситься на него как чиж на богомола. Но он никак не мог предположить, что девушка-администратор, совершенно посторонний человек, захочет в тайне помочь ему. 

Вполне очевидно, что разместив его в номере “Фужун Сити”, девушка совершила еще одну хитроумную уловку – в случае, если что-то пойдет не так, в номере было окно, и у него имелся путь для отступления.

Ло Вэньчжоу погладил рукой подбородок, и в его сердце вспыхнуло бесконечное количество эмоций.

«Все же в красоте есть своя польза» — подумал он.

В этот момент дверь в номер распахнулась. Ло Вэньчжоу с преспокойным видом убрал зажигалку, сжал записку в ладони и поднял взгляд.

В дверях появилась девушка в белом платье. Ее длинные крашеные волосы казались тусклыми, а на лице был толстый слой макияжа. Девушка улыбнулась и кокетливо произнесла:

— Здравствуйте, господин. Я Линда.

Ло Вэньчжоу: 

— …

Этот макияж так изменил ее лицо, словно глаза и нос были стерты и нарисованы заново с помощью косметики. Несмотря на свой богатый опыт в уголовной полиции, он не мог точно сказать была ли это У Сюэчунь или же нет.  

Следом вошли несколько официантов и поставили на столик заказанное Ло Вэньчжоу спиртное. Немного поразмыслив, Ло Вэньчжоу кивнул девушке.

— Садись.

Линду переполняла готовность услужить. Войдя в номер она не бездействовала и первой завязала беседу с Ло Вэньчжоу, при этом проворно расставляя вино на столике. Едва Ло Вэньчжоу подумал стряхнуть пепел, как она тут же подхватила пепельницу, застыла перед ним в ожидании и спросила милым голоском:

— Красавчик, ты заказал так много выпивки, должно быть будет много гостей? Мне позвать еще девушек?

Говорила она с мягкой и тягучей интонацией, но все же помимо воли ее голос звучал немного гнусаво. Присмотревшись ближе было видно, что ее глаза покраснели — похоже, она недавно плакала и под толстым слоем косметики пыталась скрыть покрасневший нос и мешки под глазами. 

Ло Вэньчжоу выдержал паузу и легонько приподнял ее подбородок, разглядывая лицо. Его жест был весьма фривольным, однако выражение лица оставалось строгим, будто он пытался уловить хоть каплю сходства между девушкой перед ним и фотографией на удостоверении личности. Через долгое время, получив неизвестно какой результат от разглядываний, он собирался убрать руку и заговорить, однако Линда неожиданно схватила его за запястье.

Ло Вэньчжоу слегка сузил глаза. 

Сжав его руку, Линда притворилась будто сама оттолкнул ее и недовольно сказала: 

— Нет, красавчик, сегодня я пришла только для того, чтобы составить тебе компанию. 

С этими словами она плавно и расслабленно откинулась назад, задев стоявшую на столике бутылку вина. Бутылка пошатнулась и должна была вот-вот упасть. На лице девушки под толстым слоем краски промелькнуло напряжение. В эту секунду Ло Вэньчжоу внезапно протянул руку и схватил бутылку, не пролив ни капли. 

Линда замерла.

Ло Вэньчжоу беззвучно вздохнул. Естественно, он догадался, что в номере стоит жучок —  не под крышкой столика, так под диваном. Судя по всему — под крышкой столика. Попытка девушки разыграть случайность и испортить жучок разлитым алкоголем выглядела слишком очевидной. 

Ло Вэньчжоу бросил взгляд на Линду и с намеком произнес:

— Девушки должны быть осторожны, выполняя свою работу, не настолько неуклюжими.

Линда решила, что он не понял ее посыла, и на ее бесхитростном лице проступила тревога.

Однако Ло Вэньчжоу неторопливо поставил бутылку на прежнее место и, будто вел праздную беседу, поинтересовался:

— Ты давно здесь работаешь? У тебя есть парень?

Линда непонимающе глядела на него и на автомате ответила:

— Больше года, нет.

Ло Вэньчжоу смотрел ей в глаза.

— Нет парня?

Линда кивнула.

— Во всяком случае поищи. — Ло Вэньчжоу улыбнулся, и, постукивая кончиками пальцев по краю столика, понизил голос и спросил: — Может есть просто близкий друг?

У него были длинные изящные руки. Когда он ритмично выстукивал по столику, то это привлекало внимание. Линда невольно бросила взгляд и обнаружила, что его пальцы стучали не по одному и тому же месту, а двигались в разных направлениях… словно вырисовывая иероглиф “чэнь”! 

Он знал, что в комнате есть видеонаблюдение и жучок!

На глаза Линды-У Сюэчунь навернулись слезы. Она с трудом сдержала эмоции и, тщательно подбирая слова, ответила:

— Есть… есть один, мы были соседями. Ко мне приставали после работы, а он мне помог и потом заботился обо мне все это время. Но что толку? Мое место здесь. Уверена в глубине души он  ненавидит меня.

— Ненавидит тебя? — спросил Ло Вэньчжоу.

У Сюэчунь сказала «ненавидит», а не «презирает», одной фразой описав ее отношения с Чэнь Чжэнем. К тому же она сказала “мое место здесь”, следовательно, ей были известны здешние скрытые дела и не исключено, что это как-то связано со смертью Чэнь Юань. 

Ло Вэньчжоу на мгновенье задумался и тихо спросил:

— Этот парень все еще живет здесь?

У Сюэчунь снова кивнула в ответ:

— Да, мне стыдно показываться ему на глаза, но пока с ним все хорошо, я спокойна.  

Ло Вэньчжоу вздохнул с облегчением. Кажется, Чэнь Чжэня заперли только на время. Эта девушка оказалась гораздо умнее, чем он себе представлял.

Он откинулся на спинку дивана и спросил:

— Чем он сейчас занимается?

Работой У Сюэчунь было развлекать гостей и она научилась понимать настроение людей по их лицам, жестам, словам. Как только она увидела, что поза Ло Вэньчжоу стала расслабленной, она сразу поняла, что он расслышал ее намеки и теперь своим вопросом пытался выяснить зачем Чэнь Чжэнь пришел в Хунфу Гранд Вью. 

У Сюэчунь подавила желание посмотреть в сторону камеры, собралась с мыслями и тихо ответила:

— Я не знаю, скорее всего занят… Я слышала у него есть младшая сестра, она ушла из дома несколько дней назад и не вернулась. Он слышал, что “девочка” отправилась сюда после занятий и похоже, что связалась с сомнительным парнем. Несколько дней назад он приходил спрашивать о ней.

— Пропала младшая сестра… — подчеркивая каждое слово, произнес Ло Вэньчжоу и затем спросил: — Почему он не сообщил в полицию?

— Бесполезно, это никого не волнует. — Едва услышав слово “полиция”, У Сюэчунь задеревенела и ее ответ прозвучал как бормотание, после чего ей будто пришло что-то в голову и она добавила: — У девочки в тетради было написано название улицы здесь неподалеку. Он живет далеко, поэтому спросил меня.  

Между бровей Ло Вэньчжоу залегла морщина. Чэнь Чжэнь пришел сюда, чтобы выяснить о “Золотом треугольнике”!


 

Тем временем камера наблюдения и жучок полностью передавали каждое слово их “непринужденной беседы” одной компании наверху.

В роскошном номере на втором этаже Хунфу Гранд Вью, наполненном запахом винного перегара и своеобразным душком, несколько мужчин и женщин уже явно потеряли связь с реальностью от принятой дозы и, чтобы словить кайф быстрее, пустились в демоническую пляску. Группа трезвых мужчин устроилась в кружок на диване и через наушники и монитор камеры наблюдали за Ло Вэньчжоу. Их возглавлял капитан бригады уголовного розыска в районе Хуаши — Хуан Цзинлянь.

Эти мужчины никогда не употребляли наркотики, а сегодня вечером выпили немного вина и сейчас не обращали на творящийся позади бедлам никакого внимания. Один из них указал на монитор и спросил Хуан Цзиньляня:

— Этот Ло болтает с девкой уже больше десяти минут. Они еще не наговорились?

Хуан Цзиньлян спокойно  ответил:

— Ты не видишь? Он пытается выяснить, где находится тот парень. Теперь, когда он убедился, что он жив, он не будет действовать слишком поспешно.

— Откуда вы знаете, капитан Хуан?

— Тот мальчишка определенно ничего ему не рассказал. — Капитан Хуан с видом опытного стратега закинул ногу на ногу. — Если бы этот Ло знал, что здесь происходит, он бы не осмелился вломиться сюда так внезапно в одиночку… Кстати, эта девчонка работает на нас и разбалтывает ему наши секреты, надо будет позже избавиться от неё. 

— Что нам делать с этим Ло? Доложить директору Вану?

— Директору Вану? Директор Ван уже стар и потерял хватку. Расскажи ему о случившемся сегодня, как он тут же соберет все наличные и помчится к этому парню молить о снисхождении не дожидаясь завтрашнего дня. Если этот Ло вдруг окажется понятливым и сядет с нами в одну лодку, то в будущем нам придется все время считаться с ним, и это будет длиться бесконечно. Лучше покончить со всем сразу. — Хуан Цзиньлян мрачно улыбнулся. — Но мы не можем разделаться с ним прямо здесь. В Западном районе уже произошло одно убийство, и обстановка слишком напряженная, нам следует быть более осмотрительными.

— Вы имеете в виду…

— Для начала придержим мальчишку Чэня и подождем пока все утихнет, а потом используем сопляка, чтобы заманить Ло Вэньчжоу. — Капитан Хуан облизал губы. — Выйдет забавно, если по пути он нарвется на преступника, которого арестовавывал уже до этого… Почему бы и нет? В конце концов у нас с вами опасная работа. Все получится при условии, что этот мальчишка будет покладистым. Ему сделали инъекцию?

Один из сидевших рядом людей тут же подорвался с места.

— Уже сделали, я пойду проверю его.

Хуан Цзиньлян поднял голову, но тут же с отвращением отвернулся от одурманенной наркотиками девушки. Не без злорадства он подумал, что так у так называемой “элиты” Муниципального бюро уровень работы оказался слабоват: едва переступив порог и не сказав и пары предложений, этот капитан Ло выдал себя с потрохами. Все это время он находился под их наблюдением. По-видимому, так происходит в любой сфере — вскарабкаешься ты наверх или нет во многом зависело от того приглядывает ли за тобой папочка.

Со злобой на лице он сделал глоток вина и продолжил наблюдать через монитор за Ло Вэньчжоу, который обменивался шифрованными фразами с проституткой. В его душе поднялось невыразимое чувство ненависти ко всему миру.

Тем временем, вышедший человек в спешке влетел обратно: 

— Ккк… капитан Хуан… он… он… он…

Хуан Цзиньлян нетерпеливо поднял голову и увидел, что лицо его подчиненного побледнело, а сам он выглядел так, будто в него только что ударила молния.

— Он мертв… мертв! — сбивчиво повторял он.

Хуан Цзиньлян нахмурился:

— Ты, мать твою, совсем мозгов лишился? Говори ясно! Что значит мертв?

— Там… там… — Подчиненный протянул руку, показывая в сторону места, где держали Чэнь Чжэня, его язык, казалось, завязался в узел.

До Хун Цзиньляня дошло. Он вдруг резко подскочил с дивана, выплеснул содержимое своего бокала подчиненному в лицо и взревел:

— Мертв?! Кто позволил тебе трогать его?!

— Никто… никто его не трогал, — с плаксивой миной запричитал подчиненный. — Мы все сделали, как вы сказали: вкололи ему дозу, совсем небольшую, крошечную, капитан Хуан. Если эту дозу вколоть этим ублюдкам, они ничего и не почувствуют. Кто мог подумать, что он может умереть даже от такой капли? Бл#дь, это же подстава!    

От однократной передозировки наркотиков может наступить смерть, но какое именно количество может оказаться “передозировкой” у каждого человека может выйти по-разному: бывают люди у которых наступает аллергическая реакция если они съедают хотя бы один орех или глотнут немного молока. Конечно, есть люди, которые могут умереть и от небольшой дозы наркотика, но это совсем предельные случаи. Никто не ожидал, что здоровый, взрослый парень может оказаться настолько хилым.

В голове Хуан Цзиньляня загудело. Он резко повернулся, свирепо посмотрел на Ло Вэньчжоу и сказал, будто самому себе:

— Дело принимает серьезный оборот. Мы должны задержать его здесь. 

 



Комментарии: 3

  • Такой классный проект, но почему главы так редко выходят? :(

    Ответ от Bonnie Bell

    К сожалению у меня не так много свободного времени, много работы, дети, домашние хлопоты. Если на сам перевод выходит урвать часик в день, то редактура все же более тяжкий процесс и требует хотя бы несколько часов тишины и спокойствия

  • Большое спасибо за перевод!

  • неплохо бы перепроверить главу на ошибки)
    спасибо за перевод

    Ответ от Bonnie Bell

    спасибо, что подмечаете ошибки)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *