Адский нежный абрикос обладал противоположным восьмигранной ледяной травы действием, его нельзя было срезать металлом. Только с нефритом он не потеряет свои особенных свойств.

Хотя Нефритовая рука и не являлась настоящим камнем, разница была довольно небольшой. Используя эти Руки, юноша мог спокойно раскопать абрикос.

Готовя все это, Тан Сань почувствовал боль.

Он уже довольно долго находился рядом с источником и, несмотря на то, что он старался как можно дольше пребывать на пересечении двух половин, а также ближе к ароматной драгоценности, сейчас его тело уже сдавалось.

Особенно ясно это стало, когда Тан Сань собрал эти два ядовитых растения. Холод и жар попеременно врывались в него, и лицо юноши то краснело, то синело. Ци и кровь бурлили внутри, Небесный навык помогал все меньше.

Дугу Бо, естественно, знал, как тяжело находиться рядом с Инь-Ян. Вот почему он не приводил сюда даже собственную внучку, боясь, что здешняя экосистема навредит ей. Но для его ядовитого тела лед и пламя действовали обратным образом, поэтому проблем с нахождением здесь у него не было.

Приведя сюда Тан Саня, чокнутый старик, изображая великодушие, хотел посмотреть, сможет ли мальчишка, утверждающий, что способен излечить его, выжить в подобном месте. Если он хорошо перенесет силу льда и пламени и сможет сопротивляться его яду, тогда титулованный по-настоящему поверит в силы Тан Саня.

«Бесценные сокровища,» — вздохнул Тан Сань. Он знал, что, если бы не близость Инь-Ян, возможно, любое ядовитое растение сделало это место невозможным для нахождения рядом.

Но здесь было сложно жить, поэтому остались только бессмертные травы. Лед не охранял. Однако бессмертные растения были лучше. И все же для их использования необходимо было иметь четкие представления об их свойствах. В противном случае это бы не только не принесло пользы, но и привело бы к трагедии. Даже эти великие травы будут смертельны, если не использовать их особым образом и не нейтрализовать другими растениями.

Два стебля лунной травы шелковыми нитями направились к двум срезанным растениям и обернулись вокруг них. Абрикос и трава были подброшены прямо Тан Саню. В то же мгновение юноша руками обрезал стебли своего духа. Без поддержки силы духа лунная трава имела ограниченную прочность и легко поддавалась Нефритовой руке.

Решение Тан Саня оказалось верным. Буквально, через мгновение левая травинка замерзла, а правая обратилась в пепел. Если бы он позволил им вернуться в его тело, то он бы потерпел неудачу еще до начала использования растений.

Трава и абрикос упали перед юношей. Странно, но, несмотря на их жар и холод, как только они оказались рядом, все это пропало. Восьмигранная трава была окутана красным, а абрикос — белым слоем.

Тан Сань знал, что не время колебаться, ведь когда они встретились, даже если эти растения покрывали друг друга, все их эффекты пропадут через десять вдохов.

И это время было лучшим для того, чтобы сделать это.

Не сомневаясь, Тан Сань одним махом проглотил эти растения.

Их ядовитость сдерживалась врагом, поэтому силы не хватало. Когда растения прошли по горлу со слюной, Тан Сань ничего не почувствовал. Сладкий аромат переполнял его. На вкус эти растения были хороши, юноша подумал, что все будет нормально, если они не станут слишком острыми.

Размышляя над этим, Тан Сань сорвал с себя всю одежду. Без Небесного навыка он вытащил Копья и вырастил вокруг лунную траву.

Трех вдохов хватило, чтобы задрожать всем телом, и тут же слой ледяной синевы разошелся от его ног. В мгновение ока все вокруг посинело. И тут же он весь покраснел и стал похож на вареную креветку. Синий и красный чередовались друг с другом, создавая несколько причудливую картину.

В это время юноша едва не потерял сознание. Его словно поразило двумя молниями разом, и это чувствовалось еще больнее, чем кольцо человеколикого паука.

Сейчас Тан Сань с трудом удерживал себя в руках, сделав быстрый вдох, он шагнул вперед.

Прямо перед ним находился источник Инь-Ян. Едва успев прикрыть глаза, Тан Сань рухнул в воду прямо там, где соединялись тепло и холод.

С плеском он ударился о поверхность воды и, развернувшись, пошел на дно.

Юноша прыгнул в источник не сразу потому, что травы должны были подействовать, иначе поторопись он хоть на мгновение, не оставил бы после себя даже костей.

Теперь же, оказавшись в источнике, он ничего не почувствовал. Восьмигранная трава и абрикос уже полностью лишили его восприятия внешнего мира.

Тан Сань, естественно, тщательно обдумал причины выбора этих двух растений. Эти два сокровища не были самими лучшими, что росли вокруг Инь-Ян, можно даже сказать, что они были самими обычными. Если бы здесь росло только что-то одно, то даже стояние рядом повергло юношу в критическое состояние, не говоря уже о том, чтобы есть их.

Но единственной возможностью использовать эти растения — нейтрализовать их с помощью друг друга.

Конечно, никто из них не растерял своих свойств. Съев их, Тан Сань должен был выдержать двойной удар. Если у него не получится, он тут же погибнет.

Самой существенной причиной приема травы и абрикоса был источник Инь-Ян. В Небесном писании говорилось, что войти в воды этого источника возможно только под одновременным воздействием восьмигранной ледяной травы и адского абрикоса.

Эти два растения росли, поглощая воды из источника, и лишь они могли подчинить их себе.

Сейчас Тан Сань должен был чувствовать себя ужасно, но на деле эффект льда и пламени Инь-Ян и двух ядовитых растений усилил способность юноши поглощать их. Ледяная и огненная энергии меняли его тело.

Предупреждение Дугу Бо об источнике не было пустыми словами. Даже будучи Титулом Доуло, он бы с большим трудом смог выбраться оттуда.

Но в Инь-Ян все яды были неэффективны, не было ничего, кто могло бы поддерживать свою силу в этой воде.

Тан Сань выбрал эти растения не потому, что они оказывали на него сильнейшее воздействие, а потому, что оставляли ему выход.

На случай если Дугу Бо не сдержит обещаний, Тан Сань, съев эти растения, мог бы укрыться в воде источника.

В то же время существовала и иная причина. Бед яда Дугу Бо, что позволял спокойно оставаться здесь, Тан Сань, не съев эти растения, погиб бы еще до встречи со стариком.

Даже пожелай он сейчас уйти, огненно-ледяная энергия нанесла бы ему огромные травмы. Он бы мог даже не выжить, не говоря уже о том, чтобы совершенствоваться дальше.

Однако даже в лучших трактатах не написано непосредственного опыта, даже несмотря на точность Небесного писания, существовала возможность ошибки. Тан Сань не знал, насколько больно ему будет, пока он не съест эти растения самостоятельно.

Даже если огненная и ледяная энергии только подавляли друг друга, попав в организм, они отчаянно зашевелились. Сила бессмертных сокровищ была ужасающей. Когда взаимная нейтрализация вспыхнула энергией, Тан Сань даже не мог сопротивляться ей с помощью силы воли.

В момент, когда воды источника поглотили его, он уже потерял сознание.

Воды Инь-Ян вспенились, как только юноша упал туда, но вскоре после он стал медленно погружаться. Поверхность вновь успокоилась: молочно-белая и ярко-красная половины все еще делили территорию. Пар заполнял воздух, все стихло.

Время текло рекой, раннее утро превращалось в ночь, благодаря солнцу. Кто-то однажды сказал: «Ты закрываешь и открываешь глаза — проходит день, ты закрываешь глаза, но не открываешь их — проходит целая жизнь.» Даже вечность может оказаться мигом. Такова человеческая жизнь.

Снова наступила ночь, тьма окутала землю. Инь-Ян погрузился в темноту, а Тан Сань до сих пор находился под водой. Видимо, он полностью там растворился.

***

Солнце садилось за лес, трое человек быстро шли меж деревьев, постоянно двигаясь то вперед, то назад.

Это были двое мужчин и одна женщина. Хотя лицо женщины было довольно безмятежным, выглядела она хмурой. Из двух мужчин же тот, кто казался тоньше и слабее, держал за руку другого, заимствуя силу, чтобы двигаться вперед. Когда-то эта троица была известными мастерами, пока после они не распались. Золотой треугольник.

В тот же день, когда исчез Тан Сань, Гуру отправился к Флендеру, и они пошли туда, где был юноша. Гуру призвал Ло Саньпао. Несмотря на слабость, это существо обладало прекрасным обонянием. Более того, он был частью Гуру и мог запомнить все, на чем оставался его запах.

После недолгих поисков Сяоган и Саньпао обнаружили местонахождение Тан Саня. Его похитил тот титулованный, Дугу Бо, с которым они познакомились недавно.

Вспомнив того чокнутого старика, Гуру не мог не испугаться. Пребыванием рядом с этой ядовитой тварью точно не пойдет Тан Саню на пользу. К тому же, они практически не знали, где был Дугу Бо.

Флендер заволновался ничуть не меньше. Даже если Тан Сань не являлся его непосредственным учеником, он все еще принадлежал Семи дьяволам и школе Шрек. Более того, он никогда не забудет слова того человека в черном. И он пугал его гораздо больше, чем Дугу Бо.

Но в этот момент Флендер был гораздо хладнокровней, чем Юй Сяоган.

Тщательно все обдумав, Флендер предложил друзьям вернуться в академию Тяньдоу.

Тогда ему показалось, что те трое членов совета, намеревающиеся противостоять Ядовитому Доуло, точно знакомы с ним. Возможно, им известно, где находится Дугу Бо. Если же нет, им придется поговорить с принцем Сюэ Сином.

Конечно, противостоять принцу неразумно, но давление вынуждало.

Все-таки и клан Синего дракона-громовержца, членом которой была Эр Лун, и клан Стеклянной пагоды семи сокровищ, дочерью главы которого являлась Нин Жунжун, относились с Семи великим кланам. Даже будь статус Сюэ Сина еще более высоким, он бы все равно не осмелился оскорбить два великих семейства целой империи.

Но все-таки Золотому треугольнику не пришлось прибегать к этой мере. Члены совета, будучи пристыжены, сразу же встрепенулись, когда при встрече им сообщили, что Дугу Бо похитил Тан Саня.

Они рассказали Треугольнику, что Дугу Бо всегда вел себя эксцентрично. Даже если его и наняла императорская семья, жил он не в столице, а в Закатном лесу. По слухам, его дом находился в горах, но где конкретно, они не знали. Трое членов Совета выразили сожаления по поводу пропажи Тан Саня, но также обозначили свою беспомощность в этом вопросе. Естественно, Треугольник понял, почему.

Кто бы захотел встретиться с ужасными ядами Дугу Бо? Даже Духи Доуло боялись столкнуться с этим человеком.

Троица не стала умолять Совет и покинула академию со скоростью молнии. Эрлун повела мужчин в Закатный лес.

Он находился примерно в ста ли (= 50 км) от города на восток. Этот лес был одним из нескольких крупных мест обитания духов в империи Тяньдоу. Несмотря на то, что он не был таким огромным, как лес Синдоу, там жило огромное множество высокоуровневых зверей.

С самого утра, как они вошли в лес, они провели за поисками. После короткого отдыха они продолжили.

Даже если Эрлун мало что знала о Тан Сане, она восхищалась его словам, сказанным Гуру. И это еще не говоря о том, что этот юноша – ученик ее любимого. Что называется, любить дом и его ворон на крыше1. Даже если женщина и не была столь эмоциональна, как Гуру и Флендер, она все равно была обеспокоена.

Любить дом и его ворон на крыше (кит. 爱屋及乌) — любя человека, также любить все, что с ним связано.

— Эрлун, давай немного отдохнем, — предложил Флендер, задыхаясь. Непрерывное движение на протяжении дня ничего не значило для Духовного мудреца, но мужчина, скорее, был истощен морально.
Женщина остановилась перед Гуру и Флендером. Увидев осунувшееся лицо возлюбленного, она произнесла:
— Не волнуйся, Сяоган. Я не думаю, что Дугу Бо хочет убить Тан Саня. Иначе он бы сделал это у нас в академии. Зачем похищать его?
— Нет, ты не понимаешь, — вздохнул мужчина, в его глазах отразилась боль. — Дугу Бо похитил Тан Саня из-за того, что он ранил Дугу Янь и проявил талант в ядах. Если моя догадка верна, то Ядовитый Доуло заинтересован в яде Тан Саня. Посмотреть, что за сущность у него. И я уверен, что он бы не оставил его в живых. Вопрос лишь в том, как долго Тан Сань будет полезен. У Дугу Бо очень плохая репутация среди мастеров, он просто злодей, никогда никого не слушает. Будь я на его месте, то ни за что не отпустил бы такого таланта, как Сяо Сань.
— Если с Сяо Санем что-то случится, — горько усмехнувшись, начал Флендер, — как нам оправдываться перед этим человеком?
— Этим человеком? О ком ты? — спросила Эрлун.
Флендер как раз собирался открыть рот, когда внезапно раздалось резкое шипение, похожее на раскат грома. Оно разрушило тишину ночи и заставило зверей в лесу заволноваться.

Трое взглянули друг другу в глаза и одновременно поднялись. Они слышали удивительную силу, заключенную в этом шипении и характерную только для Титула Доуло. Разве в этом лесу может быть второй титулованный?

Мужчины и женщина вспыхнули и, положившись на шипение, как на ориентир, двинулись вперед.

Дугу Бо стоял у входа в пещеру и смотрел на ночное небо, в глазах его мерцал нефрит. Обе руки он держал за спиной, выгоняя мутную ци.

Только что его схватил приступ, о котором говорил Тан Сань. Если бы это была лишь боль, ее можно было вытерпеть, но этот зуд в области сердца не был похож на что-то, что человек бы выдержал. Даже имея такую силу, Дугу Бо полностью промок. Это длинное шипение было знамением уныния, что настигает его после приступа.

«Интересно, умер ли этот ребенок?» — спросил себя в мыслях старик. Ему был слишком хорошо знаком Инь-Ян, и это место не подходило для жизни. Там существовали всевозможные виды растений, но животные там жить не могли.

Однажды он стал свидетелем того, как шестиглавый яркий хамелеон ступил в зону действия этого источника, и за мгновение раздулся и умер.

По какой-то причине Дугу Бо чувствовал сожаление. Он действительно чувствовал некоторую уверенность в Тан Сане, и, если этот мальчишка правда может вылечить его и его внучку, то не упускает ли он свой шанс?

Возможно, это испытание слишком сложное для юноши.

Мысли об этом изменили настроение Дугу Бо. Вспомнив о талантах Тан Саня, старика посетило предположение, что, может, этот мальчишка не сможет вылечить его?

Ничего хорошего. Огонь загорелся в глазах Дугу Бо. Он пойдет посмотрит на Инь-Ян, и, если этот Тан Сань будет еще жив, то он задумается об этом.

Как только титулованный собирался подняться на гору, внезапно он услышал три свиста: два сильных и один слабый, возможно, приглушенный, а, возможно, страстный, но ни один из них не был лишен враждебности. Звуки быстро становились громче, и, судя по этому, люди, что издавали эти свисты, приближались к горе.

Дугу Бо презрительно фыркнул, прищурившись: «Кто-то действительно хочет бросить мне вызов? Ладно, взглянем на этих наглецов.»

Отказавшись от плана подняться на гору, Дугу Бо сделал шаг и мгновенно достиг обрыва скалы, нависающего над пещерой. Он заметил три силуэта, поднимающихся по склону к нему. Они прыгали быстро, словно падающие звезды.

Взгляд Дугу Бо был полон презрения. Всего лишь двое мастеров семидесятого с лишним ранга и один тридцатого. Неужели они смерти ищут?

Неудивительно, что старик вел себя так. Перед Титулом Доуло дрожать будет даже Дух Доуло не говоря уже о Духовном мудреце. К тому же, его яд не был чем-то таким, что могли выдержать люди.

Даже титулованный, имеющий равную силу, вел бы себя осторожно, ведь одна ошибка — смерть.

Золотой треугольник подпрыгнул и двинулся к Дугу Бо. Даже если эти трое желали найти старика, они все равно почувствовали волнение, когда по-настоящему встретились с ним.

Дугу Бо стоял, сложив руки за спиной, глаза, наполненные нефритовым светом, смотрели на мужчин и женщину, грозная аура вокруг заставила воздух застыть. Гуру не обладал такой защитой, как Эрлун и Флендер. Одного этого было бы для него достаточно, чтобы умереть.
— Вы меня искали? — холодно спросил Ядовитый Доуло.
— Дугу Бо, — сердито сказал Сяоган. — Где ты держишь Тан Саня?
— Кто вы такие? — презрительно фыркнул старик. — У вас есть право устраивать мне допрос?
— Ты… — Гуру хотел снова что-то сказать, но Флендер остановил его.

Флендер понимал, что слишком близкие отношения Тан Саня и Гуру застилают второму глаза, и обычно холодный разум был смущен. Это делало мужчину практически бесполезным.

Спокойно глядя на Дугу Бо, Флендер отдал честь и произнес:
— Господин Дугу, Тан Сань — ребенок, я не знаю, чем он вас обидел, но прошу вас быть снисходительным. Все-таки он лишь тринадцатилетний мальчишка. Будучи почтенным титулованным, вы могли бы его великодушно отпустить.
Сам Флендер полагал, что его слова были полны исключительной сдержанностью и насмешкой. К несчастью, старика уговоры не тронули.
— Хочешь сказать, я ублюдок? — прикрыл глаза мастер. — Когда бьют маленьких, появляются большие. Если я ударю тебя, не знаю, появится кто-то сильнее? От этого мальчишки ничего не осталось. Хочешь отомстить? Ладно, пойдем, мне как раз хотелось немного потренироваться вчера, но эти старикашки струсили. Даже если вы втроем — пыль одна, все равно можете помочь мне размяться.

Услышав от Дугу Бо, что от Тан Саня не осталось и костей, Гуру почувствовал онемение, в глазах мигом потемнело. После стольких лет он относился к юноше уже не как к ученику, а как к настоящему сыну.

Будучи неженатым, Гуру считал Тан Саня собственным ребенком. Теперь, когда Дугу Бо сказал, что он погиб, мужчина испытывал в области сердца чувство, несравнимое с болью.

Это было отчаяние.

Когда эмоции захлестывают человека, он меняется. Кто-то немеет, а кого-то сжирает истерика.

Но Юй Сяоган не был похож на других. Вокруг него будто исчезла вся энергия, тепло ушло, казалось, мужчина превратился в глыбу льда. Холодные глаза посмотрели на Дугу Бо.

Даже такой могущественный мастер, как Дугу Бо, не мог не вздрогнув, встретившись с этим мертвым и неподвижным взглядом. Лицо Флендера осунулось:
— Дугу Бо, ты пожалеешь о том, что убил Тан Саня. Даже если у нас ничего не получится, тебя ждет печальный конец.
— Что? — губы Титула искривились. — Хочешь отомстить? У тебя не будет такой возможности. Пойдем взглянем, какая сила делает тебя таким смелым. Я не знаю, во что ты веришь, но у меня есть множество способов заставить тебя потерять волю к жизни еще до смерти. Давно я не видал ничего столь забавного. Прийти сюда легко, но уходят отсюда немногие. Никто не смеет посещать обитель Дугу Бо по мановению собственной руки.

Флендер и Лю Эрлун взглянули друг на друга и, одновременно схватив Гуру, потянули его за собой. Каждый шагнул наискось, образовывая треугольник.
— Луна и солнце сияют ослепительным золотом, — громко крикнул Флендер. Он не освободил своего духа, но тело его охватил интенсивный золотой слой. Он был направлен не на Дугу Бо, а к небу, также он разошелся по земле.

Что-то такое же произошло и с Гуру и Эрлун. Золотое свечение заполнило воздух, и в одно мгновение все трое образовали углы треугольника. В его центре находилось желтое кольцо, окруженное всевозможными сложными узорами.

Сейчас мужчины и женщина были покрыты блестящим золотом. Гуру и Эрлун закрыли глаза, и свет в глазах мужчины стал ярче. Взгляд, словно клинок, резанул Дугу Бо. «Хм, что это за способность духа?» — мысленно удивился Дугу Бо, глядя на троицу.

Как Титул Доуло старик обладал множеством знаний, а также богатым опытом, но он никогда не встречался с подобным. Он не понимал, почему этот Великий мастер тридцатого ранга вдруг стал ощущаться так, будто он мог соперничать с ним.

Три слоя фиолетового тумана распускались под золотым светом и рассеивались в воздухе. Увидев это, Дугу Бо изменился в лице.

Он был очень хорошо знаком с этим туманом, это яд, что он оставил вокруг этой горы. Все, кто войдет сюда, заразится ядом. Он не был особенно свиреп, но отличался хитростью. Действовать он будет два часа, а после заполнит все тело, иссушив энергетические каналы и убив.

И этот пурпурный туман, что струился от троих, явно был его ядом. Он не имел никакого отношения к Дугу Бо, но он будет смертелен для других мастеров. Без силы Духа Доуло или выше его невозможно изгнать из тела.

Именно поэтому Ядовитый был озадачен. Ясно, что эти трое были лишь Духовными мудрецами и Великим мастером. Так почему же он чувствовал, что сейчас они сравнялись по силе с Духом Доуло.

Дугу Бо стал силен очень давно, а потому мало путешествовал по континенту и, естественно, не слышал о Золотом треугольнике.

Название «Золотой треугольник» было не союзом трех людей, а, скорее, особенным видом Союза душ Флендера, Гуру и Эрлун.

Союз душ — редкая способность в мире мастеров. Для того, чтобы он произошел, духи двух хозяев должны обладать невероятной совместимостью. Но Союз душ Флендера, Гуру и Эрлун требовал троих, уникальное явление. На самом деле, чем больше мастеров входят в симбиоз, тем сильнее они становятся. В то же время мощь этой способности была связана с близостью мастеров.

Мубай и Чжуцин были близки всего на шестьдесят процентов, но при полном усилии они могли сражаться с двумя противниками сильнее них.

Золотой же треугольник был не просто Союзом душ троих человек, их взаимная близость достигала девяносто девяти процентов, словно они на самом деле были единым целым.

Стоит этим троим только использовать эту способность, как их мощь увеличится в геометрической прогрессии. Иначе Золотой треугольник не был столь знаменит.

Даже сейчас величайший теоретик, никем не превзойденный Гуру не понимал, почему его, Флендера и Эрлун совместимость была столь огромной. На самом деле, исключая их, семьдесят процентов — уже невероятная редкость.

Врожденная близость, а после годы совместной жизни привели их совместимость духов к практически ста процентам.

Несмотря на разлуку в двадцать лет, они, используя способность, что сделала их знаменитыми, чувствовали, как лед между ними тает. Как трое становятся единым целым.

Коротко изумившись, Дугу Бо не двинулся и продолжил стоять со сложенными за спиной руками. Его гордость при столкновении с тремя противниками, что находились далеко внизу, не давала ему спешить.

Он хотел увидеть, как себя проявит Союз душ троих.

Золотой свет становился все интенсивней и интенсивней, из угла Гуру вырвался луч. Мертвенно-неподвижный взгляд Гуру загорелся. Он медленно вытянул руку, направляя ее в центр треугольника.

Драконий вой, и внутри узоров треугольника появился пухлый дух Саньпао. В одно мгновение вокруг Гуру, Эрлун и Флендера появились кольца.

У Гуру их было два, а у Флендера и Эрлун — семь, всего шестнадцать колец неожиданно подлетели к Саньпао внутри.

Лицо Дугу Бо снова изменилось. Союз душ, способный использовать отдельное существо должен быть гораздо мощнее обычной способности. Это было понятно.

Давление из центра треугольника резко выросло. Дугу Бо освободил свой дух, девять ужасающих колец поднялись из-под его ног.

Золотой треугольник собрал шестнадцать колец над Саньпао, и ранее очаровательное существо сейчас, казалось, терпело сильнейшую боль. Он смотрел вверх и по-драконьи кричал. Сразу же после этого его пухлое тельце начало раздуваться под действием шестнадцати колец духа, вместе с этим золотой свет становился все интенсивней.

Ло Саньпао рос с невероятной скоростью, его тело стало обрастать огромными ромбовидными чешуйками, ком за комом стали надуваться огромные мышцы, его большое тело постоянно расширялось, из головы выросли два витых рога, голубовато-фиолетовый свет хлынул в него и, омывшись в треугольнике, постепенно стал золотым.

Всего за несколько вдохов Ло Саньпао увеличился до двадцати метров в длину. На его спине раскололась чешуя, и развернулось два огромных крыла. Когда они расправились, он смог летать без поддержки золотого света. Изначально честные и невинные глаза излучали силу и точно так же, как и всего его тело, окрасились в золотой.

Нынешний Саньпао более не походил на поросенка или собаку. Это было существо, внушающее благоговейный трепет одним своим присутствием, — ослепительный золотой дракон.



Комментарии: 1

  • Трындец, вот это читерство 😂 Тан Сань харе принимать ванны, там твой учитель собирается убивать 😂

    Спасибо за перевод)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *