Руки Чжао Уцзи стали огромными, как пальмовые листья. Как и говорил Тан Сань, учитель не использовал своего духа до тех пор, пока Чжу Чжуцин не атаковала его слабые места. Даже сам мужчина не подумал о том, чтобы активировать своего духа против детей.

Кучке Великих мастеров никогда не сравниться с Духовным мудрецом семьдесят шестого ранга. Он просто игрался с этими детьми, расслаблялся.

Но как это всегда и бывает, если ты кого-то недооцениваешь, то будь готов пожинать плоды собственной ошибки. Сила трех нападающих в сочетании с навыками Тан Саня и пагодой Нин Жунжун превысила тридцатый ранг, и хотя им не доставало опыта в управлении такой силой, самоуверенность Чжао Уцзи они поставили против него.

Чжао Уцзи стряхнул с головы грязь и недовольно произнес:

— Чтоб меня, я как 80-летняя бабка, не могу разделаться с кучкой детей! Сяо Бай, а чего это ты там хихикаешь? Завтра же найдешь меня, и я проведу с тобой тренировочный бой.

— Эх…

Видимо, Дай Мубай тайком смеялся от вида головы учителя в земле, но слова Чжао Уцзи поставили молодого человека на место, и он больше не даже не улыбался.

— Дети, сюда. Мы продолжим.

Большими шагами Чжао Узци шел прямо на Сяо У и Тан Саня. Командная работа этого дуэта произвела на него определенное впечатление.

— Сяо У, Живой кистень1! — крикнул Тан Сань.

Живой кистень (流星人锤) — 流星 — метеор, люсин (древнее оружие в виде цепи с железными гирями на одном, или двух концах); — человек;— молот, молоток, кистень. 
Кистень — старинное оружие в виде короткой палки, на одном конце которой подвешен на коротком ремне или цепочке металлический шар.

Девушка снова атаковала ногами, но сейчас она делала это не с опорой на руки. Она напрямую нацелилась ему в голову. В то же время десять стеблей лунной травы выросли из земли и обвили ноги Чжао Уцзи.

Противник замахнулся, чтобы ударить Сяо У, но она, не добравшись до него, тут же изменила направление. Учитель только воздух сотряс. А девушка метнулась в сторону, одной ногой ударив Чжао Уцзи в плечо.

Так называемый Живой кистень был копией обычного кистеня. Тан Сан следил за движениями лунной травы и так контролировал тело Сяо У, которая проворно прыгала по воздуху и готовилась атаковать. Но, к сожалению, защита Чжао Уцзи оказалась слишком велика, пусть он не мог хорошо уклоняться, но даже просто коснуться его оказалось тяжело.

Скрытое оружие традиционно делилось на четыре основные категории: ручное, механическое, канатное и отравляющее. Кистень, Красное цепляющее лассо, Летающий коготь классифицировались как канатные. И хотя они не были такими «скрытыми» как другое оружие, ни одно не обладало такой атакующей мощью.

Чжао Уцзи был смущен этим ударом, наконец-то в его карих глазах появился серьезных блеск. Все эти дети могут стать его учениками, так как он мог проворонить такой шанс демонстрации собственной силы? Если он ударит сейчас в грязь лицом, то как он потом будет учить их?

Чжу Чжуцин не просто наблюдала за тем, как Чжао Уцзи наступал на Тан Саня и Сяо У. Вокруг нее тоже засияли два желтых кольца духа. Зеленый и синий глаза сверкнули, ускорившись, девушка взмыла в воздух, начала вертеться и кинулась в сторону учителя.

Ничего нельзя была разглядеть, кроме когтей. Это была ее вторая способность духа, Сотня темных когтей. Скорость вращения, сила кошачьих когтей помогали Чжу Чжуцин наносить множество ударов в короткое время. Сила этой способности была просто удивительна.

Пока Чжао Уцзи удивлялся атаке Сяо У, Чжу Чжуцин поразила его когтями в спину. Сотня темных когтей походила на быструю зубчатую пилу, разрезающую учителя.

— Хаааа! — взревел Чжао Уцзи, в его глазах вспыхнуло холодное пламя, он сжал кулаки. Первое кольцо среди семи загорелось ярче.

Плотный золотой свет вырвался из тела мужчины за долю секунды. Сосредоточенная на одной только Сотне когтей Чжу Чжуцин отлетела с болезненным стоном.

Дай Мубай удивительным образом появился там, куда собиралась рухнуть девушка. Он подхватил ее на руки. Мубай заметил, что она уже потеряла сознание, а обе ее руки были вывихнуты.

Но была еще Сяо У, управляемая лунной травой Тан Саня. Когда Чжао Уцзи начал свою атаку, юноша выпустил еще стеблей, которые связали мужчину. Однако в этом потоке света все было бесполезно. Пусть Сяо У и не была близка к учителю, ее тоже снесло волной, а лунная трава Тан Саня в радиусе трех метров была разрушена, независимо от того обтягивала ли она тело Чжао Уцзи или нет.

Три приглушенных болезненных стона раздались в воздухе. Больше всех была ранена Чжу Чжуцин, второе место же занимала Сяо У. От сильной тряски Сяо У пришлось выплюнуть кровь, которая заполнила весь ее рот, все тело девушки покалывало. Благодаря лунной траве она упала в руки Тан Саня.

И пусть Тан Сань получил меньше всех повреждений, которые были вызваны разрывом стеблей, он не мог оставаться спокойным из-за ран его младшей сестренки.

Тело Недвижимого светлого короля – первая его способность, что продемонстрировал подросткам Чжао Уцзи. Несмотря на то, что это было лишь столетнее кольцо, сила духа меняла его. Семьдесят шестой ранг сделал свое дело, улучшив эти первую способность едва ли не до максимума. Атака и защита слились и не позволили трио под руководством Тан Саня совершить атаку.

Это была настоящая сила Духовного мудреца.

Нин Жунжун была невероятно обеспокоена, ведь палочка благовоний сгорела лишь наполовину. Несмотря на то, что ее Стеклянная пагода семи сокровищ включала в себя все виды поддерживающих атрибутов, она не умела исцелять. У нее было только два кольца духов, эффектов усиления тоже было не много, а потому девушка снова чувствовала себя бесполезной.

Чжао Уцзи ускорился, казалось, что ему понадобился один шаг, чтобы приблизиться к Тан Саню. Мужчина поднял руку и замахнулся, второе кольцо засверкало, ладонь стала золотой, и вес ее увеличился в два раза. С громким смехом Чжао Уцзи ударил ею Тан Саня.

Сяо У все еще лежала у него на руках, юноша не мог позволить ей оказаться на его месте. Он спешно отпустил ее, чтобы остановить надвигающуюся руку. Однако это не вовсе не означало, что Тан Сань ослабил свою защиту.

В это время второе кольцо Сяо У засветилось, а глаза ее стали кроваво-красными, она устремила свой взгляд на Чжао Уцзи. Мужчина почувствовал головокружение, рука замедлилась, а сила духа ослабла более, чем наполовину. Золотой свет сверкнул в глазах учителя. «Отлично, у нее есть дурманящая способность,» — подумал Чжао Уцзи.

Красный свет столкнулся с белым, и Сяо У, издав короткий стон, потеряла сознание и упала на грудь Тан Саня. Изо рта и носа девушки потекла кровь.

Практически подсознательно Тан Сань с помощью Призрачного следа отступил от мужчины с Сяо У на руках. Чжао Уцзи атаковал, но ему вовсе не хотелось ранить этих детей.

— Сяо У, Сяо У, — с тревогой в голове звал девушку Тан Сань, передавая ей энергию с помощью Небесного навыка. Однако Сяо У не отзывалась.

— Она будет в порядке, — сказал Чжао Уцзи, не продолжая нападение и просто стоя чуть поодаль от подростков. — Несмотря на то, что ее способность дурмана хороша, разрыв в рангах между нами слишком велик.

Неудивительно, что она пострадала от собственной же духовной силы. Это бесполезно против меня, как и твоя лунная трава. Девушка проспит ночь и поправится.

Чжао Уцзи перевел свой пристальный взгляд на Нин Жунжун и с улыбкой произнес:

— Это все. Девочка со Стеклянной пагодой, ты проиграла. Твоих сил все еще недостаточно. Вы не можете выстоять против меня даже полчаса. Это и есть несоответствие сил.

Обняв мягкую, как шелк, Сяо У, Тан Сань медленно поднял голову. В глазах юноши не было и грамма эмоций. Держа девушку за руку, он подошел к Нин Жунжун.

— Могу я попросить тебя позаботиться о Сяо У?

Некоторое время Жунжун глупо смотрела на юношу, но после, убрав духа, приняла Сяо У в свои руки. Несмотря на то, что дух у юной госпожи был из системы поддержки, Сяо У для нее ничего не весила. Духовные мастера отличались от людей наличием силы духа и, следовательно, тела их были гораздо выносливее.

Оставив Сяо У у Нин Жунжун, Тан Сань повернулся к Чжао Уцзи и стал подходить к нему.

На секунду мужчина опешил.

— Ты хочешь продолжить? Боюсь, ты не выдержишь даже одной моей атаки. Не так-то просто выдержать мою вторую способность, Алмазную ладонь.

Конечно, Чжао Уцзи не мог отказать этим детям в поступлении в Шрек из-за недогоревшей палочки ладана. Все было совсем наоборот: эта четверка приятно удивила его своими силами. Мало того, что каждый сам по себе был весьма силен и одарен, так еще и вместе они, только познакомившись, весьма слаженно работали. Их перспективы были несоизмеримы. Возможно, даже имперская академия не могла сравниться с этой тройкой атакующих подростков.

Причина, по которой мужчина был так груб с ними в общении, заключалась в том, что ему не хотелось, чтобы эти дети слишком зазнавались из-за собственных огромных талантов. В школе уже были прецеденты, когда чрезмерная гордыня приводила к медленному совершенствованию. Чжао Уцзи надеялся, что эти прекрасные всходы не станут сорняками. Только вот он не ожидал, что один из подростков, Тан Сань, вернется. Его смелость восхитила мужчину.

— Я не прошу о продолжении экзамена, — покачал головой Тан Сань.

— Значит, ты уступаешь? — разочарованно спросил Чжао Уцзи.

— Нет, я надеюсь на серьезный поединок. Заново. Пожалуйста, зажгите палочку заново. Если я выдержу полчаса, то все четверо пройдут экзамен.

— А что если ты не сможешь? Не забывай, что вы даже вчетвером против меня не выстояли, — произнес мужчина с улыбкой, но словно и без нее.

Тан Сань мог принять решение от имени Сяо У, но не от имени других девушек. Он повернул голову к Чжу Чжуцин и Нин Жунжун.

Сейчас о ее вывихнутых руках позаботился Дай Мубай, а сама она уже пришла в себя, пусть дыхание ее было очень слабым. У нее не было сил встать, поэтому она осталась лежать в руках Дай Мубая.

— Тан Сань, мы товарищи по оружию, — улыбнулась Нин Жунжун. — В худшем случае, мы уйдем вместе, мы ведь и так уже провалили экзамен. Столичная имперская академия нам точно не откажет.

Тан Сань перевел взгляд на Чжу Чжуцин. Та, кажется, была не в силах говорить, но, крепко обхватив себя, кивнула юноше.

Несмотря на то, что сегодня они только познакомились, доверие товарищей дало Тан Саню новые силы. Он снова обернулся, оказавшись лицом к лицу с Чжао Уцзи:

— Если я проиграю, мы все уйдем.

Мужчина смерил детей взглядом и громко расхохотался. Ему все больше и больше нравилось все это.

— Хорошо-хорошо. Тогда покажи мне, что у тебя есть для того, чтобы противостоять мне.

Тан Сань твердо уперся ногами в землю, начиная медленно концентрировать всю свою силу внутри. Теперь он не собирался скрывать ее. Раненая Сяо У, находящаяся без сознания, спровоцировала гнев Тан Саня. Но более того, юноша чувствовал вину. Какой же он старший брат, если не смог должным образом защитить свою младшую сестру? Если он от ее имени не восстановит справедливость, то как он может и дальше называть себя ее братом?

Несмотря на то, что Чжу Чжуцин и Нин Жунжун впервые встретились, их доверие придало Тан Саню сил, и он смог принять решение. Что же до Дай Мубая, то Тан Сань считал его более сильным, чем он, и потому с самого начала испытывал некоторый восхищенный трепет перед ним.

Юноша прекрасно помнил истины, прописанные в Таинственном писании Небес: человек никогда не должен притворяться тигром, поедающим свинью. Иначе он рискует стать свиньей сам.

Только сейчас он понял смысл этих слов. Если бы они столкнулись с настоящим врагом, а не преподавателем школы Шрек, тогда, вероятнее всего, Сяо У было бы очень трудно уйти. И если бы Тан Сань не воспользовался своим подлинным уникальным умением, то не сожалел бы он об этом больше всего? Поэтому юноша решил больше не прятаться. К тому же, он понял, что этот Недвижимый светлый король Чжао Уцзи хотел посмотреть, как далеко может зайти сила мальчишки перед ним.

Теперь, когда эффект Стеклянной пагоды исчез, Тан Сань почувствовал, что тело его стало тяжелым. Руки немного задрожали, нужно было приспособиться к нынешнему положению дел. Руки юноши побелели и приняли вид нефрита, между пальцами заструились едва видимые потоки ци. Из-за опущенной головы противник был не в состоянии рассмотреть пару глаз, которые уже горели фиолетовым огнем.

Чжао Уцзи ясно ощутил, что что-то в Тан Сане изменилось. И пусть сила духа не выросла, как духовный мудрец он все же чувствовал некоторую опасность.

Ребенок с двадцать девятым рангом заставил его напрячься? Все еще не веря самом себе, Чжао Уцзи все-таки активировал первую способность — Тело Недвижимого светлого короля и начал наступать на Тан Саня. Шаги мужчины были медленными, но невероятно широкими, а также тяжелыми. Земля дрожала от каждого движения.

— Учитель Чжао, осторожно, — произнес Тан Сань и поднял голову, глаза вспыхнули фиолетовым. Удивленный Чжао Уцзи тут же замер от этого странного света, шаги замедлились. Все-таки дурманящие способности были очень сильными, и им всегда было тяжело сопротивляться. Когда он столкнулся с Сяо У, то едва не испытал самое ужасное, что можно было представить.

Однако вскоре учитель понял, что свет в глазах юноши никак не действовал на него. И остановился он сам. Тан Сань поднял руки.

Хи-хи-хи-хи… Десять лучей вырвались из рук Тан Саня и вонзились Чжао Уцзи в глаза, плечи, горло, сердце, колени, пах и живот. Мало того, что точки попадания все были разными, так они еще и являлись жизненно-важными.

Десять звуков рассечения воздуха поразили Чжао Уцзи. Среди всех своих характеристик ловкость у мужчины была самой слабой. Хотя скорость его и увеличивалась вместе с телом с развитием силы духа, делаясь добавкой к невероятной защите, Чжао Уцзи все же предпочитал лобовое противостояние сил.

Столкнувшись с десятком лучей, учитель резко выставил свои медвежьи лапы вперед. Так он закрыл свое лицо и нижнюю часть тела. Заревев, он выпустил всю свою силу духа наружу.

Тан Сань же после этой хитрой атаки не остался стоять ждать, он молниеносное отступил, используя технику Призрачного следа. Десять лучей почти одновременно вонзились в тело противника, но столкновение с тем золотым светом заставило их отскочить. Им не удалось причинить и капли вреда Чжао Уцзи.

Тан Сань был поражен. Стоило бы сказать, что он стрелял десятью Пронизывающими костями, самым тяжелым скрытым оружием среди подобных. Однако даже они не смогли нанести Чжао Уцзи никаких повреждений. Защита мужчины была просто огромна. Небезосновательно Дай Мубай сказал, что у него нет слабостей. Тан Сань развернулся и снова бросил десяток лучей.

Нет слабостей? В глазах юноши блеснул холод. По сути, все тело было слабым местом, сломаешь что-то одно, сможешь сломать и все остальное. Отступая, Тан Сань продолжал стрелять лучами из рук, которые походили на бабочек, опыляющих цветы. Он искал слабые месте противника.

Чжао Уцзи был поражен. Он впервые сталкивался с таким. Если бы их ранги были равны, то он бы давно проиграл. Тан Сань стрелял не только метко, он также атаковал несколько точек одновременно, осложняя тем самым уклонение.

Ланцет, Разящая саранча, Дротик из золотой монеты, Пронизывающие кости — огромное множество скрытого оружия расцветало в бесконечном цветочном дожде скрытого оружия Тан Саня. Некоторые летели прямо, некоторые наклонно, некоторые спиралевидные сзади. Все они были разными, но цель их была одна — Чжао Уцзи.

Мужчина ощущал силу этого скрытого оружия, если бы он не использовал Тело короля на полную, то его давно бы ранило. Однако он продолжил поддерживать этот барьер, противостоя множеству атак и приближаясь к Тан Саню.

В одну секунду Чжао Уцзи бросился на юношу и снова поднял Алмазную ладонь, совершенно не торопясь. Но из земли быстро прорастала лунная трава, не позволяя учителю продолжить движение.

Прочности лунной травы не хватало на то, чтобы остановить Чжао Уцзи, но она могла задержать его на мгновение. Каждый раз, когда Чжао Уцзи был стянут путами, они замедляли его, а также не позволяли использовать силу.

Благодаря лунной траве и Призрачному следу, Тан Сань, хоть и не мог сравниться со скоростью своего противника, все же отступал так, что Алмазная ладонь била только по воздуху.

Выстрелив первой партией скрытого оружия, Тан Сань продолжил пользоваться предоставленным пространством и уклонялся от атак Чжао Уцзи. Юноша попросил поединка с учителем по двум причинам: первая — скрытое оружие случайно не ранит союзников, а вторая — места для уворотов так становилось гораздо больше.

Наблюдавшие за Тан Санем чувствовали себя странно, особенно когда видели, как из рук юноши вылетает какое-то оружие. Все это их невероятно удивляло, будь то Чжу Чжуцин, Нин Жунжун или Дай Мубай. Они не могли не понимать того холода, что закрался в их сердце: если бы они были на месте Чжао Уцзи, то давно бы сбежали.

Скрытое оружие Тан Саня имело странную форму, также оно странно летало. Невозможно было нормально уклониться от его атаки.

Даже рожденная в клане Стеклянной пагоды семи сокровищ Нин Жунжун не представляла, что за клан пользовался таким оружием. Но ей было предельно ясно, что это были весьма мощные техники.

Палочка ладана в это время сгорела уже на треть.

Чжао Уцзи, преследующий Тан Саня, резко остановился и, улыбнувшись, начал ругаться:

— Отлично, маленькая скользкая обезьянка. Хочешь вот так и продолжать? Не так быстро! Третья способность кольца — Изменение гравитации.

Третье, фиолетовое кольцо, засияло, однако способность эта не улучшала тело самого Чжао Уцзи, а действовала на внешнюю среду. Внезапно Тан Сань почувствовал, как земля под его ногами стала мягче, а тело утяжелилось, словно вес его увеличился вдвое. Но Чжао Уцзи явно не чувствовал этого давления, он начал идти в сторону Тан Саня, улыбаясь, словно хотел сказать: «Интересно, куда ты побежишь сейчас.»

Действительно мощная способность духа. Под действием гравитации юноша замедлился, и пусть Призрачный след был совершенен, ему было тяжело тягаться с силой притяжения, Призрачный след проигрывал этой силе2. Несколько раз Тан Сань едва не попал под удар Алмазной ладони Чжао Уцзи.

Здесь используется идиома 捉襟见肘 — потянешь за полу ― видны локти, ср. тришкин кафтан, обр. а) прохудившаяся одежда; б) не сводить концы с концами, бедствовать; в) нос вытащишь  хвост увязнет; г) недостаток (например: средств, способности)

Мужчина взглянул на палочку ладана, которая уже успела сгореть наполовину. В душе он испытал беспокойство.

Его Величество Недвижимый светлый король напрягся, сражаясь с двенадцатилетним ребенком. Если об этом узнают другие преподаватели, то выставят его на посмешище. Если бы только он смог остановить мальчишку. Но ведь тогда и экзамен будет завершен.

Пока Чжао Уцзи думал обо всем этом, четвертое кольцо его загорелось.

Что бы это могло значить? Сердце Тан Саня было ледяным. Даже после того, как фиолетовое кольцо обволокло его, юноша не испытал никаких неприятных ощущений.

— Самое время заканчивать. Ты заставил меня использовать четвертое кольцо, ты весьма умел и достоин того, чтобы поступить к нам.

Сказав это, он оторвал сильные ноги от земли и прыгнул. Тан Сань поспешил сменить свое местоположение, но с удивлением обнаружил, что Чжао Уцзи следовал за ним по пятам.

Он не знал, что это было четвертое кольцо учителя — Преследование. Как только кольцо оказалось активировано, в пределах ста метров он мог мгновенно приблизиться к Тан Саню.

Может, для других мастеров эта способность и была бесполезной, но для такого силача, как Чжао Уцзи, она была необходимой. Полагаясь на Преследование, он сокращал расстояние между собой и противником, и на близком расстоянии его физическая сила и атака имели большой потенциал. Чтобы побыстрее закончить бой, он решил использовать эту способность.

В глазах Тан Саня вспыхнул огонек, он не мог остановить свое намерение.

Вскоре он уже не мог спрятаться от Чжао Уцзи и перестал уклоняться. Мужчина тут же бросился к юноше, но тот использовал свою вторую способность – Паразитирование.

Ранее, когда лунная трава стягивала Чжао Уцзи, она тоже впускала паразитов в его тело, но сейчас все семена резко выросли и связали учителя. Тан Сань идеально подгадал для этого момент: когда мужчина приземлялся. Таким образом, Чжао Уцзи не смог атаковать его ударом в землю.

Тан Сань выставил руки, и с лязгающим звуком вылетело шесть арбалетных болтов. Все они нацелились в голову Чжао Уцзи. И хотя у него была огромная защита, скрытое оружие не на шутку напугало его, он тут же активировал Тело короля. Золотой свет пытался не только освободить от пут, но и отразить эти болты.

В чем Тан Сань преуспевал? Его талантом никогда не было ручное оружие, всю свою прошлую жизнь он изучал именно механизмы.

Сильный толчок заставил Чжао Уцзи вспотеть, и хотя его способность отразила эти болты, их сила удара была настолько огромной, что лицо мужчины исказилось от боли.

Вместе с Захватом дракона и Телом короля, черпая поддержку импульса, Тан Сань отскочил назад, оставшись в недосягаемости Алмазной ладони.

Сжав руки и напрягши мышцы, Тан Сань выпустил из живота с жужжащим звуком иглу, которая нацелилась на Чжао Уцзи, она сверкнула, словно льдинка. Тан Сань мог бы назвать гением механизмов своего поколения, ведь то, что он придумал не нуждалось ни в каком переключателе. Нужно было лишь напрячь мышцы. Защититься было невозможно.

Чайный аромат заставил Чжао Уцзи ощутить головокружение, что, естественно, привело к ослаблению защиты Тела светлого короля. И тогда мужчина ощутил боль в груди. Опустив голову, он с ужасом обнаружил в своей груди стальную иглу, что выпустил Тан Сань. Она пробила защиту Тела короля, полностью проткнув грудь Чжао Уцзи.

Он ощутил, как по телу его потек парализующий яд.

— Отрава… — потрясенно произнес учитель. Он спешно с помощью Тела короля вытащил иглу, но яд все равно успел распространиться из-за ускоренных дыхания и движения крови.

Клан Тан славился не только скрытым оружием, но также и ядом. Несмотря на то, что Тан Сань в течение этих нескольких лет не мог найти ядовитых растений, также он не мог дать яду дурманящей змеи пропасть. Потому он использовал его для иглы, которой и поразил Чжао Уцзи. Это был один из немногих видов оружия, которые могли пробить энергию Большой медведицы. Называлось оно Злостная клевета3. Но, естественно, защита Чжао Уцзи была слишком огромной, и потом иглы Клеветы лишь едва прорезали его кожу. Но этого было достаточно. Противник разделил свою силу духа, дабы замедлить распространение яда. Это действие дало Тан Саню немного времени, чтобы отдышаться.

Злостная клевета (含沙射影) — букв. стрелять в тень человека песком изо рта (по легенде о чудовище , которое причиняло болезнь человеку плюя в него песком) вредить исподтишка, бросать ядовитые намеки, завуалированные нападки, злопыхательство, злостная клевета.

Однако замедление Чжао Уцзи вовсе не позволило юноше продолжать убегать. Наоборот он лицом к лицу встретился с мужчиной и выстрелил десятью золотыми лучами, что разорвали воздух. Если не следить за боем внимательно, то невозможно было бы их разглядеть.

Для мастера скрытого оружия время было невероятно важно. И Тан Сань не прогадал, он выстрелил в тот момент, когда Чжао Уцзи сосредоточился на извлечении иглы из тела, когда защита его ослабла.

Фиолетовые глаза демона Тан Саня ясно видели не только движения противника, но и колебания силы духа вокруг него. Иначе как бы юноша мог так легко находить слабые места Чжао Уцзи? Лучшее применение Фиолетовых глаз демона.

Десять Драконьих усов пробили защиту Чжао Уцзи и глубоко проникли ему под кожу.

Мужчина почувствовал невероятную боль в разных местах, даже он со своей огромной волей не мог удержаться от болезненного вздоха. Все его огромное тело содрогалось.

— Ты… — зло прошипел Чжао Уцзи. В это же время загорелось пятое кольцо. Тяжелый рев заставил содрогнуться всю школу.

Тан Сань почувствовал звон в ушах, сам же он стал подниматься под действием неизвестной внешней силы. Давление звука вокруг должно было разорвать юношу на части, это силе он уже не мог сопротивляться.

Пятая способность Большого и злого медведя — Землетрясение.

Но неужели Тан Сань сдастся так легко? Нет, конечно!

Юноша резко опустил голову, и после громкого треска из-за его спины вылетел арбалетный болт размером в семь цуней. Он был направлен прямо в открытый рот Чжао Уцзи. Несмотря на то, что его тело контролировал противник, Тан Сань все еще мог сохранять меткость, которая заставляла всех ахать от удивления.

Тугой спинной арбалет , арбалетный болт среднего размера. Выстрел контролировался мышцами спины. Можно было позволить себе всего один выстрел, но из-за своих размеров болт был просто невероятно мощным. Одним из самых мощных в арсенале скрытого оружия. Ручной дротик даже рядом не стоял.

В тот же момент Тан Сань свел ноги, из сапог вышли тонкие лезвия длиной в три цуня (=12 см). Одно направилось к горлу Чжао Уцзи, а второе — следом за Чжао Уцзи, чтобы поразить его пах. Даже в такой неудачной ситуации Тан Сань мог ответить ужасающими атаками.

Тугой спинной арбалет был очень быстрый, Чжао Уцзи не успел даже руки поднять, чтобы поставить Тело короля, болт прошел сквозь поле, залетев в рот мужчине.

В отчаянной ситуации мужчина, как закаленный в боях Духовный мудрец, сомкнул зубы и остановил болт. Сила удара этого оружия была просто ужасна, несмотря на то, что Чжао Уцзи сжал зубы со всей силы, они все равно заболели. Вместе с этим тот чайный аромат распространился у него во рту и вызвал головокружение.

Спинной арбалет мог сделать только один выстрел, так как Тан Сань мог не воспользоваться этим? Внутри полого болта находился яд змеи. Стоило войти в тело врага, как он моментально впрыскивался внутрь. И пусть болт не попал в тело Чжао Уцзи, давление зубов заставило яд наполнить рот мужчины.

— Тьфу! — Чжао Уцзи выплюнул болт, одновременно обеими руками защитившись от атаки Тан Саня. — Ты ежик, что ли?

Из-за яда змеи рык Чжао Уцзи был немного нечленоразделительным, язык мужчины немного онемел.

Не говоря о поступлении в Шрек, даже во время его битв с духовным мастерами, Чжао Уцзи никогда не терпел такого поражения. В глазах мужчины на мгновение блеснуло что-то зловещее, готовое вот-вот вспыхнуть.

Однако Тан Сань не закончил, и в момент в его руке появился молот. Черный, как смоль, небольшой молот. Когда Чжао Уцзи заблокировал его ноги, юноша ударил его этим молотом по лицу.



Комментарии: 1

  • Уделал, короче. А нефиг понтоватс
    я было

    Ответ от Су Вон

    Ну, если бы не скрытое оружие, то вряд ли бы уделал, но все же иногда Чжао Уцзи полезно показать, что он не самый сильный человек на земле ;)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *