Гунсунь меридиана желудка, сердца и груди Чунмай; Нэйгуань Иньвэй соединяет низ головы.

Тоулиньци Даньцзин взаимосвязан с Даймай; Янвэй встречает острый взгляд Вайгуань.

Хоуси меридиана глазной щели и шеи Думай; Шэньмай меридиана Янцяо чистит также жилы.

Лецюэ Жэньмай ряд легочной системы; Янцяо Чжаохай диафрагма и глотка1.

Это поэма для запоминания расположения меридианов. Как вы понимаете, для нас сложно сделать из этого что-то более-менее адекватное без знаний акупунктуры и китайского языка. Просим прощения за это.

Каждый меридиан соответствовал конкретному месту на теле человека. Внутренне восемь чудесных меридианов были связаны, но очень слабо. Это не помогало направлять внутреннюю энергию. Однако в прошлой жизни Тан Саня почти все совершенствующие вскрывали свои меридианы, чтобы увеличить их емкость.

Среди всех самыми важными считались проникающий меридиан, опоясывающий каналы, а также меридиан зачатия. И Тан Сань определил, что именно проникающий меридиан вскрыл его взорвавшийся от давления Небесный навык.

Проникающий меридиан шел параллельно меридиану сердца. Его функции не не были столь очевидны, как у меридиана зачатия и опоясывающего меридиана, но трудно описать те преимущества, что он давал Тан Саню. Так же, как и юному мастеру проще давалось взращивание духа, так молодой совершенствующийся с гораздо меньшим трудом мог раскрыть восемь меридианов. С возрастом тело ограничивали внешние факторы, энергетические каналы становились жестче, и соединялись они все сложнее.

Раскрытый проникающий меридиан, без сомнений, принес бы огромную пользу более позднему совершенствованию Тан Саня. Даже сейчас его наполняло какое-то клокочущее чувство. Конечно, все это было простым совпадением. Гуру надеялся, что его ученик сольется с внешней костью духа, но откуда он мог знать о энергетическом канале, который даст Тан Саню еще больше преимущества?

Совет академии представлял и возглавлял Мэн Шэньцзи, а школу Шрек — Флендер. Выгодные условия, предложенные старейшиной, создали благоприятную атмосферу для более близкого общения. Создавалось ощущение, будто они уже довольно давно знакомы друг с другом.

— Что ж, вопрос решен, — сказал Мэн Шэньцзи. — Учитель Цинь, позвольте побеспокоить вас и попросить организовать все.

Цинь Мин поспешно кивнул. Он пристально следил за Тан Санем, помимо удивления мужчину съедала некоторая зависть. Оба они считались гениями, но его свет уже закрыла собой одна лишь кость духа юноши.

Как раз когда члены школы Шрек собрались вернуться к себе, снаружи разошлись шаги. В зал совета направлялись двое человек. «Директор Мэн Шэньцзи здесь?» — спросил кто-то звучным, полным уверенности голосом. Человек по ту сторону двери казался высокомерным, но не властным, однако он все же не собирался быть вежливым.

Мэн Шэньцзи тут же отвлекся, он, естественно, понял, кто решил почтить его своим присутствием. «Зачем он пришел?» — удивился старейшина. Встав, он направился к нему навстречу и приказал других двоим членам Совета следовать за ним. Лица их как-то изменились.

Очень быстро внутрь вошли трое. Один из них уже был знаком ученикам и учителям школы Шрек, тот самый юноша, которого Мубай вчера пинком отправил в полет у подножья горы. Этот молодой человек стоял по левую сторону, на лице его играли высокомерие и негодование.

В центре стоял роскошно одетый старик. На желтом платье, вышитом парчовыми нитками, не имелось и капельки грязи. Седые волосы зачесаны назад. Мужчина был среднего роста и немного грузного телосложения. Выглядел он довольно величественно. Лишь глаза казались несколько маленькими, они разрушали гармонию его черт лица. Он стоял ровно, сцепив руки за спиной. Даже глядя трем членам Совета в глаза, он не проявлял и малейшего почтения, сохраняя свое высокомерие.

Увидев этих троих, члены школы Шрек удивились. Но не из-за юноши и старика, а из-за мужчины справа.

Ранее и самая слабая Нин Жунжун, и самый сильный Флендер слышали шаги только двоих человек. Однако вошли трое.

Что бы это могло значить?

Этот мужчина тоже был довольно пожилым, как и тот гордец в центре, однако внешность их разительно отличалась. Этот старик был худ, словно копье, волосы его походили на траву своим темно-зеленым оттенком, а в глазах будто мерцали бериллы. Все чувствовали себя так, словно встретили мираж. Он шел рядом с великолепным мужчиной, будто не шевеля ногами.

Лицо этого человека не выражало ничего или, возможно, стоило сказать, что оно было совершенно жестким. Впалые щеки, растрепанные зеленые волосы, простая серая мантия сильно контрастировали с великолепно одетым стариком посередине. Свои руки мужчина держал в рукавах. Он прикрыл глаза и ни на кого не смотрел.

— Ваше Высочество, с какой целью вы пришли к нам? — выступил Мэн Шэньцзи вперед и поклонился, поприветствовав великолепного старика. Но все же взгляды всех были прикованы к зеленоволосому человеку. 
Никто не мог видеть его пределов.

Великолепно одетый старик улыбнулся, его взгляд скользнул по членам школы Шрек. Сюэ Бэн, стоявший рядом, что-то шепнул мужчине.

— Что? У Совета гости? Не представите ли вы нас?

Мэн Шэньцзи нахмурился. Даже если это был принц, он не мог быть столь неразумным по отношению к Духам Доуло. Но все же это он нес ответственность за академию, поэтому Совет не мог как-то оскорбить его.

Мэн Шэньцзи улыбнулся и пригласил всех троих в зал. К этому моменту преподаватели и ученики Шрек уже поднялись со своих мест.

— Я представлю вас, Ваше Высочество, — сказал Мэн Шэньцзи. — Это декан школы Шрек Флендер. Мы обсуждали один вопрос. Декан Флендер, это принц империи Тяньдоу Сюэ Син. Академия находится под его прямым контролем.

Хотя Флендер не был заинтересован в этом высокомерном принце, он все же слегка поклонился и произнес:

— Приветствую вас, Ваше Высочество.

Сюэ Син даже не взглянул на него:

— Школа Шрек? Не думаю, что когда-либо слышал о ней. Должно быть, весьма посредственное учебное заведение. Директор Мэн Шэньцзи, как могли вы допустить в нашу академию людей неизвестного происхождения?

Услышав подобное, все из школы Шрек пришли в яростное негодование. Чжао Уцзи, стоявший рядом с Флендером, был готов вспыхнуть, но ему помешал декан.

— Ваше Высочество, прошу вас не использовать такие слова, — нахмурился Мэн Шэньцзи. — Школа Шрек воспитала бесчисленное множество выдающихся мастеров. Учитель Цинь из нашей академии учился в Шрек. На этот раз у нас готовы преподавать декан Флендер и все учителя оттуда. Они на редкость талантливы.

— Что? — удивился принц, услышав, что Цинь Мин был учеником школы Шрек. Старик несколько смутился. Переведя взгляд на Флендера, он сказал: — Директор Мэн Шэньцзи, согласно уставу академии, новые учителя должны проходить проверку. Но мне так и не сообщили, прошли ли ее эти преподаватели.

Чжи Линь, сидевший рядом с главой Совета, не удержался и сказал:

— Все они обладают силой Тяньдоу, так что в проверке нет никакого смысла. Ваше Высочество, только не говорите, что посетили нас только из-за этого? 

Звучал он несколько грубо.

— Имперская академия Таньдоу — это опора империи, — фыркнул принц. —Будучи одним из столпов нашего государства, учителя имеют огромное влияние на студентов. Я не могу позволить того, чтобы вы нанимали деспотичных и высокомерных людей. Сюэ Бэн сказал мне, что вчера эти гости избили его. Сюэ Бэн — четвертый принц, он являет собой достоинство императорской семьи. Разве можно его столь сильно оскорбить?

Совет прекрасно знал, зачем принц Сюэ Син пришел. На лице Сюэ Бэна угадывалась сильнейшая злоба, когда он смотрел на Мубая. Именно из-за таких пустоголовых дворян Имперская академия и не могла поощрять талантливых мастеров.

— Как же тогда Его Высочество хочет уладить это дело? Не знаю, интересовались ли вы, почему Его Высочество Сюэ Бэн был избит? — спокойно ответил Флендер.

Профессия духовного мастера считалась самой великой на всем материке, высокоуровнего духовного мастера не волновали такие вопросы, как благородство происхождения.

Сам Флендер был слишком неукротим, и если бы он не хотел найти пристанища для свих братьев, что следовали за ним много лет, он ни за что бы не позволил Сюэ Сину оскорбить его школу даже в первый раз.

— Мы всегда благосклонны к талантам, — фыркнул принц. — Поскольку все желают отыскать союзника в лице нашей академии, вчера Сюэ Бэн тоже совершил ошибку. Давайте забудем об этом. Однако… 

Взгляд старика скользнул по преподавателям школы и Флендеру:

— Вы должны доказать мне ваш талант.

Сюэ Бэн уже светился от самодовольства. 

— Хорошо, — с трудом подавив гнев, сказал декан. — Как Его Высочество желает проверить нас?

— Очень просто, — улыбнулся Сюэ Син. — Вам необходимо продержаться против господина Дугу всего пять минут, и мы тут же признаем ваши таланты. Мы предоставим лучшие возможности. Если же нет, как вчера вам сказал Сюэ Бэн, вы покинете академию.

— Ты!.. — взревел Мубай. Гнев струился по его телу, он был готов броситься вперед. Но тут зеленоволосый старик открыл глаза. Он посмотрел на Дая Мубая.

Температура внутри тут же будто бы упала. В этих темно-зеленых глазах не чувствовалось ни капли жизни, лишь мрачный холод и какая-то нечестивость. 

Дай Мубай всем телом задрожал и со стоном рухнул на пол.

Лоза молнией метнулась к юноше и, обвив его талию, потянула назад. Это был третий член Совета Чжи Линь.

— Ваше Высочество, знайте меру, — сердито сказал мужчина.

— Как я могу не знать меры? — спокойно произнес принц. — Директор Мэн Шэньцзи, не забывайте, что академия принадлежит императорской семье. Я как непосредственный руководитель имею право решать вопросы найма. Если вы не согласны, можете пожаловаться Его Величеству. Но пока Его Величество не скажет мне «нет», я здесь главный.

— Вы!.. — Мэн Шэнцзи едва не онемел от гнева.

Синий свет горел, обволакивая Дая Мубая изнутри. Юноша очнулся, в глазах его отразились ужас и пустота. В эту долю секунды он почувствовал, как беспричинно похолодело его тело. Он не мог даже противостоять этому, не говоря уже об ответном нападении.

Принц Сюэ Син повернулся к зеленоволосому мужчине.

— Господин Дугу, прошу вас, — сказал он. Его тон был неожиданно почтителен и совсем не похож на тот, которым он разговаривал с тремся членами Совета.

Необычный старик посмотрел на членов школы Шрек.

— Покажите свою силу, наступайте вместе, — сказал он, и густой зеленый свет вырвался из него, из-под его ног одно за другим поднялись кольца. Однако сам незнакомец ни капли не изменился. 

Желтое, желтое, фиолетовое, фиолетовое, черное, черное, черное, черное, черное. Всего поднималось девять колец, их яркий свет освещал всю комнату.

Лица членов Шрек и Совета тут же изменились. Кто бы мог подумать, что этот, казалось бы, неряшливый старик будет скрывать в себе одну из самых величайших сил всего континента — Титул Доуло выше девяностого ранга.

Не говоря о Шрек, даже трое Духов Доуло не были уверены, что они смогут противостоять ему. Между Титулом и Духом Доуло простиралась огромная пропасть, несмотря на то, что эти звания располагались друг за другом. Просто небо и земля.

Чем выше уровень, тем сильнее чувствуется разница между рангами. Хотя последние кольца этого старика были черные, все знали, что каждое следующее кольцо сильнее приближается к ста тысячам лет. По самым скромным подсчетам, его последнее девятое кольцо должно было принадлежать духу старше семидесяти тысяч лет.

Этот мужчина воплощал звериный тип духа, это чувствовалось по ауре вокруг него, но, когда он показал своего духа, тело его совсем не изменилось. Это лишь доказывало, насколько он был силен. Такая степень контроля духа давалась только на поздних рангах Титула Доуло.

— Интересное имя «Дугу» и затхлый рыбный запах… Если я не ошибаюсь, вы, должно быть, Ядовитый Доуло Дугу Бо? — произнес Гуру, выйдя вперед и закрыв собой сгорающих от гнева преподавателей школы.

— Ха-ха-ха, не ожидал, что найдется кто-то, кто вспомнит меня, — рассмеялся старик. — Правильно, я Дугу Бо. Раз уж ты знаешь мое имя, почему бы тебе не уйти?

Гуру никак не изменил своего спокойного выражения лица. Он неожиданно кивнул и серьезно сказал:

— Да, мы пойдем. Флендер, мы уходим.

После мужчина потянул друга за собой. Но тот вырвался, отбросив его руку, холодный резкий свет вспыхнул в его глазах:

— Сяоган, я не могу позволить своей школе уйти с позором.

— Даже если ты не боишься смерти, думаешь, другие пойдут за тобой? — со злостью спросил Юй Сяоган. — Как ты можешь противостоять Титулу Доуло? Если бы ты тоже носил такое звание, ты мог бы заставить других уйти. Но ты не Титул Доуло. Даже если мы, старики, не боимся смерти, что насчет детей? Ты хочешь, чтобы их убили вместе с тобой? Ядовитый Доуло ужаснейший среди ужаснейших. Неужели думаешь, он атакует тебя одного? — после Гуру повернулся к трем членам Совета. — Я сожалею, господа. Давайте закроем вопрос о нашем присоединении. Мы никогда не забудем того теплого приема, что вы оказали нам. Уверен, когда-нибудь мы встретимся вновь. 

— Погодите, — сказал Мэн Шэньцзи, его глаза засияли решительностью. Он пристально посмотрел на Ядовитого Доуло с девятью кольцами. — Дугу Бо, позвольте нам испытать ваш яд.

Бай Баошань и Чжи Линь встали позади Мэн Шэньцзи. От троих одновременно вырвалась давящая аура.

В мгновение ока глава Совета изменился: он весь превратился в черную, как смоль, тень, из-под которой вздымался такой же дым. Два желтых, три фиолетовых и три черных кольца расцвели на нем.

По одним только кольцам можно было увидеть разрыв сил. У Дугу Бо пятое кольцо принадлежало десятитысячелетнему духу, в то время как у Мэн Шэньцзи оно было тысячелетним.

В ладони Бай Баошаня появилась древняя печь, сияющая, словно золото. На ее поверхности горело семь звезд. Кольца того же качества, что у главы Совета, окружили его тело.

У Чжи Линя появилась лишь небесно-голубая лоза, что сверкала, будто изумруд. Слабый голубоватый туман обволок мужчину.

Все из школы Шрек выглядели очень взволнованно. Но никто не заметил, как Сяо У, стоявшая позади, изо всех сил пыталась спрятаться. Она была ужасно бледна.

Девушка пыталась скрыться еще когда трое во главе с Сюэ Сином вошли, просто никто этого не увидел. Оба глаза Сяо У уже сверкали красным.

Воздух в помещении потяжелел из-за давящих аур трех Духов Доуло и Титула.

Совет защищал школу Шрек, а Ядовитый Доуло прикрыл собой Сюэ Сина и Сюэ Бэна. В одно мгновение великая битва начнется. Несмотря на то, что Дугу Бо был здесь сильнейшим, он не был беспечен, противостоя трем Духам Доуло. Наконец-то в его темных глазах показалась серьезность.

— Члены Совета, что вы делаете? — возмутился Сюэ Син, пытаясь скрыть страх. Он уже начал сожалеть. Все-таки эти трое старейшин были мастерами восьмидесятого ранга, людьми, которых император Тяньдоу очень уважал. Он не сможет взять на себя ответственность, если они вдруг случайно погибнут.

— Принц Сюэ Син, вы слишком упрямы. Завтра мы обязательно обратимся по этому поводу к Его Величеству и заставим его принять решение, — сказал Мэн Шэньцзи. Он был по-настоящему взбешен.

Он проникся сильнейшим уважением к этим учителям и детям, особенно его впечатлил Тан Сань. Он не мог не злиться, видя, как его шанс сделать академию сильнее превращается в мыльные пузыри.

Этот Дугу Бо не был старше Мэн Шэньцзи, и из-за этого директор горел от волнения, его больше не беспокоили последствия. Сейчас речь зашла не только о присутствии членов школы Шрек у них в академии, но и об чести трех Духов Доуло. Конечно же, демонстрация силы Тан Саня также послужила катализатором.

— Хватит, — вздохнул Флендер, медленно разжав кулаки. Глаза, спрятанные под хрустальными стеклами, снова обрели спокойствие. Мужчина слегка отсалютовал Духам Доуло. — Не думал, что подобное случится. Мне ужасно стыдно, что мы доставили вам столько неприятностей. Поскольку в академии нам не рады, мы не будем навязываться. Даже если сегодня ничего не вышло, возможно, не сдамся. Господа, когда-нибудь я вас навещу.

Флендер давно утратил юношескую импульсивность и понимал, что нога сильнее руки. Поскольку принц Сюэ Син уже был враждебен по отношению к нему, он решился не оставаться в академии и доставлять еще больше проблем.

Несмотря на то, что в Имперской академии было хорошо, здесь он не мог уединиться.

К тому же, он выиграл много денег. Достаточно, чтобы вернуться обратно и снова открыть школу, а также поддерживаться ее в течение долгих лет.

— Декан Флендер, — с некоторой тревогой произнес Мэн Шэньцзи.

Флендер не обернулся и вывел всех из зала.

Когда Семь дьяволов Шрека проходили мимо Сюэ Бэна, они ясно увидели злорадство в его глазах. Однако Сюэ Син высоко поднял голову, будто и вовсе не заметил их. Лица трех Духов то белели, то краснели. Они были на грани срыва, но совершенно беспомощны. Ведь академия принадлежала императорской семье Тяньдоу.

И тут в комнату вошла очаровательная девушка. 

— Дедушка, — она тут же бросилась к Дугу Бо, что стоял, опоясанный девятью кольцами духа.

Как только старик увидал ее, лицо его тут же смягчилось, он протянул руки, чтобы обнять девушку, и громко рассмеялся:

— Янь-Янь, ты стала еще сильнее. Как замечательно!

Эта красавица была знакома Дьяволам. Мастер системы контроля Императорской команды, с которой они сражались на арене Сото, Дугу Янь.

Дугу Янь, бросившись в объятия своего дедушки, естественно, тоже увидела своих соперников. Когда ее взгляд упал на Тан Саня, она как-то изменилась в лице. Девушка обняла Дугу Бо за шею и что-то прошептала ему на ухо.

Когда Цинь Мин тогда вернулся, он рассказал ученикам, что Дьяволы хотят обучаться у них. Дугу Янь очень подробно расспросила о Тан Сане, чтобы узнать, что за человек победил ее. Однако когда она пришла лично увидеть Тан Саня, она совсем не ожидала увидеть своего деда. В окружении Дьяволов его внешность ничем не выделялась, но она узнала его с первого взгляда.

Когда Дугу Бо снова поднял голову, все из школы Шрек уже покинули зал. Однако взгляд старика ненадолго задержался на спине Тан Саня, на губах мужчины появилась легкая улыбка. Губы Дугу Янь изогнулись в улыбке, пока она что-то говорила Дугу Бо, находясь в его объятиях.

— Прошу прощения, Совет, но, боюсь, я вынужден покинуть академию, — огорошил всех своим заявлением Цинь Мин. На лице его отразилось негодование, он чувствовал себя оскорбленным. Он не смог стереть этого позора, и это причиняло ему боль. Несмотря ни на что, он больше не мог оставаться здесь. Независимо от того, насколько хороша была академия с технической точки зрения, он ни за что не променяет на нее место, где он вырос.

Трое членов Совета тут же замерли, даже Сюэ Син уставился на них с каким-то пустым лицом. Цинь Мин занимал гораздо более высокое в академии положение, чем думали Флендер и другие. Можно сказать, он стоял лишь на ступень ниже Совета. Все-таки он, согласно записям Духовного Зала, был одним из самых молодых мастеров, достигших шестидесятого ранга. Цинь Мин был признанным гением, и трое членов Совета были уверены в том, что этот мужчина к шестидесяти годам получит звание Титула Доуло.

А такое событие стало бы знаменательным не только для академии, но и для всей империи.

Тут принц Сюэ Син наконец-то почувствовал сожаление и нахмурился. Однако он не мог ничего сказать, иначе он так лишь сам отвесит себе пощечину.

Мэн Шэньцзи тут же шагнул вперед в попытке остановить Цинь Мина:

— Учитель Цинь, нет, прошу, мы тщательно обговорим ситуацию. Мы обязательно доведем это до Его Величества, и он справедливо рассудит. 

— Имперская академия все же принадлежит императорской семье, — ответил Цинь Мин, покачав головой, в глазах его горела решимость. — И поскольку императорской семье неприятны мои товарищи из школы Шрек, как я могу оставаться здесь, не пороча собственную честь? Совет, я ценю вашу доброту. Тогда я пришел один, и ухожу я тоже один. Пожалуйста, позаботьтесь о себе, Совет. В моем сердце останутся годы вашей заботы обо мне. Я обязательно отплачу вам тем же. Прощайте.

Он не дал Совету остановить себя, использовав силу духа, и ушел. Его силуэт стал не более, чем вспышкой, что последовала за школой Шрек, покидающей зал. Мэн Шэньцзи яростно топнул ногой. Повернувшись к принцу Сюэ Сину, он взревел:

— Вы все испортили, Ваше Высочество. Вы… вы… вы… 

Он обещал не разглашать тайн Тан Саня. Старик потерял самообладание, сила духа клокотала внутри него.

— До сих пор дела шли плохо, — равнодушно произнес принц. — Если вы хотите пожаловаться Его Величеству, вперед. До свидания.

Закончив говорить, он вышел покинул комнату вместе с Сюэ Бэном. Однако Дугу Бо он с собой не позвал.

Ядовитый Доуло не торопился. Взглянув на Совет, он сказал:

— Мастера, что не достигли восьмидесятого ранга, но вы хотите, чтобы они остались. Вы трое и правда старики.

— Вы ничего не понимаете, — возмутился глава. — Да, они не получили восьмидесятый ранг, но вы знаете величину их потенциала? Возможно, через десять лет среди них будет много титулованных. Сегодня Сюэ Син толкнул империю к пропасти. Только не говорите, что не думаете, что сегодняшний инцидент не разозлил их?

— Это не имеет ко мне никакого отношения, — фыркнул Дугу Бо. — Янь-Янь, дедушке пока уезжать, а ты останешься здесь и будешь усердно учиться.

Сюэ Син вел Сюэ Бэна из зала. Было ясно, что беспокоился.

— Сюэ Бэн, на этот раз ты доставил своему дяде много проблем. Боюсь, эти три старикашки не оставят это дело так.

— Дядя, большое спасибо за сегодня, — улыбнулся Сюэ Бэн. — Вы видели, насколько эта школа агрессивна? Если бы они остались, то рано или поздно нас бы настигли неприятности.

— Забудь, — равнодушно ответил принц. — До сих пор дела шли плохо. Запомни, если твой отец-император спросит, ты должен ответить, что они напали первые. Если бы я не хотел ослабить твоего старшего брата, думаешь, я бы оскорбил так много мастеров? Сюэ Бэн, ты должен много работать. Если нет, то в будущем, как бы я ни хотел, я не смогу тебе помочь. Члены Совета невероятно важны для твоего отца. Жаль только, что все они служат твоему брату.

Как будто бы это была пьеса, скрывающая в себе множество смыслов. Как мог принц Сюэ Син быть столь импульсивным человеком?

После всего этого никто из Шрек не говорил друг другу до самого подножья горы. Цинь Мин последовал за ними, идя позади Флендера. Он также молчал. Но по его серому лицу было понятно, в каком унынии он пребывал сейчас.

Спустившись, все снова увидели чистое озеро. Однако никто не был в настроении любоваться пейзажами.

— Декан, было бы неплохо снова сделать школу большой, — нарушил тишину Мубай. Флендер остановился, поднял голову к небу. На сердце у мужчины было тяжело. — Вы всегда отказываетесь принимать помощь учеников, я могу это понять. Однако сейчас, даже если мы боремся за возможность дышать, мы не можем сдаться. Я не потрачу деньги своей семьи, будьте спокойны. Мы, Семь дьяволов Шрека, должны помочь нашей школе. Мы можем пойти еще поучаствовать в боях на арене. У нас золотой уровень, и у нас получится обогатить школу. Если вы позволите нам представлять школу, то настанет день, когда Имперская академия Тяньдоу пожалеет о своем решении.

Дай Мубай был самым старшим среди Дьяволов, и как только он закончил говорить, все остальные мигом закивали, выражая согласие.

Гуру вздохнул и коснулся плеча Флендера:

— Флендер, прости. Я виноват.

— Это не твоя вина, — покачал головой мужчина. — Это все наше бесконечное невезение. Не знаю почему, но сейчас у меня нет никакого желания мстить академии. Возможно, я просто устал за эти годы. 

— Что же нам делать теперь? — спросил Чжао Уцзи.

— Мы можем отправиться ко мне домой. Отсюда совсем недалеко до резиденции клана Стеклянной пагоды, — предложила Жунжун.

— Забудь об этом, — возразил декан. — Сейчас мне меньше всего хочется полагаться на доброту других. Спасибо за твои благородные намерения, Жунжун.

— Декан, не переживайте, моя семья совсем не похожа на академию! Как вы знаете, мы любезны по отношению к каждому мастеру. Если кто-нибудь что-нибудь скажет вам, я так просто этого не оставлю. Даже если это Ядовитый Доуло, просто погодите, я расскажу о нем дяде Цзяню и дяде Гутоу, они ему зубы повыбивают. 

Взгляд Флендера смягчился. Он знал, что его нынешнее решение повлияет не только на него, но и на всех преподавателей и учеников. Собравшись с мыслями, он вернул себе образ главы школы:

— Как насчет того, чтобы отдохнуть в столице, раз уж мы тут? Что же касается того, что делать дальше, мы можем обговорить это позже.

В это мгновение вперед вышел Цинь Мин и рухнул на колени перед мужчиной:

— Декан, это моя вина. Прошу наказания.

— Что же ты делаешь, Цинь Мин? — Флендер поспешил поднять его. — Как я могу не знать, сколько значит школа для тебя? Ты пошел с нами, и это достаточное доказательство того, насколько важна школа Шрек для тебя. Это нам стоит извиниться за то, что мы разрушили твою карьеру.

— Карьеру? — усмехнулся Цинь Мин. — Если бы не вы, о какой карьере тогда могла бы идти речь? У меня есть руки и ноги, и я выживу, даже если покину академию Тяньдоу. Я провожу вас в столицу. И я одобряю предложение Мубая, я верю, что Шрек возродится. Декан, ваша школа навсегда останется мне домом, и если кто-то не захочет возвращаться в Шрек, они могут уйти. Если вы правда устали, мы поможем восстановить школу.

Флендер кивнул, посмотрев на других преподавателей:

— Пойдемте, сначала поищем в столице место для ночлега.

Тяньдоу и правда располагался недалеко от академии. Взрослые и подростки с тяжестью на сердце достигли столицы за короткую прогулку.

Уже издалека виднелся развевающийся флаг. Это был самый процветающий город на всем материке, ведь империя Тяньдоу была влиятельнейшим государством Доуло. Городские стены в высоту достигали ста метров, твердейший гранит ушел на их возведение. Сверху и снизу стояла стража, а часовые на стенах были полностью закованы в броню. В руках у них лежали пики. Выглядели эти мужчины сурово и по-героически.



Комментарии: 1

  • Кирпич мне в рот, вот это поворот! Даже я не думал что всё будет так плохо, но мне кажется они всё таки будут в этой имперской академии 🤔 ну или нет 😂
    В общем, жду продолжения, оч интересно чем всё это обернется 👌
    Спасибо за перевод)

    Ответ от Су Вон

    Обернется все очень интересно и даже неожиданно :D Но мне кажется вам понравится.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *