Стражам ворот можно было дать не больше двадцати лет, духовная сила, циркулирующая в них, была ничтожно мала. Кажется, они даже не получили титула Духовного мастера. Судя по Духовному Залу, город Нодин в сравнении с другими местами империи Тяньдоу был просто деревушкой.

— Дядя, приветствую. Я ученик первого курса Начальной академии Нодин. Учитель сказал мне прийти сюда, чтобы измерить духовную силу.

После Тан Сань показал форму, в которую был одет. Когда оба стража взглянули за отличительные знаки одежды академии, в их глазах блеснул огонек зависти.

— Вот как, тогда проходи. Когда пройдешь к приемной на первом этаже, поищи Великого мастера Но Мэтью1. Он поможет тебе, — сказал один из молодых стражей.

Но Мэтью (马修诺) — если вас удивляет иностранное имя, то в Доуло это не странное явление, вы еще не раз встретите таких героев, вспомните того же Джека. Мир Доуло — смесь разных культур.

— Спасибо вам, — поблагодарил мальчик и поспешил войти в Духовный Зал.

Завистливыми взглядами молодые люди проводили ребенка. Один из них сказал:

— Ах, если бы я смог поступить в академию Нодин, то сейчас был бы духовным мастером! Хэй, разве у академии нет своих собственных средств на проведение измерения силы духа? Почему же этот малыш пришел сюда?

— Кто знает, может, учитель этого мальчишки послал его передать что-то, а он неправильно выразился?

Стоило только войти, как Тан Саня захватило это величие двадцатиметрового купола. На каждой части его были написаны фрески, они изображали различных духов. Снизу сияло золото, чтобы внушать восхищение, и нефрит в своих неподдельной простоте и прекрасном великолепии. Освещал зал солнечный свет, разливающийся из огромных хрустальных окон. Он преломлялся на фресках и заставлял золото сверкать. И посетители были впечатлены еще сильнее.

Но где же здесь приемная? Восхищенный атмосферой Тан Сань принялся искать нужное место.

Внутри оказалось не так уж много людей, несколько слуг убиралось в округе. Тан Сань хотел спросить дорогу, так как не знал, куда ему идти, и тогда он увидел знакомого. Этот молодой человек, Великий духовный мастер по имени Су Юньтао (素 — простой, белый. 云涛 — волнистые облака). Владелец духа Одинокого волка, что помог Тан Саню пробудиться.

Мальчик тут же стал подходить к юноше. Сейчас рядом с Су Юньтао стояла девушка, она была высокая и стройная, но при этом по ее фигуре можно было понять, что сила у нее имелась. Лицом она тоже походила на красавицу. Двое весело болтали, не обращая внимания на приближающегося крошку Тан Саня.

— Великий мастер Су Юньтао, — позвал Тан Сань.

Наконец-то юноша заметил подошедшего. Девушка-духовный мастер удивленно воскликнула:

— Как этот прелестный малыш зашел в Духовный Зал? Чей-то дворянский сын пришел, чтобы пройти пробуждение?

Су Юньтао не узнал ребенка перед собой. В конце концов он видел слишком много детей, когда ходил пробуждать их духов. К тому же, сейчас Тан Сань не выглядел нищим.

— Ты?..

Увидев неуверенность в глазах Су Юньтао, Тан Сань поспешил объяснить.

— Великий мастер Су Юньтао, я Тан Сань. Последний раз мы виделись, когда вы пробудили у меня дух лунной травы. У меня врожденная духовная сила.

— Ох, так это ты. Зачем ты здесь?

Людей с полной врожденной духовной силой было сложно забыть, поэтому юноша мигом вспомнил мальчика.

— Учитель сказал мне прийти сюда, чтобы измерить силу духа и получить титул, — ответил Тан Сань.

— Ты уже получил первое кольцо? — удивился Су Юньтао. — Вот это скорость. Эта форма принадлежит академии Нодин. Академия заслуживает того, чтобы называться самой лучшей в городе. И учителя действительно очень ответственны.

— Юньтао, не представишь нас? — внезапно отозвалась спутница юноши, недовольная тем, что о ней позабыли. Заметив настроение девушки, Су Юньтао поспешил их познакомить.

— Сысы (丝丝 — тонкий), это тот самый ребенок с полной врожденной силой, о котором я рассказывал тебе. Жаль, что его дух — лунная трава. Ах, а какие были бы перспективы! Он уже получил кольцо духа, поэтому считается одним из духовных мастеров. Я попрошу тебя подождать меня здесь минутку. Я прослежу, чтобы мальчик дошел до Великого мастера Но Мэтью.

И как всегда это бывает с другими, стоило Сысы услышать о полной врожденной духовной силе, глаза ее тут же стали сверкать, но как слова доходили до духа Тан Саня, взгляд тут же менялся на презрительный.

— Иди, я подожду, — кивнула девушка.

— Спасибо.

Мнение Тан Саня о Су Юньтао не изменилось со времени их знакомства. Как и ожидалось, в Духовном Зале юноша был прилежным служителем.

Су Юньтао повел Тан Саня по лестнице на второй этаж. Там мальчик увидел множество дверей, а также приемную. Даже вопросов не вызывал тот факт, что это было офисное помещение Духовного Зала. Су Юньтао явно хотел скорее вернуться к своей спутнице, поэтому Тан Сань мигом добрался до нужной двери и без стука открыл ее.

— Ох, кто это такой смелый? — раздался хрипловатый голос.

Кабинет был хорошо освещен, за большим столом сидел старик, одетый в опрятную и чистую форму духовного мастера, на которой был символ с тремя мечами. Этот знак говорил о том, что человек за столом относился к мастеру боевого духа и имел титул Великого духовного мастера.

— Так это ты, Су Юньтао. И почему вы, дети, так спешите? Духовному мастеру нужно уметь концентрировать свое внимание, быть терпеливым. Иначе ты будешь, как я, неспособный перейти дальше тридцатого ранга.

— Великий мастер Но Мэтью, не будьте занудой, — заворчал юноша. — Я побеспокоил вас, потому что этот ребенок пришел пройти оценку силы духа.

Судя по усмешке старого мастера, его отношения с Су Юньтао были очень теплыми. Взглянув на Тан Саня, Мэтью удивился.

— Юньтао, ты уверен, что привел малыша на оценку силы духа, а не на пробуждение?

— Конечно, я уверен, — ответил Су Юньтао с хитрой улыбочкой. — Я пробудил дух этого ребенка, именно у него обнаружилась полная врожденная сила духа и лунная трава. Он уже получил кольцо, поэтому я и привел его. А теперь я пойду, Сысы ждет меня внизу.

После юноша похлопал Тан Саня по плечу и ушел. Проследив взглядом за удаляющимся Су Юньтао, старик покачал головой.

— Еще один юноша, которому любовь вскружила голову. Жаль, но Сысы совсем не подходит ему. Она слишком свободолюбивая, чтобы связывать себя такими вещами, как отношения.

Тан Сань же молча стоял перед Мэтью, слушая его старческие бормотания.

— Здравствуйте, Великий мастер Но Мэтью.

— Дитя, не нужно называть меня Великим мастером, — слегка улыбнулся старик, подняв глаза на Тан Саня. — Я не могу считаться Великим мастером, поэтому просто называй меня дедушка Мэтью. Мне будет восемьдесят один в этом году, и я как раз подхожу по возрасту, чтобы быть тебе дедушкой.

Добрый и приветливый голос мастера сразу же заставил Тан Саня почувствовать себя лучше.

— Здравствуйте, дедушка Мэтью, — обратился мальчик снова.

— Пойдем, — улыбнулся старик. — Я отведу тебя к месту проведения оценки. Ты очень вежливый ребенок. Жаль, что дух — лишь лунная трава.

Взяв его за руку, мастер повел своего псевдо-внука. Они покинули офис, следуя по лестничной клетке во внутренние помещения. Как только они дошли до конца, перед Тан Санем предстали три высокие сводчатые двери.

— Здесь находится зал оценки духа, — ласково пояснил Мэтью. — Пойдем, дитя.

Старик открыл самую левую дверь, и Тан Сань вошел внутрь.

В этом зале внутренняя энергия Небесного навыка начала циркулировать, следуя какому-то собственному ритму. Зал был огромен, две сотни квадратных метров, также он был очень высокий. Большое окно обеспечивало его хорошим освещением. Тан Сань мигом обнаружил причину такого странного поведения его энергии. На четырех стенах висели черные камни размером с кулак. Судя по всему, они были сделаны из того же материала, что и те, которые использовал Су Юньтао во время церемонии пробуждения. На полу был изображен огромный меч, концом устремленный прямо на выход. Этот символ был похож на тот, что висел снаружи Духовного Зала.

Старый мастер увидел, что мальчик приметил рисунок на полу.

— Мы являемся Залом самого низкого ранга, — начал объяснять Мэтью. — Также известны как филиал Духовного Зала2. На Доуло, даже в самом маленьком городе есть Духовный Зал. Такой же, как и у нас. Выше идет Малый Духовный Зал3, а дальше Главный Духовный Зал4. Последние размещаются только в крупных городах. В двух столицах империй располагаются Духовные Залы четвертого ранга. Пятый уровень – Папский зал5. Это самый высший Духовный Зал. Выше него лишь легендарный Священный зал Доуло6. Только мастер, достигший титулов Доуло, может войти туда. Это конечная точка для регистрации духовных мастеров высшего уровня. Это то место, куда стремится каждый духовный мастер.

Шесть уровней Залов соответствовали шести знакам, о которых говорил Гуру. Тан Сань уже понял это.

Филиал Духовного Зала (魂分殿) — 魂 — душа, дух. — часть, подразделение и т.д. 殿 — зал, храм.
Малый Духовный Зал (武魂子殿) — 武魂 — боевой дух. — дитя, семя, плод.
 4 Главный Духовный Зал (武魂主殿) — 武魂 — боевой дух. 主殿 — главный дворец.
У Духовных Залов 4 ранга названия нет.
Папский зал (教皇殿) — 教皇 — папа (римский), первосвященник.
Священный зал Доуло (斗罗供奉殿) — 斗罗 — Доуло. 供奉 — поклоняться, молиться.

— Спасибо, что рассказали, дедушка Мэтью. Начнем?

— Молодежь сейчас такая нетерпеливая, — снисходительно сказал старик. — Тогда начнем. Активируй своего духа.

Тан Сань встал в центре изображения на полу. Мальчик поднял руку и сконцентрировался. Спокойно вдыхая и выдыхая, используя Небесный навык с духовной силой, Тан Сань взрастил в своей ладони лунную траву. Толстые и крепкие стебли растения расползлись и уже свисали к полу. Яркое столетнее кольцо бегало вверх и вниз по телу Тан Саня.

Сначала старый мастер мягко улыбался, увидев лунную траву, но теперь иначе как ошеломленным его нельзя было назвать.

— Это… лунная трава?

Глаза Тан Саня мерцали слабым голубым светом. Обычный эффект при активации лунной травы.

— Что-то не так, дедушка Мэтью?

Старик потер глаза. Конечно, он не видел ничего такого, ведь все его внимание было обращено к желтому столетнему кольцу.

— Это и правда столетнее кольцо. Неудивительно, что даже лунная трава изменилась под его влиянием. Дитя, я до сих пор не знаю твоего имени.

— Меня зовут Тан Сань.

— Могу поклясться, что у тебя великолепный наставник в академии, — ответил старик, вздохнув и успокоив волнение внутри. — Однако им все-таки очень сложно охотиться на столетних духов. Очень жаль, что потенциал у лунной травы практически нулевой, ведь тогда ты мог стать по-настоящему великим духовным мастером. Ты за несколько месяцев смог получить кольцо.

Мэтью взял хрустальный шар со стола в стороне и подошел к Тан Саню.

— Влей в нее свою силу духа, чтобы я мог посмотреть твой уровень. По идее, ты одиннадцатого...

Старик не успел договорить, так как шар уже ярко сиял желтым туманным светом. Его нельзя было назвать сильным, но он был очень чистый.

— Это… тринадцатый ранг духовой силы, — сказал старик, взглянув на Тан Саня так, будто бы перед ним стоял маленький монстр. — Может, потому что кольцо очень сильное? Но даже так прыгнуть сразу на два ранга… Дитя, на какого зверя ты охотился?

— Это была дурманящая змея, — ответил Тан Сань.

— Тогда неудивительно. Среди низших зверей дурманящая змея — одна из самых проблемных. Даже если ей только сто лет, кольцо от нее дало такой эффект, — потрясенно сказал старик. — Но погоди, твой дух — растение, значит, ты не можешь поглощать кольцо зверя. Не лги мне, дитя.

Босс Сяо был всего лишь ребенком, поэтому он не знал какой-то особой специфики духов. Но Мэтью уже несколько десятков лет работал в Духовном Зале, поэтому он тут же раскрыл «ложь» Тан Саня.

— Дедушка Ма Сюно, — покачал головой мальчик. — Я не лгу. Почему духи-растения не могут поглощать духов-зверей? Определенные условия помогают осуществить это. Мой учитель называет это принципом подобия.

Лицо старого мастера тут же изменилось.

— Могу я узнать, кто твой учитель?

— Все называют его Гуру, — ответил Тан Сань.

— Гуру? Тот самый Гуру, что однажды опубликовал «Десять основных законов духа», а после изгнан из Духовного Зала? И он сейчас в Нодине?

Только из уст Ма Сюно Тан Сань узнал, что его учитель был выходцем из Духовного Зала. На мгновение мальчик застыл, не зная, как ответить.

— Тан Сань, не желаешь присоединиться к Духовному Залу? — с серьезным выражением лица спросил старик.

— Дедушка Мэтью, разве я уже не зарегистрирован в Духовном Зале?

— Нет, это другое, — покачал головой мастер. — Регистрацию в Духовном Зале проходит большинство духовных мастеров, ибо так у них появляется возможность получать деньги. Но присоединиться к Духовному Залу, значит, стать мастером исключительно Духовного Зала. Совершенствование духа, естественно, тоже проходит в специальном учреждении Зала.

— Увы, но я не думаю, что смогу, — отказал Тан Сань. — Я уже учусь в Начальной академии Нодин.

— И правда, слишком поздно, — вздохнул старик. — Наш Духовный Зал без оснований не может заставить покинуть академию. Забудь об этом. Это все из-за этого мальчишки, Су Юнтао. Он с самого начала должен был привезти тебя в сюда. Возможно, Гуру бы также не одобрил вашего присоединения. Все-таки…

— Не говорите так, — улыбнулся Тан Сань. — Ведь если бы я присоединился к Духовному Залу, возможно, я бы не смог получить такое хорошее кольцо. Как считаете?

Мэтью остолбенел от такого ответа, но потом тут же улыбнулся.

— Ты прав. Твоя оценка продвижения завершена. Начиная с этого момента, ты заслуженный духовный мастер империи Тяньдоу. Ладь со своими коллегами. После этого ты также можешь получить специальный знак, чтобы получать выплаты в Духовном Зале. Стипендия Духовного мастера — одна золотая монета в месяц, когда станешь Великим мастером, она увеличится до десяти. Что касается кольца зверя, поглощенного духом растения, то я как можно скорее сообщу об этом органам выше.

— Спасибо вам.

Когда Тан Сань покинул Духовный Зал, в Двадцати четырех лунных мостах уже хранился специальный значок. Он был круглым, на оборотной стороне отчеканено имя Тан Саня, а на лицевой – два колючих стебля, переплетенных друг с другом. Они символизировали уровень духовного мастера. Даже Тан Сань, сын кузнеца, не мог определить из какого материала был выкован этот значок.

После мальчик поспешил обратно в академию. Воспользовавшись указаниями старого мастера, он сократил свой путь как минимум вдвое.

До академии было еще несколько минут ходьбы, но тут знакомый звук заставил Тан Саня замедлиться.

Цзынь-цзынь-цзынь…

Изображение молота, грубоватое здание, ритмичные резонирующие друг с другом биения внутри. Это точно была кузница… Она была больше, чем дом Тан Хао, и гораздо больше посетителей ходили там туда-сюда.

Кузница. Тан Сань не мог не вспомнить слов Тан Хао. Однажды он сказал сыну, что тот может найти работу в кузнице, чтобы на что-то жить. Только вот, будучи работающим учеником, успел бы он прибывать сюда на работу?

Какое-то чувство ностальгии проникло в сердце мальчику, все-таки с самого рождения он жил в кузнице. Бросив взгляд на нее, Тан Сань снова побежал в академию.

Чтобы Гуру быстрее восстановился, Тан Сань на его деньги купил в столовой еду, после он принес ее учителю и пообедал вместе с ним. Гуру уже мог передвигаться, поэтому он сказал ученику, что уже не нужно присматривать за ним. Он отправил его на ежедневные занятия, а также напомнил о чтении выданной книги.

Покинув комнату учителя, мальчик отправился в общежитие. На этот раз седьмая комната не пустовала, все работающие ученики уже были здесь и о чем-то говорили с хитрыми улыбками и танцующими бровями.

— Сяо Сань, ты вернулся, — сказала Сяо У. Она лежала в кровати на одеяле, которое Тан Сань и она теперь разделяют между собой.

— Сяо У, покажи мне тому место, где мы должны прибираться сегодня. Я пойду исполнять свое обещание уже сегодня. Давай мне задание.

Исполнение обещаний было основой хорошего тона. И этой установки Тан Сань придерживался с особым рвением.

— Еще и убираться, — бросила взгляд Сяо У на мальчика. — Как низко для нас. Теперь нам не нужно этого делать.

— Почему? — опешил Тан Сань.

— Ты думаешь, что Сяо У-цзе делает что-то просто так? — самодовольно начала девочка. – Этот парень, Сяо Чэньюй привлекает других для выполнения нашей работы. Теперь нам не нужно этого делать, однако свою зарплаты ты получишь. Если ты рассчитывал на что-то большее, то поспешу тебя разочаровать.

Пусть Тан Сань и был достаточно настойчив в исполнении обещаний, это вовсе не значило, что он не способен подстроиться под ситуацию.

— Отлично. Теперь ты Сяо У-цзе всей Начальной академии Нодин.

Сяо У села прямо и обняла ноги. Покраснев, она с любопытством посмотрела на Тан Саня.

— И что же у тебя с Духовным Залом? — спросила она.

— Сделано. Теперь я официально считаюсь духовным мастером, — ответил Тан Сань.

У других работающих студентов в глазах тут же блеснул огонек белой зависти. Сегодняшняя демонстрация силы Тан Саня, когда он победил Сяо Чэньюя, крепко засела в их умах, особенно Ван Шэна. Он бесконечно восхищался этим ребенком. Юноша понял, что даже с кольцом он не сможет победить.

— Что хорошего в том, чтобы быть духовным мастером? — полная любопытства спросила Сяо У. — Это же не может быть просто названием.

— Есть определенные преимущества, — усмехнулся Тан Сань. — По крайней мере, в будущем я смогу неплохо питаться. Духовные мастера получают золотой каждый месяц.

— Одна золотая монета? Так много.

Теперь Сяо У понимала важность денег, хотя Сяо Чэньюй и заявил, что теперь все расходы работающих учеников на нем. Все-таки иметь свои личные деньги лучше, чем полагаться на чужие.

Тут внезапно Сяо У спрыгнула с кровати и побежала прочь из комнаты.

— Сяо У, куда ты?

— Я собираюсь зарегистрироваться в Духовном Зале. На один золотой ведь можно столько вкусностей купить!

— Тогда незачем так спешить.

— Как я могу не спешить?! Сегодня конец месяца, забыл? Может, если я успею, то смогу получить в следующем месяце целых две золотых монеты!

— Но ты могла хотя бы обуться перед уходом…

— Оу…

В конце концов Сяо У энергично зашла в Духовный Зал. Тан Сань сильно смеялся глубоко в душе от перспективы увидеть шокированного дедушку Мэтью. Все-таки Сяо У была мастером боевого духа зверя. По природным качествам это было гораздо лучше, чем фиктивная полная духовная сила Тан Саня.

Теперь, когда Тан Сань лишился необходимости работать, его разум медленно вернулся к тому мелодичному звуку биения. Однажды Джек сказал, что после Среднего курса обучения духовного мастера, у него было немаленькое жалование. Но он все равно многие вещи в доме необходимо заменить, поэтому иметь много маленьких способов заработка – неплохо. К тому же, этого требовал отец. Но более важным фактором было то, что только в кузнице Тан Сань мог увеличить свое вооружение. Когда мальчик сделал дротик, он почувствовал, что если будет изготавливать скрытое оружие сам, то его знания о нем станет намного глубже.

— Тан Сань, прости за то, что я сказал в тот день. Ты ведь не обижаешься?

Ван Шэн подошел ровно тогда, когда Тан Сань наполовину погрузился в собственные мысли. По лицу юноши можно было увидеть, что он искренен.

— Я уже давно позабыл об этом, — ответил Тан Сань, глядя на Ван Шэна с теплой улыбкой. — Ван Шэн-дагэ, я уйду на некоторое время. Вернусь, наверное, к вечеру.

— Иди, — кивнул юноша. — Точно! Поздравляю с тем, что ты теперь официально духовный мастер.

— Совсем скоро и ты им станешь, — ответил мальчик, продолжая улыбаться.

Вновь покинув академию, Тан Сань чувствовал себя уставшим. После сегодняшнего возвращения с отравленным Гуру, он сражался с прихвостнями Сяо Чэньюя без надлежащего отдыха. Несмотря на то, что Небесный навык был уже второго уровня, чувство усталости все равно присутствовало.

Однако поход в кузницу все еще был важным делом, в худшем случае придется выйти на работу завтра. Но чего Тан Сань действительно боялся, так это того, что его, такого малявку, не примут.

Подойдя к кузнице, Тан Сань тут же вошел внутрь. Жар тут же ударил ему в лицо. Это, конечно, было обычным делом для любой кузницы, но дома температура была намного ниже, чем здесь.

Здание представляло собой большой зал: справа висели разнообразные выкованные в этой кузнице орудия не только сельскохозяйственного направления, но и оружие с доспехами. Все-таки духовные мастера в этом мире представляли меньшинство. Цена на оружие, конечно, была гораздо выше, чем на тот же серп.

Увидев все это, Тан Сань не мог не вспомнить о том, чем он занимался в клане Тан. Тогда клан производил множество механического скрытого оружия, которое и составляло основной доход. У Тан было множество правил, несмотря на то, что они спокойно продавали скрытое оружие. Также они не гнушались торговать и обыденными вещами. По-настоящему секретные знания невозможно было открыть. Несмотря на это, клан Тан создавал скрытое оружие, считающееся дефицитным в Цзяньху.

Если он сможет наладить здесь производство скрытого оружия, сколько денег это принесет?

— Малыш, зачем ты здесь? Чтобы купить здесь что-нибудь, нужно приходить со взрослыми. Уходи, тут опасно, — прервал размышления Тан Саня громкий и ясный голос.

Подняв голову, мальчик увидел крепкого парня с голой грудью. У него была темная кожа, его мышцы буквально выпирали. Он держал в руках большой кузнечный молот, лоб мужчины был покрыт потом.

— Здравствуйте, дядя, — сказал Тан Сань. Несмотря на окружающий шум, его детский чистый и мелодичный голос был слышен всем. — Я пришел узнать, не нужны ли вам подмастерья.

Большинство кузнецов так и замерли, замахиваясь молотом. Все они посмотрели на Тан Саня, не сдерживая снисходительные улыбки. Пусть кузнецы и казались грубыми, из-за большой физической силы и незнатного происхождения, они были очень честными, трудолюбивыми и добрыми.

— Дружок, не лезь в это дело, — ответил кузнец, смерив мальчишку взглядом. — Быстро уходи. Здесь опасно. Разве твоя одежда похожа на одежду кузнеца? Кроме того, не слишком ли ты мал для подмастерья? Могу поспорить, что ты даже молот не поднимешь, ха-ха!

Тан Сань понял, что он все еще одет в свою опрятную и аккуратную школьную форму. И правда, как он мог считаться кузнецом, нося такое?

— Извините, дядя. Я сейчас вернусь, — сказал Тан Сань и выбежал из кузницы.

Кузница располагалась поблизости от академии Нодин. Тан Сань вернулся, переодетый в свою обычную одежду. Большие заплатки покрывали маленькие, такая одежда, что даже испачкайся он несколько раз, пятен все равно не будет видно.

Войдя, Тан Сань не стал искать кого-то еще, он сразу подошел к прошлому дяде.

— Дядя, теперь я похож на подмастерье?

Здоровяк посмотрел на ребенка, одетого в перешитую сотни раз одежду, и очень удивился.

— Дружок, ты не шутишь, да?

— Конечно, нет, — честно ответил Тан Сань. — Я работающий ученик в академии Нодин. Каждый день у меня есть свободное время во второй половине дня. Мой отец — деревенский кузнец. С малых лет я учился у него и хотел прийти сюда к вам, чтобы заработать себе на еду.

— Что это вы смотрите сюда?! Вам уже не нужно работать? Поторопитесь, сегодня вечером я угощу всех вас элем.

Энтузиазм мужчин тут же возрос, и они продолжили работу, замахиваясь молотами.

Здоровяк перекинул молот из одной руки в другую и продолжил ковать чугун на наковальне.

— Меня зовут Ши Сань (三 — тоже три, как и у Тан Саня). «Ши» как камень. Ты можешь называть меня дядя Сань. Эта кузница досталась мне по наследству. Когда начнешь работать, я гарантирую тебе ежедневные обед и ужин, а также десять медных монет духа, что приравнивается к одной серебряной. Если проявишь себя, то будешь получать больше. Ох, точно, как тебя зовут?

— Меня зовут Тан Сань, дядя Сань.

— Тан Сань? Ха-ха-ха! У нас у обоих в именах есть «Сань». Думается мне, что это и правда судьба. Из какой ты деревни?

— Из деревни Святого Духа, — ответил Тан Сань.

— Ты говорил, что отец учил тебя ковке с детства, — сказал Ши Сань. — Но ты такой малыш, чему же он научил тебя?

— Конечно же, ковке. Дядя Сань, пусть я и маленький, но я достаточно сильный для того, чтобы ковать чугун.

— Братья, наш новый маленький помощник говорит, что он тоже умеет ковать. Верите? — рассмеялся мужчина.

Кузнецы тут же взорвались хохотом. Тан Сань выглядел на шесть-семь лет, несмотря даже на то, что кольцо духа прибавило ему росту. Кто бы мог увидеть в нем кузнеца, глядя на его внешность? Но все же это плохо, когда люди смотрят на тебя свысока.

— Дядя Сань, но я и правда умею ковать. Если не верите, дайте попробовать, — произнес Тан Сань.

Мужчина прекратил свою работу и поставил молот на землю.

— Хорошо. Если поднимешь этот молот, я тебе поверю, — сказал он и передал мальчику рукоятку инструмента. Головка молота касалась земли, поэтому здоровяк не боялся, что малыш не удержит и упадет вместе с молотом.

— Дядя Сань, вы очищаете этот металл. Я помогу вам! — заявил Тан Сань и взялся за рукоятку.

Ши Сань обладал необыкновенной силой с самого рождения, поэтому его молот явно был тяжелее других. Инструмент был выше Тан Саня на половину чи или около того. Сейчас мальчик снова стал центром внимания всей кузницы, мужчины остановили работу и стали наблюдать за ребенком с легкой насмешкой в глазах. Но она быстро спала, стоило Тан Саню замахнуться молотом.

Как примерно рассчитал Тан Сань, поднимая этот молот, он был где-то на тридцать процентов тяжелее обыкновенных. Несмотря на это, мальчик, приложив немного усилий, мог поднять его еще до получения кольца. Что тогда можно говорить о нынешнем времени.

— Хорош! Достойно сына кузнеца! — с восхищением воскликнул Ши Сань, увидев, как мальчишка поднимает инструмент.

С блеском в глазах Тан Сань посмотрел на чугун в печи, громко вздохнул и замахнулся молотом Ши Саня.

— Хух!

Ноги мальчика крепко стали на землю, сила стала подниматься от самых подошв. Корпус Тан Саня был немного повернут, и огромный кузнечный молот с характерным звуком ударил по чугуну. Громкий лязг ошеломил улыбающихся кузнецов. Почувствовав отдачу, Тан Сань мигом развернулся, молот снова ударил металл, издав чистый, но уже более тяжелый звук.

— Дядя Сань, я попрошу вас помочь мне. Натяните мехи, пожалуйста. Температура маловата, — быстро произнес Тан Сань и снова замахнулся. На этот раз молот ударился еще сильнее, рассек воздух. Ши Сань был опытным кузнецом, он прекрасно знал последствия маленькой температуры, поэтому мигом присел на корточки и принялся натягивать мехи.

Дальнейшая сцена отпечаталась в головах кузнецов на всю жизнь. Этот тяжелый молот казался им живым в руках Тан Саня, он описывал один круг за другим. Полный ритма, словно яростный шторм, разразившийся к кузнице. Никто и не обратил внимания на нефритовые руки Тан Саня. Каждый удар заставлял чугун пульсировать. Ши Сань натягивал мехи и наблюдал за мальчиком. Выражение лица мужчины не выражало ничего, кроме шока.

Все знали, насколько тяжелый у Ши Саня молот, насколько тяжело им было ковать. Особенно будучи похожим на Тан Саня. Вместе это все рождало странное чувство тяжести.

Цзынь. Тан Сань сделал два оборота молотом, чтобы развеять импульс и вернул молот на прежнее место. Инструмент коснулся головкой земли. Все кузнецы были поражены.

Лишь за двадцать семь непрерывных удара удалось сделать из этого куска круг. Ши Сань понимал, что у него бы на это ушел целый день. И это он был кузнецом уже пятнадцать лет!

— Это не может быть Техника Хаотичного владения молотом? Самое мощное из кузнечных искусств? — спросил здоровяк, глядя на запыхавшегося Тан Саня.

— Техника Хаотичного владения молотом7? Что это? — неуверенно сказал мальчик.

— Это метод непрерывной ковки, совершенный способ использования силы кузнеца, с помощью которого он может действовать на полную, — начал Ши Сань с раздутыми от восхищения щеками. — Говорят, что самые лучшие кузнецы могут сделать так восемьдесят один раз! Но что самое главное, Техника Хаотичного владения молотом — это самая мощная техника для очищения металла от примесей. Я думал, что она давно утеряна, не ожидал, что ты покажешь ее мне.

Техника Хаотичного владения молотом (乱披风锤法) — — хаотичный, беспорядочный. — раскалывать. 风锤 — кузнечный молот. — способ, метод.



Комментарии: 3

  • Супер! Спасибо большое)
    А разве 1 серебряная монета =100 медных монет 🤔, а здесь говорится что 10 медных, я точно помню(или дядя Сань нарочно, хотя вряд ли он вроде хороший)

    Ответ от Су Вон

    Если честно, мы толком и не помним уже, возможно, это наш косяк, а, возможно, автора/анлейтора. В дальнейшем о медных и золотых монетах можно в принципе забыть, ведь счет пойдет на золотых.

  • чем дальше - тем интересней.

  • Супер! Так интересно - невозможно оторваться. Спасибо за перевод!

    Ответ от Су Вон

    Огромное спасибо за ваш интерес к нашему проекту! :3 Мы рады, что вы рады)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *