Цинь Мин с усилием сглотнул.

— Значит, большинству из них двенадцать-тринадцать лет?

Флендер кивнул. 

Взгляд мужчины скользнул по каждому подростку, криво улыбнувшись, учитель сказал:
— Теперь я понимаю, почему вы носили маски. Вы и правда удивительные, я считал Императорскую команду выдающейся, однако по сравнению с вами они просто ничто. Если бы у вас был одинаковый возраст, у нас бы не было никаких шансов на победу.

Флендер только улыбался и молчал, глядя на своих подопечных. Ученики школы Шрек в лице Цинь Мина и Дьяволов были, возможно, его самым впечатляющим достижением. 

— Сюэчжан, могу ли я побыть самонадеянным и спросить, какой у вас ранг? — поинтересовался Дай Мубай.

— Шестьдесят второй, — спокойно и на автомате ответил Цинь Мин. — Мне в какой-то степени повезло.

Юноши и девушки посмотрели друг на друга, в их головах всплыли слова Флендера о том, что в Шрек принимаются только монстры.

— Ладно, хватит взаимной лести. Маленькие монстры, присаживайтесь. Сегодня ваш скупой декан угощает, уважьте меня и берите все, что пожелаете, — позвал Чжао Уцзи подростков, глядя на самодовольного Флендера 

Улыбка на лице того мигом застыла, а Дьяволы уже хлопнули в ладоши, чтобы подозвать официанта. Как и ожидалось, они не стали отмахиваться и мигом начали заказывать блюда. Ма Хунцзюнь взял инициативу и выхватил меню. Пролистав его, он понял, что оно состоит из трех страниц. Подняв руку, он ткнул в меню несколько раз.

Флендер сидел рядом со своим учеником, а потому мог видеть, что тот показывает только на дешевые блюда. Мужчина почувствовал одухотворенность: «Хорошо, он достоин называться моим учеником. Позволяет мне сэкономить.» Но следующее сказанное Жирком заставило декана упасть с небес прямо в ад.

— Так, принесите все, кроме блюд, что я указал. Большие порции. Также давайте два бочонка зернового вина. И побыстрее.

Ма Хунцзюнь не дал подросткам сделать заказ, он взял на себя исполнение этой миссии от имени всех Семи дьяволов Шрека. Повернув голову, юноша увидел Флендера и завопил:

— Ах! Учитель, почему вы синий? Разве вам плохо спалось ночью?

Цинь Мин все еще мог сдерживаться, а вот Чжао Уцзи уже во всю заливался хохотом. Каждый в школе Шрек знал о том, насколько Флендер скупой человек.

Вернув себе спокойствие, бывший ученик улыбнулся:

— Я не могу позволить декану тратить столько денег. Все-таки я вернулся спустя столько лет. Учителя, позвольте отблагодарить вас за обучение. Если бы не вы, меня бы не было.

— Сяо Мин, ты все еще очень заботливый, — рассмеялся Чжао Уцзи. — Первоначально мне хотелось посмотреть на то, как Флендер тратит деньги. Но, видимо, этому не суждено случиться.

Услышав Цинь Мина, декан мигом похорошел, он смерил друга свирепым взглядом и произнес:

— Так приятно делать из меня дурака? Ладно, старик Чжао, прошло уже много лет с тех пор, как мы с тобой дрались. Как только мы вернемся, я устрою с тобой спарринг. Это поспособствует твоему развитию как духовного мастера.

— Э…

Теперь улыбка покинула и лицо Чжао Уцзи. Они сражались множество раз, поэтому он прекрасно знал о силе Флендера. У мастера силы, коим является Чжао Уцзи, нет никаких способов борьбы с мастером ловкости, который еще и умеет летать. И это еще не говоря о том, что Флендер в принципе был на два ранга выше.

На том уровне, где находились, двое глав школы Шрек, ранг не был настолько призрачным, как у Дьяволов сейчас, разница даже в единицу считалась пропастью.

Цинь Мин посмотрел на сидящих за столом семерых подростков. Взгляд его остановился на Дае Мубае, Тан Сане и Чжу Чжуцин. 

— Поистине, прискорбно. Если бы вы, ребята, не были бы учениками Шрек, я бы сделал все, чтобы вы стали студентами академии Тяньдоу. Будь вы там, возможно…

Как только молодой учитель произнес это, знакомый голос ответил ему:

— Даже если они из Шрек, ты все равно можешь пригласить их в Имперскую академию Тяньдоу. 

Оглянувшись, все увидели зашедшего Гуру. Он сел рядом с Флендером, совершенно не церемонясь.

— Гуру, что вы хотите этим сказать? — поинтересовался Цинь Мин, пробуя почву.

Не дожидаясь ответа Гуру, Флендер мигом сказал:

— Гуру, ты специально пришел, чтобы разорвать нашу дружбу? Эти дети — ученики школы Шрек. Сейчас и навсегда. Ты хочешь сказать, что мы не можем предоставить им достойного обучения в Шрек?

Лицо Сяогана никак не изменилось, пока он слушал беспокойные жалобы друга. С такими же застывшими эмоциями он ответил:

— Я не говорил об их поступлении в академию Тяньдоу. Я говорил о программе обмена. Учитель Цинь, я не думаю, что это станет проблемой. Если ты не сможешь договориться, я обращусь к Духовному Залу.
Цинь Мин удивленно уставился на Гуру, не зная, как ответить. Флендер тоже взглянул на мужчину, думая: «Что ты задумал, Сяоган?» Однако спросить напрямую у друга он не мог. Но Флендер был Гуру братом столько лет, что точно знал, настолько тот принципиален.

— Академии Тяньдоу повезет взять в программу обмена юношей и девушек из школы Шрек. Только вот я переживаю, что… — задумавшись, сказал Цинь Мин.

— Переживаешь, что наши дети слишком талантливы, а потому академия не захочет возвращать их, да?

Неприятно, когда тебя видят насквозь. Гуру казался простым и даже заурядным, но его слова четко и остро выражали мысли молодого учителя.

— Да, — кивнул Цинь Мин, никак не изменившись в лице. — У Имперской академии Тяньдоу есть титул лучшего учебного заведения в стране, но, если рассматривать ее с точки зрения молодых и талантливых мастеров, ее репутация неуклонно катится вниз. Руководство академии в поисках талантов, оно жаждет их. И, если ребята пойдут туда учиться, я не могу гарантировать того, что академия не придумает чего-нибудь. Я переживаю, что они прибегнут ко всем своим связям, чтобы убедить Дьяволов остаться. Разве это не станет смертельным ударом по школе?

— Какой ты хороший, Сяо Мин, — улыбнулся Флендер. — И правда достойный быть выпускником нашей школы. Так заботишься о ней. Гуру, Сяо Мин не чужой человек. Если тебе нужно что-то сказать, говори.

Гуру бросил взгляд на Флендера.

— Я говорю о том, учитель Цинь, если я правильно помню, как учебное заведение, основанное императорской семьей, в академии есть места для участия в соревнования. Наши ученики могут на год стать студентами по обмену, пока не закончатся соревнования. Думаю, так будет лучше всего.

— Гуру, вы хотите сказать, что позволите им представлять академию Тяньдоу на соревновании? Но ведь так она объявит ребят своими учениками! — ошеломленно воскликнул Цинь Мин. 

— Иметь славу выпускника Имперской академии не так уж и плохо, — улыбнулся мужчина.

— Нет, я не согласен, — вмешался Флендер. Хлопнув по столу, он встал с места и свирепо посмотрел на Сяогана. — Дети, Гуру, не забывайте, что я двадцать лет своей жизни положил на эту школу.

Юй Сяоган не изменился в лице даже перед разъяренным Флендером.

— Хорошо, Флендер, я назову несколько проблем, которые тебе нужно будет решить. Если ты сделаешь это, дети не пойдут в Имперскую академию. Первое, ты сможешь дать подходящее место для медитаций? Второе, сможешь ли ты за год предоставить им возможность выступить на Великом соревновании элитных академий Доуло? Третье, почему ты думаешь, что, став студентами академии Тяньдоу, дети перестанут быть частью школы? Может, ты не в состоянии понять причину моих действий, но все же я должен задать тебе последний вопрос: какую цель ты преследовал, основывая школу Шрек?

— Я… 

Ошеломленный вопросами Гуру Флендер не мог найти на них ответов. Он продолжал свирепо смотреть на друга, но гнев внутри постепенно стихал и превращался в разочарование.

— Замечательные условия для совершенствования, способные стать толчком для роста их силы духа. В соревновании оговорено, что учебные заведения могут стать участниками только после прохождения предварительного конкурса, но школа Шрек не зарегистрирована ни герцогстве, ни в империи. Поскольку у нас нет соответствующего оборудования, даже несмотря на известность школы Шрек в мире мастеров, нам не позволят выступить на соревновании. И ты прекрасно знаешь, какими наградами располагает Континентальное соревнование, насколько они ценны. Ты основал школу, желая воспитать гениев этого мира, шокировать весь континент их способностями. И я выбираю тот путь, по которому они могут идти, не спотыкаясь. Более того, я еще не договорил, — сказал Гуру и повернулся к Цинь Мину. — У меня есть условие для поступления Дьяволов в академию. Академия должна принять также весь преподавательский состав, более того, мы сами возьмемся за обучение наших подопечных. Имперская академия не сможет вмешиваться. Иначе говоря, у нас появится репутация лучшего учебного заведения в Тяньдоу, но учить наших детей будем мы. И, когда мы пожелаем уйти, никто не сможет нам запретить этого.

Флендер снова сел на стул, обеими руками взял чашку вина и выпил его большими глотками. 

— Гуру, вы и правда задали мне трудную задачу, — усмехнулся Цинь Мин. — Откровенно говоря, с точки зрения учителя академии Тяньдоу, если Дьяволы будут представлять ее, несомненно, это значительно поднимет ее репутацию. Ваше условие вполне осуществимо, все преподаватели школы — прославленные духовные мастера, академия не откажет и, более того, обеспечит лучшую оплату. Только вот школа Шрек — сердце декана Флендера. Если мы сделаем это, возможно, в будущем…

— Хорошо, сделаем то, что предлагает Сяоган, — внезапно сказал Флендер, снова поднявшись из-за стола. — Он прав, я должен учитывать не только собственную гордость. Все для детей. Имперская академия Тяньдоу принадлежит императорской семье, а потому она независима от Духовного Зала. Большая редкость. Детям там будет хорошо. Да и учителя найдут себе укромное убежище. До сих пор я думал только о себе, но все вы все равно следовали за мной. Сейчас же мы уже постарели, нам стоит найти место, куда можно вернуться. Имперская академия Тяньдоу. Такая репутация не так уж и плоха. Вопрос решен. Разберись с этим. Юй Сяоган и Чжао Уцзи будут моими представителями. Я пойду один, мне нужно отдохнуть.

Закончив, Флендер развернулся и покинул помещение. Чжао Уцзи выразительно посмотрел на Ма Хунцзюня, и тот сразу все понял. Даже не взглянув на блюда, он поспешил за своим учителем. Сейчас только Жирок мог утешить Флендера лучше, чем друзья.

— Хотя он и немного упрям, — вздохнул Гуру, — он не безрассуден. Я верю, что он хорошенько подумает об этом.

— В конце концов, только мы все эти годы поддерживали школу. Дело не в том, что Флендер не понимает преимуществ твоего предложения. Даже если он сказал, что закроет школу после того, как детишки выпустятся, в глубине души он все еще не способен принять этого. Для нас это и правда неожиданно, мы прожили здесь двадцать лет.

— Тут он может рассчитывать только на себя, — кивнул Гуру.

— Возможно, для нас эта академия — лучшее место, где мы можем оказаться, — сказал Чжао Уцзи. — Гуру, спасибо тебе, я понимаю, что твое предложение касается не только детишек, но и меня с Флендером. Имперская академия Тяньдоу практически независима от Духовного Зала. Также она довольно известна. Ты делаешь все возможное, чтобы позаботиться о нашем декане. Уединиться там хорошее решение.

Лицо Чжао Уцзи озарила искренняя теплая улыбка. Он не был Флендером, а потом не обладал его гордостью и упрямством. Объективно говоря, он не хотел уходить, но он уже устал. Очень даже неплохо будет сменить обстановку.

Флендер стоял перед дверью и наблюдал за полной луной и звездами, что украшали ночное небо. Он спокойно произнес:

— Зачем ты вышел за мной? Иди ешь.

Сейчас лицо Ма Хунцзюня было серьезным, от его обычной похотливой улыбки не осталось и следа. Он почтительно стоял рядом с учителем.

— Учитель, не грустите.

— Я не грущу, просто немного расстроен, — покачал головой мужчина. — Для меня все прошло довольно быстро. Кстати, Хунцзюнь, я заметил, что твой яростный огонь поумерил свой пыл. Какова же причина?

Услышав о своей проблеме, Жирок снова улыбнулся и почесал затылок:

— Я тоже не понимаю, как это произошло. Разве что я сильно устал за это время, видимо, я истощен. Я даже не думал об этом.

— Это хорошо, — слабо улыбнулся Флендер. — Твой дух незаметно изменяется от мутаций. Возможно, вскоре эта твоя проблема просто исчезнет. Ладно, возвращайся. И не надо меня утешать, я просто хочу немного подумать.

Ма Хунцзюнь моргнул и потер свое пухлое лицо.

— Учитель, вы просто одалживаете курицу, чтобы она снесла яйцо. Честно, я не понимаю, почему вы расстроены.

— Одалживаю курицу, чтобы она снесла яйцо? — удивленно повторил мужчина и посмотрел на своего ученика. 

— Да, — кивнул Ма Хунцзюнь. — Разве это не заимствование курицы для яйца? Вы берете средства академии, чтобы обучить нас, а наше участие в боях от ее имени сродни взносу. Не знаю, как другие, но я бы ни за что не решил, что мы принадлежим академии Тяньдоу. Я всегда буду вашим учеником, вашим Яростным огненным фениксом из школы Шрек.

Флендер уставился на юношу. Пусть тот и мог мало что сделать, но он заставил разум учителя, казалось, захлопнуть дверь. 

— Одолжить курицу, чтобы она снесла яйцо? Одолжить курицу, чтобы она снесла яйцо1. Превосходно. Похоже, я и правда был слишком упрям. Рано или поздно, да какая разница? Шрек когда-нибудь закроется, но как только это произойдет, ничего уже не изменится. Сяоган, спасибо, что помогаешь мне нарисовать этот конец для школы Шрек.

1 Одолжить курицу, чтобы она снесла яйцо (кит. 借鸡生蛋) — обр. развитие с помощью внешних специалистов, капиталов и оборудования.

***

На следующий день рано утром все оплатили свои счета и покинули гостиницы, тем самым завершив месяц обучения и пройдя вторую ступень. Возможно, второй этап был не таким экстремальным, как первый, но, несомненно, сильной психологическое давление истощило подростков еще сильнее.

Каждый день они сталкивались с разными противниками и изо всех сил пытались победить, не только сражаясь, но и координируя свои действия с товарищами по команде, бои отличались от спаррингов, это была настоящая битва, но она давала богатый опыт, а также помогала Дьяволам выяснить результаты их адских тренировок на начальном этапе обучения.

Боевая выносливость и крепость, а также скорость восстановления — все это в значительной степени улучшилось. Иначе как могли подростки принимать участие в таких сложных битвах каждый день? Особенно это касалось тех, кто за сутки успевал выступить сразу в трех категориях. Они особенно демонстрировали эффект от этой тренировки.

Помимо базовой подготовки и боевого опыта, Гуру подарил им и кое-что скрытое. Сохранение боеспособности.

Дома деревушки, непохожей на Сото, не такой шумной, как тамошние рынки, казались такими родными. Для семерых подростков школа Шрек стала настоящим домом.

Флендер уже пришел в норму. Даже Чжао Уцзи, который знал его уже как двадцать лет, удивился такому быстрому успокоению. Декан уже стучал молоточком аукциониста. Все шло по плану Гуру. Что касалось всего остального, то после того, как они поступят в Имперскую академию Тяньдоу, все приготовления становились проблемой Цинь Мина.

— Идите отдыхать, детишки. Вы устали. Уцзи, позови остальных.

Только вернувшись, Флендер тут же начал раздавать приказы. Все-таки в школе, помимо их троих, жили еще трое преподавателей. И их мнение также должно было быть услышано.

Оскар вернулся в домик. Он был не в состоянии справиться с налетом месячной пыли на кровати и просто рухнул на нее.

— Как хорошо возвращаться домой. Сяо Сань, не буди меня. Я хочу проспать так много, чтобы проснуться самостоятельно.

Тан Сань взглянул на соседа, развалившегося на кровати, и покачал головой: если бы его не заставили совершенствоваться, он бы давно растратил весь свой талант.

Согласно договоренности Гуру и Цинь Мина, все из школы Шрек отправятся в Имперскую академию через два месяца, чтобы поучаствовать в программе обмена. А до тех пор Цинь Мин будет разбираться с вопросами у себя на работе.

Школе Шрек же предстояло сделать несколько приготовлений.

Гуру вовсе не горел желанием начинать третий этап. Сегодня перед тем, как покинуть город Сото, он дал детям задание. За два месяца они должны разобраться с собственными делами, а также усвоить опыт, полученный на арене. Но также эти два месяца — время для развития духа. Гуру попросил, чтобы каждый, помимо необходимых дел, также занимался медитациями.

Оскар очень быстро ушел в царство грез, Тан Саня же заботило кое-что свое.

У него было два месяца на то, чтобы разобраться с работой, а также исполнить обещание, данное Жунжун. Взять на себя ответственность, честно потрудиться и исполнить заказ. Подумав об этом, Тан Сань поднялся и вышел из домика. Он направился к Жунжун и Сяо У.

— Я так устала! 

Девушки лежали на кроватях и снимали с себя одежду. Естественно, они не были столь неряшливы, как Оскар, и заменили старое постельное белье на новое.

— Да, каждый день находясь на арене, я никогда не думала, что, вернувшись, почувствую себя такой усталой, — сказала Сяо У. — Должно быть, это то, что Гуру называет периодом истощения. Жунжун, у тебя такая хорошая кожа. Даже у меня слюнки текут.

Сейчас на Сяо У и Жунжун были одеты только топ и короткие обтягивающие шорты. С голыми руками и ногами обе красавицы растянулись на кровати.

У Нин Жунжун и правда была прекрасная кожа. Чжу Чжуцин и Сяо У завидовали ее нежной светлой, похожей на личжи2 коже. Лицо девушки отличалось чистотой, никаких недостатков в виде пигментных пятен. И особенно желанным было то чувство гладкости, которое ощущаешь, когда касаешься ее. Кожа Жунжун походила на белый нефрит.

Личи/личжи — разновидность китайской сливы. Если ее очистить, то можно увидеть гладкую белую мякоть, которая похожа на чистую и светлую кожу.

Пусть обе девочки и еще не выглядели взрослыми, но, как известно, росли быстрее мальчиков, а потому их физическое развитие продвинуло довольно далеко.

Но, конечно, Чжу Чжуцин занимала в этом соревновании почетное первое место.

Жунжун хихикнула и, широко раскрыв глаза, посмотрела на Сяо У:

— Ты тоже очень хорошенькая. Я бледная, а ты вся такая цветущая и кажешься очень здоровой.

Пропорции Сяо У несколько отличались от обычных людей. У нее были очень длинные ноги.

В общем говоря, идеально ноги должны заниматься шестьдесят два процента всего тела, однако у Сяо У это число уже перевалило за шестьдесят пять. Несмотря на это, девушка совсем не выглядела долговязой. Скорее, наоборот.

Вытянутые длинные ноги, нежная, не белая, как у Жунжун, а розоватая кожа, тонкая талия, которая только подчеркивала идеально округлые ягодицы. Даже Жунжун не могла сдержать слюны, глядя на эти чуть прикрытые шортами ноги. А длинная коса, что касалась земли, заставляла окружающих видеть в Сяо У младшую соседку. Но, если бы кто-нибудь действительно посмел относиться к ней так, то эпизод с Бу Лэ бы снова повторился.

— Сяо У, скажи мне, почему у нас не такой большой размер здесь, как у Чжуцин! Я очень ей завидую, — сказала Жунжун, понизив голос, и слегка потерла свою грудь.

— Спроси у нее, мне откуда знать, — покраснев, выплюнула Сяо У. — Неужели лучше, когда они большие?

Темы, поднимаемые девочками в комнатах, иногда были более взрослыми, чем у мальчишек. Жунжун хихикнула:

— Это хорошо! Когда я училась в академии, парням нравились девушки, у которых они были большими. Возможно, мы просто еще слишком малы. Ты же видишь, как босс Дай не отходит от Чжуцин весь день? Возможно, потому что у нее большая.

— А разве Оскар не такой же по отношению к тебе? — усмехнулась девушка.

— На самом деле, Сяо Ао очень хороший, но… — произнесла Жунжун, прикусив язык. После она невольно вздохнула, выражение ее лица было немного странным.

— Что-то не так? — поинтересовалась девушка.

— Правила клана, — ответила Жунжун, покачав головой. — Для меня и Сяо Ао невозможно быть вместе. Кроме того, мы еще маленькие, слишком рано говорить об этом.

— Что за правила? Только не говори, что дело в том, что Оскар не благородный.

— Нет, совсем нет. В нашем клане нет сословной дискриминации. Будь все иначе, откуда бы появилось столько мастеров, желающих присоединиться к нам? Вот только, члены главой ветви клана не могут связывать себя с другими мастерами поддержки из соображений безопасности. Мы должны быть с мастерами боевого духа, ведь защита супруга или супруги всегда надежней. Но Сяо Ао — мастер поддержки, как и я. Именно поэтому я говорю, что отношения между нами невозможны.

— Вот оно что, — понимающе пробормотала Сяо У. — Не думала, что в клане Стеклянной пагоды есть такие правила. Однако ты должна сказать Оскару об этом, чтобы он мог подумать о другом…

Прекрасные глава Жунжун погрустнели, затем она решительно встрепенулась и сказала:

— Хватит обо мне, давай теперь о тебя. Я правда завидую тебе и Тан Саню.

Когда она сказала это, выражение ее лица стало каким-то таинственным.

— Я слышала, что если хочешь, чтобы они выросли, ты можешь попросить мужчину помассировать тебя. Почему бы тебе не предложить это Тан Саню?

— Фу! Жунжун, ну почему ты такая? — покраснела Сяо У. — Кто тебе это все рассказал?

— Старшие сестры из клана. Я слышала, как они говорили об этом. Так что, должно быть, это правда, — усмехнулась девушка.

— Не неси бред! Мы с Сяо Санем — брат и сестра, как ты могла… ах, ты смутила бы даже мертвого!

Жунжун перевернулась и села на кровати.

— Насколько я знаю, вы брат и сестра, но не родные по крови. Спроси других, и они ни за что не увидят в вас родных. Ты запретный плод3 для Тан Саня. Ты не видела, как он выглядит, когда его глаза наливаются кровью из-за тебя. Он, словно с ума сошел, когда тебя украла обезьяна. Он мог своим видом даже мертвых напугать. Если бы ты не вернулась, я даже не знаю, что бы он сделал. В прошлый раз, когда мы с Чжуцин сплетничали, даже она тебе позавидовала. Она сказала, будь Дай Мубай таким же, как Сяо Сань, она была бы рада.

Запретный плод (кит. 禁脔) — букв. лучшая пища, заказанная императором

— Жунжун, она не говорила, что связывает ее с Мубаем? Почему босс Дай так особенно к ней относится? Ты, например, тоже красавица, но ему было все равно. 

— Я не знаю, — ответила она, высунув язык. — Я спросила у Чжуцин, но она не захотела говорить, просто сказала, что они давно знакомы. Возможно, они любят друг друга с детства, но правда скрыта от меня.

Сяо У покачала головой. Она прекрасно помнила ту встречу Мубая и Чжуцин, когда она с Тан Санем только прибыла в школу. Казалось, он не знал ее и лишь сказал, что их духи совместимы.

В этот момент кто-то постучался.

— Кто там? — спросила Жунжун.

— Это я, Тан Сань.

— А, твой Сяо Сань пришел.

Девушка поспешно натянула на себя одежду. Сяо У подпрыгнула от испуга и стала тоже одеваться, но двигалась она не так быстро, как соседка.

Когда Жунжун уже пошла открывать дверь, девушка едва успела одеться.

Тан Сань смутился, зайдя в комнату девушек. Что еще сильнее удивило его, так это то, что Сяо У и Жунжун как-то странно смотрели на него.

— Что? Почему вы обе так смотрите на меня? — поинтересовался он.

— Ах… это потому, что… — начала Жунжун, хихикая, но тут ей закрыла рот сильно покрасневшая Сяо У. Она смотрела на соседку с угрозой, а сердце ее билось, как олененок. В груди разгоралось онемение, когда он вспоминала недавний разговор.

Тан Сань, естественно, не мог понять умы этих девиц, еще меньше он знал об их маленьких секретиках, которыми они делятся в своих комнатках. Он на мгновение растерялся, если бы у него не было никакого дела, он бы сразу же ушел.

Нин Жунжун кивнула несколько раз Сяо У, говоря так, что она ничего не расскажет, и девушка убрала руку ото рта подруги. Она шагнула вперед, мешая Жунжун, и спросила Тан Саня:

— Сяо Сань, зачем пришел?

— Я к Жунжун, — улыбнулся юноша. — У нас теперь целых два месяца до поступления в академию Тяньдоу. Недавно я пообещал ей помочь ее клану и создать скрытое механическое оружие. Когда мы отправимся в столицу, возможно, у меня не останется времени, поэтому я решил переговорить об этом с Жунжун.

— Сяо Сань, всего несколько дней назад ты подарил мне Божественный арбалет Чжугэ. Остальное может решить только мой папа, но пока что мне достаточно. Будет лучше, если я попрошу у декана разрешения поехать домой на каникулы. Думаю, папа согласится.

В этом месяце компоненты для арбалета были уже созданы, оставалось только собрать их воедино, и постепенно Тан Сань раздаст его каждому. К этому времени все будет готово.

— Хорошо, но будет ли твой путь безопасен? — кивнув, спросил он.

— Я в безопасности, — хихикнула Жунжун. — На самом деле, я всегда знала, что наша школа окружена телохранителями из клана. 

— Так будет лучше всего. Жунжун, не забывай при использовании этого оружия быть предельно осторожной, чтобы не пораниться. Особенно с арбалетом, он слишком сильный, кроме того, требует времени на перезарядку, поэтому не будь опрометчива.

— Я знаю, - улыбнулась девушка. — Ну, тогда я пойду поищу декана. На самом деле, город моего клана Стеклянной пагоды находится недалеко от Тяньдоу. Потом я прямо из дома отправлюсь в академию и разыщу тебя.

— Если так, то нет смысла идти сейчас. Подожди, пока мы не прибудем в столицу. Вот только она находится довольно далеко от Сото, и я не знаю, легко ли будет отыскать там такую же хорошую кузницу, как здесь.

— Значит, ты об этом беспокоился. Это не проблема, у меня дома есть кузницы. Если ты не слишком беспокоишься об утечке тайн твоего скрытого оружия, то мои кузнецы сделают компоненты. Все будет в порядке.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *