Раннее утро.

Тан Сань как и всегда рано проснулся. Совершенствование Фиолетовых глаз демона давно уже стало рутиной, которую нельзя было бросать. К тому же, сегодня утром у юноши было еще несколько важных дел.

Еще не расцвело, а Тан Сань уже покинул свою и Оскара комнату. За ночь юноша полностью восстановился и сейчас пошел к месту, где у него проходил последний экзамен, ориентируясь по указаниям своего соседа. Там Тан Сань собрал разбросанное оружие.

Не так уж легко было создать это оружие, поэтому бросать его было нельзя. Особенно если вспомнить, сколько времени ушло на конструирование арбалета и пули с ядом змеи. К счастью, все использованное скрытое оружие было там, и с помощью Фиолетовых глаз демона Тан Сань без какого-либо труда собрал все и сложил на свои места.

Несколько лет в Нодине позволили ему обзавестись настоящим арсеналом, но именно вчера в бое с Чжао Уцзи он впервые использовал весь.

И пока Тан Сань собирал и складывал оружие, он размышлял о вчерашнем сражении. Способность к обороне у Чжао Уцзи поражала. К счастью, скорость была его слабым местом, и он все-таки поддавался подростку. В противном случае от Тан Саня бы и мокрого места не осталось бы. Но, если все-таки иметь дело с такой силой, то как стоит действовать? Что нужно предпринять, чтобы одержать победу?

Множество мыслей крутилось в голове Тан Саня. Он прекрасно понимал, что его мастерство в скрытом оружии не было идеальным, и это не могло быть исправлено за сутки или двое.

В Таинственном писании сокровища Небес говорилось, что Сотня скрытых порезов высокого уровня требовала огромного количества поддерживающих. Если Тан Сань хотел расправляться с противниками типа Чжао Уцзи, то ему с его нынешней силой необходимо было создать мощное скрытое оружие. Например, Лотос ярости Будды, Ливень из цветов груши, Павлиний хвост.

Однако все это было очень сложно. Одни материалы для этих инструментов были невероятно редкими. И сейчас сделать их просто невозможно. К тому же, Тан Сань когда-то уже сконструировал их, но при этом имея за плечами какой-никакой опыт. Но если делать их сейчас снова, то это займет как минимум год на каждое наименование оружия. И это еще без того, что придется заняться поисками идеального материала.

Разочарованный вздох, и Тан Сань беспомощно покачал головой. В нынешней ситуации создание этих трех оружий было лишь больной фантазией. Видимо, оставалось только и делать что усердно трудиться и совершенствоваться. В то же время еще и улучшать возможности собственного арсенала. Воспользоваться шансом и перво-наперво выйти на другой яд. Использовать яд дурманящей змеи можно лишь единожды.

Собрав все оружие, Тан Сань запрыгнул на крышу и вместе с рассветом стал медитировать.

Безысходность тоже тренировка. Вчерашний бой позволил Тан Саню пройти двадцать девятый ранг и стать тридцатым. Значит, он может пойти на охоту за зверем для третьего кольца, и тогда его сила тоже увеличится.

Когда взошло солнце, Тан Сань вернулся в общежитие. Оскар еще крепко спал, обняв свое одеяло. Еще рано утром юноша разбудил его, чтобы спросить о вчерашнем экзамене, но вот сосед снова спал.

— Сяо Ао, проснись, — сказал Тан Сань, пихая Оскара.

— Мммм, еще пять минуток, — пробубнил юноша в полусне.

— Быстро просыпайся, — нахмурился Тан Сань, — кто рано встает, тому бог подает, ты не знал1?

Кто рано встает, тому бог подает (一日之计在于晨) — утро определяет целый день/раннее утро — золотое время дня/ начни планировать свой день рано утром.

Оскар беспомощно открыл глаза и посмотрел на соседа.

— Мы не похожи. Ты мастер боевого духа, а я мастер духа поддержки, еще и системы пищи. Я не нуждаюсь в твоем строгом воспитании. Дагэ, дай мне поспать.

— Тогда скажи, где живет Сяо У. Я хочу проведать ее.

— Выходишь из нашего общежития и идешь налево, тридцать метров где-то и там будет деревянный домик. Там живут Сяо У и Нин Жунжун. Только хочу сказать, что в школе действуют строгие правила: ученики не могут просто так беспокоить учениц. Иначе наказание будет суровым. Школа Шрек занимает в этой деревне треть площади, а все остальное — деревенские. По возможности не ступай на их территорию.

У школы Шрек и правда не было денег. Территория, которую она снимала, раньше принадлежала жителям деревни. К счастью, город Сото находился весьма недалеко, и ходить за покупками было довольно удобно.

И снова Тан Сань вышел наружу. Он был уже немного голоден, но, конечно же, прием пищи стоял на втором месте после Сяо У.

Юноша очень быстро нашел домик, в котором жили Сяо У с Нин Жунжун. Но вот войти он побоялся. Одно дело, когда Сяо У жила бы там одна, ведь они были братом и сестрой, но, кроме нее, здесь жила и другая девушка. Тан Саню было неудобно вот так входить, поэтому он тихонько позвал Сяо У снаружи:

— Сяо У, Сяо У…

Ждать долго не пришлось, девушка открыла дверь и вышла. Она была одета во вчерашний костюм. Ничего, казалось, не изменилось за исключением того, что она была бледнее обычного. Но выглядела Сяо У явно лучше, чем вчера.

Увидев ее, Тан Сань облегченно выдохнул.

— Сяо У, тебе уже лучше?

Сяо У прервала юношу жестом.

— Жунжун еще медитирует, не будем беспокоить ее. Давай пойдем куда-нибудь еще.

Почему-то Тан Сано почувствовал, что что-то в выражении лица Сяо У изменилось. Но вот что сказать не мог.

Сяо У очнулась среди ночи. Нин Жунжун боялась за свою новую соседку, а потом внимательно присматривала за ним. Дождавшись пробуждения, девушка объяснила все, что произошло вчера.

— Это моя вина, — сказал Тан Сань, погладив Сяо У по голове. — Я плохой защитник.

Девушка покачала головой и высунула свой милый розовый язычок.

— Учитель Чжао такой сильный, как я могу тебя винить? Здесь и правда совсем иной уровень, чем в Нодине. Такие могущественные. К счастью, никого из Духа Доуло не появилось.

— А откуда ты знаешь, что здесь нет человек с титулом Духа Доуло? — с любопытством спросил Тан Сань. — Учитель Чжао — заместитель директора, так, возможно, директор и будет Духом Дуло?

Девушка на секунду ошеломленно замолкла и уклонилась от ответа:

— Я лишь пытаюсь угадать. Все-таки и правда будет странно, если в таком тихом месте будет кто-то уровня Духа Доуло.

Юноша не выказал сомнения и ничего больше не спросил, он взял Сяо У за мягкую руку.

— Пойдем позавтракаем, ты же голодна?

— Да, — кивнула Сяо У. Сейчас девушка вернула себе прежний живой вид, и сама тянула юношу за собой.

Двое новоприбывших, потерявших сознание и так и не прошедших знакомство с территорией, могли только беспомощно бродить и искать место, где им можно было бы поесть.

Деревушка оказалась небольшой. Подростки не заметили, как вышли за пределы Шрека.

В школе было очень тихо, но за ее пределами уже суетливо работали, встречали рассвет, обычная крестьянская жизнь. Им необходимо было вспахивать поля, чтобы прокормить семьи. Поскольку Тан Сань и Сяо У не знали, где находится столовая, то юноша решил, что стоит зайти в деревню и купить еды для себя и своей младшей сестренки.

Когда они уже решили отыскать семьи крестьян, чтобы прикупить у них пищи, неподалеку от себя Тан Сань и Сяо У увидели спорящих юношу и девушку.

Они выглядели весьма молодо. Девушке навскидку можно было дать лет четырнадцать-пятнадцать, стандартная, но полная энергии внешность, простая одежда крестьянки. Должно быть, она жила в этой деревне.

Юноша, с которым она спорила, был немногим младше ее. Возможно, даже возраста Тан Саня и Сяо У. Он был невысокий, но довольно тучный и крепкий. Короткие волосы, маленький глаза, здоровое и пухлое лицо, кажущееся вполне себе симпатичным. Но больше всего выделялся его юношеский пушок, больше походивший на крысиные усики.

Девушка посмотрела на невысокого пухляша, она испуганно произнесла:

— Ма Хунцзюнь2 , не приходи ко мне и не ищи меня больше. Между нами все кончено.

Ма Хунцзюнь (马红俊) —— конь;— красный; — выдающийся.

— Цуй Хуа3, я плохо с тобой обращаюсь? Почему мы должны расстаться? — манерно спросил толстячок.

3 Цуй Хуа (翠花) — поэт. зелёная хвоя сосны.

Тан Сань и Сяо У переглянулись и улыбнулись друг другу. Любовь этого юноши была похожа на щенячью, такой юный и говорящий о разрыве. Тан Сань и Сяо У не могли удержаться от того, чтобы не остановиться и не посмотреть на них.

— Ты очень хороший, — покраснела Цуй Хуа. — Но я больше не могу терпеть тебя. Мы не подходим друг другу, но я знаю, что ты найдешь кого-то, кто примет тебя. К тому же, я старше тебя. Пожалуйста, не ищи меня больше.

— Почему ты зовешь меня невыносимым? Я действительно не понимаю, о чем вы, бабы, думаете. Пойдем в более уединенное место, чтобы не привлекать лишнего внимания. Иначе никак, — разозлился Ма Хунцзюнь.
Сказав это, пухлый юноша потянул руку к девушке. Та в страхе отстранилась, но ее бывший любимый оказался быстрее и все-таки схватил ее.

— Нет, не трогай. Отпусти меня. Ты же мужчина, правда? — стала умолять она.

Сяо У не могла больше этого терпеть и вышла к паре.

— Остановись.

Пирожок4 и Цуй Хуа вздрогнули и посмотрели на нее. Поросячьи глазки толстяка сверкнули, а его усики чуть дернулись.

Пирожок (小胖子) — толстячок/пирожок. 

— Прекрасная милая девушка, хочешь заменить ее? Что же, никаких проблем. Я только за.

— Фигня! — рассердилась Сяо У и ударила ногой по руке толстяка, что держала Цуй Хуа. — Ты мелкий придурок! Такой юный, а уже нарушаешь все правила морали. Ты думаешь, можешь так легко хватать чьих-то дочерей при свете дня?

Ма Хунцзюнь сразу же нахмурился, услышав слова Сяо У.

— Это мое дело. Не вмешивайся в чужие дела. Раз ты не хочешь стать ее заменой, то отвали.

— Ты!.. — Сяо У уже готова была ударить грубияна, но тут перед ней появился Тан Сань.

— Ты Ма Хунцзюнь, да? Прошу тебя, не провоцируй эту девушку.

После вчерашнего Тан Сань не мог позлить Сяо У драться вот так сдуру. И он чувствовал, что этот пухляш перед ним был не так прост.

— Да кем ты себя считаешь, раз думаешь, что можешь вмешиваться в мои5 дела? Неприятностей ищешь?

Мои (老子) — лаоцзы, по сути это «я». Такое местоимение не раз использовалось персонажами, но мы напомним, что его используют для того, чтобы превозвысить себя над собеседником. Переводится «отец», поэтому Тан Сань и спросил у него, чей он отец, тем самым указывая на высокомерие Хунцзюня.

— Чей ты отец? — бросил Тан Сань.

— Я отец тех, кто вмешивается, — сказал Ма Хунцзюнь, его усики зашевелились.

Тан Сань сорвался с места. Даже со своим терпением юноша не мог позволять другим так оскорблять себя. С помощью Призрачного следа Тан Сань приблизился к Ма Хунцзюню и пнул его в живот. Энергии в этом ударе не было, она мастерски держалась чуть ли не на кончиках пальцев. Если бы этот толстяк был обычным человеком, то он бы уже свалился. Если же нет, то Тан Сань в любой момент мог выпустить эту энергию.

Как и предполагал Тан Сань, Ма Хунцзюнь был не так прост. Заметив движение, он тут же выставил руки вперед и защитился от удара. В воздухе почувствовались колебания силы духа. Удар Тан Саня остановился в воздухе и вместо пинка последовал толчок в живот. Но толстяк тоже весьма быстро реагировал, он замахнулся своими кулаками и ударил по ноге юноши.

Тан Сань убрал ногу, раздался приглушенный звук, толстяк, получивший удар, отступил на несколько шагов. Неожиданно друг для друга их силы оказались равны. Сила духа пухлого юноши лишь совсем немного уступала Тан Саню.

— Так ты тоже духовный мастер, — удивился Ма Хунцзюнь. — Неудивительно, что ты так смело вмешиваешься. Я позволю тебе сразиться со мной и преумножить свои знания. Трансформация феникса!

Когда Тан Сань и Сяо У услышали слово «феникс», они затрепетали. Среди духов животных некоторые были особенно сильны, в их число входил и феникс. Также его называли Птицей семи цветов. Дух феникса наделял своего хозяина не только способностью летать, но и мощными огненными атаками. Среди духов боевой системы он считался одним из лучших.

Фиолетовое сияние окружило толстяка, его волосы удлинились и образовали собой могикан6. Крыльев не было видно, но от тела толстяка чувствовался жар. Два желтых кольца опоясали его, а руки покрылись перьями, на пальцах выросли птичьи когти.

Могикане — некогда крупная и могущественная конфедерация пяти индейских племён из группы алгонкинов. Сейчас существует прическа, которая называется могикан/могавк/ирокез. Внешняя разница между ними небольшая, но все названия этой прически произошли от именований индейских племен.

— И это феникс? — рассмеялась Сяо У, посмотрев на преобразившегося Ма Хунцзюня. — Скорее, дикий цыпленок!

И она не ошиблась, пухлый юноша и правда выглядел очень забавно: толстяк с длинными красно-фиолетовыми перьями на руках, торчащие волосы. Больше похож на откормленную курицу, чем на благородного феникса.

— Кого ты назвала курицей?! — встрепенулся Ма Хунцзюнь, будто его погладили против перьев. Он поднял руки и приложил их ко рту, первое кольцо сверкнуло, и изо рта юноши в сторону Сяо У вырвалось красно-фиолетовое пламя.

Воздух вокруг исказился от ужасного жара. Огонь же вовсе не казался неуправляемым, он струился, как нить.

— Осторожно! — крикнул Тан Сань и взмахнулся правой рукой. Лунная трава тут же обвилась вокруг мягкой тонкой талии Сяо У и отвела ее от огненной струи Ма Хунцзюня.

Но пухляш явно не собирался так просто сдаваться, он повернулся в сторону Сяо У, продолжая выдувать пятиметровый поток пламени, словно использовал огнемет.

Тан Сань потянул Сяо У за руку, чтобы помочь ей избежать огня, в то же время несколько стеблей расползлись от юноши. Немного понаблюдав за толстяком, Тан Сань понял, что пусть пламя Ма Хунцзюня и было очень горячим, радиус его действия составлял всего пять метров. Будет весьма легко победить его, если ограничить его передвижение.

Как и ожидалось, только Ма Хунцзюнь пожелал последовать за противником, как почувствовал, что не может этого сделать. Обе его ноги были крепко обвивала лунная трава. Жуткая боль поднялась по ногам. Толстяк опустил голову и увидел, как по нему ползет лоза. Немедленно и без малейшего колебания он тут же активировал вторую способность. Фиолетовое пламя вырвалось из его тела с характерным звуком и обратила растения, стягивающие тело, в пепел.

Увидев это, Тан Сань с удивлением осознал, что дух Му Хунцзнюня приходился ему естественным врагом. И хотя лунная трава стала гораздо прочнее как растение, огонь все еще представлял огромную опасность.

Все тело Ма Хунцзюня горело, даже глаза его пылали, изо рта он изрыгал огонь, направляясь прямиком к Сяо У и Тан Саню. Сейчас этот толстят являл из себя настоящего огненного духа.

— Моя очередь, — сказала Сяо У и побежала вперед. Ее пушистые уши слегка покачивались при движении, тело девушки обволок красный свет. Она преобразилась.

Тан Сань же уже приготовил скрытое оружие и активировал Фиолетовые глаза демона. Если Сяо У окажется в опасности, он несомненно пустит в ход свои техники, не поведя и бровью.

И хотя дух этого толстяка был силен, юноша прекрасно понимал, что его сила духа все же была меньше, чем у него. Он не был Чжао Уцзи, поэтому у него не получится противостоять скрытому оружию.

Ма Хунцзюнь увидел, что Сяо У устремилась к нему. То, что нужно! Он без какого-либо колебания выпустил изо рта очередной поток огня, не позволяя девушке приблизиться к нему. «Бедная девчонка, — подумал про себя Ма Хунцзюнь, — осмелилась обозвать меня диким цыпленком без каких-либо сомнений! Я — Яростный огненный феникс! Впрочем, я не хочу повредить твое красивое личико. Не стоит.» И тогда пламя ослабло, его было достаточно, чтобы немного ранить, но вовсе не убить.

Когда температура упала, Сяо У заметила это: «Этот жиртрест стал мягок? Что же, тогда я тоже проявлю немного милосердия!»

Ма Хунцзюнь думал, что девушка обожжется о его пламя, но внезапно она подпрыгнула и свернулась, превосходя своей гибкостью все человеческие возможности, и устремилась в безопасную зону в огне толстяка, вытянулась и устремилась в бок от Ма Хунцзюнь.

Какой силой обладала Сяо У? Когда Тан Сань не использовал скрытое оружие в битвах с ней, они всегда выходили в ничью. Однако он все еще не мог позволить ей приблизиться. И хотя вторая способность Ма Хунцзюня, Омовение огненного феникса, была и защитной, и атакующей, Сяо У уже сама была покрыта своей силой духа, и недолго могла выдерживать этот жар.

Пока Тан Сань наблюдал за тем, как девушка атакует этого толстяка, он вернул свое оружие в Двадцать четыре лунных моста.

Но, конечно же, Сяо У не дала Ма Хунцзюню никакой возможности ответить. Она продолжала крутиться. Достигнув его спины, девушка уперлась руками в плечи и закинула ноги назад. Это была первая способность духа Сяо У – Аркус7. Все тело девушки стало похоже на дугообразный лук, первое кольцо блеснуло, и сразу же после этого Сяо У выгнулась, как полумесяц, отбрасывая Ма Хунцзюня.

7 Аркус (腰弓) — лат. arcus, означает лук, дуга, изгиб.

Аркус увеличивал силу талии на сто процентов, а выносливость на пятьдесят. После десяти рангов силы духа каждый следующий увеличивал эффект на один процент.

Иначе говоря, Сяо У сейчас увеличила свою силу талии на сто девятнадцать процентов. Невероятная гибкость, способная подбросить любого противника ниже пятидесятого ранга. И хотя Аркус был хорош, девушке необходимо было достаточно близко находиться к противнику, чтобы иметь возможность сделать это. В противном случае это было бесполезно. Трудно было поверить, что талия Сяо У, уже даже бедра Ма Хунцзюня, могла быть такой мощной.

Принимая во внимание щадящее пламя Ма Хунцзюня, Сяо У тоже весьма мягко подкинула юношу, не бросая его о землю и давая тем самым возможность взять контроль над собственным телом.

Однако она явно переоценила контроль юноши над собственным телом. Находясь в воздухе, этот толстяк дрыгал руками и ногами, крутился по нескольку раз, а после наконец-то свалился на землю, ударившись пятой точкой.

— Ох, не деритесь, прошу вас, прекратите! — завопила молодая женщина, стоящая сбоку от Цуй Хуа, и подбежала к толстяку. Пламя его уже погасло, а сам он с трудом поднялся из-за затуманенного зрения.

Цуй Хуа помогла Ма Хунцзюню подняться:

— Как ты?

— Все еще не умер, — фыркнул юноша. — Маленький кролик, еще увидимся.

Внезапно Сяо У подскочила на месте, скинула обувь. И хотя ее способность сдерживала силу пламени Ма Хунцзюня, Омовение огненного феникса обожгло ей туфли, когда она стала ими ему на плечи.

Девушка не на шутку удивилась тому, что пламя не гасло, словно прилипло к поверхности. Не в силах ничего сделать с ним она просто откинула туфли, оставляя свои красивые белые ноги босыми.

— Цуй Хуа, ты?.. — Сяо У с непониманием взглянула на Цуй Хуа, сильно обеспокоенную Ма Хунцзюнем. Разве этот толстый не издевался над ней недавно?

— Не дерись, — умоляюще попросила девушка. — Хунцзюнь — хороший человек, просто мы не подходим друг другу. Поэтому я решила расстаться с ним. Идите, я поговорю с ним.

— Не вмешивайся и проваливай, — зло процедил толстяк.

Сказав это, он оттолкнул Цуй Хуа и кинулся к Сяо У. Дабы не ранить первую, он не использовал вторую способность духа. И как раз в это мгновение раздался удивленный голос:

— Тан Сань, Жирок, что вы задумали?

Тан Сань и Ма Хунзцюнь повернули головы и увидели одетого в белого и аккуратно причесанного Дай Мубая, который шел в их сторону.

— Что? — фыркнула Сяо У. — Спроси его сам. Этот жирстрест среди бела дня издевался над девушкой, мы случайно увидели это и решили проучить.

Обычно суровый Дай Мубай не смог удержаться от смеха.

— Сяо У, думаю, ты неправильно поняла ситуацию. Мисс Цуй Хуа, ты тоже его терпеть не можешь?

Цуй Хуа кивнула и развернулась, чтобы уйти. Но на этот раз Ма Хунцзюнь ее не останавливал, лишь как-то лицо у него исказилось.

Тан Сань неуверенно подошел к Дай Мубаю и спросил:

— Что же все-таки происходит?

Дай Мубай посмотрел на Жирка:

— Ты сам расскажешь или я?

— Сам расскажи, — бросил Ма Хунцзюнь, опустив голову.

— Что? — рассмеялся молодой человек. — Даже непоколебимый Жирок может быть смущен? Хорошо, я расскажу.

— Помните, я говорил, что вместе со мной в школе трое учеников?

— Ты хочешь сказать, что…

— Да, Жирок третий, — кивнул Дай Мубай. — И он был последним, кого приняли до вас. Вообще и без личного знакомства вы могли догадаться. Собственно, нельзя винить в этом Жирка, все-таки его дух дикая курица.

— Вранье, твой дух не может быть дикой курицей, когда у твоего отца солнечный феникс. Даже если у предков были цыплята, у меня феникс. Разве ты не слышал поговорку про золотого феникса из соломенного гнезда8? — огрызнулся Ма Хунцзюнь.

8 Из соломенного гнезда вылетел золотой феникс (草窝里飞出金凤凰) — пословица, означающая красоту/гениальность, несмотря на неприглядный внешний вид. Русская аналогичная: Черная корова, да белое молочко. Эта пословица уже встречалась в Доуло.

Мубай чуть нахмурился.

— Ладно, феникс так феникс. Тан Сань, дух Жирка очень сильный. Декан сказал, что у него мутация духа.

— Мутация? Что же за духи породили эту мутацию? — с любопытством спросил Тан Сань.

О мутации духа Гуру говорил очень долго. Всего есть два вида духа-мутанта: сильнейший или слабейший. Самому же Гуру достался второй. Но Ма Хунцзюнь, видимо, вытащил в этой лотерее счастливый билет.

— Я не знаю, и Ма Хунцзюнь тоже. В этой деревне у всех дух курицы без потенциала к какой-либо способности. Я не знаю, что произошло, но три года назад декан обнаружил его в деревне и привел в школу. Жирок примерно одного с вами возраста. В результате мутации у Жирка очень сильное пламя, у него очень высокая температура, и его сложно погасить. Декан сказал, что позже, возможно, его дух станет фениксом. Но силой пришли и определенные моменты. Он очень яростен в отношениях, а также у него неуемный аппетит, в десять раз выше, чем у обычного человека. Если не давать ему волю, то его феникс просто взорвется и убьет его. И для того, чтобы высвобождать эту ярость он должен либо много драться, либо заниматься сексом.

— И яростный огонь давит все сильнее, хах! — поспешно добавил Ма Хунцзюнь.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *