Ван Шэн оттолкнул ученика от кровати и бесцеремонно уселся рядом с Тан Санем.

— Тан Сань, ты победил меня, поэтому теперь ты – глава седьмой комнаты.

— Я пришел сюда учиться, — сказал Тан Сань, спешно пожав руку юноше.

— Таковы правила: сильнейший становится главным. Думаешь, быть боссом весело? Я не скромничаю, просто взгляни, — после этого Ван Шэн закатал рукава своей школьной формы.

Тан Сань был поражен увиденным: на обеих руках юноши было не менее семи или восьми сине-зеленых и фиолетовых синяков.

— Это только со вчера, — криво улыбнулся Ван Шэн. — Мы, работающие ученики, все из бедных семей, поэтому другие постоянно издеваются над нами и запугивают. Исполняющий обязанности главы комнаты должен заступаться за младших братьев. Я искренне хочу передать этот долг тебе.

Остальные ученики кивнули, взглянув на Тан Саня. В глазах этих детей появилась слабая надежда.

Чувство справедливости – ключевой элемент образа странствующего рыцаря. А также защита слабых. В клане Тан это было частью обучения, поэтому Тан Сань, услышав об издевательствах, просто не мог отказаться.

— Тогда ладно. Я не могу смотреть на то, как издеваются над другими учениками.

В это же время снаружи раздался чистый и мелодичный голос: «Это седьмая комната?»

Все тут же повернули головы в сторону двери и уставились на нее.

В проеме стояла красивая маленькая девочка. По виду ей было примерно столько же, сколько и Тан Саню, также они были одного роста. С мягкими чертами лица, легким румянцем на щеках она напоминала спелый медовый персик, от которого так и хотелось откусить кусочек. И хотя одежда ее была простенькой, выглядела она очень опрятно. Черные волосы, заплетенные в скорпионью косу, спадали ниже поясницы. Пара ярких и умных глаз смотрела с любопытством. В обеих руках девочка держала сложенную форму академии.

Все ученики в комнате были мальчишками, поэтому появление красивой девочки заставило их лица сиять.

— Мальчики и девочки живут вместе? — шепотом спросил у Ван Шэна Тан Сань.

— Все мы еще дети, поэтому общежитие не делится по полу. Говорят, что академии среднего курса уже начинают расселять учеников и учениц отдельно. Странно: в прошлом году не было ни одного работающего ученика, а в этом их уже два. Давай, главарь, покажи ей свою силу.

— Эээ… в этом нет необходимости.

Тан Сань не ожидал, что ради того, чтобы стать так называемым главой седьмой комнаты, он тут же столкнется с трудностью. Сражаться с девочкой, он действительно не мог этого сделать.

Девочка в дверях моргнула своими большими глазами. Видя, что никто не обращает внимания на нее, она снова подняла голову и посмотрела на номер комнаты. На лице малышки появилась счастливая улыбка.

— Привет всем, меня зовут Сяо У. Пишется как «танец».

Ван Шэн слегка подтолкнул Тан Саня сзади, намекая на то, что он не может нарушать правила этой комнаты. У него не было выбора, поэтому он подошел к Сяо У.

— Привет, я Тан Сань. Я гла… — ему действительно было сложно произнести «глава», но тут у Тан Саня появилась мысль. — Я старший здесь, , можешь называть меня по имени. Могу я спросить, что у тебя за дух?

— Мой дух — кролик. Очень миленький и маленький белый кролик, — моргнув, сказала Сяо У с улыбкой. На лице у девочки появились две очаровательные маленькие ямочки, невероятно умилительные. — А твой?

— Не такой, как у тебя. Мой дух — пища твоего духа. Лунная трава.

В прошлой жизни Тан Саня увлекало только скрытое оружие, поэтому опыта в общении с девушками у него было. Сейчас он несколько нервничал, разговаривая с Сяо У.

— Ты такой интересный. Хочешь сказать, что не впустишь меня? — рассмеялась Сяо У.

— Это… В общем, в нашей седьмой комнате есть правило: новоприбывшие ученики должны сразу же показать свою силу духа. Поэтому хочу, чтобы мы обменялись с тобой парой ударов.

Глубоко внутри Тан Сань подбадривал себя: обмен ударами не издевательство. Если он будет осторожен, то не причинит девочке вреда. А также не нарушит традиций общежития.

— Ты уверен? — Сяо У странно посмотрела на мальчика.

— Я уверен, — кивнул он.

Сяо У отложила свою форму. Девочка немного волновалась.

— Тогда вперед.

Не дожидаясь ответа Тан Саня, она подняла правую ногу и согнула ее в колене, а потом тут же ударила Сяо Саня в подбородок. Сила удара не была большой, однако скорость его была огромной. Мальчик аж подпрыгнул от неожиданности. Он отклонился влево, параллельно удару, а правая рука схватила лодыжку Сяо У, правая нога стала, чтобы сделать подножку, а плечо уперлось в грудь девочки. Обычный Железный горный толчок. При таких обстоятельствах Сяо У, стоящая лишь на одной ноге, от толчка Тан Саня должна была упасть.

Конечно, Тан Сань сдерживался в разумных пределах. В голове он уже обдумал это, ему было нужно лишь, чтобы Сяо У потеряла равновесие, а дальше со своей скоростью он без проблем сможет помочь ей избежать падения. Однако в то же время толчок мальчика был не слабый. Тан Саню хотелось считать это соревнованием, необходимым для прохождения испытания.

Другие студенты с большим вниманием наблюдали за сражающимися новичками. Ван Шэн следил за каждым движением Тан Саня с блеском в глазах, стараясь запомнить все. Юноша заметил, что пусть удары мальчика были быстрыми, они действовали очень эффективно.

Но, естественно, все пошло не так, как задумывал Тан Сань.

Схватив правой рукой лодыжку Сяо У, Тан Сань почувствовал, как она выскальзывает. И девочка тут же перехватывает инициативу, бьет уже освободившейся ногой в плечо и блокирует удар плечом двумя руками. Когда правая нога девочки уперлась в плечо Тан Саня, вторая тут же поднялась и точно так же опустилась уже на другое плечо Тан Саня.

Нынешняя ситуация была несколько странной. Две ноги Сяо У обвились вокруг шеи Тан Саня, устроившись на его плечах, а две руки упирались в пол, тело было выгнуто дугой. Обе мягкие ноги, похожие теперь на пружины, практически обернули шею мальчика, заставляя того завалиться назад.

К счастью, Сяо У была ребенком, и на ней были надеты брюки. Если представить вместо них юбку, тогда, возможно…

У Тан Саня не было опыта борьбы с девушками. Когда первая нога Сяо У обвилась вокруг его шеи, он мог бы дать отпор этой атаке, но из-за того, что девочка подняла ногу высоко, край ее штанины немного закатался, голень оказалась полностью голой. Соприкосновение с нежной, похожей на бархат кожей заставило Тан Саня колебаться, и его реакция стала замедленной.

Как только обе руки Сяо У оттолкнулись от пола, ноги ее тут же напряглись. Тан Сань слишком поздно вспомнил о тяжести на плечах. В конце концов, у человека слабая шея, а Тан Сань был еще и ребенком. Даже мастерский перенос центра тяжести мог заставить шею пострадать. Мальчику ничего не оставалось, кроме как позволить Сяо У повалить его.

Тан Сань обнаружил, что прием Сяо У с двумя ногами и отталкивающимися со всей силы руками, была похожа на ту технику владения молота, которой учил его Тан Хао.

Падая, Тан Сань знал, что он не получит повреждений не только из-за использования Небесного навыка для защиты тела, но и потому, что физическая сила Сяо У была не такой уж и большой.

Повалив Тан Саня, Сяо У уже спокойно стояла ногами на земле. Повернувшись, она посмотрела на него и слегка улыбнулась. Мальчик с трудом поднялся на ноги. Как и Ван Шэн недавно, он проиграл. Небрежность не была оправданием этому поражению. Тан Сань знал, что когда Сяо У схватила и повалила его, она уже проявила милосердие по отношению к противнику. В любом другом случае его падение не было бы столь легким и безболезненным.

Тан Сань впервые столкнулся с таким приемом. По ощущениям, в прошлой жизни он никогда не видел ничего подобного. Однако эта техника была очень опасна: если бы он был немного порасторопней, то на таком близком расстоянии атаковать Сяо У было несложно.

— Я проиграл. Можешь сказать мне, что за прием ты только что использовала? — Тан Сань немного покраснел. В глубине души он думал, что его пребывание в качества главы седьмой комнаты было, пожалуй, самым коротким.

— Я называю его Мягким умением, — сказала Сяо У с обаятельной улыбкой. — Мастерское использование гибкости и пластичности тела.

К этому моменту все ученики смотрели на этих двоих с разинутыми от удивления ртами. Особенно широк был рот Ван Шэна. Тан Сань, который победил его, подарил ему невероятное чувство, но теперь с одного удара был побежден этой маленькой красивой девчонкой. Юноша с распахнутыми глазами наблюдал за течением боя. «Почему все работающие ученики в этом году такие сильные?» — думал он глубоко в душе.

— Согласно правилам общежития, ты победила меня, поэтому теперь ты глава седьмой комнаты, а также этих ребят, — сказал Тан Сань, который и сам пару минут назад не знал о такой должности в общежитии.

— Глава? Это звучит интересно. Хорошо. Тогда с этого момента я ваша глава. Кажется, стать работающим учеником было хорошей идеей.

Девочка заняла кровать рядом с Тан Санем, положив туда свои вещи и школьную форму.

— Тогда кто познакомит меня с положением дел в академии? — Сяо У осмотрела всех, но никто так и не подал голоса.

Каждый из детей сейчас пытался успокоить то чувство легкого страха, когда они увидели, как ловко Сяо У заставила Тан Саня упасть. Для них это было по-настоящему удивительно.

Как и до этого тем, кто подал голос был Ван Шэн.

— Мы, работающие ученики, фактически отвечаем за всю уборку в академии, а ответственный за нас преподаватель — организацию рабочих мест. В академии всего шесть классов. Глава, ты и Тан Сань только прибыли, поэтому будете зачислены в первый класс. Остальные из нас уже как минимум на третьем году обучения, а я уже шестиклассник. В академии мы каждый день посещаем занятия утром, после занимаемся индивидуально во второй половине дня. Утром у нас обычно два урока: культурология и изучение боевых духов. Во второй половине дня мы обычно работаем, чтобы получить деньги на питание, — объяснил юноша.

Среди всех работающих учеников Ван Шэн считался самым сильным. Во-первых, потому что у него был дух зверя, а, во-вторых, этот дух обладал огромным боевым потенциалом. Юноша уже достиг девятого ранга. Когда он получит десятый, он сможет присоединиться к группе за охотой на духовных зверей, получить кольцо духа, а вместе с ним и новый титул.

Дослушав Ван Шэна, Сяо У взглянула на Тан Саня и спросила:

— Тан Сань, а какой у тебя ранг силы духа? Только сейчас я вспомнила, что ты был очень силен.

Тан Саню не было смысла скрывать свой ранг, ведь духом его была бесполезная лунная трава.

— У меня полная врожденная духовная сила. Поэтому я достаточно сильный.

— Полная врожденная?! — вскрикнули хором все ученики.

Наконец-то Ван Шэн смог успокоиться. Поскольку ранг у Тан Саня был больше, чем у него, его победа была предопределена. Поскольку никто из них не имел кольца, сила духа сыграла решающее значение. Неудивительно, что мальчик оказался сильнее. В глубине души Ван Шэн подумал, что когда они оба получат одинаковый ранг, кольцо и титул Духовного мастера, лунная трава Тан Саня ни за что не сможет сравниться с духом боевого тигра.

Сяо У, моргнув, что-то пробормотала.

В это время в комнату вошел тридцатилетний учитель.

— Новые ученики уже прибыли? Встаньте на секунду.

Сяо У и Тан Сань одновременно поднялись со своих постелей.

У этого преподавателя была самая обыкновенная внешность, бледно-зеленые волосы. В руках у него были постельные принадлежности.

— Кто Тан Сань?

Тан Сань поспешно шагнул вперед.

— Я Мо Хэнь, можете называть меня учитель Мо. Тан Сань, это постельное белье — подарок от Гуру.

Тан Сань взял белье. В нос ударил запах чистого и свежего белья, а само одеяло было просто великолепно. Все это было очень неожиданно для мальчика. Также в этом комплекте имелась подушка. Видимо, Гуру решил помочь своему новому ученику.

— Тан Сань и Сяо У — ученики первого класса, так что отныне вы отвечаете за уборку сада к югу от спортивной площадки. Каждый день вы будете получать десять медных монет духа, но помните, что убирать территорию вы должны ежедневно. И уделяйте особое внимание сортировке мусора, иначе оплаты вы не получите. В случае множества проступков академия может исключить вас. Вы все поняли? — объяснил Мо Хэнь.

Тан Сань и Сяо У одновременно кивнули, выражая понимание.

— Завтра состоится церемония открытия, а послезавтра начинаются занятия. У первого года они проходят на первом этаже в главном здании школы. Будьте пунктуальны. Также с послезавтра мы можете приступить к своим рабочим обязанностям. Мы можем проводить выборочные внеплановые проверки. Что же, Ван Шэн, ты самый старший здесь, так что расскажи главные правила.

Прижимая простыню к груди, Тан Сань чувствовал приятное тепло в груди. Он не мог удержаться от того, чтобы вспомнить ту напряженную улыбку на лице Гуру.

— Кажется, с постельными принадлежностями здесь проблема, — Сяо У посмотрела на комплект в руках Тан Саня, она была несколько смущена. Работающие ученики пусть и были детьми из бедных семей, но на деле оказывались несколько смышленей молодых господ. Несколько расторопных ребят сразу же закричали:

— Глава, поспи пока на моем матрасе, я положу половину одеяла как перегородку!

— Босс, возьми мой матрас! У меня есть запасной ватный, которым я могу воспользоваться!

Сяо У взглянула все, что ей предложила. И, хотя нельзя было с уверенностью сказать, что принадлежности были грязными, по большей части они были изношены и разодраны. Нахмурившись, девочка сказала:

— Вам лучше не звать меня главой. А то создается ощущение, что я старая.

— Таковы правила, — ответил Ван Шэн.

— Поскольку я глава, к моим словам следует относиться как к правилу. Например, теперь вы должны звать меня Сяо У-цзе, — сказав это, Сяо У повернулась в сторону Тан Саня и посмотрела на постельное белье в его руках. — Не могли бы мы немного поговорить, Тан Сань?

Тан Сань сначала удивился, но потом он понял, что Сяо У заинтересовалась комплектом, что был у него. И, хотя мальчик никогда не был скупым человеком, это постельное белье было подарком для него от Гуру. В глубине души расставаться с ним совсем не хотелось. Но Сяо У была девочкой.

— Поговорить о чем?

— Я вижу, что твой комплект довольно большой, а два человека не занимают много места. Если мы поставим две кровати вместе, то можем использовать его вместе?

— А?

Использовать его вместе? Тан Сань взглянул на Сяо У. Мысленно он не был ребенком. Хотя физически он и Сяо У были всего лишь маленькими детьми, спать вместе…

— Это нехорошо, когда мужчина и женщина спят вместе, не имея кровного родства.

— Что нехорошо? Мне все равно, а ты боишься? Неужели опасаешься, что я изнасилую тебя, ха? — фыркнула Сяо У.

— Эээ…

Считалось, что девочки растут быстрее мальчиков, но этой было всего шесть лет.

Тан Сань ничего не смог ответить. Другие ученики с завистью и интересом наблюдали за развернувшимся перед ними шоу. Нахальные улыбки искривили их рты, но никто ничего не говорил.

— Эээ? Что «эээ»? Поторопись и сдвинь кровать. Разве ты не супер-сильный?

Тан Сань машинально подвинул свою кровать к кровати Сяо У. Девочка взяла постельное белье и расстелила матрас на кровати. Он и правда был очень большой, так как предназначался для взрослого человека. Хотя он не мог полностью покрыть две кровати, но семьдесят процентов все же было занято. Далее Сяо У положила свой сверток на стыке двух кроватей.

— Ты тоже положи свои вещи сюда. Это будет границей. И если ты ее переступишь, не считай странным то, что я буду весьма груба. Ох!

Наблюдая за Сяо У, проводящей границу, Тан Сань почувствовал облегчение. Он спешно кивнул ей в ответ и положил свой сверток. Сяо У накрыла все это одеялом, и две кровати превратились в одну большую. Хотя, конечно, их выдавала та самая граница.

— Время пообедать. Сяо У-цзе, Тан Сань, пойдемте, — сказал Ван Шэн.

Услышав о еде, Сяо У мгновенно подскочила и взволнованно произнесла:

— Отлично! Чем хорошим мы можем пообедать?

Ван Шэн и другие ученики в смятении переглянулись.

— А что хорошего они могут дать работающим ученикам? В столовой ты можешь взять только самую дешевую еду.

— Идите, я не пойду, — отозвался Тан Сань, покачав головой.

В его доме царила нищета, а Тан Хао тратил деньги на алкоголь. Поэтому Тан Сань, чтобы не оголодать, привез с собой пайки – домашние грубые лепешки. Просто для того, чтобы заполнить желудок. Послезавтра он уже сможет получать деньги за работу.

Видя пятна на теле Тан Саня, Ван Шэн понимал, почему он не идет с ними.

— Сяо У-цзе, пойдем.

— Неужели нужно покупать еду? И сколько же она стоит? — взволнованно спросила Сяо У.

Если бы не ее огромная сила, Ван Шэн бы выругался. Конечно, за еду нужно платить! Кто отдаст тебе обед бесплатно? Только вот юноша прекрасно понимал, что эта недавно назначенная глава была такая, как и Тан Сань, смущенная в деньгах.

— Неважно. На эти два дня можете оставить свои расходы на еду мне. Тан Сань, мы все соседи по комнате и товарищи, поэтому пойдем. В худшем случае, пока у вас нет денег, просто попросите у меня еще.

На мгновение Тан Сань заколебался, но все-таки согласился. До этого у него не было и представления о деньгах. Ван Шэн был счастлив из-за своего порыва, а Сяо У с другими учениками многозначительно улыбнулись, глядя на него. Однако юноша вспомнил о том Мягком умении девочки и решил поддерживать дистанцию. Все-таки, когда она бросала Тан Саня, то тоже улыбалась. Мало ли когда ей что-то ударит в голову, и она набросится на него.

Включая Тан Саня и Сяо У, комнату семь покинуло одиннадцать человек, все они направлялись в столовую под руководством Ван Шэна.

Столовая находилась в здании школы, поэтому чтобы поесть, приходилось пересекать целую спортивную площадку. Прямо сейчас там уже можно было заметить некую суету. Довольно много учеников в форме академии шли к зданию школы. Очевидно, что все они собирались на обед.

Столовая Начальной академии Нодин была огромной, настолько, чтобы вместить все шесть классов и преподавателей. Сейчас у окошка приема еды стояла толпа. Столовая была разделена на два этажа, и только на первом имелось уже три сотни мест.

Когда обитатели седьмой комнаты вошли в столовую, до них донесся неприятный голос: «Это не Ван Шэн и его нищенские дружки?»

Тан Сань вопросительно уставился в сторону источника звука, он увидел лишь группу старшеклассников. Они стояли на лестнице, соединяющей первый и второй этажи, и смотрели на всех сверху вниз. Говоривший был красивым и энергичным юношей лет одиннадцати-двенадцати, глаза его были полны презрения. Он погрозил Ван Шэну пальцем и сказал:

— Нищие они и есть нищие, которые никогда не поднимутся обедать на второй этаж.

По дороге в столовую Ван Шэн уже рассказал Сяо У о том, как должны при всех вести себя глава и работающие ученики, девочка решительно согласилась со всем. Поэтому сейчас, встретив такого провокатора, она сразу же вспылила:

— Что за грубияны? Что такого особенного во втором этаже?

— На втором этаже можно самому заказывать блюда по своему вкусу. Это слишком дорого, — шепнул один из учеников Сяо У.

Рост Сяо У был примерно таким же, как у Тан Саня. Ранее Ван Шэн спрятал двоих детей за своей спиной. Когда же он отошел, те ученики на лестнице заметили Сяо У. Глаза того грубого юноши тут же засияли.

— Какая красивая маленькая девочка, ах, как жаль, что она из работающих учеников. Ван Шэн, я пойду есть, так что я1 пока оставлю тебя, — сказал он и поднялся по лестнице за другими учениками.

Здесь выскочка назвал себя «老子» — лаоцзы. Это обращение к себе используется ради шутки или когда человек находится в гневе.

Сяо У приподняла ногу, готовая бежать за грубияном, но ее тут же остановил Тан Сань:

— Забудь об этом. Мы пришли сюда поесть.

— Что ты такой робкий? — посмотрела девочка на Тан Саня с некоторым презрением.

Тан Сань ничего не ответил и встал в конец очереди за едой.

Правила клана Тан гласили, ученик не может быть легко спровоцирован, доставляя неприятности другим. Но если нарушители проявят инициативу, возмездие будет жестким.

Для взрослого человека все эти ученики академии были лишь кучкой детей вне зависимости от их характера. Тан Саню соперничество с ребенком чуть старше десяти лет было просто неинтересно. Однако, проявление мужества Сяо У восхитило Ван Шэна.

Тут Тан Сань заметил знакомого человека и поспешно подошел к нему.

— Учитель, вы тоже пришли пообедать?

Это был Гуру. Он кивнул в ответ, а потом спросил:

— Ты получил то, что я прислал?

— Спасибо учителю за спальные принадлежности, — поблагодарил Тан Сань.

Гуру похлопал его по плечу.

— Пойдем со мной на второй этаж. После этого я покажу тебе место, считающееся моим кабинетом.

Мальчик отрицательно покачал головой.

— Нет, учитель. Я пообедаю со своими соседями по комнате.

Он не хотел выделяться из толпы работающих учеников.

— Хорошо, — не настаивая, сказал Гуру. — Делай то, что считаешь нужным. Иди. Когда закончишь, жди меня у входа в столовую.

После этого мужчина ушел на второй этаж.

Тан Сань не знал, почему, но Гуру чем-то напоминал ему отца. Хотя Тан Хао говорил мало, а Гуру немного больше, их внимание к Тан Саню вызывало какое-то особенное чувство того. Особенно внимание Гуру. Даже когда мужчина улыбался, его новый ученик немного трепетал.

Ван Шэн подошел к Тан Саню.

— Ты знаешь Гуру?

— Он мой учитель, — кивнув ответил мальчик.

— Не может быть, — странным голосом сказал Ван Шэн. — Ты признал Гуру учителем? Но его сила не такая уж и большая. В нашей академии Гуру лишь официально приглашенный гость. Говорят, что это потому, что у него хорошие отношения с деканом, поэтому он может здесь находиться. Может, это покажется грубым, но он просто халявщик. Я слышал, что ему скоро исполнится пятьдесят, однако он все еще не преодолел титула Великого духовного мастера, а сам его дух всего лишь двадцать девятого ранга. Наверное, он и за всю жизнь не сможет продвинуться дальше.

— Если не хочешь снова сразиться со мной, то прошу не делать таких субъективных оценок моего учителя, — подняв голову, серьезно посмотрел Тан Сань на Ван Шэна.

— Это первый и, я надеюсь, последний раз. Спасибо за твою доброту, но не нужно меня угощать.

Договорив, Тан Сань ушел из столовой. Ван Шэн стоял, ошеломленный такой сильной реакцией мальчика на его слова. Сяо У и другие ученики тоже не понимали, почему он так себя повел.

«Учитель на день – отец на всю жизнь». Для Тан Саня это были не пустые слова. С тех пор, как он признал Гуру учителем, его отношение к нему переросло в искреннее уважение. Если бы человеком, высказывающим свое неверное мнение о Гуру, живущем за чужой счет, был не Ван Шэн, Тан Сань легко бы сорвался и ударил.

— Я не понимаю. Этот ребенок какой-то странный, — раздраженно сказал Ван Шэн.

Сяо У смотрела за удаляющейся спиной Тан Саня. Несмотря на то, что одежда его была в заплатках, на уровне подсознания его маленькая и тонкая фигурка казалась больше.

Попив воды, чтобы заполнить желудок, Тан Сань вернулся к столовой. Он не зашел, а просто встал у ворот, ожидая Гуру. Некоторые из прохожих учеников бросали на мальчика любопытные взгляды, но он, словно не замечая их, опустил веки.

Где-то через час Гуру вышел из столовой в сопровождении человека средних лет. Он был одет в чанпао и выглядел умным, его подбородок чуть выпирал. Сам мужчина улыбался.

— Пойдем, Сяо Сань, — позвал Гуру, глядя туда, где стоял Тан Сань.

— Это и есть новый ученик? — с улыбкой на губах спросил мужчина.

Гуру кивнул.

— Ну, что же, — мужчина хлопнул Гуру по плечу и бросил взгляд на Тан Саня. — Желаю вам успехов. Я пойду.

После этого он ушел.

Кабинет Гуру располагался в угловой комнате на последнем этаже школьного общежития. Это было небольшое помещение, всего тридцать квадратных метров. Обстановка была очень простой. Внимание Тан Саня привлекли две книжные полки у стены, заставленные книгами.

Гуру протянул Тан Саню бумажный сверток.

— Поешь сначала, хорошо? Даже если еда не свежая, она все еще съедобная.

Тан Сань на мгновение остолбенел, затем развернул бумагу. Внутри лежало две куриные ножки и дымящуюся все еще теплую булочку.

— Учитель…

— Давай, ешь быстрее. Когда закончишь, мне нужно будет поговорить с тобой кое о чем. Молодость не должна быть потрачена впустую.

Выражение лица Гуру было спокойным и серьезным, а голос немного холодным.

В одиночку съесть такое количество еды было непросто, однако Тан Сань обладал очень хорошим аппетитом. Он быстро стал хватать все, что дал ему Гуру, и есть, практически не жуя. Мужчина налил мальчику воды, а после сел за стол.

— Тебе шесть лет, у тебя полная врожденная сила духа и двойной дух. Активируй свой второй дух, дай мне взглянуть.

Тан Сань кивнул. Гуру уже знал, что у его ученика было два духа, поэтому скрывать это смысла не было. Черный свет вырвался из левой ладони, преобразовываясь в маленький молот.

Молот чувствовался в руках мальчика, однако благодаря своим тренировкам он не едва удерживал его и не чувствовал той ужасающей тяжести.

Увидев второй дух ученика, Гуру вскочил с места. В глазах мужчины что-то сверкнуло. Не отрывая взгляда от молота, Гуру пробормотал:

— Тан Сань, Тан Сань. Фамилия Тан… ладно, можешь убрать дух. Ты не должен показывать его другим людям. Также ты не должен наделять его кольцами без моего разрешения. Вот это запомни хорошенько!

— Отец говорил мне то же самое, — Тан Сань удивленно взглянул на Гуру. — Почему я не могу наделять этот молот кольцами?

Взволнованный свет в глазах мужчины немного поутих.

— А чем занимается твой отец?

— Он деревенский кузнец.

— Кузнец? — взгляд Гуру был довольно странный, вздохнув, мужчина покачал головой. — Кузнец и молот. Удивительно идеальная комбинация. Еще рано рассказывать тебе об этом, просто запомни: тебе нельзя использовать этот молот и наделять его кольцами. Ради твоего будущего. Ты должен крепко держать это в голове.

Поскольку отец и учитель сказали одно и то же, вера Тан Саня в Гуру только возросла.

— Я понял.

— Завтра церемония открытия, послезавтра начнутся занятия. Однако для тебя это только лишнее замедление. Важнее всего сейчас наделить твой дух способностью совершенствовать дальше. Утром ты слушаешь меня и мои указания, завтра мы покинем академию. Я поведу тебя на поиски подходящего кольца духа, чтобы ты мог получить новый титул.

Тан Саню очень нравилось то, что говорил Гуру. Ведь именно от получения кольца зависело доказательство неспособности Небесного умения к дальнейшему развитию. То, что сказал Гуру, было именно тем, чего хотел Тан Сань. Поэтому он радостно согласился.

— Я помогу тебе с получением кольца. А когда будем возвращаться расскажу немного теории духов. Тан Сань, что ты думаешь о своем духе — лунной траве? — Все говорят, что это бесполезный дух, однако я верю, что в этом мире у всего есть свое предназначение. Даже у лунной травы.

— Неплохо. У каждого духа есть свои особенности. Низшие духи в моих исследованиях составляют большую часть. Я всегда считал, что не существует дурных духов, только дурные люди. Завтра я поведу тебя на охоту за кольцом, так что прямо сейчас мне нужно, чтобы ты решил, какого вида направление развития духа ты выберешь.

— Направление развития духа? Что это? — ошарашенно спросил Тан Сань.

— Для начала разберемся с классификацией духов. Чтобы точно различать их, духи делятся на два вида: звери и орудия. Духи растений также относятся к духам орудий, поэтому оба твоих духа считаются орудиями. Самая большая разница между духами зверей и орудий заключается в их проявлении. Дух зверя даёт возможность использовать силу зверя, то есть дарует её владельцу. Достижение единства между мастером и его духом-зверем важно для полного раскрытия силы. Духи-орудия же совсем другие, их способности действуют вне зависимости от тела. Следовательно, духи-орудия — лучшая поддержка. Например, если бы твоим духом был обычный рис, он мог бы использоваться в качестве еды. А так как это дух, то его эффекты будут намного лучше, чем у обычного риса.

— Духов можно есть? — удивился Тан Сань.

— Духов из категории пищи можно, — утвердительно кивнул Гуру. — Поэтому талантливые мастера пищевых духов всегда востребованы армией. Один духовный мастер системы пищи старше тридцатого ранга способен прокормить сотню солдат. Это значительно сокращает расходы на нужды армии.

— Все еще непонятно.

— На самом деле, принцип очень прост, — терпеливо произнес учитель. — Пища для любых живых организмов — источник энергии. Сила духа тоже своего рода энергия. И как обычная энергия она может быть преобразована в пищу для людей.

Тан Сань понимал лишь часть из слов Гуру, но общая суть до него более-менее дошла.

— Выходит, духи орудий больше используются для поддержки?

— Нельзя сказать определенно, очень многие такие духи могут стать боевыми. Например, если твой дух — меч, он может рассматриваться как боевой. Таким образом, ты можешь стать боевым духовным мастером. То, что люди считают магическим оружием на самом деле является боевым духом высокого ранга. Хотя боевые мастера и мастера орудия отличаются друг от друга, у них есть нечто общее. Каждый мастер выбирает себе направление развития: система пищи, система обнаружения, боевая система, система исцеления, система контроля и так далее. Прямо сейчас ты должен быстро решить, как будет развиваться твой дух. Совершенствование духовного мастера должно иметь путь развития.



Комментарии: 2

  • Не долго же Тан Сань поучился в академии...Интересно почему все советуют ему не развивать молот 🤔 ?

    Ответ от Су Вон

    О молоте расскажут много позже. А в академии Тан Сань продолжит учиться, просто у него теперь будет, скажем так, репетитор? :D

  • Не ну ты, мужик, загнул - быстро реши не зная всех систем этих, как-то даже жалко пацана 🤔 да и бабеха тут боевая попалась.. кстати об этом, тут вообще какой жанр и рейтинг? 😅

    Спасибо за главу) очень хотелось чего-нибудь почитать сегодня ~ а тут опа и ещё главааа

    Ответ от Шиди

    Рейтинг у нас R за счет того, что боевые сцены тут порой довольно жестко раскидывают героев (при том, что они еще дети, но и взрослым тоже достается) и увечья описываются детально.
    А из жанров у нас — приключения, романтика, экшн, сюаньхуань, фэнтези

    Спасибо, что читаете и комментируете, это очень важно для нас!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *