Том 1: Континент Доуло

Континент Доуло1, северо-восток империи Тяньдоу2, провинция Фасыно3. Деревня Святого Духа4. Если бы кто-нибудь услышал это название, то подумал бы, что место, которое носит это имя, удивительно. На деле же это была единственная деревня среди трех сотен ферм к югу от города Нодин в провинции Фасыно. Причина, по которой эта деревня была так названа, крылась вот в чем. По легенде, сотню лет назад духовный мастер, имеющий ранг Духовного учителя5, прибыл оттуда. Это была вечная гордость деревни Святого духа.

Континент Доуло (斗罗大陆) — собственно, название самой новеллы. «» — драка, сражение. «» — просеивать, но также может быть фразовой частицей; указывает на категоричность суждения. «大陆» — континент материк. Анлейтор предположил, что название можно читать как «битва за разделение/просеивание континента». Ибо в этом мире главным показателем влияния является сила. Нами было принято решение оставить версию анлейтора, но оставить название «Доуло» нетронутым.
Империя Тяьдоу (天斗帝国) — «» — небо; небесный. «» — драка,сражение. «帝国» — империя.
Провинция Фасыно (法斯诺行省) — нет какого-то действительного значения, однако может быть прочитана как Farsnow province (Провинция Фарсноу).
Деревня Святого духа (圣魂村) — собственно, «» — мудрец; святой. «» — дух. «» — деревня.
Духовный учитель (魂师) — «» — дух «» — наставник, учитель, также может означать множество чего-либо.

Округа деревни Святого духа была полна землями, где выращивали зерно и овощи для продажи их в Нодин. Город располагался в центре провинции Фасыно и, хотя не считался крупным городом, все-таки границы с другой империей располагались достаточно близко, чтобы можно было вести активную торговлю. И поэтому Нодин процветал, а деревенские, разместившиеся поблизости, жили лучше, чем где-либо еще.

Далеко на востоке небо было окрашено в бледный серый оттенок рассвета. На небольшой стометровой вершине холма, что прилегал к деревне Святого духа, виднелся худой и маленький силуэт.

Это был ребенок пяти лет от роду. Его кожа была здорового пшеничного цвета, его волосы были очень аккуратно подстрижены, а его одежда, несмотря на простоту, была чистой. Можно было уверенно сказать, что мальчик жил не хуже остальных и, может, даже лучше некоторых.

Кстати говоря о пятилетних детях, для них стометровая высота была непростым испытанием. Но странным образом, когда этот ребенок взобрался на вершину, он не задыхался, а его лицо нисколько не покраснело. Оно было радостным и довольным.

Мальчик присел на вершине холма. Его глаза неотрывно смотрели на светлеющее на востоке небо. Медленно вдыхать через нос, а выдыхать через рот. Непрерывно вдыхать и медленно выдыхать, и так по кругу.

Внезапно глаза мальчишки раскрылись. Слабый свет фиолетовой ци, кажется, вспыхнул в сером рассветном небе на далеком горизонте. Без должного внимания и зоркого глаза этого нельзя было заметить.

При виде фиолетовой ци дух мальчишка был столь сосредоточен, что он даже не выдохнул, а медленно вдохнул. В то же время глаза его внимательно смотрели на мерцающий фиолетовый свет.

Ци не прожила долго. К моменту, когда солнце уже поднялось над горизонтом, она исчезла.

Только тогда мальчик выдохнул внутреннюю мутную ци и закрыл глаза. Белая ци полилась из его рта, как рулон дорого шелка, и быстро исчезла. Тихо просидев некоторое время, он открыл глаза. Они сверкнули фиолетовым цветом. И, хотя это произошло всего лишь на секунду, отрицать факт появления этого света в глазах ребенка было глупо.

Он удрученно вздохнул. Его выражение недовольства не было свойственно его возрасту. Мальчик покачал головой и сказал себе:

— Все еще не получается. Мой Таинственный Небесный навык6 все еще не может пробиться через первое препятствие. Я пытаюсь уже три месяца, так почему же ничего не выходит? Даже Фиолетовые глаза демона, которые можно развить только с помощью фиолетовой ци и на рассвете, показали лучший результат. Без Небесного навыка моя Таинственная Нефритовая рука7 не может быть развита. При совершенствовании с первого уровня на второй я, кажется, не сталкивался с подобного вида проблемами. Как может быть, что Небесный навык, имеющий всего девять уровней, является столь хлопотным уже на первом? Потому что мой мир отличается от этого?

Таинственный Небесный навык (玄天功) — по сути «玄天» — небеса, а «天功» — священное деяние. Если брать отдельно, то выходит «черный», «небеса» и «деяние».
Таинственная Нефритовая рука (玄玉手) — «» — белый как нефрит. «» — рука. Вообще словосочетание «нефритовая рука» используется для описания женских рук. Однако в данном контексте имеется в виду прямое значение.

Малыш, что появился на свет пять лет назад, был тем самым Тан Санем, который сбросился с Адской вершины, отстаивая свои истины. Когда он пришел в себя, то почувствовал тепло и неспособность пошевелиться. И вместо ожидаемой смерти последовало рождение в другом мире. Тан Сань понял, что происходит, много позже. Он не умер, но он уже не был самим собой.

Возрожденному Тан Саню понадобился почти год, чтобы выучить язык этого мира. Он помнил, что в то время, когда он родился, несмотря на неспособность открыть глаза и увидеть, он услышал истошный разрывающий сердце и легкие крик человека,. Когда он выучил язык этого мира, то с помощью своей исключительной памяти смог наконец-то перевести то, что кричал человек. Он кричал: «Сань Мэй8, не оставляй меня!» Этим человеком был Тан Хао9, его отец. Мать Тан Саня из этого мира умерла еще во время родов.

Сань Мэй (三妹) — третья сестра.
Хао () — безграничный.

По воле богов или из-за простого совпадения Тан Хао назвал своего сына Тан Сань10. В честь своей умершей жены. Из-за этого деревенские дети потешались над ним. Несмотря на это, глубоко в душе Тан Сань был вполне доволен. Все-таки это было имя, которое он носил почти тридцать лет в своем мире. Это имя было напоминанием о прошлом, и Тан Саню это нравилось.

10 Такое же имя, что и в прошлом мире. В честь жены, потому что «» — Сань, то есть три.

Тан Сань испытывал поначалу страх и шок, однако потом их сменило волнение, а далее и вовсе спокойствие. Он принял реальность такой, какой она была, и решил, что его перерождение — это второй шанс, посланный ему свыше. Здесь он может исполнить самое заветное желание из прошлой жизни.

Несмотря на то, что он пришел в этот мир нагим, у Тан Саня все еще было величайшее богатство — его память. Он был гением побочной ветви клана Тан, поэтому методы изготовления различных механизмов, включая скрытое оружие, были отпечатаны у него на подкорке сознания. В дополнение к этому, он сбежал из клана с редкой рукописью главной ветви Тан, которую жаждал испытать в течение многих лет. Изучая ее, Тан Сань использовал всю свою память и выучил наизусть Таинственное писание сокровища Небес. Вместе с ним Тан Сань намеревался прославить клан Тан в этом мире.

— Нужно возвращаться.

Тан Сань взглянул на небо, подпрыгнул и побежал вниз с горы. Если бы кто-нибудь в этот момент заметил его, то замер бы от удивления. Каждый его шаг преодолевал почти три метра. Расщелины и неровная горная земля не могли помешать ему, когда он без особых усилий уворачивался и быстро продвигался через отверстия. Он был намного быстрее взрослого человека.

В чем заключалась суть клана Тан? Скрытое оружие, яды и ловкость. Самым огромным различием между побочной и главной ветвями клана были способы использования скрытого оружия. Побочная ветвь отдавала приоритет механизмам, а главная — подлинному мастерству. Также использование ядов было «привилегией» побочной ветви, а в главной скрытое оружие передавалось прямо от учителя к ученику. Поэтому очень немногие использовали яд из-за отсутствия какой-либо необходимости.

Таинственное писание сокровища Небес содержало в себе только шесть видов боевых умений. Первым из них была пассивная техника, использующая внутренние духовные силы, Таинственное Небесное умение. Вторым — преобразующая руки практика под названием Таинственная Нефритовая рука. Третьим — особое зрение Фиолетовые глаза демона. Четвертым — умение контроля Захват дракона11. Пятым — навык скрытности След призрачной тени12. И шестым была техника использования скрытого оружия Сотня тайных порезов13.

11 Захват дракона (控鹤擒龙) — первые два иероглифа образуют фразеологизм «оседлать журавля», что означает «вознестись на небеса». Отдельно это будет «» — натянуть, быть натянутым. «» — журавль. «» — схватить, поймать. «» — дракон.
12 След призрачной тени (鬼影迷踪) — «» — дух, привидение. «» — отражение, тень. «» — запутываться, плутать. «» — след.
13 Сотня тайных порезов (暗器百解) — «暗器» — скрытое оружие. «» — сотня. «» — расстегнуть, рассеять. В общем, если грубо говоря, то «рассеивание сотни скрытых оружий».

Первые пять являлись базовыми. Все-таки как без прочного фундамента можно было показать истинное мастерство владения скрытым оружием клана Тан? Однако почти шестилетний Тан Сань, который начал свои тренировки уже в год, все еще постигал основы.

Семья Тан Саня жила на востоке деревни Святого Духа, рядом с домом старосты. Трехкомнатное строение из глиняного кирпича было самым неаккуратным и неухоженным во всем поселении. Над дверью его располагалась метровая вывеска с изображение простого молота. Самого распространенного знака кузнецов.

Да. Тан Хао был кузнецом, единственным в деревне. В этом мире профессия кузнеца считалась самой непрестижной, потому что ни один мастер не мог выковать лучшее оружие, и на это были определенные причины. Тем не менее, семья Тан Саня не могла быть настолько бедной, имея опытного и единственного кузнеца на всю деревню.

Стоило зайти в том, как Тан Сань тут же почувствовал аромат риса. Это не Тан Хао готовил завтрак для сына, а наоборот.

Как только Тан Саню исполнилось четыре года, и он смог доставать до кухонного стола, готовка стала его прямой обязанностью. Даже если ему приходится вставать на табурет, чтобы дотянуться. Тан Сань готовил не потому, что Тан Хао требовал этого. Скорее, мальчик просто хотел быть сытым.

Подойдя к кухонному столу, он с привычной легкостью встал на деревянный стул и открыл крышку большого чугунного котла. Аромат риса достиг его носа. Блюдо в котле было приготовлено очень тщательно.

Каждый день перед тем, как взобраться на холм, Тан Сань клал рис в котел и ставил его на огонь, чтобы к его приходу все было уже готово.

Взяв со стола две уже порядком потрепанные миски с более, чем десятью сколами и царапинами, мальчик очень осторожно налил горячего отвара и поставил его на стол позади себя. Зерна риса в воде можно было пересчитать по пальцам. И, конечно, для растущего тела Тан Саня этого явно было недостаточно. Поэтому он был тощим, как нить.

— Отец, завтрак готов, — позвал Тан Сань родителя.

Через некоторое время занавеска в проходе поднялась, и массивная фигура, слегка пошатываясь, вышла из комнаты. Это был мужчина средних лет, около пятидесяти на вид. Он имел очень крупное телосложение, хотя одет был весьма непривлекательно. Его поношенная одежда, украшенная дырами, обнажала его бронзовую кожу. Его ранее привлекательные черты лица сейчас выглядели безжизненно. У него были сонные глаза, а его движения заторможены; всклокоченные волосы, похожие на птичье гнездо, борода, за которой неизвестно сколько не ухаживали. Тусклый и пустой взгляд. Несмотря на то, что ночь уже давно прошла, от него все еще несло алкоголем, но Тан Сань не хмурился. Это был Тан Хао, отец Тан Саня из этого мира.

Пока Тан Сань рос, он не знал отцовской любви. Тан Хао относился одинаково жестко к нему в любом возрасте. И хотя отец знал, что ребенку нужно хоть немного еды, когда Тан Сань сам стал готовить, он стал еще более равнодушным ко всему. Таким образом, их дом был настолько беден, что у них не было приличной мебели. Даже еда являлась проблемой. В основном из-за того, что Тан Хао предпочитал тратить почти весь скудный доход кузнеца на алкоголь.

Мужчине было около тридцати на момент, когда Тан Сань подрос. Он рано женился, но даже так Тан Хао выглядел намного старше. Он больше походил на дедушку Тан Саня.

Тан Хао схватил миску со стола, не боясь обжечься, и большими глотками стал есть рисовый отвар. Его тусклое желтоватое лицо наконец стало выглядеть по-человеческое.

— Отец, помедленней. Горячо же, — Тан Сань забрал миску из рук отца и снова наполнил ее отваром. После он взял уже свою порцию.

В прошлой жизни Тан Сань не мог покидать пределы клана, он редко контактировал с внешним миром. Само собой разумеется, что родившись заново абсолютно чистым, как лист, он стал ребенком, который схватывал все, что ему попадалось на глаза.

Тан Хао быстро прикончил целый котел еды, семь или восемь мисок отвара отправилось ему в желудок. Веки мужчины приподнялись, и он посмотрел на Тан Саня.

— Занимайся своими делами, а я поработаю днем. Пойду посплю немного.

Распорядок Тан Хао не менялся изо дня в день: он спал все утро, делал несколько сельскохозяйственных инструментов днем, получал оплату за них, а вечером пил.

— Хорошо, отец, — кивнул Тан Сань.

Тан Хао поднялся. Позавтракав, он больше не шатался во время ходьбы. Мужчина направился обратно в комнату.

— Отец, — внезапно позвал его Тан Сань.

Мужчина обернулся, взглянул на сына. Его брови были немного сдвинуты от нетерпения.

— Это железо. Можно я его возьму? — спросил Тан Сань, указывая на черный блестящий чугун, лежащий в углу комнаты.

В прошлой жизни Тан Сань был самым выдающимся учеником побочной ветви клана Тан. Он знал способы создания каждого вида скрытого оружия. Естественно, тогда все материалы поставлялись кланом. Но в этом мире, пусть он практиковался несколько лет, его сил все еще было недостаточно. Более того, он никогда не отказывался от создания самого продвинутого оружия. К этому времени он уже пытался создать несколько его видов, но сырье для работы достать было весьма проблематично.

Тан Хао получал металл для изготовления инструментов от самих деревенских жителей. Это было некачественное, неочищенное железо. Создать хорошее скрытое оружие с таким материалом сложно и почти невозможно. Чугун, на который указывал Тан Сань, они получили вчера. Он содержал железо, идеально подходящее для создания скрытого оружия. Тан Сань был поражен подобным приобретением.

— Конечно. Разве это не прекрасное железо? — сказал Тан Хао и взглянул на чугун.

После он подошел к углу, чтобы взглянуть на руду и повернул голову, посмотрел на Тан Саня и спросил:

— Ты хочешь стать кузнецом?

Тан Сань слегка кивнул. Кузнец, несомненно, была для него самой подходящей профессией, чтобы изготавливать скрытое оружие.

— Отец, ты стареешь. Через несколько лет, когда я стану старше, научи меня, пожалуйста, изготавливать кухонные принадлежности и позволь взять на себя твою работу.

Все, что Тан Сань создавал раньше, было совершенным скрытым оружием, но он никогда не учился простой ковке инструментов.

— В конце концов, кузнец — это не так уж плохо, — рассеянно пробормотал Тан Хао. Он подтащил к себе изношенный стул, сел у груды чугуна. — Сяо Сань, скажи мне. Какой он, лучший кузнец?

— Лучший кузнец — это тот, кто умеет создавать божественные артефакты, — подумав, сказал Тан Сань.

По словам жителей деревни, божественные артефакты существовали в этом мире, хотя мальчик и не знал, что именно из себя они представляли. Но если их называют «божественными», значит, они должны быть довольно хорошими.

— Божественные артефакты? Сяо Сань знает даже о таком. Тогда скажи мне, что нужно использовать для их создания? — в глазах отца читалась усмешка.

— Лучшее сырье, конечно, — удивившись вопросу, тут же ответил Тан Сань.

Тан Хао выставил указательный палец перед лицом сына и пригрозил им.

— Если ты хочешь стать хорошим кузнецом, запомни вот что: кто-то использует материалы высшего класса для создания божественных артефактов. Это не лучший кузнец. Лучший же создаст их, используя самое обычное сырье.

— Создаст, используя обычное железо для создания божественных артефактов? — Тан Сань удивленно уставился на Тан Хао. Обычно мужчина очень редко разговаривал с ним, но за этот день он превысил весь свой лимит за это время.

Поднявшись, мужчина указал рукой на пятисантиметровый железный блок в другом конце комнаты.

— Если ты желаешь стать кузнецом и обучаться этому делу у меня, ты должен ударить по нему десять тысяч раз. До тех пор, пока не набьешь руку.

Это был обычный кусок железа с примесями других металлов. Он ни в какое сравнение не шел с чистым.

— Ты можешь передумать, — безразлично произнес Тан Хао. Он уже собирался уходить в свою комнату, чтобы поспать.

— Отец, я хочу попробовать, — голос Тан Саня был спокойным, ясным и решительным.

Тан Хао озадаченно посмотрел на сына.

— Хорошо, — коротко сказал он и прошел мимо, взяв кусок железа и положив его на кузнечный горн рядом с мехами. Как только огонь зажегся, все было готово для работы. Закончив, Тан Хао вернулся в свою комнату спать.

Тан Сань был человеком с огромной решимостью. Иначе он не смог бы положиться на один единственный полуразвалившийся рисунок и создать Лотос Будды, величайшее механическое скрытое оружие клана Тан. На это ушло целых десять лет жизни Тан Саня.

Разжигая угли, накачивая мехи, он стал работать в одиночку. Чух-чух. Звуки доносились из мехов, пламя из печи обдавало железо. И хотя Тан Сань никогда этого не делал, он каждый день наблюдал за тем, как Тан Хао кует сельскохозяйственные инструменты, и знал процесс.

Как только железо раскалилось докрасна, Тан Сань взял молот Тан Хао, позволяя тому упасть на землю. Длинная ручка железного орудия была выше мальчика, ни один обычный шестилетний ребенок не смог бы даже подвинуть этот инструмент, не говоря уже о том, чтобы использовать его. Но Тан Сань все еще держал его. С Таинственным Небесным навыком, укрепляющим все тело, пусть и не прошедшим дальше первого уровня, Тан Сань обладал силой взрослого человека.

Когда молот ударял по железу снова и снова, рождался чистый и мелодичный звон. Это был первый удар молота Тан Саня и подготовка к самой ковке.

В своей комнате, лежа на кровати, повернулся Тан Хао. И хотя глаза его были закрыты, по лицу можно было понять, что он удивлен. В полусне он пробормотал: «Он может поднять молот. Он родился со сверхчеловеческой силой?» Цзынь-цзынь-цзынь-цзынь-цзынь. Из кузницы доносились звуки ударов металла о металл.

Тан Хао и Тан Сань продолжали их обычную жизнь, но с одним изменением: с этого дня отец позволял сыну заниматься с другой печью в кузнице, ударять по куску железа в своей собственной мастерской. Он не помогал Тан Саню ни словом, ни делом, но стал меньше пить, а количество еды на столе увеличилось.

Процесс ковки был совершенно скучен и утомителен, но Тан Сань считал это отличным способом закалить тело. Когда прошло одиннадцать дней, он ударил молотом уже множество раз. Мальчик чувствовал, что, размахивая молотом, не может полагаться только на физическую силу. Ему приходилось использовать Таинственный Небесный навык.

Всей его выносливости хватало на сотню ударов. Каждый раз, когда Тан Сань чувствовал приближающееся истощение, он садился на землю, скрестив ноги, чтобы прийти в себя. Как только он восстанавливался, то немедленно возвращался к молоту.

Это не только закаляло тело. Многократные смены состояния, от усталости до бодрости, также развивали Таинственный Небесный навык. Но, к сожалению, первый барьер был все еще непреодолим. Тан Сань не мог сказать, что он не старался, но даже с его природными талантами, второй уровень оставался мечтой.

Однако тренировки не были пустой тратой времени. Даже если Таинственный Небесный навык все еще не преодолел первый уровень, выносливость мальчика развивалась с каждым замахом молота, скорость восстановления также росла.

Как только прошло одиннадцать дней, Тан Сань ударил по молоту уже более восьми тысяч раз. Кусок железа становился все меньше и меньше и уже не составлял даже треть изначального. Вместе с тренировками росло и количество еды, тело мальчика становилось плотным, а физическая сила постепенно развивалась. А процесс ковки забирал все меньше и меньше выносливости.

Когда Тан Сань ударил молотом тысячу раз, кусок железа изменился: это был маленький круг, центр пылал красным жаром, но мальчик мог заметить, что металл постепенно очищался.

Перековать это в сталь. Когда эти слова появились в голове Тан Саня, он наполнился еще большей решимостью. Нужно было замахнуться молотом десять тысяч раз, сейчас эта цель была близка как никогда.

Настойчивость сына сильно поразила Тан Хао. Ему казалось, что пусть мальчик и родился со сверхчеловеческой силой, его хватит всего на три дня. Ручка железного молота была шероховатой, чтобы предотвратить скольжение. Постоянная работа неизбежно привела бы к серьезным травмам ладоней. Но Тан Хао обнаружил, что, хотя Тан Сань и старался, на его руках не было даже мозолей.

Тан Сань не хотел потерять своего отца, и чтобы история его прошлой жизни всплыла наружу. Естественно, он ничего не сказал Тан Хао о том, что использовал Нефритовую руку, дабы избежать травм.

Для использования скрытого оружия необходимо было объединить силу зрения и рук, а также усилие. То, что называется «от сердца к оку, от ока к рукам». Поэтому в главной ветви клана Тан особое внимание уделялось зрению и рукам. Требования были невероятно высоки.

Фиолетовые глаза демона лучше всего действовали и развивались в короткий момент времени — на рассвете. Таинственная Нефритовая рука делала ладонь невероятно прочной и изолировала от воздействия любых ядов. Эти две способности были обязательными для учеников клана Тан. Несмотря на то, что Нефритовая рука Тан Саня была далека от совершенства, она все еще могла защитить его от мозолей и ссадин.

«Если я еще немного постараюсь, то закончу уже сегодня,» — мальчик не жалел сил, замахиваясь тяжелым железным молотом. Но даже во время этого скучного занятия сердце ребенка не могло успокоиться. Его знания и понимание об этом мире все еще были ограничены. Он был ограничен маленькой деревушкой.

В этом мире, именуемом Доуло, имелось две великие империи. Они являли собой что-то вроде коалиций. Ибо в пределах этих государств большая часть земель была отдана феодальным вассалам, а количество дворян, что имели вооруженные силы, не поддавалось исчислению. Тан Сань жил в империи Тяньдоу, другая же находилась на юге и имела имя Синло14. Провинция Фасыно располагалась меж границами империй, а деревня Святого духа у города Нодин — не дальше двухсот ли15 от нее же.

14 Империя Синло (星罗帝国)  — «星罗 звездная россыпь». «帝国» — империя. Доу в названии первой империи и Ло — во второй образуют имя всего континента Доуло.
15 Примерно 500 км.

Из разговоров жителей деревни Тан Сань узнал, что на Доуло не существует традиционных боевых искусств, но зато есть что-то, что именуется «боевым духом»16. Каждый имеет такого духа, однако очень немногие могут начать его развивать, что стать духовным мастером.

16 Боевой дух (武魂) — буквально «боевой дух», однако далее это будет называться и просто духом. Также стоит отметить, что под духом тут имеется в виду воплощение силы человека, а не нечто мертвое или мифологическое.

Духовный мастер — самая престижная профессия на всем континенте. По легенде в деревне Святого духа родился тот, кто позже стал Духовным мудрецом; Духовный мудрец — почетный титул для духовного мастера.

Духи делятся на две основные категории: орудия и животные. Как понятно из названий, дух, принимающий форму предмета, является орудием, а живое существо — животным. Духи-орудия обладают большей разновидностью нежели их живое воплощение, а также большинство людей рождались с духами первой категории. Количество людей с орудиями и животными было неравным, вторые явно проигрывали первым.

Лишь однажды Тан Сань встретил в деревне человека, у которого в качестве духа была кирка. Несомненно, тот тип орудия, что не мог совершенствоваться. Однако этот крестьянин работал на поле гораздо быстрее, чем остальные. Тан Сань прекрасно понимал, что если у каждого есть свой дух, то у него он тоже имелся. И ему было интересно, какой он. Будет ли это орудие или животное иметь способность к совершенствованию?

На Доуло боевой дух пробуждался, когда ребенку исполнялось шесть. Столько будет и Тан Саню через несколько дней. Мальчик каким-то образом чувствовал, что его неспособность прорваться на новый уровень Таинственного Небесного навыка была связана с этим.

Что касалось становления духовным мастером, Тан Сань был не слишком заинтересован в этом. Ведь он решил стать экспертом по скрытому оружию клана Тан. Вне зависимости от собственной силы.

Пока Тан Сань был занят ковкой, снаружи послышался чей-то старческий голос:

— Тан Хао, ты занят?

Сейчас был день, и отец занимался изготовлением инструментов. Услышав голос за дверью, он только хмыкнул.

Любопытный Тан Сань вышел из своей комнаты только для того, чтобы посмотреть на старика. На вид ему было далеко за шестьдесят. Долговязая фигура, аккуратная и чистая одежда, расчесанные волосы, бодрое лицо. Тан Хао не шел ни в какое сравнение с гостем.

Мальчик знал этого человека. Это был старейшина деревни Джек.

— Сяо Сань, подойти. Дай дедушка посмотрит на тебя, — Джек повернулся к Тан Саню и махнул тому рукой.

Старейшина этой деревни был добрым и невероятно уважаемым человеком. Он всегда помогал, когда у семьи Тан были тяжелые времена.

— Привет, дедушка Джек, — Тан Сань подошел к старику и поклонился ему. Мальчик всегда уважительно относился к тем, кто был добр к нему.

— Зачем пришел, старейшина? — равнодушно сказал Тан Хао. Мужчину раздражало, когда его и Джека относили к одному поколению, хотя старик был более, чем на десять лет старше.

— Ах, Сяо Саню скоро исполнится шесть лет. Он должен присоединиться к церемонии пробуждения духа, — произнес Джек. Кажется, он уже давно привык к плохим манерам Тан Хао.

— Тогда пусть присоединится, — Тан Хао безразлично взглянул на сына. — Когда?

— Через три дня. Когда придет время, я провожу его, — сказал Джек. Судя по его виду, он явно хотел произнести что-то, вроде: «Если бы ты сопровождал его, мы бы задержались».

Тан Хао опустил кивнул и больше не обращал никакого внимания на старейшину.

— Дедушка Джек, что такое церемония пробуждения? — спросил любопытный Тан Сань.

— Мы все имеем своего собственного духа, который пробуждается в шесть лет посредством соответствующего ритуала. Имея дух, мы становимся способнее в определенной области. Даже если он самый обычный. А получив хорошего духа, можно будет даже подумать о совершенствовании. Может, у тебя даже получится стать духовным мастером. Церемония пробуждения проводится всего раз в год, я не могу позволить тебе пропустить ее. Господин проверяющий из Второго духовного зала Нодина лично прибудет, чтобы проверить детей нашей деревни. Этот господин считается Великим духовным мастером.

Когда Джек сказал «Великий духовный мастер», в его глазах можно было прочесть явную зависть.

Знания о духовных мастерах у Тан Саня были весьма поверхностны, поэтому он не мог упустить возможности задать вопросы.

— А что значит Великий духовный мастер17?

17 Великий духовный мастер (大魂师) — «» — большой, великий. «» — душа. «» — мастер.



Комментарии: 2

  • Благодарю

  • Спасибо за прекрасный перевод

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *