Том 4: Семь дьяволов Шрека

Тан Сань и Сяо У были ошеломлены, они как-то странно посмотрели на Ма Хунцзюня. И хотя Тан Сань много знал о духах, он впервые слышал о чем-то подобном. Ведь этот Жирок — их ровесник, значит, ему где-то двенадцать-тринадцать лет. Сложно было поверить в то, что двенадцатилетнему мальчику нужно заниматься сексом, чтобы усмирять собственного духа.

— Поэтому этот парень частенько горит похотливым желанием, не удовлетворяя его, он бы давно умер. И пусть дух его силен, его похоть не способствует совершенствованию.

— И все же это не дает ему права применять насилие к девушкам. Так ведут себя только последние ублюдки, — нахмурилась Сяо У.

— Что ты называешь насилием? — сердито начал Ма Хунцзнюнь. — Все по обоюдному согласию, и пусть я полноват, аппетиты у меня весьма здоровые. Но я никогда и никого не принуждал, это обоюдное согласие. Никакой я не ублюдок.

Тан Сань взглянул на Дая Мубая, тот кивнул и сказал:

— Это так. Жирок никогда никого не принуждает. Мисс Цуй Хуа была его девушкой.

— Не принуждает? — удивилась Сяо У. — Тогда почему его бросают?

Жирок покраснел, и Даю Мубаю тоже стало как-то неловко.

— Потому что огонь давит на него слишком часто, — кашлянув, смущенно произнес Дай Мубай. — Терпеть его три или четыре раза в день не под силу обычной девушке. За год в школе он сменил нескольких девушек, и все они его бросили. Если бы не его статус духовного мастера, то, возможно, искать кого-то ему было бы довольно тяжело. Но стоит сказать, что лишь несколько человек сравнятся с Жирком. Это его прозвище — Яростная огненная курица, пришло именно оттуда.

— Вообще-то Яростный огненный феникс, — поправил Ма Хунцзюнь молодого человека.

— И правда школа монстров. Подходящее название, — удивленно произнес Тан Сань. — Кто бы мог подумать, что подобные мутации существуют.

Сяо У, покрасневшая, сплюнула и сказала:

— И правда, так много разных людей на свете живет.

Ма Хунцзюнь посмотрел на Мубая.

— Так я должен быть таким, как ты и Сяо Ао, с такими смазливыми личиками я могу позволить себе встречаться с несколькими девчонками одновременно? Как считаешь? — уколол он молодого человека. — Не скромничай, думаешь, я не знаю, что ты назначаешь свидания трем девушками в один день?

Злые глаза Дая Мубая недобро сверкнули, он быстро оглянулся и прошептал:

— Жирок, если ты ешь все, что угодно, это не значит, что говорить ты тоже можешь все, что угодно. Говори тише.

— Как всегда не веришь в то, что стыд противоположен чести? — мрачно улыбнулся толстяк. — Что с тобой сегодня? Съел что-то не то?

Дай Мубай угрожающе уставился на собеседника.

— Не трепись, некоторые вещи лучше умолчать. Еще раз подорвешь мою репутацию, и тогда не вини меня за некоторую грубость.

— Ма Хунцзюнь, — не удержался Тан Сань, — если у тебя сейчас нет девушки, то что ты будешь делать? Остановишь совершенствование?

— А что я могу сделать? Жизнь важнее. Спрошу у декана, что он может мне предложить, — пожал плечами юноша.

— Так! Где здесь можно поесть? Я умираю с голову, — ворвалась в разговор Сяо У.

— Следуйте за мной, — ответил Дай Мубай.

И четверка снова пошла на территорию школы. Дай Мубай привел их в так называемую столовую. На деле же Шрек просто наняла нескольких деревенских, чтобы те готовили для учеников и учителей. И хотя завтрак выглядел просто, наесться было очень легко.

Когда подростки добрались до столовой, там их уже ждали Нин Жунжун и холодная Чжу Чжуцин, которая выглядела бледно, но не настолько, чтобы начать беспокоиться.

Возможно, дело было во вчерашнем объединении, но обе девушки взглянули на Сяо У и Тан Саня и кивнули им. Чжу Чжуцин все еще излучала холод, а вот улыбка Нин Жунжун была очень дружелюбной. Две ямочки, образованные этой улыбкой, были весьма симпатичны.

Ма Хунцзюнь стал пристально рассматривать обеих красавиц, не скрывая своего удивления.

— Такой очевидный, — шепнул Мубай, ткнув юношу в бок локтем. — Тебе лучше успокоить свой огонь.

— Ну почему? У тебя право первого. Я имею в виду, босс Дай, даже если босс, то ты должен оставлять своим младшим братишкам немного супчика.

Дай Мубай снова стукнул Жирка, поглядывая в сторону Чжу Чжуцин. Но, кажется, той не было до них никакого дела. Она сидела и медленно завтракала со своим обычным леденящим выражением лица.

Сяо У села рядом с Нин Жунжун и начала что-то рассказывать ей, девушка в свою очередь пристально посмотрела на Ма Хунцзюня, давая тем самым понять, что они говорили о нем. Юноша тут же сел за стол, расплескивая завтрак.

— Сяо Ао еще дрыхнет. Он всегда такой праздный. В общем, за исключением Сяо Ао, все здесь. С этого дня мы учимся вместе, так что давайте получше познакомимся. Я познакомлю вас… Это Ма Хунцзюнь, тоже ученик нашей школы. Дух дик… нет, дух феникса.

Услышав слово «феникс» Чжу Чжуцин подняла голову, но лишь чтобы посмотреть на Ма Хунцзюня. Когда ее взгляд скользнул по Даю Мубаю, температура вокруг нее, кажется, стала еще ниже.

— Кстати, босс Дай, — начал Ма Хунцзюнь. — Я слышал, как один из новеньких учеников вчера задал учителю Чжао жару. Кто это был?

— Ты только что столкнулся с ним. Тебе повезло, что с тобой обошлись не так, как с учителем Чжао.

Ма Хунцзюнь даже представить не мог, что это был Тан Сань.

— Быть того не может! Ты лишь на чуть-чуть сильнее меня, и твой ранг ниже тридцатого, как ты мог побить учителя Чжао, Духовного мудреца семьдесят шестого ранга?! Не верю!

— Мне просто повезло, не более, — с легкой улыбкой ответил Тан Сань. Ему не нужно было ничего никому доказывать, сила была его собственной.

Дай Мубай представил новых учеников Ма Хунцзюню, а также назвал их духов. Что же касалось силы Тан Саня, то он решил ничего не объяснять и просто предупредить толстяка, что с этим юношей шутки плохи.

Закончив с представлением Дай Мубай, произнес:

— Отныне вы должны жить и совершенствоваться вместе. Ваши титулы здесь не имеют значения. Вместе с новенькими нас всего семеро в Шреке. Сяо Ао и Жирок зовут меня босс Дай, потому что я немного старше их обоих. Ма Хунцзюня можно называть Жирок, а Оскара Сяо Ао или, может, подойдет Дяденька с большой сосиской. Тан Сань, могу я называть тебя Сяо Сань?

Тан Сань согласно кивнул.

Что касается школы, пусть юноша еще только прибыл, он уже чувствовал, что немного принадлежит этому месту. Дай Мубай, Оскар, Ма Хунцзюнь — у каждого из них были свои особенности, но ни один не был Тан Саню неприятен.

Не дожидаясь, пока Дай Мубай договорит, Нин Жунжун вмешалась:

— Можете называть меня просто Жунжун. Все мои семья и друзья зовут меня так.

Ее улыбка, легкие слова словно сокращали дистанцию между ней и остальными. Обращение к Сяо У не вызывало сомнений. Когда Дай Мубай повернулся к Чжу Чжуцин, та встала из-за стола и сказала:

— Я наелась.

После она направилась на улицу.

Ма Хунцзюнь с нескрываемым удивлением обратился к Даю Мубаю:

— Босс Дай, разве ты не известный среди женщин ветреный и безответственный ловелас? Почему же эта новенькая красавица даже не смотрит в твою сторону?

Молодой человек криво усмехнулся, покачал головой и ничего не сказал.

— Мубай, мы все только-только прибыли. Можешь объяснить нам правила, а также рассказать про занятия в школе? — спросил Тан Сань.

— В академии особо нет никаких правил, — ответил Мубай, отогнав мысли о Чжу Чжуцин. — Проще говоря, изнасилования и воровство под запретом, но можно драться и играть в азартные игры.

Тан Сань улыбнулся. Школа монстров и правда была достойна называться таковой. Все, включая даже методы обучения, существенно отличалось от академии Нодин.

— Преподаватели считают, что бой — лучший способ развить своего духа, поэтому боевой опыт невероятно важен. А азартные игры — это соревнование умов, что помогает развить определенные способности к мышлению, восприятию и суждению. Но, конечно же, все не должно заходить дальше дозволенного. Иначе говоря, если в драке вы не убиваете друг друга, а в игре не теряете последние трусы, то все в порядке. Что касание организации учебного процесса, то я не знаю, что будет. Когда начнутся занятия, расписание будет постоянно меняться. У нас ведь так много учеников, что преподаватели превосходят их в количестве. Поэтому школа подстраивается под обстоятельства. Но я точно скажу вам, что сегодня самое важное — деньги. Обучение стоит сто золотых монет в год. Для вас, Великих духовных мастеров, это не должно быть проблемой.

Слушая Дая Мубая, Сяо У не смогла не вмешаться:

— Босс Дай, вчера ты сказал, что школа бедная. Но почему? Мы познакомились с преподавателями выше шестидесятого ранга и даже выше семидесятого. Если посчитать, то их стипендия от Духовного Зала сама по себе просто космическая сумма. Их не разорит финансирование такой маленькой школы.

Согласно представлениям Сяо У, стипендия мастеров была такой: одна золотая монета — Духовные мастера, десять золотых — Великие духовные мастера, сто золотых — Духовные старейшины, тысяча золотых — Духовный предок, десять тысяч золотых — Духовный король и сто тысяч золотых — Духовный император. И это, еще не говоря о Духовном мудреце, которым являлся Чжао Уцзи, жалование которого составляло миллион. Об этом было страшно даже подумать.

В ответ Дай Мубай покачал головой.

— Если бы все было так, как ты сказала, то школа не должна была заботиться о деньгах. Но реальность такова, что стипендия от Духовного Зала — все деньги, выделяемые империей Духовному залу. А посему дается она только до титула Духовный старейшина, кем я и являюсь, сто золотых монет в месяц. Однако, когда твой титул меняется на более высокий жалование может не только понизиться, но и исчезнуть вовсе. Другими словами, начиная с Духовного предка или еще более сильных духовных мастеров, стипендия не платится. Каждый месяц, когда ты идешь получать свои деньги в Духовный Зал, у тебя проверяют силу духа. Это для того, чтобы перестать платить тебе, когда ты достигнешь сорокового ранга.

На в этот раз даже Тан Сань не сдержал своего любопытства:

— Но почему так? Ведь обычно чем сильнее мастер, тем он ценнее, нет?

— Однако такова реальность. И пускай духовный мастер — благородное призвание, настоящих профессионалов немного. К тому же, духовные мастера — не такая уж и малочисленная группа людей, как можно было подумать. Также стоит учитывать и расчёт стипендии: Духовный мудрец должен будет получать миллион в месяц, а в год это двенадцать миллионов. Это же просто астрономическая сумма. И не говоря о других местах, если бы преподаватели получали жалование в соответствии с их силой, если бы все это поддерживалось империей, то их доход бы превысил доход десятой части населения всего Сото. Это тоже огромное число. И пусть во всей империи сильных мастеров мало, если они будут получать такого рода стипендию, то империю постигнет экономический кризис. Потому империя и оговаривает, что деньги выдаются для того, чтобы поощрять развитие и совершенствование, помогать мастеру добиться высоких уровней. Но с сороковым рангом он должен будет присягнуть империи или вступить в армию. Так империя продолжит платить ему деньги. Но, конечно, есть и вариант вступления в какой-нибудь клан, тогда он будет заниматься обеспечением мастера. Но все наши преподаватели не хотели полагаться ни какую другую силу, кроме своей собственной. Иначе говоря, когда школа еще не была основана, они все путешествовали поодиночке, чтобы помогать другим. Они наслаждались свободой и ненавидели, когда их ограничивали. Они даже презирали империю. Откуда, по-твоему, у них были бы какие-нибудь деньги?

— Почему же они не хотят принять дворянство, предложенное империей? — спросила Сяо У. — Ведь дворянство означает и большой доход. Я помню, что после тридцатого ранга можно стать бароном, а на сороковом — виконтом.

— Принимая титул от империи, ты также должна будешь присягнуть ей на верность, — ответила вместо Мубая Жунжун. — Если случится война, то ты как подданная империи должна будешь выступить на поле боя. Положение дворянина хорошо, пока не столкнешься с ограничениями, продиктованными этим титулом. Сильные мастера не хотят присягать империи, чтобы потом не умереть во имя ее.

В это же время снаружи зазвенел звонок.

— Декан просит нас собраться, — сказал Дай Мубай, поднимаясь из-за стола. — Жирок, проводи из к месту встречи, а я позову Чжу Чжуцин.

С этими словами он быстрыми шагами вышел из столовой. Ма Хунцзюнь проследил взглядом за Даем Мубаем и пробормотал себе под нос:

— Босс Дай, кажется, изменился. Никогда не видел, чтобы он так заботился о девушке.

— У тебя еще молоко на губах не обсохло, а ты все девушки, девушки! — хихикнула Жунжун.

— Пусть я еще юн, как я могу не быть с девушкой до сих пор? — фыркнул Жирок. — Быстро пошли, декан не любит, когда опаздывают.

Юноша дрожал, пока говорил. Он явно знал последствия этого опоздания.

Когда все четверо собрались на просторной площадке, появился и заспанный Оскар, поедающий свою сосиску. Внешность юноши сильно изменилась со вчера. Но заметнее всего было то, что у него не было его бороды. Тан Сань почти не узнал его. Когда Оскар сбрил бороду, его внешний вид полностью преобразился.

Ранее Ма Хунцзюнь упомянул, что Оскар и Дай Мубай были весьма смазливыми, и сейчас Тан Сань понял, чему завидовал Жирок. Дай Мубай был необыкновенно красив, особенно с этой парой магнетических глаз с двойным зрачком. Но если говорить об Оскаре без его огромной бороды, то юный господин Дай явно проигрывал Дяденьке с большой сосиской.

Глубоко посаженные глаза цвета персика, лицо, как белый нефрит, красивое и гармоничное. Умеренно густые брови, легкомысленная улыбка. Оскар был похож на отпрыска какой-нибудь благородной семьи. Но, конечно, даже если бы он был благородным сыном, его вид все равно не выглядел внушительно, пока он грыз сосиску.

— А твоя борода? — спросил Тан Сань, подойдя к Оскару, не в силах удержаться от рассматривания его лица.

Оскар улыбнулся в знак приветствия и быстро доел свою сосиску, после он прошептал:

— Ах, какой ты неопытный! Если здесь много красивых новеньких девушек, то как я мог не подготовиться и не заставить обратить их внимание на себя. Босс Дай ясно дал понять, что ледяная красавица его, Сяо У — для тебя, а Жирок со своим огнем просто отталкивает девушек, так что моя цель — Нин Жунжун. Ты же не будешь ссориться со мной из-за этого?

— Могу я спросить, сколько тебе лет? — поинтересовался Тан Сань, ударив себя по лбу.

— Четырнадцать, а что? Когда моему отцу было четырнадцать, я появился на свет.

Внезапно Тан Сань осознал, что Шрек — неплохой выбор для того, кто хочет развивать свои умственные способности. Не говоря о преподавателях, ученики были настоящими фриками. Даже он сам, разве не он читал тайные писания о скрытом оружии и вообще не принадлежал этому миру?

После Дай Мубай привел Чжу Чжуцин. Девушка, кажется, держалась от него на некотором расстоянии, а сам молодой человек был чем-то будто бы расстроен.

— Видимо, даже боссу Даю дали от ворот поворот1, — сказал Оскар со злорадной улыбкой. — Плейбой, которого наконец-то отвергли!

Дали от ворот поворот (碰钉子) — букв. напороться на гвоздь; обр. получить отказ, потерпеть фиаско, нарваться на неприятность.

Пока подростки разговаривали, мужчина средних лет вышел на площадку с другой стороны. Увидев этого человека, Сяо У и Тан Сань отвлеклись на него. На вид ему было около пятидесяти лет, сложен весьма крепко, лицо длинное и чуть приплюснутое, а подбородок немного выпирал. Очень широкие скулы, орлиный нос. Если бы пришлось коротко описывать лицо этого человека, то словосочетание «подошва ботинка» подошло бы лучше всего. И хотя глаза его были закрыты, от него веяло некоторым коварством. На носу у него расположились квадратные очки в черной оправе.

— А это разве не тот мошенник? — удивилась Сяо У.

— Какой мошенник? — переспросил Оскар. — Это декан нашей школы, основатель Шрека, Четырехглазый филин Флендер. Семьдесят восьмой ранг, титул Духовный мудрец. Еще более свирепый, чем Чжао Уцзи. Также обладатель летающего духа, среди мастеров такие считаются невероятной редкостью. Жирок — его первый ученик.

— К счастью, лишь семьдесят восьмой, — пробубнила Сяо У, — воистину, не ожидала, что фраза о том, что они принимают только монстров, будет принадлежать ему. Дяденька с большой сосиской, в нашей школе нет никого уровня Духа Доуло?

— Прошу, зови меня Сосисочным монополистом Оскаром, — покачал головой Оскар. — Ты рассматриваешь Духов Доуло как блюде в ресторане, которое можно заказать? Где бы ты ни находилась, в Тяньдоу или Синло, людей уровня Духа Доуло и выше меньше сотни, включая каждого подчиненного обоих империй. Что касается Титула Доуло, то на всем континенте их десять или около того. Неужели ты думаешь, что встретить их так легко?

— Это хорошо, — облегченно вздохнула Сяо У.

— Что-то не так, Сяо У? — поинтересовался Тан Сань.

Девушка покачала головой в ответ:

— Ничего-ничего. Сяо Сань, как думаешь, этот мошенник еще помнит нас?

— Всего два дня прошло, еще должен, — криво улыбнулся юноша. — Но поскольку он декан, то вряд ли он будет сейчас беспокоить тебя, потому что ты обидела его.

— Вот тут ты ошибаешься, — тихо произнес Оскар с мрачной улыбкой. — Наш декан Флендер славится своей обидчивостью. Конечно, его главное достоинство— покрывательство.

Пока Флендер поднимался, его взгляд скользнул в сторону подростков и остановился на Оскаре. В глазах мужчины вспыхнул задумчивый огонек.

— Черт, — побледнел Оскар. — Наверное, он услышал… Я такой жалкий.

Флендер подошел к собравшимся ученикам и начал говорить, голос у него был хриплый, но весьма привлекательный:

— Этот год и правда весьма хорош, к нам пришли четыре монстра. Я — декан школы Шрек, меня зовут Флендер. От лица всей школы я хотел поприветствовать вас. Через пару минут каждый из вас внесет сто золотых монет за обучение учителю Ли, который отвечает у нас за бюджет. Мубай.

— Декан, — произнес Дай Мубай с восхищением и трепетом, выходя вперед.

— Позже расскажи своим новым младшим брату и сестрам о правилась Шрека. После все, кроме Оскара, Нин Жунжун и тебя, должны будут вернуться в свои комнаты и отдохнуть. Вы, двое, за мной.

Весь радостный вид Оскара мигом улетучился, он не хотел следовать за Флендером, но юноша взглянул на Нин Жунжун, и ему стало немного легче.

— Остальные могут идти отдыхать, — махнул рукой мужчина. — Помните, что до темноты вы должны хорошенько расслабиться. И не вините меня за то, что я вам не напомню. Наш учебный план отличается от всех других учебных заведений, здесь вы даже столкнетесь со смертельной опасностью.

Чжу Чжуцин ушла прежде, чем кто-либо успел это заметить, Дай Мубай на этот раз не стал догонять ее. Вторым по скорости оказался Ма Хунцзюнь, он ушел так быстро, что никто даже тени его не заметил.

Тан Сань не спешил уходить, ему было интересно посмотреть на то, как будет преподавать Флендер. Духи Оскара и Нин Жунжун были духами поддержки, и это, наверное, была главная причина того, что они не должны были ходить на вечерние занятия. Но что еще озадачило Тан Саня — почему занятие проводятся вечером?

И поскольку Тан Сань не уходил, то и Сяо У тоже стояла рядом с ним и наблюдала. Флендер не обратил на любопытствующих никакого внимания и просто обратился к Оскару и Нин Жунжун:

— У каждого есть свои способы самосовершенствования. Поскольку духи разные, то и развитие их тоже разное. На континенте нет абсолютно равных духов, а потом цель нашей школы не помогать вам совершенствоваться, а показать, как можно использовать своего духа наиболее эффективно, чтобы в будущих сражениях вы могли стать для своих товарищей настоящей поддержкой.

Тан Саню слова Флендера показались знакомыми. Подумав над ними еще раз, юноша понял, что Гуру тоже говорил что-то такое. Только более развернуто и подробно. Оскар, очевидно, уже слышал это, а потому просто опустил голову, Нин Жунжун же серьезно задумалась и кивнула.

— У вас обоих духи поддержки, — продолжил Флендер, — только у Оскара — система пищи, а у тебя — вспомогательная, Нин Жунжун. Вы нуждаетесь в товарищах, которые могли бы защитить вас, иначе вне зависимости от времени вам будет тяжело выжить. Оскар, скажи мне, что лучше всего убережет мастера духа поддержки на поле боя?

— По возможности находиться за спинами товарищей, использовать окружающую обстановку, а также местность, строения, чтобы избежать возможной опасности. И еще держаться подальше от участков, которые могут оказаться опасны, — ответил Оскар без каких-либо колебаний.

— Совершенно верно, — кивнул Флендер. — Однако ты не сказал еще кое о чем. Мастера духа поддержки также должны уметь быстро бегать, потому тот, кто делать этого не умеет, не может называться хорошим мастером поддержки. Но что нужно для этого? Физическая сила. Поскольку вы духовные мастера, то ваши тела превосходят обычные, однако вам может встретиться и мастер атаки. Следовательно, вам нужно тренироваться и развивать свои физические способности. Возможно, однажды умение бегать позволит вам выжить.

Оскар прекрасно понимал, о чем говорил Флендер, а потому на лице его красовалась горькая улыбка. Декан говорил только о беге все это время.

И действительно, после долгих объяснений он сказал:

— Сегодня вы отправляетесь на пробежку. Двадцать кругов вокруг всей деревни, и если вы не вернетесь к обеду, то вы не обедаете. Вы можете использовать духов. Оскар, ты сегодня за главного.

— Да, — ответила Нин Жунжун без колебаний и начала бежать. Оскар же как-то грустно взглянул на Тан Саня, стоявшего рядом, а после побежал за девушкой.

Деревня была небольшой, но Оскар прекрасно понимал, что Флендер считал и поля, принадлежавшие поселению. Вместе это все составляло где-то три километра, а двадцать кругов представляли собой просто ужасающую цифру.

Сейчас ранг юноши и девушки был выше двадцатого, но вот задача закончить до обеда все еще находилась под вопросом, который был настолько болезненным для мастера духа поддержки, что жизнь уже не представлялась такой прекрасной. Все-таки для мастеров выше двадцатого ранга пробежать столько было все еще нелегко.

Проследив за убегающими Нин Жунжун и Оскаром, Флендер обратился к Тан Саню:

— Следуй за мной.

Тан Сань кивнул и махнул рукой Сяо У, которая хотела пойти за ним. Он пошел за Фледером в его офис в школе.

Офис Флендера также был его жильем, располагался он недалеко от той площадки, где Тан Сань и Чжао Уцзи дрались. Внутри комната была обставлена очень просто: ничего лишнего, все самое необходимое.

Декан сел за стол, посмотрел на Тан Саня каким-то сложным взглядом.

— У Гуру все хорошо?

— Да, у учителя все хорошо, — кивнул Тан Сань.

— Ты его ученик? — удивился Флендер. — Тогда неудивительно, что он подарил тебе этот пояс. В тот день я увидел его и, прикинув твой возраст, понял, что ты идешь в мою школу Шрек. Только вот я не ожидал, что ты будешь его учеником. Когда-то он сказал мне, что вырастит гениальнейшего духовного мастера, который покорит весь континент. Думаю, он выбрал тебя.

Юноша коснулся Двадцати четырех лунных мостов, достал оттуда письмо и передал его Флендеру.

— Учитель попросил меня передать вам письмо, когда я приду сюда, сдам экзамен и буду принят.

— Такой упрямец. Это так похоже на него. Когда он уже лично свяжется со мной? — улыбнулся мужчина, но в глазах его стояла печаль.

Сказав это, декан вскрыл конверт и достал оттуда письмо, написанное на белой бумаге. Тан Сань заметил, что руки мужчины дрожали, когда он доставал его.

Юноша не знал, что было в письме, но он мог примерно представить, ведь лицо декана менялось каждую секунду. То он злился, то радовался, столько эмоций выразил мужчина за одно мгновение.

— Прекрасно, просто замечательно, старик! Старый ублюдок, что ты хочешь доказать? Какие доказательства? Только не говори мне, что ты не знаешь…

Фледер казался каким-то странным. Тан Сань не понимал ничего, что бормотал мужчина. Внезапно он поднял голову и пристально посмотрел на юношу.

— Тогда не подведи его, раз уж ты его доказательство. Иди и готовься к вечернему занятию. Это будет непросто.

Тан Сань выполнил задание Гуру. Хотя этот декан и казался юноше странным, размышлять об этом он сейчас не собирался. Обдумывая бой с Чжао Уцзи, он нашел свои слабости, а потом хотел, как можно скорее приняться за медитацию.

Но оставим нашего Тан Саня и переведем повествование к Оскару и Нин Жунжун, которые пробежали уже половину заданной Флендером цели.

— Сколько нам еще осталось бежать? — беспомощно спросила Нин Жунжун.

Когда девушка только начала, она была полна уверенности, несмотря на то, что принадлежала к мастерам духа поддержки. Дома отец требовал от нее тренировок, говоря практически то же самое, что и Флендер. Поэтому она была весьма хорошо подготовлена, это, конечно, не сравнится с мастером боевого духа, но регулярные упражнение подарили ей здоровое тело и хороший опыт в беге. Только вот с тех пор, как Нин Жунжун покинула родные пенаты, под руководством Оскара она не пробежала ни одного круга, хотя времени прошло уже достаточно. Бегая с такой скоростью, разве можно было рассчитывать даже на ужин, не говоря даже об обеде! Кроме того, выносливость истощалась, а темп постоянно падал.

— А я говорил, что это невозможно, когда мы уходили, — ответил Оскар с кривой улыбкой. — Но даже так, неужели мы, мастера поддержки, должны беспокоиться о еде?

Нин Жунжун взглянула на юношу. И пусть девушка была еще очень юна, в чертах лица ее невозможно было не увидеть изящества. Оскар немного стушевался от ее взгляда, но все же произнес низким и хвастливым голосом:

— Отведай-ка папочкиной сосиски!

В руке юноши появилась сосиска, он протянул ее Жунжун.

— Первая способность моей сосиски — восстановление. Она не только ускоряет регенерацию ран, но и увеличивает физическую силу. Поешь немного. С моей сосиской даже если нам придется пробежать не двадцать, а двести кругов мы не проголодаемся!

Нин Жунжун смерила Оскара странным взглядом и сказала совершенно бесстрашную фразу:

— Отведай-ка мамочкиных2 булочек! Соси!

2 Мамочкиных (老娘) — такое же обращение к себе, что и лаоцзы, мать, мамаша; я (женщина о себе во время перепалки).
Мы не смогли полностью передать фразу, произнесенную Жунжун, но просто знайте, что она ужасно грубая.

Сказав это, девушка активировала пагоду, которая помогла ей и увеличила скорость.

— Эх…

Оскар был совершенно потрясен. Да даже если бы Тан Сань или Дай Мубай услышали, как Нин Жунжун, такая изящная красавица, произнесла подобную фразу, они бы не нашли слов. Возможно, им бы и в голову не пришло, что Жунжун так может. Они в принципе не знали, какой была Нин Жунжун у себя дома, в клане Стеклянной пагоды семи сокровищ. Да и сама девушка не смогла сдержаться и показала свою истинную натуру.

***

Клан Стеклянной пагоды семи сокровищ. Главный зал.

В северной части главного зала передом к югу стояло большое резное кресло из розового дерева, спинкой его служил нефритовый камень темно-зеленого цвета. Казалось, от него веяло какой-то приятной и теплой влагой.

В этом красивом кресле сидел один мужчина. Он был похож на белый нефрит. Прямой нос, утонченная и нежная внешность. Одет этот человек был в белые одеяния. На вид ему можно было дать около сорока, взгляд его был очень добрым. Мягкие черные волосы рассыпались по его плечам и спине. И все это казалось так естественно и совсем не искусственно. Сейчас мужчина смотрел на юношу в белых одеждах, который сидел перед ним на коленях.

— Вернулся с докладом к главе клана. Юная госпожа уже добралась до школы Шрек, а также успешно прошла вступительные испытания, — почтительно произнес юноша.

— Эта маленькая чертовка решила закалить свой характер, иначе клан взлетел бы с ней на воздух, — беспомощно произнес глава. — И как же в школе Шрек обстоят дела?



Комментарии: 1

  • «Я умираю с голову,» в целом, одна из немногих опечаток в этих двух главах 😅

    Мдааа, теперь будет весело, хэх, кстати! Если не сложно, этот феникс и сосисочный монстр, и вообще, все, на том артике где или хотя бы с каким цветом волос 😂? Ну, вообще все кто там есть 😅 объясните, если не сложно, хочу быть уже уверен, а то мало ли

    Спасибо за перевод)

    Ответ от Шиди

    Видимо, тут мы с переводчиком тоже умирали xd

    Феникс в красном, сосисочный с бородкой небольшой, у него одежда в желтых тонах и волосы беленькие
    Жунжун в бирюзовой одежде, вот она в дунхуа совсем не такая как в новелле, в новелле у нее волосы короткие
    А Чжуцин с ушками, в темно-фиолетовой одежде

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *