— Ох, прошу простить меня, глава. В школе Шрек есть по крайней мере один Духовный мудрец и несколько Духовных императоров. Я не смог войти в внутрь, чтобы изучить их получше. Однако я передал ваше послание одному из преподавателей, который пообещал мне отдать его лично в руки декана.

— Ах, Флендер-Флендер, вы и правда весьма разумны, — улыбнулся мужчина средних лет. — Хотел бы я посмотреть, какое обучение вы можете дать моей дочери. Надеюсь, что, покинув родной дом, эта маленькая чертовка хоть немного наберется благоразумия. Отлично, можешь идти.

— Да, глава, — сказал юноша и быстро покинул зал.

— Фэнчжи, неужто ты настолько рад, что Жунжун покинула клан в одиночку? — разнесся эхом смелый мощный голос, который, казалось, звучал со всех сторон и сотрясал зал. — Только не говори мне, что доверяешь обучению Шрека больше, чем нашему. Я за то, чтобы вернуть ее домой. Во внешнем мире она не будет чувствовать себя свободной.

Обладателем голоса оказался мужчина, вышедший из задней части зала. Несмотря на то, что волосы и борода его были белые, лицо его было гладким, как у ребенка. Он с громким свистом оказался рядом с креслом, на котором сидел глава клана Нин Фэнчжи1 

Нин Фэнчжи (宁风致) — — спокойный; 风致 — иметь прекрасные манеры.

— Дядя Цзянь, — Нин Фэнчжи беспомощно посмотрел на мужчину, — это из-за Вас и дяди Луна я не могу позволить ей остаться в клане. Вы слишком балуете мою дочь, а потому ее невозможно здесь дисциплинировать. Может, выход во внешний мир поможет ей измениться.

— Кто сказал, что мы балуем Жунжун?! — недовольно спросил дядя Цзянь2. — Ты видишь только ту Жунжун, которая постоянно шумит и играется, а вовсе не прекрасную и милу девушку. У тебя много сыновей, а дочь всего одна. Неужели ты жаждешь расстаться с ней?

2 Дядя Цзянь (剑叔) —— меч;— дядя (младший брат отца).

— Дядя Цзянь, — решительно возразил Нин Фэнчжи, — что бы Вы сейчас ни сказали, а я не отправлюсь на ее поиски. Вы с дядей Луном3 тоже, кстати, можете уехать. Вам не стоит беспокоиться о Жунжун, она под крылом того, кто раньше был первым копьем Золотого треугольника. Невозможно, чтобы он не распознал дух нашего клана Стеклянной пагоды семи сокровищ. Под его опекой Жунжун ничего не угрожает.

3 Дядя Лун (龙叔) — 龙 — дракон; — дядя.

— Если у Жунжун будут проблемы, ты ответишь за это, — фыркнул дядя Цзянь, брызнув слюной. — Что-то я разнервничался, пойду найду эту иссохшую косточку Луна, потренируюсь.

Не считая клан Стеклянной пагоды, даже на всем континенте нашлось бы лишь несколько человек, который осмелились бы так говорить с Нин Фэнчжи. И этот старик явно относился к этому меньшинству. Пусть внешне главе клана можно было дать лет сорок, на деле ему уже было за шестьдесят. Нин Жунжун была его младшей и единственной дочерью.

***

С наступлением темноты декан школы Шрек Четырехглазый филин Флендер собрал всех семерых учеников на большой площадке.

Дай Мубай, Тан Сань, Сяо У, Ма Хунцзюнь, а также холодная Чжу Чжуцин прекрасно подготовились к вечернему занятию и едва не дрожали от предвкушения. Однако внимание Флендера было приковано к совершенно другим ученикам.

— Оскар, вы пробежали двадцать кругов? — спросил мужчина, глядя настолько пристально, что невозможно было посмотреть ему в глаза.

Почему-то за весь день Тан Сань не увидел ни одного преподавателя, даже Чжао Уцзи. Очевидно, сегодня в школе находились только семеро учеников и Флендер.

— Да, я пробежал, — ответил Оскар, кашлянув.

— Я спросил обоих, а не только тебя, — холодно фыркнул декан.

Оскар повернул голову к Нин Жунжун и посмотрел на нее, та тоже взглянула на него. В глазах девушки сияла невинность.

— Да, мы оба пробежали, — ответил юноша, стиснув зубы.

Флендер улыбнулся, но Тан Сань бы сказал, что сделал он это весьма зловеще.

— Просто прекрасно, Оскар! Не ожидал, что у тебя такой дух товарищества. Подойди-ка сюда.

Мужчина указал на место перед собой. Юноша криво улыбнулся и, прекратив смотреть на Жунжун, подошел к декану. Тот в свою очередь легко похлопал Оскара по плечу.

— Я очень ценю твой товарищеский дух. Пробеги-ка еще двадцать кругов и дай мне взглянуть на то, насколько на самом деле силен твой дух. Пока не пробежишь, не поешь. Я уже запечатал твою силу духа, не пытайся напрасно снять печать. А теперь вперед!

Ничего не сказав, Оскар кивнул и побежал к выходу. Флендер вернул свое внимание Тан Саню и Даю Мубаю.

— Вы понимаете, почему я так поступил? Почему заставил его снова пробежаться?

Дай Мубай и Ма Хунцзюнь были прекрасно осведомлены о характере своего декана, потому они ничего не сказали. От природы холодная, как лед, Чжу Чжуцин лишь равнодушно смотрела на мужчину. И только Сяо У и Тан Сань неосознанно покачали головами, им действительно была непонятна мотивация Флендера.

— Потому что он солгал, — ответил мужчина с такой же зловещей до дрожи в коленях улыбкой. — Даже если он солгал ради подруги или, возможно, ради чего-то другого, он все равно солгал. Вы еще дети, ложь — самая ужасная вещь на свете. Надеюсь, вы понимаете.

После Флендер взглянул на все так же невинно выглядящую Нин Жунжун.

— Скажи мне, ты закончила утреннюю пробежку?

Девушка честно покачала головой и сказала:

— Слишком много бежать, я проголодалась и не стерпела.

— Выходит, ты одна пошла в Сото, чтобы пообедать там, погулять по улицам, и ты только что вернулась, чтобы найти Оскара. Я прав или нет?

— Вы шпионили за мной? — девушка уставилась своими прекрасными глазами на Флендера.

— Как декан я должен нести ответственность за каждого ученика школы Шрек, — холодно ответил он, улыбка тут же рассеялась. — Если говорить о том, что Оскар солгал, чтобы прикрыть тебя, то это я могу простить. Но вот твоя выходка — проступок, на который я не могу закрыть глаза. Уйти без разрешения, не следовать указаниям школы, а также заставить собственного сюэчжана солгать — ничего из этого не соответствует статусу хорошего духовного мастера. Если бы сейчас шла война, то по любому военному закону тебя бы ждала смерть.

Нин Жунжун нахмурилась, все было дружелюбие как рукой сняло. Уголки губ девушки чуть приподнялись, изображая презрительную и высокомерную улыбку.

— Это не поле боя, а лишь обычная школа, — фыркнула Жунжун.

— И правда, — кивнул Флендер, — это всего лишь школа. Но это моя школа Шрек. Я предоставлю тебе выбор: либо ты немедленно собираешь свои вещи и уезжаешь, так как ты не можешь стать ученицей Шрека, либо, как я уже говорил, ты докажешь, что у тебя достаточно решимости, чтобы впредь не нарушать правил школы.

Девушка улыбнулась еще шире. Несмотря на малый возраст Жунжун, ее улыбку по праву можно было считать одной из самых прекрасных. Каждый, увидев ее, чувствовал, как сердце начинало биться чаще.

— Флендер, кем ты себя возомнил? Ты — мелкий Духовный мудрец, не более того.

Все остальные ученики и Сяо У с Тан Санем побледнели. Никто не ожидал, что такая очаровательная и нежная юная леди будет способна на такие слова. Но сейчас Нин Жунжун уже не казалась такой, от нее исходило высокомерие и презрение к человеку перед ней.

— Это верно, — ответил Флендер, не выказав ни тени гнева. — Я лишь мелкий Духовный мудрец. Однако все равно в сравнении с тобой я гораздо сильнее. Даже если ты была самой одаренной в начальной академии, в конце концов ты лишь Великий духовный мастер. И между нами непреодолимая пропасть. Поскольку ты этого не понимаешь, пожалуйста, уходи. Школа Шрека не подходит тебе, не умеющей соблюдать банальные правила хорошего тона.

— Хочешь прогнать меня? — оскалилась Нин Жунжун. — Ну, уж нет! Раз я сюда приехала, то не уйду так просто. Флендер, советую тебе меньше меня контролировать. Иначе последствия будут такими, что ты едва сможешь выдержать их.

— Если бы я боялся чего-то или кого-то, то не владел бы этой школой. Это моя территория, а потому последнее слово за мной, — улыбнулся Флендер. — Мубай.

— Декан.

Дай Мубай сделал шаг вперед, он недоверчиво поглядывал на Нин Жунжун. Он понимал, что это было ее истинное лицо, а вчера она лишь хорошо притворялась.

— Иди и собери вещи этой юной госпожи, а потом проводи ее прочь из школы. Если она будет сопротивляться, то можешь делать все, что угодно, чтобы выпроводить ее.

— Да как ты смеешь, Флендер?! — крикнула Нин Жунжун, уперев обе руки в бока. Эта двенадцатилетняя девочка демонстрировала чрезвычайное для своего возраста бесстрашие. — Ты первый, кто осмелился так разговаривать со мной!

— Если твой отец не любит тебя наказывать, это не значит, что я не люблю. Все-таки ты мне не дочь. В моих глазах, любой присутствующий здесь ученик будет лучше тебя. Клан Стеклянной пагоды семи сокровищ — сильнейший среди духов поддержки, но как жаль, что ты позоришь его.

— Чушь собачья, — сказала Нин Жунжун в гневе, ее дыхание ускорилось.

С самого детства Нин Жунжун знала, что была самой выдающейся среди учеников клана ее поколения. Несмотря на множество братьев, ни один не смог сравниться с ней. Нин Жунжун получила ранг выше двадцатого, не достигнув и двенадцати лет. Все, включая и ее отца, главу клана Стеклянной пагоды, твердили, что Нин Жунжун — одна из редчайших гениев, которые смогут пробудить в себе дух Стеклянной пагоды восьми сокровищ. Но Флендер унизил ее достоинство, а потому она не могла этого просто стерпеть.

— Чушь ли? Тогда расскажи-ка мне, кто здесь уступает тебе? — презрительно спросил Флендер.

— Я — мастер духа поддержки, конечно, я не могу тягаться с мастерами боевого духа. Но я гораздо важнее на поле боя, чем они. С моей помощью каждый станет во много раз сильнее, а вместе с этим сильнее будет и команда.

— Ты ошибаешься, — сказал Флендер, пригрозив пальцем девушке. — Каждый присутствующий важнее в битве, чем ты. Потому что у всех у них есть шанс выжить, а у тебя его нет. С таким характером, как у тебя, ты станешь лишь обычным пушечным мясом.

— Невозможно. Дух нашего клана Стеклянная пагода семи сокровищ — первейший дух среди подобных ему, ни с чем не сравнимый. Чем же я хуже?

— Своим сердцем. Ты нетерпелива, непостоянна, держишься так, будто считаешь себя лучше остальных. Даже твой отец не считает себя лучше других. Без поддержки друзей его мог бы убить даже обычный Духовный мастер. Но ты веришь, что с таким характером сможешь найти себе кого-то, кто будет считать тебя другом?

На секунду девушка застыла. Пусть ее баловали чуть ли не с самого рождения, она, несмотря на высокомерие, была исключительно умна. И пусть слова Флендера били по самым больным точкам, Жунжун прекрасно понимала, на что намекал мужчина. Она больше не находила аргументов против.

Флендер неспешно подошел к Даю Мубаю, который вопреки словам декана все-таки не пошел собирать вещи Жунжун, и остальным. Мужчина указал на Дая Мубая и сказал:

— В этом году ему исполнится пятнадцать лет. Мастер боевого духа белого тигра. С рождения имеет двойные зрачки. Тридцать седьмой ранг. Два столетних и одно тысячелетнее кольца. С самого основания школы Шрек он — единственный ученик, который достиг тридцатого ранга так рано. Когда он получил титул Духовного старейшины, ему было всего тринадцать. Спроси себя, сможешь ли ты получить тридцатый ранг в тринадцать? Если уж и говорить о ком-то, кто способней Дая Мубая, то это точно не ты. Тан Сань и Сяо У в двенадцать уже достигли двадцать девятого ранга. Вот они смогут превзойти Мубая. Ты видела поединок Тан Саня и Чжао Уцзи, также ты прекрасно должна понимать, насколько велика разница между Великим духовным мастером и Духовным мудрецом. Даже при том, что Чжао Уцзи не использовал всю свою силу, думаю боевую мощь Тан Саня ты могла лицезреть весьма четко. Если поднимать вопрос о таланте, то, конечно, они лучше тебя.

Нин Жунжун все еще не могла найти ответа. То, что сказал Флендер было истинной правдой. Дай Мубай, Тан Сань, Сяо У – все они превосходили её силу духа.

Флендер обратился к Ма Хунцзюню и Чжу Чжуцин.

— Ма Хунцзюнь — твой ровесник. Он поступил в школу в одиннадцать лет. И пусть его дух-мутант имеет множество недостатков, это также первоклассный сильный дух. Не думаю, что на континенте найдется хоть кто-то, способный соперничать с ним. Его сила духа не меньше твоей, он использует свои умственные и физические способности, чтобы компенсировать мутации своего духа. А Чжу Чжуцин? У вас одинаковая сила духа, но сами по себе вы разные. Чжуцин непоколебима и упорна. Скажи мне, Чжу Чжуцин, зачем ты поступила в школу Шрек?

— Чтобы стать еще сильнее, — ответила девушка привычным холодным тоном.

— И что ты для этого будешь делать?

— Пока я совершенствуюсь без каких-либо проблем, я буду исполнять любые приказы преподавателей, не сомневаясь.

— Нин Жунжун, ты все услышала? Теперь ты уверена, что можешь сравнивать себя с этими детьми? Ты здесь самое слабое звено. Чем ты можешь гордиться? Позволю себе сказать, что если ты уйдешь отсюда, то через двадцать лет каждый здесь добьется гораздо больше, чем ты.

— Есть еще Оскар! — выпалила девушка, не желая сдаваться. — Разве я не сильнее по сравнению с ним? Он ведь тоже духовный мастер поддержки, и у него лишь система пищи, которая считается второстепенной. Он никогда не будет лучше меня!

— Ты ошибаешься, — покачал головой Флендер, — если ты и правда так думаешь, то ты ошибаешься. То, чем был одарен Оскар, превосходит даже Мубая. Иначе я не позволил бы этому мальчишке поступить в школу. Нин Жунжун, я задам тебе всего один вопрос: видела ли ты когда-нибудь духовного мастера системы пищи с полной врожденной силой духа?

— Нет, это же невозможно, — побледнела Нин Жунжун. — Как духи поддержки могут обладать полной врожденной силой духа?

На континенте Доуло полная врожденная сила духа считалась невероятной редкостью. Она не была легендой, но ни один мастер духа поддержки не получал ее. Причина, по которой Нин Жунжун верила в собственную исключительную гениальность заключалась в том, что во время церемонии пробуждения ее дух был уже девятого ранга. Ей не хватило всего одного уровня, чтобы стать мастером с полной врожденной силой духа, и это считалось невероятным среди духов группы поддержки. Девушка не ожидала того, что этот немного смазливый, но вульгарный Дяденька с большой сосиской по имени Оскар может оказаться мастером поддержки с полной врожденной силой духа.

— Оскар — юноша, чье существование само по себе уже историческое событие. Его потенциал просто огромен, его дух может стать даже сильнее твоей стеклянной пагоды. Ты можешь не верить мне, но я уверен, что это будущее вполне возможно.

Нин Жунжун стояла и молчала, она выглядела очень подавленной. С самого детства ее баловали и лелеяли. Даже исключая таланты, семья все равно любила ее. Эта девушка всегда считала себя особенной. Самой одаренной. И даже если сейчас она была недостаточно сильна, то лишь из-за малого возраста.

Когда она увидела Тан Саня, сражающегося с Чжао Уцзи, Нин Жунжун потрясенно провела между собой и этим юношей толстую черту. Все-таки даже между мастером контроля и мастером поддержки была огромная разница.

Но сейчас каждое слово Флендера острым клинком вонзалось в грудь, достигая самого сердца. Нин Жунжун была полностью разбита. Девушка побледнела, внезапно всхлипнула и побежала в свою комнату.

Флендер гордо улыбнулся и сказал сам себе: «Если бы я не смог иметь дело с двенадцатилетней девочкой, то не смог бы более называть себя членом Золотого треугольника.»

— Декан, — обратился Дай Мубай к улыбающемуся мужчине, — мне все еще нужно пойти помочь собрать ей вещи?

— Ты правда думаешь, что она уйдет? — удивленно уставился декан на ученика. — Пусть Нин Жунжун и избалованная, она не такая уж и чертовка. Я хочу, чтобы она сама подумала над своим поведением. Позови Оскара, скажи ему, что я его прощаю и попроси успокоить Нин Жунжун.

— Оу, — кивнул Дай Мубай и пошел на поиски Оскара. Молодой человек был очень восхищен своим преподавателем.

Дай Мубай тоже происходил из знатной семьи. Конечно, он знал о том, что клан Стеклянной пагоды семи сокровищ занимал влиятельное положение на континенте. Ведь на всем Доуло Титулов Доуло было около десятка. У клана пагод же их было двое. С такой силой под крылом даже императоры двух империй обращались с главой клана подчеркнуто вежливо. Но Флендер неожиданно не взял статус клана в расчет и осмелился отчитать любимицу и принцессу всей семьи. Это не было простое мужество.

На самом деле, Мубай предполагал, что Флендер получил от отца Нин Жунжун письмо, которое можно было рассматривать как особое разрешение4. Иначе как бы он так легко мог отчитывать девушку.

 4 Особое разрешение (尚方宝剑) — право решать дела от имени руководства, начальника; человек с особыми полномочиями. Отсылает нас к 上方宝剑, что букв. меч из императорской оружейной мастерской, а обр. особые полномочия, право самостоятельного принятия решений.

Сяо У тихонько высунула свой язык. Девушка не ожидала, что истинное лицо ее соседки окажется таким. Вчера, когда они общались, она чувствовала себя очень уютно рядом с ней. Сейчас же Сяо У поняла, что Нин Жунжун была намного властней, чем она сама.

— Итак, пора начинать, — сказал Флендер, убирая руки за спину. — Вы видели результаты Оскара и Нин Жунжун. Если хотите остаться здесь, то вы должны безукоризненно исполнять приказы и следовать правилам школы. Мое слово здесь закон. У каждого из вас будет свой особый вид тренировок. Не вините меня за то, что я не предупредил. Если вы не справляетесь, то, если вы не умираете, хотя бы сбрасываете кожу.

Дай Мубай быстро вернулся и кивнул Флендеру, говоря тем самым, что Оскар уже побежал утешать Нин Жунжун.

— Пойдемте, не отставайте, — сказал мужчина, махнув рукой.

Шаг Флендера показался легким, он словно парил над землей, когда на деле ступал по ней ногами. Все остальные поспешили за деканом.

Мужчина старался идти достаточно быстро, чтобы понаблюдать за разницей в силах учеников.

Прямо за Флендером двигался Злой глаз белого тигра Дай Мубай, а за ним бежал, к удивлению, не Тан Сань, а Чжу Чжуцин.

Пусть Призрачный след Тан Саня была весьма хорошей техникой для бега, она все равно не могла сравниться со скоростью Чжу Чжуцин, у которое это было, буквально, в крови. Потому он с Сяо У почетно занял третье место. Последним был Ма Хунцзюнь, но он отставал не так сильно, как Тан Сань.

Всю дорогу Флендер молчал, как и его подопечные. В памяти их еще был свеж тот разговор декана с Нин Жунжун.

Очень скоро Тан Сань понял, что Флендер направлялся в Сото.

От школы Шрек Сото располагался совсем недалеко. Когда южные ворота города были уже близко, декан замедлился, чтобы позволить ученикам догнать его.

Город Сото находился в центре королевства Баллак, а потому не подвергался никаким внешним угрозам. Городские ворота всегда были открыты, и шестеро человек беспрепятственно вошли внутрь.

Несмотря на то, что было уже темно, город, казалось, только начал свою бурную жизнь. Все кругом суетились даже больше, чем днем. С обеих сторон улицы стояли различные лавки, которые были освещены фонарями, торговцы, что приходили только в темноту, предлагали закуски или всякие безделушки.

Хотя Тан Сань и Сяо У уже посещали Сото, они никогда не выходили вечером. И если юноша был весьма равнодушен, то девушка была очень взбудоражена. Замечая что-то интересное для себя, она тут же подходила, чтобы взглянуть поближе. Если бы Тан Сань не тащил ее за собой, то она давно бы уже потерялась.

Чжу Чжуцин оставалась холодна, словно ничего происходящее во внешнем мире ее не волновало. Она просто шла за Флендером и смотрела ему в спину. Мубай тоже был спокоен, и этим немного напоминал Чжуцин, хотя у него и было такой леденящей душу строгости во взгляде.

Ма Хунцзюнь же был, как Сяо У, его глаза бегали туда-сюда, разве что в отличии от Сяо У, его интересовали проходящие мимо девушки. Каждый раз, когда Ма Хунзцюнь видел кого-то старше шести лет и младше шестидесяти с пышной фигурой, он нервно сглатывал. К счастью, он шел последним, а потому никто не видел его таким.

Внезапно Флендер остановился и посмотрел на небо, сказал:

— У нас есть еще немного времени. Следуйте за мной.

После мужчина повел пятерых учеников в сторону чайной лавки. Вместе они уселись за круглый стол, декан попросил шесть чашек самого дешевого чая.

Сяо У уставилась на полный пены чай перед собой и нахмурилась:

— Декан, наше первое занятие будет проходить не здесь, правда?

— Конечно, нет, — ответил Флендер. — Но ваше первое занятие пройдет там.

Мужчина указал на улицу. Тан Сань проследил взглядом за пальцем декана. Он указывал на огромное здание неподалеку от чайной. Высотой оно было сто метров, несравненно громадное. В нем оно слабо мерцал свет.

— Декан, — понизил голос Дай Мубай, — вы отправите их туда на первое занятие?

— Помните, что вы монстры, а не обычные люди. И потому у вас будут чудовищные методы совершенствования. Ваши духи разные, потому и способы совершенствования у вас тоже будут разными. Школа может научить вас, как лучше использовать духа, получить кольца, дать боевой опыт, развить потенциал. Все остальное — знания обо всех аспектах духов, а также о других мастерах на Доуло. И среди всех вещей вам наиболее важен будет боевой опыт. В случае, когда силы равны, количество боевого опыта становится решающим. Только в сражениях вы сможете развить свою адаптацию в боях. Поэтому ваше первое занятие — бой. И то место — ваш класс.

Дай Мубай и Ма Хунцзюнь переглянулись. Первый мог беспомощно смотреть в пустоту, а второй просто молчал. Кажется, оба они знали, что это за место. Но Тан Сань, Сяо У и Чжу Чжуцин были озадачены.

— Подобные места есть только в городах, подобных столице. Масштаб этих знаний буквально отражает богатство и могущество города и людей, в нем проживающих. Называются они Великие арены духа. Кроме того, они приписывают к нему название города, в котором расположены. Таким образом, перед вами Великая арена духа Сото. То, что называют Великой ареной духа — место для борьбы духовных мастеров. Каждая из двух империй имеет такие арены, и они определяют благополучие нации.

— Но разве духовный мастер — не благородная профессия? — нахмурился Тан Сань. — Почему же тогда есть такие вот Великие арены, словно мастера — обезьянки, которые развлекают зрителей на шоу?

— Вовсе нет, — покачал головой Флендер, — я тоже не люблю места, подобные Великой арене, но у меня нет другого выхода, кроме как признать, что именно арена показывает ценность духовного мастера. Ты думаешь очень просто. Но Великая арена духов — часть целостной и упорядоченной системы, а также особая сила. Она была основана семью самыми знаменитыми кланами на Доуло, они независимы и не служат ни одной из империй, ни Духовному Залу. Можно сказать, что это что-то вроде третьей стороны. Мастера, сотворившие себе имя на арене, становятся настоящими знаменитостями, их боготворят. И с этого можно получить не только большую выгоду, но и престиж. Также арена по-своему справедлива: например, если ты убьешь ученика какого-то знатного клана на арене, то тебе не придется отвечать за это. Такая вот справедливость там. Уровень духа — признак силы или слабости мастера, а кольца — еще большее доказательство. Но это вовсе не отражает истинных способностей человека, лишь титул, полученный на Великой арене показывает то, насколько на самом деле хорош мастер. Любой духовный мастер, вышедший на арену называется теперь духовным бойцом. После первой победы он получает значок, и далее за каждую победу он накапливает определенное количество очков. Когда мастер получит достаточно очков, ранг его будет повышен. Этот значок — символ Великой арены, но в то же время и городов, подобных столице, по всему континенту. И чем лучше значок, тем больше преимуществ. Я не буду подробно вам это объяснять, просто знайте, что значки различаются по качеству металла: самый низкий — железный, далее идут медь, серебро, золото, аметист, сапфир, рубин, алмаз. Всего восемь.

После Флендер окинул всех пятерых взглядом.

— Ваше задание — получить серебро до окончания школы, ясно? И не думайте, что дойти до серебра так легко. Дай Мубай и Ма Хунцзюнь бьются на арене уже больше года. Мубай, расскажи, как поднимать ранг значка, а также про свои успехи.

Закончив, Флендер допил ужасный чай. Мужчина основал школу двадцать лет назад, и, естественно, он знал, как дать ученикам мотивацию — пробудить в них интерес. Независимо от того, что нужно сделать, если поставить предварительное условие, то половина работы будет уже сделана.

Раз эти подростки были выбраны как ученики школы Шрек, то, несомненно, они были настоящими монстрами. Этих чудовищ или гениев, называйте, как хотите, невозможно было обучать простыми методами.

— Когда я стал участвовать в боях на арене, у меня был двадцать девятый ранг, — начал Дай Мубай. — Всего я провел пятьдесят шесть боев, нынешний рекорд — двадцать девять побед и двадцать семь поражений. Два накопленных очка. Чтобы поднять свой ранг от железного до медного нужно сто очков. За каждую победу дается одно. Но и проигрыш отнимает у вас одно очко. Если непрерывное число побед больше пяти, то за каждую следующую количество очков увеличивается на десять. Но, проиграв бой, потеряешь десять. Принцип набора очков одинаков для всех рангов.

— У тебя с твоей силой двадцать девять побед и двадцать семь поражений? — удивился Тан Сань, осознав сказанное Дай Мубаем. — Как это возможно, ведь твой дух — один из сильнейших среди зверей.

— Нет ничего невозможного, — ответил молодой человек, криво улыбнувшись. — У Великой арены не самая лучшая система подбора противников. Бои здесь можно разделить на три вида. Первый из них — соревнование, обычный спарринг, который подчинен правилам, о которых я только что рассказал. Соперники подбираются по твоему рангу, то есть все определяется количеством колец. Если у тебя только одно кольцо, то ты и бьешься с теми, у кого тоже одно кольцо. Когда я был двадцать девятого ранга, у меня было четыре победы подряд, и я собирался получить десять очков за последующие. Но моя сила поднялась до тридцатого ранга, я получил третье кольцо и стал сражаться с теми, у кого тоже их было три. Таким образом, я потерпел десять поражений, а сумма очков стала убывать. У меня было три кольца, а потому система ставила меня и против тридцать восьмых и тридцать девятых рангов. Как бы я мог одолеть их? Если хочешь эффективно побежать, то соревнуйся на двадцать девятом ранге, а после получения тридцатого остановись. И приходи снова, получив тридцать седьмой. Это возможно, но наша цель — настоящий бой, потому мы и не можем так делать. И поэтому мой рекорд настолько не соответствует моей силе. Количество моих очков мало в сравнении с Жирком.

— У меня было тридцать три боя, из которых двадцать одна победа и двенадцать поражений. Всего девять очков, — рассказал Ма Хунцзюнь.

— Уже скоро начнется. Пойдемте, на самой арене я расскажу вам обо всем остальном, — сказал Флендер, взглянув на небо.

Оставив чаевые, группа из шести человек покинула чайную и направилась к Великой арене духов.

С близкого расстояния арена производила потрясающее впечатление. Когда Тан Сань и Сяо У пришли в город, они не заходили в эту его часть, а потом и не имели представления о том, что в Сото находилось такое внушительное строение.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *