Цинь Мину подумалось, что условия поступления в школу за годы не изменились. Другими словами, эти семеро должны быть еще моложе Императорской команды, воспитанников академии Тяньдоу. Также это говорило о том, что они гораздо более выдающиеся мастера, чем его ученики. Он слишком хорошо знал, что из себя представляла его бывшая школа. У нее столько проблем, но она все еще способна обучить гениев. Что бы это могло значить?

В это мгновение пристальные взгляды подростков были сосредоточены на Цинь Мине. Недавний бой дался им с таким трудом, что тот факт, что учитель их соперников оказался выпускником школы Шрек, одновременно удивлял их и восхищал.

Флендер повернулся к девушкам и юношам и сказал:

— Ладно, разберитесь сначала со своими делами. Сразу после этого возвращайтесь. Уцзи, Цинь Мин, пойдемте.

Трое взрослых ушли, оставив Дьяволов одних. Благодаря сосиске Оскара, они почти полностью восстановили физическую силу, а также немного духовную. 

— Как неожиданно, я оказался столь велик, что элита академии Тяньдоу не смогла победить меня. Ха-ха! Я и правда талантлив.

Мубай сердито стукнул Хунцзюня по макушке.

— Талантливая твоя голова. Кто тут победил Императорскую команду, ты? Это был потрясающий Сяо Сань. Если бы мы положились на тебя, нас бы, вероятно, избивали бы до тех пор, пока мы бы от ужаса не обмочились.

— Босс Дай, не говори так, — усмехнулся Жирок. — Разве Гуру не сказал, что мы единое целое? Каждый вносит свой вклад. Сяо Сань потрясающий, но и я, Жирок, тоже хорош. И все же, третий брат, твой младший брат благодарит тебя.

— За что ты благодаришь Сяо Саня? — поинтересовалась Сяо У.

Юноша усмехнулся и благодарно посмотрел на друга.

— Хотя я и не прослыл умным, но я точно не дурак. Когда Сяо Саня атаковали те ребята с щитами, он не съел ни одной грибной сосиски Оскара. И, естественно, не сделал он этого потому, что сзади стояли мы с Оскаром и Жунжун. Если бы он съел сосиску, кого бы увидели тогда те братья?

— Разве не ты сказал, что мы единое целое? — улыбнулся Тан Сань. — Я бы никогда не предал товарища по команде. Мы все — часть одной команды, не нужно благодарности. Если я буду открыт, разве вы не поможете мне? Босс Дай, пойдем. Мы уйдем пораньше, как только рассчитаем очки и перейдем на новый уровень. И, да, Цинь Мин только что сказал про Имперскую академию Тяньдоу, что это за заведение?

Дай Мубай потерял дар речи на некоторое время.

— Сяо Сань, ты что, не знаешь об Имперской академии Тяньдоу? 

— Я правда не знаю! — ответил юноша, почесав затылок.

— Я тоже не знаю, — кивнула Сяо У. — Только не говорите мне, что это очень знаменитая академия.

— Не просто «знаменитая», — вмешалась Жунжун. — Имперская академия Тяньдоу была основана императорской семьей. На протяжении всей истории этой школы ее директор также являлся регентом Тяньдоу. Знаменитая, спрашиваешь? В Тяньдоу эта академия — единственное крупнейшее заведение для мастеров третьей ступени обучения. Все там находится за пределами нашего воображения. Изначально, не пойди я в Шрек, то поступила бы туда.

— Жаль только, что академия эта хоть и очень хороша, но ее связь с императорской семьей накладывает на нее ряд серьезных ограничений. Первое требование — студент обязан происходить из дворянской семьи, и это лишает множество простых, но талантливых людей возможности поступить туда. Кроме того, именно из-за голубой крови местных учеников возможности там огромны и замечательны, а учителя сильны, однако не так уж много известных мастеров являются ее выпускниками.

Связь с императорской семьей. Тан Сань медленно кивнул. Он совсем не завидовал возможностям других учебных заведений, ему просто было немного любопытно, вот и все. Неудивительно, что члены Императорской команды — мастера с такими сильными духами, и неожиданно они оказались выходцами из знаменитейшей академии.

— Босс Дай, Тан Сань, вы поняли, какого ранга Цинь Мин? — вдруг спросил Оскар.

— Если судить по его внешности, ему уже больше тридцати, — стал озадаченно рассуждать Мубай. — Предыдущий рекорд школы — тридцатый ранг в четырнадцать, на два месяца раньше тебя. Таким образом, сейчас он должен быть минимум пятидесятого. Получить пятый титул в тридцать лет может только по-настоящему сильный человек. Неудивительно, что он смог стать преподавателем академии Тяньдоу.

Тан Сань кивнул, соглашаясь с Мубаем.

— Я не согласен, — покачал головой Оскар. — Стать учителем в академии третьей ступени на пятидесятом ранге, объективно говоря, не проблема. Однако стоит принять во внимание, что Цинь Мин привел Императорскую команду. Значит, его положение в академии Тяньдоу довольно высоко. Разве такое возможно, если ты не достаточно силен? Я думаю, если он и не шестидесятого ранга, то точно близок к нему.

— Хорошо, пойдемте, — нетерпеливо сказал Хунцзюнь. — Если хотите знать ранг Цинь Мина, просто спросите, когда вернетесь. Нет нужны стоять тут и гадать.

Месяц арены наконец-то завершился, Семь дьяволов Шрека поставили рекорд в двадцать восемь побед без единого поражения. Кроме того, по соглашению Гуру и арены все, кроме Оскара и Жунжун, одерживали техническую победу в поединках. А также все, кроме Ма Хунцзюня, у которого не было партнера, получили по одной победе за парные бои. Столько сражений спустя каждому было очень интересно узнать свои очки. Они даже не знали, сколько подняли очков от серий побед. И речь шла не только о мнимых баллах, это также были реальные деньги. Все сегодня, в последний день месяца, должно быть рассчитано.

Не дожидаясь визита подростков в зал перерасчета, управляющий Ао сам подошел к ним и пригласил их в соответствующее помещение, но уже более высокого уровня.

Мужчина сиял от успеха, Семь дьяволов одержали победу над Императорской командой, не только предотвратив денежные потери арены, но и принеся ей прибыль. И, естественно, арена Сото щедро расплатится с этими выдающимися мастерами.

Ао вручил Мубаю черную карточку. 

— Это оговоренная ранее сумма в десять тысяч золотых, господин капитан. Вы можете использовать эту карту в любом банке Доуло и конвертировать ее в деньги.

Мубай вел себя резко, он взял черную карту и положил ее себе в карман на груди. 

— Управляющий Ао, не могли бы вы посчитать наши очки? Мы все устали и надеемся поскорее вернуться и отдохнуть.

— Конечно-конечно, — исключительно вежливо произнес мужчина. Он спешно махнул сотруднику, чтобы тот подсчитал все полученные очки за прошлый месяц.

Он прекрасно видел сегодняшнее сражение собственными глазами, Тан Сань, объективно, потрясающе выступил, но Ао больше впечатлил Союз душ Мубая и Чжуцин.

На самом деле, Союз душ был очень редким явлением среди мастеров. И как только сила двоих доходила до определенной степени, их единение становилось чем-то, с чем могли соревноваться только Небеса. И арена надеялась соблазнить таких юных и талантливых людей. Поэтому по отношению к Мубаю этот управляющий Ао вел себя исключительно вежливо. Он уже обдумывал, как в следующем месяце будет обхаживать этих юношей и девушек, пока они будут оставаться победителями. Но откуда ему было знать, что это была последняя битва Дьяволов на арене города Сото.

Результаты принесли очень быстро. Сотрудник протянул лист с итогами.

«Злой глаз белого тигра: поскольку между боями прошло более трех месяцев, а также ранее отсутствовали записи о серии из пяти побед, очки за победы предыдущих месяцев не будут засчитаны.

Поединки, достижения за месяц: двадцать шесть побед и два поражения пятнадцатым и двадцать седьмым боем. Таким образом, серии из пяти и более побед делятся на два счета. Всего десять боев, пять серий с десятью и более последовательными победами.
Полученные очки: 609

Два на два, Крылатый белый тигр: семнадцать побед и одиннадцать поражений. Две серии из пяти и более последовательных побед.
Полученные очки: 24

Командный бой, Семь дьяволов Шрека, капитан: двадцать восемь боев, из которых пять боев с пятью и более побед и восемнадцать боев с десятью и более побед. 
Полученные очки: 1855

Очки в начале месяца: 3
В этом месяце получено: 2488 
Итого: 2491
Повышается до серебряного ранга.»

Закончив с объявлением, сотрудник вручил серебряный значок Мубаю. Кроме того, давалась еще одна карта с деньгами за серию побед.

«Сосисочный монополист: записей о прошлых боях не имеется.

Бои за этот месяц.
Поединки: ничего

Два на два, Крылатый белый тигр: семнадцать побед и одиннадцать поражений, среди которых два боя с пятью и более последовательными победами.
Полученные очки: 24

Командный бой, Семь дьяволов Шрека: двадцать восемь боев, из которых пять боев с пятью и более победами и восемнадцать боев с десятью и более побед. 
Полученные очки: 1855.

Баллы за прошлые месяцы: 0 
За этот месяц и итого: 1879 
Повышается до серебряного ранга.»

Точно так же и Оскар получил свой серебряный значок и золотые монеты на карте.

Третьим, естественно, был Тан Сань. Среди всех он, несомненно, выделялся, отлично показал себя и в поединках, и в боях два на два, и в команде. У него был идеальный рекорд.

«Тысячерукий асура: поскольку между боями прошло более трех месяцев, а также ранее отсутствовали записи о серии из пяти побед, очки за победы предыдущих месяцев не будут засчитаны.

Поединки, достижения за месяц: двадцать восемь последовательных побед из двадцати восьми сражений. Среди них пять боев с пятью и более последовательными победами и восемнадцать с десятью и более. 
Полученные очки: 1855

Два на два, Дуэт Три-Пять: серия из двадцати восьми побед без единого поражения. Среди боев пять с пятью и более последовательными победами и восемнадцать с десятью и более. 
Полученные очки: 1855

Командный бой, Семь дьяволов Шрека, вице-капитан: двадцать восемь боев, из которых пять боев с пятью и более побед и восемнадцать боев с десятью и более побед. 
Полученные очки: 1855

Очки в начале месяца: 2 
В этом месяце получено: 5565 
Итого: 5567
Повышается до золотого ранга.»

Не говоря уже о Тан Сане и Дьяволах, даже управляющий Ао не мог не удивиться числу «пять тысяч пятьсот шестьдесят семь». На его памяти не было еще ни одного мастера железного ранга, который бы добился таких высот за месяц. Неожиданно перепрыгнуть сразу на золотой ранг, получив необходимые пять тысяч очков. Такого, вероятно, не было ни на одной арене на всем континенте, что тут уж говорить о Сото.

Взяв тяжелый золотой значок, Тан Сань улыбнулся. Его усилия за месяц не были потрачены впустую.

— Плохо, — внезапно взвыл Ма Хунцзюнь.

— Что плохо? — спросил Мубай с несчастным видом.

— Раз третий брат стал «золотым», — Хунцзюнь взглянул на Тан Саня, — нам в дальнейшем придется сражаться с командами золотого ранга. Как мы победим? «Серебряная» Императорская команда и так была очень могущественна.

Услышав Жирка, все мигом вспомнили, что уровень рассчитывался из самого высокого ранга и самой большой силы духа мастера в команде. Другими словами, с членом с золотого уровня им придется противостоять бойцами с таким же значком. Все на мгновение отвлеклись и уставились на Тан Саня.

— Объективно, у меня слишком много очков. И это плохо, — криво улыбнулся юноша.

Управляющий Ао не мог не развеять ложное представление подростков.

— Думаю, вам не стоит беспокоиться об этом, — усмехнулся мужчина. — Вам будет очень трудно найти соперников не только золотого, но и серебряного ранга. Если, конечно, Императорская команда снова нас не почтит своим визитом.

— Почему? — поинтересовался Тан Сань.

— В общем-то говоря, очки накапливаются постепенно, одержать серию побед очень трудно. Вы первые на моей памяти, кто так быстро поднялся. И обычно у мастеров тридцатого ранга имеется лишь железный или медный значок. Серебро стандартно получается на сороковом и выше. Сила духа растет, появляются какие-то преимущества, очки быстро копятся, и мастер уверенно доходит до серебра, а впоследствии, став еще могущественней, и до золота. Я никогда не слышал ни о ком, кроме тебя, кто получил бы золото, будучи Старейшиной. Не знаю, как там в империи Синло, но у нас точно нет второй такой команды, как вы. Кроме того, сложно будет найти кого-то такого же сильного, как и Императорская команда. Таким образом, вы становитесь сильнейшей командой тридцатого ранга во всей империи.

Никаких противников? Все, кроме Тан Саня, улыбнулись. Самому старшему из них было всего пятнадцать. Как духовные мастера они не могли не надеяться на то, что их сила будет огромной. В сердце каждого зазвучало: «Мы, Семь дьяволов Шрека, сильнейшая «золотая» команда.

Остальные четверо также подсчитали свои баллы. Благодаря двадцати восьми победам, все без исключения получили серебряные значки. Для них этот факт был непостижим до тех пор, пока они не покинули арену. Все быстро переоделись в уединенной туалетной комнате.

Глядя на звезды в небе, Оскар пробормотал: «Один месяц, всего за месяц и правда получил серебро? И каждый раз, когда я буду участвовать в боях на арене, то смогу получить много золота? Это и правда кажется чем-то невообразимым.»

Внезапно кто-то ущипнул его за руку, юноша быстро повернулся и вздрогнул. Он оскорбленно посмотрел на красавицу, что шла рядом:

— Жунжун, зачем ты щипаешь меня?

Девушка невинно улыбнулась:

— Я проверила, больно ли. Если да, значит, мы не спим.

Мысли у этих двоих были похожи, ведь они были мастерами поддержки, которые достигли таких высот так быстро. 

Оскару даже обидно не было за то, что Жунжун ущипнула его. Разминая ноющее место на руке, он с серьезным видом сказал:

— В этом месяце я не моюсь. Я решил.

— Нет проблем, если ты будешь спать не в нашем доме, — улыбнулся Тан Сань. — В противном случае я не могу гарантировать, что не выброшу твое вонючее тело в реку, пока ты спишь.

Говоря это, юноша изобразил, будто бросает что-то, чем вызвал всеобщий смех.

***

Каждый из Императорской команды помогал друг другу двигаться к гостинице.

Хотя все их раны излечила Е Линлин, братья Ши и Дугу Янь все еще чувствовали слабость из-за яда, которому они подверглись. Но что ощущалось гораздо сильнее, так это удар по духу от поражения.

Линлин держала Дугу Янь, Осло — Юй Тяньхэна. Самый, по общему признанию, целый член команды Юй Фэн поддерживал близнецов. Те походили на побежденных в бою солдат. Семеро шли в каком-то нерадостном настроении. Но когда они собирались вернуться в гостиницу, кто-то внезапно преградил им путь.

— Тяньхэн, еще помнишь меня? — спросил странноватый голос. Подавленный юноша поднял голову. В лунном свете он с трудом смог разглядеть мужчину, что остановил их.

— Ты… вы, э-э-э, дядя? Что вы делаете здесь? — с сомнением произнес Тяньхэн.

Человеком, что стоял перед ними, был Гуру. Он вышел вперед и встал перед своим племянником.

— Давай поговорим наедине.

Юноша мигом забыл о своих переживаниях о поражении. Он быстро кивнул, а после махнул товарищам, говоря тем самым, что они могут идти в гостиницу. Императорская команда, услышав, что этот человек — дядя их капитана, ничего не сказали и сразу же вернулись в гостиницу неподалеку.

— Вы здесь, дядя…

Увидев Гуру, Юй Тяньхэн почувствовал, как у него перехватило дыхание. Хотя прошло много лет с тех пор, как его дядя покинул клан, юноша все еще помнил, как этот человек играл с ним-ребенком. Тогда лицо мужчины было не таким жестким, как сейчас. Отец Тяньхэна, будучи старшим сыном и наследником, должен был каждый день учиться управлять кланом у своего отца, а также совершенствоваться как мастер. Именно дядя проводил с мальчиком больше всего времени. Так много, что много лет Юй Тяньхэн воспринимал его как своего отца. 

В глазах Сяогана сверкнуло тепло. Он похлопал племянника по плечу и сказал:

— Похоже, ты хорошо поработал за эти годы. Тридцать девятый ранг, Сяо Хэн так вырос.

Уголки глаз юноши покраснели. Он только что пережил поражение и, встретив столько близкого родственника, испытывал нечто вроде необходимости опереться на кого-то. 

— Дядя, пойдемте со мной домой, — задыхаясь от эмоций, сказал Юй Тяньхэн. — Дедушка всегда вспоминал вас. Как и отец.

Сильное волнение появилось в глазах мужчины, он неглубоко вздохнул и ответил:

— Хотя твой дед и является главой клана, последнее слово уже давно стоит не за ним. Меня давным-давно изгнали, вычеркнули из генеалогии. Разве я могу вернуться? Как себя чувствуют твои дедушка и отец?

— Они в порядке, — кивнул юноша. — Вот только дедушка уже стар и все меньше занимается делами клана. Сейчас там за главного, скорее, отец. Дядя, я много раз видел, как дедушка непрерывно смотрит на ваш портрет. Он очень хочет, чтобы вы хотя бы навестили его.

— Достаточно, — несколько жестко оборвал речь племянника Сяоган. Мужчину всего трясло, и он долго не мог успокоиться.

Юй Тяньхэн тактично молчал, влажными глазами глядя на родного дядю.

Не так давно Юй Сяоган держал его в своих больших и теплых руках, играл с ним и рассказывал разные смешные истории о духовном мастерстве. Эти воспоминания детства глубже всех сидели в сердце уже взрослого юноши. Он старший внук клана, а потому дед и отец были требовательны к нему касательно силы духа и способностей… и лишь Юй Сяоган, его дядя, подарил ему по-настоящему счастливое детство.

Долгое время спустя Гуру вздохнул, пытаясь успокоить нахлынувшие чувства. 

— Тяньхэн, возможно, вскоре мы встретимся снова. Не нужно расстраиваться из-за поражения. Само по себе оно не страшно, страшно то, что мы не извлекаем уроков из него. Ты очень сильный, но, если судить по сегодняшнему бою, ты не показал свой настоящий потенциал. Иначе сложно было бы судить о том, кто победит.

— Дядя, вы видели сегодняшний бой? — у юноши дрогнуло сердце. — Я опозорил нашу семью.

— Ты знаешь свои ошибки? — покачал головой Сяоган.

Юй Тяньхэн растерянно посмотрел на дядю. Если бы об этом спросил Цинь Мин, у него бы нашлось очень много ответов, но, когда интересуется человек, занимавший самой низкое положение в клане, не унаследовавший даже духа, юноша почему-то не мог ничего сказать.

Гуру положил руку на плечо племянника.

— Ты не проиграл сопернику в мастерстве, скорее, наоборот. У тебя нет никаких проблем с применением способностей. Но высокомерие в сердце привело тебя прямо в ловушку противника. Высокомерие наследника клана Синего дракона-громовержца. 

— Высокомерие…

Юй Тяньхэн посмотрел на Гуру, в глазах юноши блеснуло понимание. Он был очень умен, а потому понял свою ключевую ошибку, когда и Гуру, и Цинь Мин подняли один и тот же вопрос.

— Дядя, не переживайте. В следующий раз, если у меня будет такая возможность, я ни за что не проиграю.

— У тебя будет возможность, — губы мужчины тронула редкая улыбка. — Потому что я учитель Семи дьяволов Шрека.

— Что?

Юноша удивленно посмотрел на Гуру не в силах поверить услышанному.

В клане о Юй Сяогане ходило много слухов, и все Юй Тяньхэн слышал лично. Каждый говорил, что Юй Сяоган обладает бесполезным духом, и это до сих пор позорит всю их семью. Даже так племянника это вовсе не заботило, но он был уверен, что сила духа его дяди никогда не достигнет тридцатого ранга.

— Очень странно, правда? — спокойно улыбнулся Гуру. — Да, сам я не силен, но это не значит, что я плохой учитель. Не то чтобы эти семеро ребят были моими учениками всегда, но сейчас именно я тренирую их. У меня есть только один непосредственно мой ученик. Ты познакомился с ним на арене, это мастер контроля.

— Он?

Юй Тяньхэн изменил свое мнение о Юй Сяогане. В том бое, кроме Мубая, который противостоял ему напрямую, юноша приметил также мастера, что контролировал всю сцену. Тан Саня.

В глазах Гуру вспыхнуло пламя.

— Однажды я, Юй Сяоган, позор семьи, покажу этому миру, что могу обучить гения. Тяньхэн, мне пора идти. Помни, что я сказал. Если ты хочешь, чтобы твоя команда побеждала и показывала весь свой потенциал, откажись от высокомерия.

Сказав это, мужчина похлопал племянника по плечу, развернулся и ушел в темноту.

— Дядя, а вы не можете учить меня? — спросил юноша, догнав мужчину.

После недолгой паузы Гуру покачал головой.

— Тяньхэн, если бы клан узнал, что я твой учитель, как бы он отреагировал? Возможно, меня сразу же сделают врагом клана Синего дракона. Если ты правда хочешь стать великим мастером, тогда поставь себе в пример моего ученика. Если сможешь превзойти его за год, ты неизбежно окажешься на вершине иерархии мастеров всего континента.

— Почему, дядя?

Тяньхэна не убедили слова Сяогана. Пусть у этого Асуры и был сильный яд, его мутировавший дух так и оставался лишь лунной травой, и она никак не могла сравниться с синим драконом. Тяньхэн был уверен, что в поединке он бы точно победил.

Гуру остановился и развернулся, он посмотрел племяннику в глаза.

— Ты знаешь его ранг?

— Если верить информации, что я получил, он должен быть тридцать второго ранга, — задумавшись, ответил юноша. — Его прозвище Тысячерукий асура. Однако я думаю, его сила духа примерно равна моей. 
То, что делал Тан Сань, было свежо в памяти Тяньхэна, и он не мог поверить, что все сделал мастер контроля на семь рангов ниже его. Дугу Янь, тоже мастер контроля, с тридцать восьмым рангом ничего не могла противопоставить ему.

— Нет, информация верна, — покачал головой Гуру. — У Сяо Саня и правда только тридцать второй ранг. Но знаешь ли ты, сколько ему лет?

Юноша покачал головой, его сердце пропустило удар.

— Ему недавно исполнилось тринадцать, — улыбнулся Сяоган. — В двенадцать он получил третье кольцо. 

После мужчина развернулся и ушел, на этот раз не останавливаясь. Но даже эти слова не могли полностью представить талант Тан Саня, ведь он хранил один величайший секрет — второй дух.

Юй Тяньхэн какое-то время стоял там, не двигаясь, пока его не нашли Дугу Янь и Е Линлин. Они и вернули его к реальности.

Тридцать второй ранг. Тринадцать лет. Эти слова постоянно витали в него в голове. Тогда Тяньхэн наконец-то понял, почему его дядя сказал, что тот должен равняться на его ученика, если хочет стать великим мастером. Дядя, что за монстр ваш ученик?

***

Тан Сань чихнул и потер нос.

— Сяо Сань, ты в порядке? 

Стоило сказать, что целительские способности Е Линлин были поразительны, сейчас Сяо У, кроме небольшой бледности, пришла в норму, раны не оставили даже шрамов.

— Ничего такого, возможно, кто-то говорит обо мне, — улыбнулся юноша, покачав головой.

Тан Сань тогда вспомнил об отце: «Отец, где ты? Куда ты отправился на столько лет? Почему ты никогда не навещаешь меня? Неужели не хочешь увидеть своего сына?»

Перед приходом в Сото, Тан Сань вернулся в родную деревню и оставил записку отцу, также он попросил Джека сказать ему, если отец вернется, куда он отправился. В старом мире у Тан Саня не было никого родного, а здесь, пусть и с некоторыми трудностями, у него был отец. Однако он оставил его…

Сяо У прекрасно знала своего названного брата, а потому сразу же догадалась, что гложило его. 

— Сяо Сань, не забивай себе этим голову. Я веру, что потом твой отец вернется.

Юноша молча кивнул. Наконец-то подростки вернулись в отель.

Зайдя в здание, они увидели троих преподавателей, который увлеченно о чем-то болтали. Казалось, к еде и напиткам за это время никто из них так и не притронулся.

— Воу-воу, а здесь вино!

Ма Хунцзюнь первый подошел к столу. Он был прямым учеником Флендера, а потому вел себя с ним менее сдержано. 

— Учитель, мы победили сегодня. Я думаю, мы заслужили немного еды и выпивки. 

Юноша приблизился к Флендеру и потянул руку к вину. Мужчина стукнул ученика по костяшкам палочками, Жирок мигом одернул ее, громко вскрикнув от боли. Цинь Мин озадаченно уставился на Ма Хунцзюня, стоявшего рядом с Флендером.

— Учитель, этот молодой человек тоже ученик школы? С каких это пор у вас так много подопечных?

— Цинь Мин, мы только недавно расстались, а ты уже забыл меня? — заскулил Хунцзюнь.

— Ты… тот полный юноша с огнем, да? Сколько тебе лет? — спросил Цинь Мин, глядя на Жирка широко раскрытыми глазами. Он, конечно, ожидал чего-то подобного, но все же воочию увидев детскую полноту и соответствующее поведение, не мог не почувствовать волнения.

Цинь Мин прекрасно знал о том, что его считали гением в мире мастеров, он был не последним человеком к школе Шрек. Но ранее он видел, как этот еще ребенок, пусть и с помощью пагоды, мог так долго блокировать своим огнем атаки Юй Фэна, мастера тридцать пятого ранга.

Благодаря маске, люди просто считали Дьяволов несколько низкорослыми, хотя Мубай и Сяо У уже походили по этому параметру на взрослых людей. Никто и не догадается об их истинном возрасте, пока подростки сами не раскроют его.

— Да, я Яростный огненный феникс, — гордо сказал Ма Хунцзюнь. — Мне недавно исполнилось тринадцать лет. Ох, точно, мы носили маски, а потому ты не узнал нас, да? 

Когда подошли остальные, Цинь Мин удивленно уставился на этих детей, большинству из которых не стукнуло даже пятнадцати. На мгновение он потерял дар речи.

— Ты же помнишь правила школы, Цинь Мин? — с гордым и зловещим смешком спросил Флендер. — Мы принимает только детей до двенадцати. Хунцзюнь поступил к нам в одиннадцать лет, Тан Сань, Сяо У, Нин Жунжун и Чжу Чжуцин пришли в этом году. За этот год мы приняли гораздо больше учеников, чем за несколько лет существования школы вместе взятых.



Комментарии: 1

  • «Я веру, что потом твой отец вернется.» верь)

    Вах какая трогательная часть воссоединения отц.. дяди и племянника! Я в начале малость расстрогался даже, а потом тянул довольную лыбу за Тан Саня, эхэхэхэх, наш гений ~
    Интересно, теперь все в последующих главах будут так же охренивать 🤔 к тому же.. после того как они закончат обучение в Шреке, они сразу пойдут тип работать? Проспойлерите меняя, сколько ещё лет они будут в Шреекеее 😂 пожалуйста 😂😂
    Спасибо за ваш труд)

    Ответ от Су Вон

    Шрек они окончат, когда Тан Саню будет 15-16 лет где-то так, и будет тайм-скип на 5 лет. Больше ничего говорить не будем :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *