Том 3: Школа монстров

Когда Тан Сань сковал Дая Мубая своей способностью, тот наконец-то прибег к использованию третьего, тысячелетнего, кольца.

Молодой человек стоял перед Сяо У и Тан Санем, и вид его совершенно отличался от прежнего. Он стал намного выше и больше, мышцы буквально разрывали одежду на нем, все тело было покрыто черными полосами. Если бы не отсутствие шерсти, Дая Мубая едва ли можно было отличить от тигра.

Огромные лапы, когти, словно серебряные мечи. Все тело молодого человека окутывал золотой свет, будто бы это было действительно настоящее золото. Кроваво-красная пара злых глаз горела кровожадным огнем. Это был настоящий царь зверей среди царей.

И хотя Тан Сань не знал, что это было за преображение, он прекрасно осознавал, что это все влияние третьего кольца Дая Мубая.

Почувствовав, что они находятся в безвыходном положении, Сяо У тут же активировала своего духа. Два кольца тут же окружили ее, уши выросли на макушке. Красивая фигура девушки словно стала еще гибче.

Дух зверя даровал хозяину разные эффекты. Та сила и свирепость, которой обладал белый тигр, передавалась Дай Мубаю. В то время, Сяо У, владеющая духом кролика, становилась более гибкой, ее ноги становились длиннее и стройнее. Самое подходящее для кролика.

Даже Тан Сань не знал, кольцо какого зверя поглотила Сяо У. Как раз в тот день, когда юноша с помощью декана академии Нодин получал свое второе кольцо, Сяо У примерно в то же время вернулась домой, и у нее уже было второе столетнее кольцо.

Лунная трава вырастала вокруг Тан Саня, шипастые стебли обвивали ноги, руки и шею Дая Мубая. Вместе с Небесным навыком юноша смог добиться максимального эффекта от своей первой способностей. Как раз когда Сяо У собиралась броситься в атаку, Тан Сань остановил ее, покачав головой.

Никто не мог вмешиваться в поединок между мужчинами, иначе это бы унизило их. Внутренний возраст ни в какое сравнение не шел с физическим возрастом Тан Саня. И он прекрасно осознавал это правило. Аура вокруг Дая Мубая веяло холодом и яростью, но никак не враждебностью.

Когда юноша остановил Сяо У, его зрачок тоже сузился, Тан Сань тихо фыркнул.

Десять серебряных полос крест-накрест разрезали воздух, стебли лунной травы тут же остановили свое движение. И через секунду они упали на землю, рассыпаясь на маленькие кусочки. Дай Мубай стремительно приближался к Тан Саню, когти его с силой разрывали воздух.

— Твоя лунная трава и правда неплоха. Ее прочность превзошла все мои ожидания. Даже без усиления я должен был разрезать ее на кусочки с первого же раза. Но сейчас я использую третью способность духа, трансформацию белого тигра Ваджры. Когда я охотился за духом тигра Ваджры, мне пришлось пережить множество опасностей и трудностей, и у меня наконец-то получилось выследить его, тысячелетнего духа. Это не только увеличило мои атаку и защиту, но также подарило мне способность «Трансформация белого тигра Ваджры»1, — говорил Дай Мубай, приближаясь к Сяо У и Тан Саню. — Я могу поддерживать эту форму полчаса. В этом состоянии мои сопротивление атакам, защита, духовная и физическая силы увеличиваются в два раза. С моим тридцать седьмым рангом твой яд безобиден для меня. Конечно, твои способности просто восхитительны, прекрасный дух системы контроля. Но даже так я все еще на шаг впереди тебя. Слишком большая разница в силе.

Трансформация белого тигра Ваджры (白虎金刚变).
白虎 — это не просто белый тигр, а Бай-Ху. В древнекитайской мифологии один из духов четырех стран света (наряду с Цин-Луном, Чжу-Цюэ, Сюань-У), покровитель Запада, где находится страна мертвых. Также так называлось одно из созвездий (из семи звезд). Появление Бай-Ху устрашало всякую нечисть и одновременно рассматривалось как знак прогресса мирных наук. Иногда вместо Бай-Ху в перечень четырех благородных животных ставят Цилиня.
金刚 — алмаз, бриллиант. Также с санскрита это ваджра. Ваджра — мифологическое оружие в индуизме, буддизме и др. ведических религиях; в переводе означает «молния» и «алмаз»; используется в буддийских терминах как символ силы и защиты веры. Анлейт настаивает на ваджре, но мы с шиди в замешательстве, ибо судя по способности, ее можно назвать и алмазной по аналогии с высокой защитой. Но все-таки решили взять ваджру, ибо так звучало наиболее удачно.
— изменяться, превращаться.

В злых глазах Дая Мубая сиял красный свет, но тут крепкие мускулы стали уменьшаться, а огонь стихал. Постепенно Дай Мубай вернул себе человеческий облик. Сейчас молодой человек выглядел несколько нелепо. Ни один предмет его одежды не был целым: верх полностью разорван, штаны болтались тряпками. Дая Мубая можно было бы назвать почти голым.

Злой огонь в глазах потух. Дай Мубай внимательно взглянул на Тан Саня и Сяо У.

— Я думаю, скоро мы встретимся. Отправляйтесь в школу Шрек. Если у вас будут проблемы, скажите, что вы от Злого глаза белого тигра Дая Мубая.

Закончив, молодой человек подозвал близняшек и повел их к выходу.

— Откуда ты знаешь, что мы собираемся в школу Шрек?! — крикнула Сяо У в спину Даю Мубаю.

Он остановился и холодно сказал:

— Тебе двенадцать лет, и у тебя двадцатый и более ранг. Если ты приехала сюда не для того, чтобы поступить в Шрек, то зачем ты вообще здесь? Двенадцать лет, ха-ха, двенадцать. Мне пятнадцать. Тан Сань, я буду ждать тебя в Шреке.
После этого Дай Мубай покинул отель.

— Этот человек слишком подозрительный, — фыркнула Сяо У, глядя на удаляющуюся фигуру. — Один его взгляд говорит о том, что он тот еще… нехороший человек. Сяо Сань, даже если отправимся в школу Шрек, мы не должны якшаться с ним.

— Почему же? — улыбнулся Тан Сань, тоже взглянув на удаляющегося Дая Мубая. — Я думаю, он не плох. Пусть он и немного холоден, он также достаточно прямолинеен.

— Не плох? — возмутилась Сяо У. — Если я говорю, что он нехороший, значит, я права. Ты вот мне что скажи, он привел сюда двух девушек и снял комнату2, разве такого человека можно назвать хорошим? Такой разврат среди бела дня все еще хорошо? Он называет себя Злым глазом Белого тигра, но я бы сказала, что он Похотливый тигр.

Он привел сюда двух девушек и снял комнату (开房间) — сленговое выражение, означает «секс на одну ночь».

— Сяо У, — нахмурился юноша. — Я смотрю, ты узнаешь все больше и больше.

— Конечно! — гордо сказала девушка, не заметив и следа недовольства в старшем брате. — Не забывай, я ведь босс академии Нодин.

— Личные предпочтения Дая Мубая меня не волнуют, — сказал Тан Сань, беспомощно покачав головой. — И я понял из нашего с ним боя, что он совсем не плох. Он силен, но он не пользуется этим для запугивания других. Он не только отдал нам свою комнату, но и пообещал присмотреть за нами в школе.

— Ох, ты говоришь о том, что он сказал, что нам двенадцать, а ему пятнадцать? И еще раньше он сказал, что уже проиграл. Ты об этом? — с сомнением спросила девушка.

— Он сказал это потому, что, во-первых, я победил его в мастерстве. Во-вторых, из-за нашей разницы в возрасте. Когда мы оба использовали духов, он сказал это еще раз, чтобы подчеркнуть разрыв между ним и нами. Если я правильно понимаю, то если бы ему было двенадцать, то мы сражались бы на равных. Поэтому он и проиграл. Однажды учитель сказал, что пока человеку не исполнится двадцать, его врожденные таланты в управлении духом имеют огромное влияние. С разницей в год у двух мастеров будет просто колоссальный разрыв. У нас же разница в три года, однако он оказался ненамного сильнее нас. И это для него проигрыш. Все-таки он стремился победить.

Сяо У вернула себе человеческий облик.

— Гэ, — неожиданно начала она низким голосом. — Если он победил тебя, то мы должны уйти?

Она все еще не забыла высокомерные слова Дая Мубая.

— Даже если так, то я уйду один. Именно поэтому я не позволил тебе вступить в бой. Он говорил правду о том, что разница в одно кольцо огромна. Не важно, какой у тебя дух и способности, он все еще был сильнее нас со своим тысячелетним кольцом. Мы не сможем сравниться с ним и его трансформацией Ваджры. Мог ли я позволить себе увидеть, как ты проиграешь? Если бы он настоял, то нам бы ничего не осталось, кроме как убить друг друга. Я слабее его, но я на семьдесят процентов уверен, что он бы умер вместе со мной.

После Тан Сань подошел на ресепшн. К счастью, бой с Даем Мубаем был недолгий, а сам молодой человек, используя третью способность духа, не сражался в полную силу. В противном случае от отеля остался бы один фундамент. Сяо У проследила взглядом за Тан Санем и пробубнила себе под нос: «Убить друг друга, чтобы сохранить достоинство».

Менеджер Ван высунул голову из-под прилавка. Увидев подошедшего Тан Саня, он расплылся в улыбке.

— Юноша, вы были просто удивительны. Ах, включая юного господина Дая, все согласны предоставить вам комнату. К счастью, вы не получили никаких травм. Иначе мы не нашли бы слов для оправдания.

— Менеджер, сколько будет стоить ремонт? — криво улыбнувшись, спросил Тан Сань.

— О, нет-нет! — покачал головой менеджер Ван. — Юный господин Дай сказал, что он оплатит ремонт. Он наш почетный гость, нужно лишь сделать счет. Мне действительно неловко, что мы причинили неудобства вам и почти причинили вред. И, конечно же, если вы останетесь у нас не более, чем на три дня, мы не возьмем с вас плату.

После он мужчина протянул золотой сверкающий ключ. Тан Сань удивился такому поведению. Ему не было дела до разрушений, Дай Мубай казался богатым человеком, но вот бесплатная комната стала своего рода находкой. Он ведь чужой холл разрушил!

— Почему неловко? Мы ведь в состоянии хорошо заплатить.

— Ох, мы и так принесли вам слишком много неудобств. После такого вы можете только украсить наш отель своим присутствием — это самая большая радость для нас. Ваш номер находится на верхнем этаже, дверь с табличкой «Красный океан».

— Тогда спасибо, — беспомощно сказал Тан Сань.

Ведя Сяо У по извилистым коридорам, юноша почувствовал усталость. Он прибыл в Сото, а потом сражался с Даем Мубаем. Будь то интеллектуальное давление и потребление физической энергии, отдых был необходим. Все-таки белый тигр несколько раз разрезал его лунную траву, что тратило силы намного больше.

Проследив за тем, как двое стали подниматься, менеджер Ван выдохнул: «Неужели все разрешилось». Он повернулся голову к невинно выглядящему администратору:

— Моя вина, что не рассказал тебе. Красный океан находится в долгосрочном бронировании юного господина Дая, остальные же номера можно снимать.

— Красный океан стоит десять золотых за ночь, а вы позволяете этим детям жить бесплатно, почему? В наше время молодежь такая необузданная, им всего двенадцать или тринадцать лет... — сказал администратор.

— Типун тебе на язык3! — с легкой злостью произнес Ван. — И что ты понимаешь? Духовные мастера — удивительные люди. Ты видел кольца у этих детей? Такие маленькие, а уже Великие мастера. Очень перспективные ребята. Должно быть, они выходцы из благородных кланов. Нельзя позволить им обидеться на нас.

Типун тебе на язык (祸从口出) — вообще мы немного исказили значение, ведь оно означает «язык мой — враг мой». Однако в данном диалоге этот вариант немного благозвучней.

Декор отеля был очень приятным. Уютные теплые цвета и розовый аромат, которые расслабляли каждого, кто приходил сюда. В самом конце коридора на верхнем этаже Тан Сань отыскал дверь с табличкой «Красный океан» на ней. Здесь было лишь несколько комнат, и все. И у каждой было свое название: «Голубая красота», «Желтая искренность», «Розовая чистота», «Зеленое разобщение» и так далее. Дальше всех находился «Красный океан». Позже Тан Сань узнал, что названия комнат соответствуют цветам роз.

Дверь была такой же красной, как и табличка. Ее украшала темно-красная роза из хрусталя. Рядом вертикально расположились вырезанные иероглифы «Красный океан, океан любви».

Даже если бы до Тан Саня доходило медленнее, он бы все еще чувствовал неловкость, поворачивая голову к Сяо У, чтобы посмотреть на нее. Как оказалось, она тоже смотрела на него:

— Это же не любовный отель, правда?

— Да все равно, — бросила Сяо У, выхватывая ключи из рук Тан Саня. — Главное, что нам есть, где спать.

Девушка открыла дверь и вошла в комнату. Тан Сань последовал за подругой, но тут же столкнулся с внезапно остановившейся Сяо У.

— Почему остановилась? — спросил юноша, отступая на шаг. Ответ на заданный вопрос предстал перед глазами.

Несмотря на то, что Тан Сань был готов к разного рода неожиданностям, что может подкинуть эта комната, он все равно удивился.

Комната была просто огромной: одна гостиная по площади доходила до пятидесяти квадратных метров. Мебель в ней была серебряная, с резными ручками с узором роз. Но что шокировало больше всего, так это высыпанные в форме сердца лепестки роз на полу.

Это сердце было где-то два квадратных метра по площади. Должно быть, для этого использовали не менее тысячи роз. Сверху висела шелковая лента, на ней было написано: «Одна тысяча и один, ты мой единственный». Кроме этого, номер был украшен вазами с изображением роз, каждый уголок этой комнаты пах розами.

— Похоже, что я был прав, — усмехнулся Тан Сань. — Неудивительно, что Дай Мубай хотел привести сюда девушек. Сяо У, если тебе не нравится запах, я позову администратора, чтобы его убрали.

К этому моменту девушка уже оправилась от шока и холодно взглянула на юношу. Но даже так глаза ее были очаровательны.

— Гэ, ты глупый. Разве есть девушки, которым не нравятся розы? Если ты даже этого не понимаешь, то как ты потом женишься?

— Мне всего двенадцать, рановато для этого, — сказал Тан Сань, потерев нос.

Сяо У подошла к сердцу, взяла одну розу и понюхала ее.

— Мне нравится обстановка этой комнаты. Гэ, пообещай, что будем приходить сюда почаще.

— Ладно. Мы брат и сестра, так что ничего страшного в этом нет. Спешка утомительна, так что отдохни пока.

Глядя за идущим в спальню Тан Санем, Сяо У высунула длинный язычок и пошла следом.

Однако перед второй комнатой они снова замерли. Как и ожидалось, кровать была одна. Однако занимала большую часть площади комнаты и была в форме сердца. Муслиновые занавески свисали с потолка, закрывая кровать. Вся эта картина вызывала странное, но приятное чувство красоты. Красные розы на подушках, красные розы на простынях. Красные розы везде, дабы придать ситуации двусмысленности и заставить кровь людей ускориться.

— Я думаю, послушать тебя и прийти сюда — большая ошибка. Я пойду на диван, отдыхай, — сказал Тан Сань, поворачиваясь к Сяо У.

Сяо У не возразила и тут же плюхнулась на кровать. Девушка начала возбужденно кататься по ней.

Юноша улыбнулся, взглянув на Сяо У. Маленькая девочка есть маленькая девочка. Он закрыл дверь спальни и вышел в гостиную, там он сел, скрестив ноги, на диван и принялся за медитацию.

Пусть эти несколько лет прошли довольно однообразно, Тан Саню это позволило выработать множество хороших привычек. Он развил не только свою силу, но и волю. Даже если ему было всего двенадцать, вел он себя, как настоящий взрослый. В глазах Сяо У это, конечно, выглядело преждевременным старением.

Энергия начала обволакивать тело Тан Саня, он вспоминал каждую деталь боя с Даем Мубаем. Просматривать сражение в голове, выявляя достоинства и недостатки – это было качеством, которое Гуру считал необходимым для мастера. Обычно Тан Сань бился с Сяо У, но сегодня он встретил намного более сильного противника. И пусть их рукопашный бой длился недолго, юноша все же отметил пару полезных для себя деталей. Бои с разнообразными духами, их мастерами были невероятно важны.

Вспоминая трансформацию Ваджры Дая Мубая, Тан Сань подумал, что атака его становится сильнее, но вот вместе с защитой появляется также золотой покров, который походил на ци Северного ковша4. Среди скрытого оружия было несколько экземпляров, которые специализировались на его разрушении. Но вот работают ли он против Ваджры?

Северный ковш (北斗) — собственно, это созвездие Большой Медведицы.
Во времена правления династии Хань, т. е. в 220-206 гг. до н. э., Северный ковш считали проводником энергии ци, которая исходит от высшего существа — Тай И. Это высшее существо обитает на Полярной звезде. Поэтому созвездие считалось «дарителем» различных типов энергии ци. Ручка Большой Медведицы была своеобразной стрелкой астрономических часов, каждая звезда которой посылает на Землю девять потоков различных типов энергии ци. Эти потоки ассоциируются с Девятью Летящими Звездами, где каждая Звезда символизирует свой поток энергии ци.

Все-таки на скрытое оружие Тан Сань полагался намного больше, чем на лунную траву. За эти несколько лет росла не только его сила, но умение пользоваться скрытым оружием. В Сотне тайных порезов он мог использовать множество видов оружия. Но Тан Сань никогда не пренебрегал правилом, написанным в Тайном писании сокровища Небес. Скрытое оружие нужно использовать лишь в последнюю очередь, когда надежды больше не осталось. Это был личный секрет юноши, даже Сяо У знала немного и понимала лишь половину из всего.

В этот раз Тан Сань медитировал очень долго. Лишь где-то на середине медитация он поужинал с Сяо У. Такая длительность была обусловлена тем, что юноша уже развил Таинственный Небесный навык почти до тридцатого ранга. Поэтому его совершенствование требовало больших усилий. Нужно было как можно быстрее достигнуть третьего порога и отправиться на поиски третьего кольца дух.

Еще одной причиной послужил бой с Дай Мубаем. Он напомнил Тан Саню о том, что более высокое мастерство означает большую власть. Когда они не использовали духов, Тан Сань полагался на Нефритовую руку и Захват дракона, и это ставило Дая Мубая в невыгодное положение. Но стоило ему активировать свой дух, как Тан Саню стало невероятно сложно ловить его захватом. Это был огромный пробел между ними.

После тщательного анализа Тан Сань обнаружил, что для того, чтобы победить Дая Мубая, ему нужно лишь повысить свой ранг и получить третью способность духа. Даже если это будет скрытое оружие, с поддержкой Небесного навыка оно становилось сильнее.

Рано утром Сяо У воспользовалась тем, что Тан Сань был слишком занят завтраком, чтобы возражать.

— Сяо Сань, гэ, пойдем погуляем! Мы постоянно находимся в этой комнате, мне здесь душно!

— Мы с тобой разные, — улыбнулся юноша. — Ты и без медитаций и тренировок постоянно растешь и развиваешь свой талант. Мне же, как неловкой птице5, нужно взлетать заранее. Ты же видела Дая Мубая? И слышала, что он из Шрека. С такой силой он определенно является там вторым или третьим учеником. Школа Шрек не академия Нодин, так что у тебя не будет там твоего авторитета. Если я не буду совершенствоваться, как я смогу защитить тебя?

5 Неловкая птица взлетает заранее (笨鸟先飞) — образно возмещать усидчивостью недостаток способностей; менее талантливый больше трудится; медленный начинает раньше.

Сяо У недовольно надула щеки и взяла Тан Саня за руку. Большие глаза жалобно смотрели на него. «Не отпущу, пока не пойдешь со мной», — говорили они.

— Ладно, — беспомощно кивнул Тан Сань. — Все равно завтра нам идти записываться в Шрек. Дай мне минуту, и я прогуляюсь с тобой. Только мы вернемся к полудню. После ты не должна отвлекать меня от медитаций.

— Прекрасно! — восторженно воскликнула Сяо У. От ее жалобного вида не осталось и следа. Актерскому мастерству этой девушки можно было только позавидовать

Когда подростки покинули отель, Тан Сань спросил у Сяо У:

— Куда хочешь пойти?

— Пойдем, куда глаза глядят, — равнодушно отозвалась девушка.

В Нодине Сяо У всегда окружала толпа младших братишек, все-таки она была главой академии. И Чэньюй хоть и окончил средний курс, продолжал заботиться о Сяо У. Влияние его семьи в Нодине было довольно большим, поэтому люди в его доме присматривали за девушкой, ведь юный господин уважал ее. Так что, можно сказать, что жизнь Сяо У в Нодине была как рыба в воде6. Любившей шум и суету Сяо У было непривычно находиться с одним только Тан Санем.

6 Как рыба в воде (如鱼得水) — досл. как рыба, добравшаяся до воды. Собственно, такое же значение, как и у нас, то есть чувствовать себя комфортно.

Подростки гуляли по городу. Сото действительно был достоин своего уровня Главного Духовного зала. Кругом сновали люди. Ритм жизни здесь явно был быстрее, чем у неспешного и даже нудного Нодина. Горожане выглядели крайне оживленно. Множество магазинов одежды, куда Тан Саня потащила Сяо У, походили на сверкающие драгоценные камни. Уже через несколько магазинов юноша почувствовал, что готов свалиться в обморок от такого обилия света.

К счастью, Сяо У поступила предусмотрительно. Она не взяла денег, просто ходила и рассматривала товар. Экономила свои и Тан Саня деньги.

Цены Сото на тридцать процентов превышали цены в Нодине. Но стоит отдать должное, вместе с этим и качество товаров также было лучше. В этом не было ничего удивительного, ведь Нодин являлся пограничным торговым городом, но будь он небольшим торговым городом внутри страны, дела в нем были бы еще хуже.

— Ого! Сяо Сань, взгляни! — изумленно воскликнула Сяо У.

Когда они были вдвоем, девушка звала Тан Саня «гэ», снаружи же — «Сяо Сань». Первое обращение было их особой тайной. Юноше же было все равно, девушка имела свои причины на это.

— Очередной магазин одежды? О, старшая сестра, может, пойдем поедим и потом вернемся?

— Нет, взгляни! — девушка потянула Тан Саня за руку. — Вон там, магазин для духовных мастеров!

Тан Сань посмотрел в сторону, куда указывала Сяо У. Он увидел лишь силуэты и какой-то магазин. Фасад его был обычным, выделялась лишь огромная вывеска. На ней был круглый знак с несколькими необычными изображениями сверху. Для обычных людей их смысл был загадкой, но не для Тан Саня и Сяо У. Некоторые символы были такими же, как и на знаках Духовного Зала. Меч, молот, синий дракон. Совсем как на знаке Великого духовного мастера. Но почему они здесь, на вывеске магазина?

— Пойдем посмотрим, — Тан Сань повел Сяо У к магазину.

Дверь оказалась открыта. Внутри было немного темно, подростки почувствовали колебание силы духа. Словно они зашли в Духовный Зал, только пониже рангом. Духовные приспособления.

Каждая такая вещь имела внутри себя частичку духовной силы. Даже если люди не пользуются ими или не связали их с собой, приспособления способны излучать духовную силу.

Духовные приспособления использовались не для боевых нужд, а, скорее, в качестве вспомогательной силы. Однако встречались они очень редко, передавались по наследству, что делало их настоящим антиквариатом. Ведь чертежи создания этих инструментов были давно утеряны.

В магазине находился лишь один человек. Подростки не видели никакого прилавка, на стенах висели какие-то очень старые вещи. Они казались незамысловатыми, однако наверняка стоили целое состояние.

Мужчина сидел в кресле-качалке с закрытыми глазами. На вид ему можно было дать около пятидесяти, и пусть он не был молод, телосложение его и рост казались довольно крупными. Он качался в этом кресле, оно издавало размеренный скрип от каждого движения.

У незнакомца было очень выдающееся лицо: выпуклый подбородок, широкие скулы, а также орлиный нос. Похоже на подошву. И пускай глаза его были закрыты, от него исходила своеобразная аура. На носу у мужчины были квадратные очки в черной оправе, и от этого взгляд мужчины был еще более тяжелым.

Тан Сань и Сяо У своим приходом не разбудили его, он все еще мерно сопел, раскачиваясь на кресле.

— Сяо Сань, это духовные приспособления? — с любопытством спросила Сяо У, осматривая все вокруг.

— Я не знаю, — ответил Тан Сань, переводя взгляд с мужчины на товары. — Я бы понял, если бы использовал духовную силу, но на глаз сказать не могу.

Юношу привлек хрустальный шар размером с голову. Выглядел он непримечательно: прозрачный, с желтыми примесями. Располагается поближе к выходу. Но вот сердце Тан Саня забилось быстрее, стоило ему посмотреть на этот шар, он никак не ожидал, что найдет такой кристалл здесь.

— Сяо Сань, чего это ты смотришь на этот шар? Сложно будет найти в мире более невзрачный, чем этот. Он не блестит, не прозрачный, а также у него нет цвета. Фиолетовые кристаллы самые ценные. Ты не купишь это, да? — произнесла Сяо У, увидев изменения в Тан Сане.

Чего девушка не ожидала, так это его ответа:

— Я куплю его. Только вот цены я не знаю.

— Не так уж и дорого, всего сто золотых, — лениво отозвался мужчина в кресле. Голос его был хриплым, а речь неразборчива. Возможно, дело бы в его шепелявости. Однако тишина в магазине позволила подросткам понять, о чем говорит этот человек.

Тан Сань промолчал, но вот Сяо У возмущенно воскликнула:

— За разбитый кристалл! Сто золотых монет! Настоящий грабеж!

Мужчина открыл глаза, он не потрудился даже встать со своего кресла.

— Сто золотых — самое меньшее, что я могу назвать за него. Если покупаете, то покупайте. Нет — уходите, пожалуйста, — сказал он и снова закрыл глаза.

Сяо У была взбешена, она уже собиралась подойти к незнакомцу, но Тан Сань остановил ее.

— Хорошо, я куплю его.

За эти несколько лет Тан Сань сберег себе неплохую сумму, его расходы обычно были очень малы, поэтому большая часть доходов уходила в копилку. В частности, с момента достижения уровня Великого духовного, стипендия, которую он получал каждый месяц равнялась десяти золотым монетам. Прямо сейчас у Тан Саня вместе с деньгами Сяо У было семьсот золотых.

— Тан Сань, ты здоров? — спросила Сяо У, касаясь лба юноши, чтобы проверить, нет ли у него температуры.

Он снисходительно посмотрел на подругу и покачал головой. Пальцы легко дотронулись до пояса, в руке появился кошелек. В нем как раз находилось сто золотых монет. Тан Сань повернулся и подошел к мужчине, чтобы отдать деньги.

— Твоих денег недостаточно, — сказал незнакомец, не открывая глаз.

— Но здесь сто золотых монет.

— Но этот шар стоит двести, — возразил мужчина холодным голосом.

— Это вымогательство! — не сдержалась Сяо У. — Только что вы сказали, что он стоит сто. Теперь двести! Неудивительно, что дела идут у вас не очень. Тан Сань, брось это, пошли отсюда!

— Вы же не измените цену больше, правда? — спросил Тан Сань у мужчины.

Возможно, для других этот кристалл был бесполезен. Но для Тан Саня он был ценнее Небесных сокровищ. Даже если бы шар стоил все десять тысяч золотых, Тан Сань все равно бы его купил, если бы у него была такая сумма.

— Отлично, пять сотен золотых. Последняя цена, — лениво сказал мужчина. — Доставай деньги и забирай. Или уходи.

От ста до двухсот, а теперь уже все пятьсот. Теперь даже Тан Сань со своей терпеливостью не мог выдержать этого. Он убрал свой кошелек.

— Мы уходим, — сказал юноша.

— Надо было уходить с самого начала, — произнесла девушка, сверля взглядом незнакомца. — Вести дела с такого рода мошенниками — оскорбление нашего интеллекта.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *