— Это не конец.

Чжао Уцзи был разъярен. Он решил преподать этому маленькому ежику урок, правой рукой учитель закрыл лицо, а левой ударил Тан Саня в грудь. Конечно, это был обычный удар без какой-либо силы, Король просто не мог просто так проглотить это поражение без маленького возмездия. И, конечно, он уже деактивировал Гравитацию, которую создавало кольцо возрастом в десять тысяч лет. Иначе Тан Саня бы просто раздавило в лепешку под давлением.

Странные звуки раздались по округе!

Тан Сань отлетел в сторону от удара Чжао Уцзи, и первый звук принадлежал именно ему. Рот юноши наполнился кровью.

Своей последней атакой Тан Сань истратил все свои силы, даже думать было уже тяжело, не то что действовать. Юноша был словно лампа, у которой выгорело все масло. И как он в таком состоянии мог позволить себе получить удар от Чжао Уцзи? Отсутствие шокового обморока стало бы уже успехом.

Дай Мубай аккуратно положил Чжу Чжуцин на землю и метнулся к Тан Саню, чтобы поймать его на руки.

Второй же звук был от Чжао Уцзи. Сначала он думал, что этот молот — очередное скрытое оружие этого подростка, но заблокировать атаку оказалось не так просто. И стоило молоту ударить по руке, как Чжао Уцзи понял, что ошибся.

Размер оружия создавал впечатление, что и сила у него будет такой же небольшой. Но когда мужчина попытался защититься, его духа оказалось недостаточно из-за полученных ранее ранений и яда дурманящей змеи.

Молот ударил Чжао Уцзи по ладони, а та в свою очередь по его лицу. Из носа потекла кровь, а лицо стало красным, словно окрашенная ткань, после шлепка. Мужчина был ранен и разбит до бесчувствия.

А маленький молот, атаковав, мигом испарился.

Тан Сань, которого поддерживал Дай Мубай, закашлялся кровью. И пусть раны внешне выглядели просто ужасно, никто бы в жизни не поверил, что Чжао Уцзи вышел победителем из этого боя.

Конечно, это не означало, что Чжао Уцзи был слабаком. Он ведь дрался с кандидатом в ученики школы, боясь по-настоящему ранить Тан Саня. Скованный по рукам и ногам этим Чжао Уцзи хотел увидеть, как далеко может зайти этот юноша в своем стремлении. Также он был экспертом в атаках и силе, а не в преследовании. К тому же, никто не мог предсказать, что Тан Сань воспользуется скрытым оружием, Король просто недооценил своего противника и проиграл. А также потерял лицо. Если бы это был настоящий бой, то ему бы пришлось применить пятую способность духа и убить Тан Саня. Все-таки разница между их уровнями была слишком огромной.

Если бы это было лишь испытание, Тан Сань, конечно, не действовал бы так отчаянно, но потеря сознания Сяо У пробудила в нем жажду крови. И Чжао Уцзи постоянно оказывал на него давление, и юноша просто взорвался. Не говоря о здравомыслящих присутствующих здесь, даже Сяо У не видела такого полного желания сражаться Тан Саня.

Дай Мубай взглянул на Чжао Уцзи, ему захотелось немного посмеяться, но он сдержался и воскликнул:

— Оскар! Оскар, быстро иди сюда! Тебе тут работка.

Сила духа разнесла голос молодого человека по всей школе, за ее пределами же ничего не было слышно.

Несколько лет спустя, когда Злой глаз белого тигра Дай Мубай получил признание в качестве главы Семи дьяволов Шрека, его спросили, кто был самым ужасающим в их команде? Он без малейших сомнений ответил, что это была Гибкие кости Доуло Сяо У. Причина была очень проста: она была спусковым крючком для Тысячерукого Доуло Тан Саня. Провоцировать Тан Саня было практически бесполезно, но если спровоцировать Сяо У и тем самым разозлить Тан Саня, то тогда Тысячерукий Доуло Тан Сань становился Тысячеруким Асурой1.

Асуры  в индуизме божества низкого ранга, иногда называются демонами, титанами, полубогами, антибогами, гигантами. Это связано с тем, что асуры находятся в бинарной оппозиции к сурам, богам индуизма, аналогично оппозиции «боги—титаны» или «боги—гиганты» в древнегреческой мифологии.

Всю свою жизнь Дай Мубай был очень любвеобилен, до такой степени, что Семь дьяволов Шрека в шутку прозвали его Непревзойденный потаскун, но он никогда не флиртовал с Сяо У. Потому что он был слишком умный для того, чтобы злить Тан Саня, а также в памяти его всегда стояло то, что он видел прямо сейчас.

— Где работка для меня? Где? — послышался мягкий голос Оскара где-то издали, а после юноша появился перед всеми.

Может быть, из-за собственного нетерпения, но он даже бросил свою тележку и примчался на своих двоих.

— Сяо Ао, подойди сюда, — позвал Оскара Дай Мубай.

— Босс Дай, — подбежал юноша к нему. — Ты звал?

Дай Мубай кивнул и сказал:

— Поторопись и дай всем несколько сосисок, они ранены.

— Пять медных монет за сосиску, не забудьте оплатить! — счастливо залепетал Оскар. — Отведай-ка папочкиных сосисок!

Во время этого чудовищного заклинания в его ладони что-то засверкало, образуя вкусную сосиску.

— Ешь, — произнес Дай Мубай, кивнув на сосиску. — И хотя от заклинаний этого парня тошнит, сама сосиска весьма хороша. Его первое кольцо ускоряет регенерацию.

Тан Сань махнул рукой, отказываясь. И дело было не в сосиске, а в том, что от сказанного Оскаром у юноши скрутило живот.

— У меня легкая рана, просто немного выбился из сил. Мне нужно лишь немного отдохнуть. Пускай Оскар позаботится о других.

Закончив говорить, Тан Сань сел в позе лотоса, выдохнул и начал медитацию.

Тан Сань не съел сосиску, но это не значит, что другие тоже не будут. Например, тот, кто сегодня упал лицом с грязь.

— Оскар, подойди, дай мне каждый вид сосиски.

Речь Чжао Уцзи была нечеткой, ибо ему приходилось полагаться на духовные силы, чтобы яд не распространялся. Язык же от его действия распухал все больше.

Оскар поморгал своими персиковыми глазами.

— А вы кто такой? Как вы попали в нашу школу Шрек? И откуда знаете мое имя?

— Негодник, ты хочешь, чтобы я тебя наказал? Я Чжао Уцзи!

Гнев Чжао Уцзи был настолько силен, что изо рта у него едва не брызнула кровь. Чжао Уцзи громко кричал, ему хотелось поскорее обработать свои раны, а после запугать этих детей, чтобы они остались. Иначе он не смог бы называться Недвижимым светлым королём.

— Эх…

Оскару очень хотелось спросить, как Чжао Уцзи стал таким, как сейчас, ведь юноша имел прекрасное представление о силе своего преподавателя. Но стоило Даю Мубаю посмотреть на Оскара, как тот будучи весьма проницательным, с лицом «ничего не произошло» протянул две сосиски Чжао Уцзи, произнося заклинание, на которое никто никогда не знал, как реагировать.

— Отведай-ка папочкиной сосисочки!

Если бы Оскар не выглядел таким несчастным из-за своего заклинания, грош цена была бы его страдальческому лицу.

Одна сосиска размером с его мизинец появилась на руке юноши, и он передал ее Чжао Уцзи. Мужчина резко схватил обе сосиски и одним махом запихал их в рот. Цвет лица Чжао Уцзи сразу же освежился.

Дай Мубай, едва сдерживая улыбку, подошел к Чжу Чжуцин, но его тут же обдало холодом разноцветных глаз. Несмотря на серьезные травмы, девушка всем своим видом показала молодому человеку, что прибьет его, если он предложит ей сосиску Оскара.

— Спокойно, — махнул Мубай рукой, качая головой. — Я бы ни за что не дал тебе есть эту штуку. Я бы этого не вынес.

Девушка закрыла свои ледяные глаза, не глядя на Дай Мубая.

Съев Большую свежую и Маленькую копченую сосиски, Чжао Уцзи сразу же стал выглядеть намного лучше. Он оторвал от испорченной боем одежды кусок ткани и вытер кровь с лица.

Первая сосиска излечивала от ран, а вторая избавляла от негативных эффектов. Весьма практичные способности духа системы пищи. Яд дурманящей змеи рассеялся, но боль внутри заставила Чжао Уцзи нахмуриться. Наклонив голову, он увидел на теле несколько припухлостей размером с грецкий орех, и они причиняли боль.

— Учитель Чжао, так мы сдали экзамен? — спросила Нин Жунжун, стоящая поодаль от остальных. Она указала пальчиком за спину Чжао Уцзи.

Мужчина повернул голову и увидел, что палочка ладана полностью сгорела.

— Да, вы прошли, — фыркнул учитель.

Ему не хотелось больше здесь оставаться. Ведь ему постоянно казалось, что на него смотрят как на посмешище, и это было неприятно.

— Учитель Чжао, погодите минуту, — донесся до Чжао Уцзи слабый голос. Учитель посмотрел в сторону говорившего, и это был Тан Сань.

Немного отдохнув, Тан Сань немного оправился, хотя он и с трудом поднялся с земли.

— Маленький ежик, что тебе еще нужно? Ты уже прошел экзамен.

Чжао Уцзи смотрел на этого подростка перед собой, глубоко в душе он одновременно чувствовал привязанность и ненависть. Несмотря на то, что этот юноша проиграл ему, он все же немного ранил его, а также проявил невероятную волю. Совершенный монстр среди монстров.

— Учитель Чжао, мне жаль. Я был слишком импульсивен. Однако вы слишком сильны, у меня просто не было другого выхода. Я помогу вам вытащить иглы из тела, иначе они навредят вам.

Десяток Драконьих усов, выпущенных Тан Санем, сейчас находились под кожей Чжао Уцзи, и это воспаление не могло пройти просто так. Несмотря на то, что Драконий ус считалась металлом, она не обладала магнетизмом. Во время сражения иглы могли изогнуться под кожей , и тогда даже Тан Саню, создателю этого оружия, было бы тяжело их достать. Пришлось бы разрезать кожу.

К счастью, защита Светлого недвижимого короля Чжао Уцзи была огромна, и потому силы Тан Саня не хватило на то, чтобы Драконий ус ушел дальше, чем под кожу. В противном случае Чжао Уцзи невозможно было бы спасти.

Услышав слова Тан Саня, мужчина смягчился, и он не мог не покраснеть. Все-таки он был Духовным мудрецом, но, столкнувшись с мальчишкой ниже тридцатого ранга, он использовал свою пятую способность. Явное преимущество взрослого над ребенком. Однако бой с этим маленьким ежиком был действительно труден, эти его фантастические оружия открыли глаза Чжао Уцзи.

Тан Сань подошел к учителю. Первым делом он убедился в том, что Драконьи усы не вошли далеко. Юноша выдохнул с облегчением.

Ярость Тан Саня, которая была во время боя с мужчиной, уже угасла. Все-таки он был учителем, а не врагом, но юноша подошел к этом слишком серьезно. Конечно, раньше так противостоять Чжао Уцзи, не используя всю свою силу, было невозможно.

Правая рука Тан Саня окрасилась в белый, и он коснулся ран Чжао Уцзи. С помощью Захвата дракона он выудил кончики Драконьих усов на поверхность. Юноша мгновенно стал вытаскивать их из тела Чжао Уцзи. Мужчина при этом же испытывал ужасную боль, ведь Драконьи усы там свернулись вместе с кожей и мышцами. Даже лицо Недвижимого светлого короля не могло не дергаться от неприятных ощущений.

Когда Тан Сань закончил, из тела Чжао Уцзи пошел пар. Сам он ужасно вспотел, а тело болело. Однако не зря он Недвижимый светлый король, он ни разу не застонал в процессе.

Вновь Чжао Уцзи заглотил сосиску, что вручил ему Оскар. Раны на теле мужчины стали быстро затягиваться, а боль — утихать.

Тан Сань едва восстановил свои силы, и эта процедура снова истощила его. Юноша рухнул в обморок, удачно находившийся рядом Оскар подхватил его.

Чжао Уцзи был силен, поэтому все раны его были неглубокими. А сосиски Оскара восставили его на девяносто процентов.

Учитель взглянул на бездыханного Тан Саня на спине Оскара, он нахмурился и произнес:

— Мубай, ты отвечаешь за наших четырех новичков. Завтра начнется учеба. Не трогайте оружие Тан Саня, оно может быть отравлено. Когда проснется, он сам их соберет.

После мужчина развернулся и ушел.

Проследив взглядом за Чжао Уцзи, Оскар с Тан Санем на руках подошел к Даю Мубаю. Юноша посмотрел на раненую Чжу Чжуцин, потерявшую сознание Сяо У на руках Нин Жунжун и не удержался:

— Что сегодня с учителем Чжао? Месячные нагрянули? Зачем он усложнил жизнь новеньким?

— Громче, Оскар. Чтобы он уж точно тебя услышал, — несчастным голосом произнес Мубай. — Сейчас учителя Чжао просто разрывает от гнева, даже не знаю, на кого он его выльет. Месячные? Это у тебя месячные. Тридцать дней в месяц. Всего день отдохнуть можно, а в феврале целых два!

— Эх, не говори такие непристойности! Здесь девушки! — обиженно сказал Оскар.

— Вали уже, Дяденька с большой сосиской, который просит вести себя приличней. Дай я успокою новичков, а потом поговорим.

Сказав это, Дай Мубай поднял Чжу Чжуцин с земли. Кажется, он даже не замечал ее холодного убийственного взгляда.

Оскар взглянул на Дай Мубая, а потом перевел взгляд на Нин Жунжун:

— Почему у тебя на руках девушка, а у меня парень?

Злые глаза Мубая скользнули по юноше:

— Это вопрос характера.

Когда Тан Сань очнулся, на улице уже начало темнеть. Разлепив глаза, юноша заметил, что он лежит на кровати в какой-то деревянной хижине.

Комната была небольшая: где-то десять или больше квадратных метров. Помимо кровати, на которой Тан Сань лежал, здесь была еще одна. На ней сидел Оскар и что-то бормотал себе под нос.

— Где это я? — хриплым голосом спросил юноша, он чувствовал какую-то пустоту в теле.

Оскар заметил, что Тан Сань проснулся.

— В общежитии. Теперь мы будем соседями по комнате. Тебя ведь Тан Сань зовут, верно? Сегодня ты был просто звездой, даже такой свирепый медведь, как Чжао Уцзи, попал впросак.

Пока юноша говорил, персиковые глаза его возбужденно блестели.

— Как Сяо У? — спросил Тан Сань самое важное для себя.

— Спокойно, — ответил Оскар, — она в порядке. Она и прекрасная Нин Жунжун — соседки, она должна прийти в себя после сна. Эта девушка, Нин Жунжун из клана Стеклянной пагоды семи сокровищ, действительно красива.

Сказав это, Оскар проглотил слюну, его персиковые глаза все еще сверкали.

Тан Сань приподнялся и сел на кровати. Он боялся, что после поглощения огромного количества внутренней силы, если расслабится, то его собственное совершенствование может быть замедлено.

— Эй, Тан Сань! Отныне мы соседи по комнате. Как насчет того, чтобы узнать друг друга получше? Представлюсь, пожалуй. Меня зовут Оскар, духовный мастер двадцать девятого ранга. Дух орудия, сосиска под кодовым именем Сосисочная монополия. Ты можешь звать меня Сосисочный монополист Оскар или Сяо Ао.

— Разве не Дяденька с большой сосиской?

— Тьфу! Какой Дяденька с большой сосиской? Завтра сбрею бороду. Позволю тебе взглянуть на свою естественную, утонченную и элегантную красоту. В академии много новеньких девушек, я не могу теперь выглядеть неряшливо. Дай Мубай явно заявил свои права на ледяную девушку, а Сяо У — твоя любимая. А я только и могу что увиливать за Нин Жунжун.

— Мы с Сяо У — просто друзья.

— Да ладно тебе, не притворяйся. Мы оба все прекрасно понимаем. Не думал, что ты в таком юном возрасте обзаведешься такой красивой девушкой. Ты – одинокий парень, а она – одинокая девушка, и вы вдвоем проделали весь этот путь. Неужели ничего не было? Босс Дай сказал, что именно из-за Сяо У ты попер на Чжао Уцзи так, будто был готов жизнь отдать. Ты говоришь, что вы просто друзья, но кто в это поверит? Будь спокоен, Сяо Ао очень принципиален. Как говорится, жена друга невежли… а, нет! Не возжелай жены ближнего своего2. Я не буду заглядываться на Сяо У.

2 Не возжелай жены ближнего своего (朋友妻不可欺) — идиома, но сначала Оскар сказал «朋友妻不客气». Суть в том, что произносятся они одинаково, поэтому оскар перепутал.

Заметив взгляд персиковых глаз Оскара, Тан Сань ничего не смог сказать. Ему не хотелось ничего объяснять, поэтому он начал медитировать и восстанавливать внутреннюю энергию.

Глухой ночью вся школа Шрек была совершенно спокойна. Как и ожидал Дай Мубай, кроме Тан Саня, Сяо У, Чжу Чжуцин и Нин Жунжун, никто не прошел даже третьего теста. Это было самое большое количество учеников за несколько лет.

Чжао Уцзи как заместитель директора жил в отдельном доме. Он, угрюмый, сидел в своей комнате.

Он уже успел переодеться в чистую одежду, раны на его теле уже затянулись. Но, конечно, такие неглубокие царапины ни в какое сравнение не шли с ударом по самолюбию.

Кто бы мог ожидать, что он, собираясь просто поупражняться и потешить собственное самолюбие, так опозорится? Если бы они встретились раньше, то Тан Сань, естественно, умер бы. Но сейчас все было по-другому. Он был преподавателем, а Тан Сань — учеником. Оставалось только глотать этот удушливый воздух.

Но в то же время Чжао Уцзи очень ценил Тан Саня. Этот мальчишка был талантлив, а также по силе превосходил даже Дай Мубая. Вот только дух его был от природы несколько слаб. Если бы не это, возможно, Тан Сань мог бы стать невероятным духовным мастером.

Чжао Уцзи сжал правую руку в кулак и накрыл ее левой и беспомощно произнес: «Мне просто не повезло. Почему я столкнулся с этим маленьким ежиком, которого мне придется еще обучать? Видимо, мне придётся хорошенько заняться им и тогда его талант проявится в способностях.» Сказав последнее предложение, мужчина не удержался от зловещей улыбки.

— Чжао Уцзи, — позвал его чей-то голос, пока Чжао Уцзи обдумывал, как бы обработать Тан Саня в будущем. Улыбка застыла на лице преподавателя на мгновение.

Чжао Уцзи был Духовным мудрецом семьдесят шестого ранга. Каждый мастер на Доуло, подобный ему, могли излучать невероятную ци, благодаря которой можно было слышать шорох листьев в радиусе ста метров. Но сейчас Чжао Уцзи не чувствовал ничего, а этот голос врезался в голову так, будто бы говорил над ухом. Подобная сила уже насторожила мужчину, голос был ему незнаком, но в чем можно было не сомневаться, так это в том, что сила гостя была не ниже его собственной.

— Кто? — спросил Чжао Уцзи, яростно вскочив, в глазах его вспыхнул разъяренный огонь. Репутация Недвижимого светлого короля была не очень хороша, недоброжелателей также была довольно много. Но эти годы в школе Шрек проходили весьма спокойно, а потом мужчина никак не ожидал появления сильного противника.

— Выходи.

Частица едва различимой ци коснулась плеча Чжао Уцзи.

Он мгновенно выскочил через окно. Оказавшись снаружи, он активировал силу духа в поисках кого-то с такой же силой.

Кем был Чжао Уцзи? Недвижимый светлый король убил бесчисленное количество благородных мужей. А потому он мгновенно вскипел, поддавшись на провокацию неизвестного противника и душного воздуха этого уходящего дня.

Быстрым шагом с помощью ци Чжао Уцзи добрался до рощи близ школы. След ци пропал именно здесь.

— Выходи! Я знаю, что ты тут! — рявкнул своим глубоким голосом Чжао Уцзи. Вместе с этим он трансформировался, семь колец опоясали его. Они красиво сияли, особенно три черных кольца внушали трепет.

Из-за дерева неспешно вышел черный силуэт. Этот незнакомец был облачен в черные одежды с головы до ног, можно было понять только то, что это был мужчина крупного телосложения.

— Ты кто такой? — холодно крикнул Чжао Уцзи. Все его тело, измененное духом медведя, излучало грубую и дикую ауру3, но не проявляло гнева.

Излучало грубую и дикую ауру, но не проявляло гнева (不怒自威) — быть грозным и внушительным, не показывая гнева и злости.

Черный человек уклонился от ответа, холодно произнеся:

— Здесь я лишь хочу провести бой с Недвижимым светлым королем. Я давно не тренировался.

После этого темный мужчина медленно поднял правую руку, в ней сгустился черный свет и сформировал огромное оружие. Под ногами засветились целых девять колец духа: два желтых, два фиолетовых и пять черных. Они двигались совсем не так, как у Чжао Уцзи, они спокойно окутывали незнакомца. Само количество колец духа поражало, но больше всего ужасало последнее, черное с красными вкраплениями.

Если бы Гуру был здесь, то он, несомненно, заметил бы это. Несмотря на то, что такое кольцо приравнивалось к десятитысячелетнему, разница все же была огромной. Например, кто будет сильнее: дух, совершенствующийся десять тысяч лет или девяносто тысяч лет? Эти красные вкрапления внутри черного кольца незнакомца говорили о том, что кольцу как минимум девяносто тысяч лет!

Когда Чжао Уцзи увидел этого темного человека с девятью кольцами, его словно холодной водой окатило, и он задрожал. Как Духовный мудрец он прекрасно понимал разницу между сильными мастерами. После шестидесятого ранга разрыв был огромен не только между разными титулами, но и даже рангами. На первый взгляд можно было сказать, что между Чжао Уцзи и незнакомцем разница была где-то в двадцать рангов или больше, но он все равно был ощутимей, чем между ним и Тан Санем.

— Титул Доуло, — с трудом произнес Чжао Уцзи. Недвижимый светлый король дрожал, ведь среди всех мастеров Титул Доуло можно было назвать высшей точкой совершенствования.

Агрессия тут же сошла с Чжао Уцзи, он поспешил почтительно поклониться в знак приветствия.

— Могу я спросить, кто Вы4? Прошу, не шутите с младшим5. Как я могу сражаться с Вами?

4 Вы (前辈) — цяньбэй, переводится как старший по возрасту, старший коллега и т.д.
5 Он говорит о себе «младший» или что-то такое. Там иероглиф Сяо (). Китайцы обращаются к себе в третьем лице, когда хотят принизить себя.

— Есть ли разница в том, что ты слабее? — холодно спросил черный человек. — Разве не приятно издеваться над подобными, как ты издевался над теми детьми днём? Я понял, что это действительно доставляет удовольствие и решил, что тоже могу поиздеваться над тобой. Ты тоже можешь считать меня силачем, который плохо обращается с теми, кто слабее.

Не проявляя никакой силы, одетый в черное мужчина схватил огромное оружие и стал медленно подходить к Чжао Уцзи. Он тут же стал думать, о том, кем был этот незнакомец. На всем континенте Титулов Доуло можно было пересчитать по пальцам и каждый из них представлял известный клан, а у этого человека был еще и дух орудия. Таких в Титуле Доуло еще меньше. Кто же он такой?!

Неожиданно мужчина остановился в десяти метрах от Чжао Уцзи, он сказал:

— Раз уж пришел, то выходи. Какая разница, двое вас или один, верно?

В мгновение ока рядом с Чжао Уцзи оказался человек. Вид его заставил мужчину расслабиться.

— Босс, этот…

Только что прибывший махнул рукой Чжао Уцзи, тем самым приказав замолчать. Из-за давления у пришедшего не осталось выхода, кроме как активировать и своего духа.

Пара огромных крыльев выросла у него за спиной, тело покрылось перьями, а зрачки оранжевых глаз стали вертикальными. Семь колец таких же цветов, как у Чжао Уцзи, опоясали его.

— Приветствую Вас, Высокопреосвященство Хао Тянь6, — поприветствовал он человека в черном, совершенно не намереваясь сражаться с ним.

Хао Тянь (昊天) — великое небо, небосвод.

Чжао Уцзи втянул воздух, услышав слова босса , он наконец-то понял, что за человек стоял перед ним. Сердце его сжалось. О, Боги, когда он только успел насолить этому ужасающему мужчине?! Этот человек был самым сильным Титулом Доуло. Они развивали свою силу в одном направлении, но Чжао Уцзи был лишь светлячком в сравнении с этим солнцем.

— Не нужно быть таким учтивым, я пришел сюда в поисках неприятностей. Дух кошки-совы, семьдесят восьмой ранг, достойный своего звания главы Золотого треугольника Флендер. Школа Шрек и должна принадлежать вам.

— Да, Ваше Высокопреосвященство, — кивнул Флендер. — Я не знаю, в чем перед Вами провинился Чжао Уцзи. Есть ли какая-то возможность для меня сохранить репутацию?

— Не несите ерунды и отойдите, иначе я побью вас обоих. Чжао Уцзи, я дам тебе шанс и не буду использовать своего духа. Если выдержишь полчаса, тогда я молча уйду, а если нет, то сделаешь кое-что для меня.

— Ваше Высокопреосвященство Хао Тянь, — начал Чжао Уцзи с горькой улыбкой, — я действительно не понимаю, в чем перед Вами провинился. Может быть, скажете мне?

Даже если я умру, то буду знать, что за что. Этим принципом руководствовался Чжао Уцзи, прося объяснения.

Флендер же послушно отошел в сторону, явно не собираясь защищать своего товарища.

— Так мне нужно объяснять? — фыркнул Хао Тянь. — Если кто-то избивает молодежь, то должен прийти кто-то постарше, чтобы принести справедливость. Это небесный и земной закон. Приступим.

Огромное оружие в руках титулованного исчезло, но тут же появилось перед лицом Чжао Уцзи.

Бам! Бух! Дам! Ах!

Удары, крики, стоны — все они были скрыты в роще близ школы. Флендер прикрыл глаза и склонил голову набок, не решаясь смотреть.

В принципе зажигать палочку ладана смысла не было, так как вся битва закончилась через десять вздохов.

Одетый в черное мужчина стоял, сложив руки, казалось, что даже его одежда не помялась. Но жалкий Чжао Уцзи лежал на земле животом вниз, лицо его распухло, а синяки под глазами стали еще темнее. Уголки губ были красными от крови. Мужчина тяжело дышал.

— Теперь понимаешь, Чжао Уцзи? — холодно спросил Хао Тянь.

И только сейчас Флендер осмелился подойти. Он поднял с земли Чжао Уцзи, который был полон благодарности по отношению к титулованному.

— Большое спасибо за бой, Ваше Высокопреосвященство Хао Тянь.

Мужчина кивнул обоим, пробормотал что-то тихим голосом.

Чжао Уцзи и Флендер одновременно кивнули с серьезными выражениями лиц.

— Это компенсация, — сказал мужчина, голос его был все так же спокоен, но совершенно не холоден, под черной тканью скрывались глаза, сияющие теплотой. — После я побеспокою вас.

Сказав это, фигура исчезла.

Двое мужчин неподвижно стояли и не могли пошевелиться. Флендер поддерживал Чжао Уцзи, чтобы тот мог держаться на ногах.

— Флендер, ты чертов предатель, — заворчал Чжао Уцзи. — Тебя просят отойти и ты без тени сомнения отходишь? Если бы Его Высокопреосвященство затаил что-то темное, то мой труп давно бы уже остывал, валясь на земле.

Сейчас из них обоих словно душу вынули. С Чжао Уцзи стоял крупного телосложения мужчина, который слушал его и немного шепелявил в разговоре. Если бы Тан Сань и Сяо У были здесь, они, конечно бы, узнали этого человека. Ведь именно ему они отдали двести золотых, чтобы купить рутиловый кварц.

— Да что ты понимаешь? — резко ответил Флендер. — Если бы он действительно хотел навредить нам, не стал бы он тогда приказывать мне отойти, а просто убил бы нас обоих. Разве ты не слышал от его репутации? Он сражался с Первосвященником и любым, кто хотел биться с ним, разве бы он сдерживался в отношении нас? К тому же, он сказал, что если победит, то ты сделаешь кое-что для него, поэтому, естественно, что он не причинил тебе ощутимого вреда. Иначе как бы ты заменил его? Ты просто не понимаешь. Единственное, что я не ожидал, что он будет таким…

— Я могу сказать тебе, ты не хотел злить его. Меня сейчас жестоко избили, так что позволь мне поворчать. Но он и правда ужасно силен. Он не использовал дух, а я ему и в подметки не гожусь. Я чувствую, что его сила духа уже превзошла девяносто пятый ранг. До сотого ранга Небесного Доу7 осталось совсем немного. Думаю, на всем континенте не найдется и нескольких человек, способных противостоять ему.

7 Небесный Доу (斗天) — первый иероглиф — небеса, второй — Доу, то есть часть названия континента. По сути, сотый ранг это уже небожитель/бог.

— Где сказано, что провоцировать титулованного хорошо? Считай, что тебе повезло на этот раз. Пойдем, пора возвращаться. Несмотря на то, что ты сегодня немного грустный, для тебя весьма полезно было сразиться с кем-то таким сильным.

Уже была глубокая ночь, ученики Шрека и не знали, что она была полна для кого-то событиями. Что же касается избиения Чжао Уцзи, то в этот раз он еще долго приходил в себя.



Комментарии: 4

  • Медвежонок заслужил получить по щам. Ибо нечего детям демонстрировать превосходство. Вот когда Дай Мубай при первой встрече сражался с Тан Санем, то сказал, что не будет использовать третье кольцо в битве и сдержал свое слово. Он явно не лишен благородства:)
    Ну и явление Тан Хао считаю одним из лучших и трогательных моментов.
    Спасибо за перевод. Всегда читаю вас, и всегда мое сердце радуется♥

    Ответ от Су Вон

    Дай Мубай - очень благородный и воспитанной юноша :D
    Ой, явление Тан Хао и для нас было чем-то очень классным. Ибо сразу чувствуется, что отец за сына всегда готов заступиться.
    Спасибо за ваши добрые слова ♥

  • Интересно почему папа мега мастер духа, проживал со своим сыном в доме развалюхе в деревне.

    Ответ от Шиди

    Эту тему тоже раскроют, она пока спойлерная х)

  • И ежу было понятно, что папа не из слабаков и не бросит ребенка на произвол судьбы ^^ Но все равно приятно, что "компенсация" была выдана эффективно и практически не отходя от кассы ^^

  • Блин, я решил что это батя пришёл, ну, типа Хао Тань и Тан Хао 😂 но это мужик из той лавки... Может он использовал какую-то охренительную иллюзию и всё время наблюдал за сыночком 🤔 блин, как много вопросов и как мало ответов 😂
    /Кстати спасибо что объяснили где гг на заставке, иначе мне б не пришло в голову открыть эту страницу на компе 😅, а на планшете все эти обложки обрезаются где-то на половину, собственно почему я и спрашивал где гг.. 😅/
    И ещё раз спасибо за перевод)

    Ответ от Шиди

    Вы все правильно поняли, Хао Тань это Тан Хао, а вот мужчина из лавки это уже другой персонаж, которого Чжао Уцзи зовет "босс". Скоро будет про него подробней

    Спасибо, что читаете! с:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *