Мэн Ли думал о том, что ему пора покинуть Сильверс и отправиться на другую арену. Все-таки и он, и его команда жили достаточно роскошно, благодаря доходам от боев, и никто не собирался менять свой образ существования. Таким образом, он не примкнули ни к одному клану.

Но час назад Мэн Ли получил известие с арены. Неожиданно появилась команда, которая захотела бросить им вызов. Эта новость привела мужчину в детский восторг. Дело не в том, что он был неосторожен, даже внимательный человек ни за что бы не поверил, что команда тридцатого ранга сможет победить команду сорокового.

Если бы участникам было не запрещено делать ставки на собственные матчи, он бы уже побежал ставить свою победу.

Как можно быстрее собрав своих товарищей, Мэн Ли поспешил на арену, чтобы забрать свои выплаты за этот месяц.

Кроме доходов, они еще получали возможность выпустить пар.

Убийство людей. Особенно тех, кто обладал духами. Это было для Мэн Ли и его команды своего рода удовольствие. Если бы они не жили под патронажем Великой арены, их бы давно прикончили более сильные мастера.

Рост через убийства стал неким девизом для мужчины.

В этом году ему исполнилось тридцать лет, и он даже придумал свой будущий титул после достижения девяностого ранга. Злобный Доуло.

Конечно, он прекрасно знал себя и понимал, что стать Титулом Доуло в этой жизни было практически невозможно. Только если ему особенно повезет, например, он получит кость духа или кольцо возрастом в двести тысяч лет, чтобы оно могло повлиять на его телосложение.

***

Великая арена Сильверс. Главная арена.

Вокруг было шумно, хотя новость об интересном бое разлетелась всего пару часов назад. Битвы, где разные по уровню команды встречаются друг с другом, все еще привлекали большое количество зрителей с деньгами. Особенно когда Злобные души были известны своей жестокостью.

Букмекерские площадки уже открылись, уровень силы духа с обеих сторон был очевиден, и шансы казались неравными. Если у Семи дьяволов показатели составляли один к одному, то у Злобных душ они достигли одного к десяти.

Конечно же, арена совсем не теряла своего дохода, победители должны будут заплатить десять процентов за обработку, также иногда здесь проходили великолепные сражения, что означало растущие ставки, а вместе с ними и доход самой арены. С давних пор такая система являлась главным источником дохода Великих арен, она приносила денег больше, чем билеты.

Вскоре шансы изменились, слишком много людей ставили на Злобных душ. Соотношение у Семи дьяволов Шрека уже составляло один к семнадцати, и ставки постоянно росли.

С обеих сторон букмекерской кассы собралась цепочка людей. Они боялись не успеть поставить на Злобных душ до начала самого боя. У Семи дьяволов же было пусто, никто, кроме спекулянтов не обращал на них внимания.

Тут чей-то голос внезапно пробудил сотрудника арены, что стоял у прилавка Семи дьяволов и дремал. 

— Я ставлю тридцать тысяч золотых на Семерых дьяволов. 

— Что вы сказали? Сколько? — подскочив, спросил он.

— Я сказал, что ставлю тридцать тысяч золотых на Дьяволов, — нахмурился Флендер. — Понятно?

Мужчина сглотнул. Хотя Великая арена Сильверс и была самой крупной во всем герцогстве, редко когда ставки достигали тридцати тысяч золотых.

Естественно, поставленная сумма была собрала Флендером у Гуру, Семи дьяволов, а также секретные заначки других преподавателей. Лучшие игроки смотрели на Флендера как на идиота и громко хохотали.

— Вы уверены? — решил переспросить сотрудник.

— Я уверен, — не изменившись в лице, сказал Флендер. — Я дам карты. 

После мужчина достал несколько карт, конвертируемых в золото.

Сейчас декан изо всех сил старался не улыбаться, он не хотел, чтобы его выигрыш упал из-за того, что другие решат последовать его примеру. Конечно, его опасения были совершенно беспочвенны, ведь кто в здравом уме пойдет ставить на заведомо слабую команду?

Великая арена добывала деньги из множества источников, но каждый был уверен в ее беспристрастности и справедливости. Иначе никто не приходил бы к ним полюбоваться на зрелище.

Разрыв в рангах у участников был очень велик. У Семи дьяволов имелось только четверо человек с титулом Старейшины. Кроме того, после тридцать восьмого ранга следовали двое лишь с тридцать третьи и тридцать вторым. Злобные души же относились к команде сорокового уровня. Пусть в своей категории они не считались слишком высокими, средних их ранг всего сорок третий, но в сравнении с Дьяволами эта разница была слишком огромной.

В среднем они превосходили Шрекова на пять духовных колец, а также учитывая силу духа и безумные методы борьбы Злобных душ, кто стал бы с оптимизмом смотреть на команду Семи дьяволов в данном положении?

Флендер воспользовался лазейкой. Хотя сами участники боя и не могут делать ставки, никто не будет проверять, является ли декан представителем команды.

Когда мужчина собирался развернуться и уйти, он вдруг увидел, как человек, круглолицый, словно торговец, быстро двинулся вперед. Видимо, он очень нервничал и боялся что-то упустить.

Вытащив карту, он сбивчиво обратился к сотруднику:

— Десять тысяч золотых на Семерых дьяволов Шрека.
Странные события происходят каждый год, подумал работник, но сегодня они случаются с завидной регулярностью. Сражение с очевидным исходом нашла множество людей, желающих расстаться с деньгами.
Усвоив урок после Флендера, он ни о чем не спрашивал и просто принял ставку.

— Друг мой, вы не ошиблись? — удивленно спросил Флендер. — Разница в силе духа и кольцах невероятна, а вы хотите поставить на них?

— Вы ни черта не смыслите в этом, — ухмыльнулся толстяк. — Я торговец и ведаю делами между герцогствами Баллак и Сильверс. Не так давно я побывал в Сото, и мне удалось увидеть невероятно завораживающий командный бой, в котором выступили Дьяволы. Их совершенно точно нельзя недооценивать. Друг, если вы верите мне, сделайте, как я. И вы не прогадаете.

— Вот оно как. Хех, я верю вам, — сказал Флендер, смеясь в душе. Он не ожидал встретить поклонника маленьких монстров в Сильверсе, однако этот союзник казался несколько невежественным.

Если бы не особенные причины, будь Дьяволы немного сильнее, они бы все равно не могли бы тягаться с нынешним противником.

Несмотря на то, что на подростков поставили сорок тысяч, соотношение ни капли не уменьшилось и даже продолжало расти. Дабы уравнять ставки между двумя сторонами, у арены не осталось иного выбора, кроме как снизить процент до нуля и семи десятых. Но даже так игроки продолжали вкладывать деньги.

Пока Флендер медленно и неторопливо шел обратно, Семь дьяволов уже закончили свои приготовления к бою. Кассы перестали принимать ставки, и это означало, что вскоре начнется бой. Последний бой на сегодня, неравный бой…

Гуру как обычно провел учеников ко входу на сцену и в очередной раз наказал им:

— Помните, ваши противника жестоки и свирепы. Не сдерживайтесь. Закончите это как можно быстрее. Понимаете? Если что-то случится, немедленно сдавайтесь, чтобы не пострадать.

— Учитель, не волнуйтесь, — кивнул Тан Сань. — Мы не проиграем.

Подростки, следуя за работником, вышли на главный ринг арены.

Поскольку на этот раз никто их не приглашал, представители команд не могли остаться у ворот и понаблюдать. Гуру оставалось только уйти и встретиться с Флендером и учителями, чтобы посмотреть за всем с трибун.

Гуру осмелился отправить своих учеников на этот бой, все тщательно рассчитав. Тан Сань не скрывал от учителя скрытого оружия, и мужчина прекрасно понимал, какой урон оно могло нанести различным мастерам духа. И сейчас Гуру полагал, что пока ситуация не обрела каких-то фатальных особенностей, не будет никаких проблем.

Временами сила не говорила о победе.

Внешне сцена Сильверса ничем не отличалась от аналогичной в Сото. Разве что по размерам она была побольше, но сам вид постройки такой же. Таким образом, главный ринг Сильверса представлял идеальную установку для большой силы духа.

Возможно, дело было в том, что противники Тан Саня отличались дикостью, но как только участникам боя разрешили выйти на арену, юноша буквально туда вылетел. К сожалению, комментатор не так привлекал внимание, как очаровательная Доудоу. Это был просто красивый молодой человек.

Подростки посмотрели на своих соперников. Хотя битва еще не началась, аура их духов уже была в полной боевой готовности. Дьяволы не знали, сколько всего членов было в Злобных душах, но эти семеро явно считались сильнейшими. Также именно о них они и получили файлы с информацией.

Капитан — неистовствующий огромный медведь Мэн Ли, остальные шестеро также являлись мастерами боя. Эти Злобные души целиком и полностью состояли из атакующих духов, что несомненно служило причиной их огромной силы.

Их преимущества были предельно ясны: они могли в одно мгновение разгореться ужасающей мощью. Однако без какой-либо поддержки они не могли долго вести бой.

Среди Злобных душ были только мужчины около тридцати лет. Каждый из них крепок и высок. В глазах горел жаждущий крови огонь, когда все они шли к центру арены. Пока они разминали кулаки, их хрящи хрустели так, что начинали болеть зубы.

Семь дьяволов Шрека впервые видели такие импозантные манеры. Злобные души были окружены кровожадной аурой, даже Императорская команда не могла с ними сравниться. Причиной была постоянная резня, в которой они участвовали. Их глаза так жаждали крови, что казалось, будто и в воздухе повис этот металлический запах.

Из-за особого состава Злобные души также и построились по-особенному. Они встали в ряд, тесно прижавшись друг к другу. Как только комментатор объявил о начале, они активировали духов.

Из-за того, что почти все мужчины воплощали в себе зверей, их тела тут же увеличились в размерах, когда их охватил дух. Подросткам показалось, что перед ними раскрылась гигантская пасть, могущая поглотить все на свете.

Злобные души столь легко подавляли других мастеров, иначе как бы у них получилось создать себе такую громкую репутацию?

Зрители, что сидели в VIP-залах, возможно, ведомые дикой аурой, что окружала мужчин, тут же начали аплодировать. Усилители на сцене сделали их овации громче. «Разорвите их на куски! Убейте их!» — разнеслись всевозможные призывы, заставляющие Злобные души разгораться все сильнее.

Из-за восторженного настроя зрители не заметили, как Семь дьяволов Шрека, у которых имелись разные типы духовных мастеров, выстроились точно так же, как и их соперники. В одну линию. Юноши и девушки активировали своих духов.

— Босс Дай, — осторожно обратился Оскар к Мубаю, — если они бросятся на нас, ты разве не сможешь заблокировать их с поддержкой Жунжун?

— Нет, не смогу, — без малейшего колебания ответил Дай Мубай.

— Эх…

— Эй! Ты разве не веришь в сокровища Сяо Саня? — возмутилась Сяо У.

— Дело не в том, что я не верю, просто спросил ради подстраховки, — усмехнулся Оскар. — Ведь я замечательный юноша, красивый, элегантный, утонченный и одновременно небрежный. Яшмовое дерево, столкнувшееся с ветром1

1 Яшмовое дерево, столкнувшееся с ветром (кит. 玉树临风) — юноша с выдающимися талантами и внешностью.

— Итак, приготовьтесь, — перебил Тан Сань Оскара. Что-то щелкнуло на запястьях у подростков. Каждый достал из духовного инструмента черную коробку длиной примерно в один чи. Выглядела она совершенно непримечательно, юноши и девушки направили этот ящичек на мужчин.

Возможно, грехов Злобных душ было слишком много, призывы со всех сторон распаляли их, каждый из мастеров рычал и бил себя в грудь, демонстрируя свои кольца духа зрителям. Они совершенно не обращали внимания на мелкие движения со стороны Дьяволов.

Великая арена не запрещала оружие, но, по правде говоря, оно больше мешало мастеру, чем помогало, поэтому очень немногие использовали его.

Гуру и другие учителя наблюдали за происходящим из VIP-зала. Флендер воплощал в себе дух совы, да, он носил очки, но все же у него было самое лучшее зрение среди взрослых. Он поймал взглядом мелкие движения детей: они вынимали арбалеты.

Флендера все еще беспокоило это сражение. Он обратился к Гуру:

— Сяоган, неужели это скрытое оружие Тан Саня действительно может сразить духовных мастеров сорокового ранга? Они все боевые, их оборонительные возможности уступают только системе защиты. Неужели их способности не смогут заблокировать оружие Тан Саня?

— Они могут это сделать, — спокойно ответил Гуру.

— Что?! — вытаращил глаза Флендер. Даже он, обычно спокойный, не смог скрыть своей паники на лице.

— Тан Сань тоже дал мне Божественный арбалет Чжугэ, чтобы я мог защититься. Я тщательно исследовал огневую мощь этого оружия. Оно сможет пробить две первые защитные способности мастера, но вот третью уже вряд ли. А с четвертой оно и не справится подавно. 

— Ты… и ты разрешил им сражаться? Ты их на смерть послал! — рявкнул Флендер так громко и гневно, что из него вырвалась сила духа. Вся комната задрожала от его голоса. Гуру взглянул на Флендера, совершенно не меняясь в лице. 

— Что, если у них получится заблокировать их? — спокойно сказал Сяоган. — Это не повлияет на победу наших учеников. Первоначально я думал, что им придется положиться на скрытое оружие, чтобы победить. Однако сейчас, очевидно, оно им не понадобится. Тан Сань как-то объяснил мне, что в названии «скрытое оружие» слово «скрытое» играет ключевую роль. Ты думаешь, противники знают, насколько мощны их орудия? Если бы ты столкнулся с мастером, что заведомо слабее тебя, стал бы ты использовать свои третью и четвертую способности? Естественно, этот способ можно использовать лишь единожды, но не забывай, что впервые оружие Тан Саня являет себе Великой арене. Используя первую или вторую способность, будучи мастером менее пятидесятого ранга невозможно защититься от болтов арбалета Чжугэ. Возможно, даже с пятидесятым рангом можно будет пострадать. Неужели ты думаешь, что того, кто поборол человеколикого паука, можно так легко убить?

Флендер слушал Гуру и постепенно успокаивался, но в сердце его все еще жила тревога.

Тогда деньги, что он поставил, не имели никакого значения. Он хотел только одного: чтобы Семь дьяволов Шрека не пострадали. Он любил эти юношей и девушек, как своих детей.

«Командный бой! Семь дьяволов Шрека против Злобных душ! Начинайте!» — объявил ведущий.

Как только последняя буква слетела с уст молодого человека, с обеих сторон раздался рев. У Злобных душ это был Мэн Ли, принявший вид огромного медведя. Он закричал:

— Разорвите их в клочья!

На половине Дьяволов же кричавшим был Тан Сань. Спокойным голосом он приказал:

— Огонь!

Черные коробочки не отражали никакого света даже на яркой сцене арены. Злобные души тут же бросились вперед, словно волки и тигры2, активировав первые способности духа.

Словно волки и тигры (кит. 如狼似虎) — свирепо, жестоко.

Их топот был подобен грому и табуну из десяти тысяч лошадей. Но в эту секунду Злобные души услыхали какой-то жужжащий металлический звук. Словно кто-то ткнул в осиное гнездо.

Семь арбалетов щелкнули, будто рыкнули. Каждый Божественный арбалет Чжугэ был взят и заряжен еще перед битвой. В общей сложности сто двенадцать разящих, словно осы, болтов прорезали воздух и заплясали.

Каждый мастер из команды соперника достиг сорокового ранга, естественно, от их глаз не скрылись эти приближающиеся тени. Однако мужчины и предположить не могли, что это не способность духа.

Стратегия бешенного пса заключалась в том, какой бы сильной ни была атака врага, каждый будет сражаться так, будто от этого зависела его жизнь.

И сегодня Злобные души действовали так же, как и всегда. Они не остановились, чтобы блокировать удар противника, даже наоборот ускорились, прикрыв голову и грудь руками. Именно в ближнем бою мужчины чувствовали себя лучше всего.

Странная серия звуков, и всем вопящим зрителям будто перерезали горло. Повисла мертвая тишина. И в этом беззвучии огромные клубы кровавого тумана расцвели на сцене, словно фейерверки.

Члены команды «Злобные души» пробежали вперед несколько метров, следуя инерции, одного мгновения хватило на то, чтобы для них стало слишком поздно что-либо делать.

«Почему вдруг так похолодало?» — подумал Мэн Ли, сбитый с толку. Его тело не слушалось его. Это была его самая последняя мысль. Треск послышался позади мужчин, на стене главной арены красовались черные, словно смоль, арбалетные болты.

Другие члены команды наконец тоже остановились. Именно из их тел и рвался этот кровавый фейерверк. Удивились не только зрители, Семи дьяволов Шрека безжизненными глазами смотрели на противников.

Несмотря на то, что они возлагали множество надежд на свои новые арбалеты, когда он действительно пригодился, подростки чувствовали бессилие. Единственным предвидевшим подобное был Тан Сань, но сейчас даже у него чуть дергалась кожа в уголках глаз.

Глаза Мэн Ли, что прежде сияли зловещим огнем, мертво смотрели в пустоту. Злоба в них превратилась в изумление и отчаяние, крепкое тело, похожее на рушащуюся гору или падающий столб, ударилось о пол. Практически в то же мгновение упали и другие члены команды.

Кровь. Она текла из тел, похожих на решето после Божественного арбалета Чжугэ. Красная линия ползла, словно огромный дождевой червь, и заполняла собой сцену. В мгновение ока центр ее заполнился алым.

Мгновенное убийство. Неожиданно это оказалось мгновенное убийство.

Мастера сорокового ранга, что с самого начала были сильнее, оказались беспомощны. В головах всех зрителей тут же опустело. Никто не понял, что произошло. Настолько, что только пара людей увидела, что же все-таки сделали Семь дьяволов Шрека.

Впервые на Великой арене прошел столь быстрый бой. Пусть он был недолог, но оставленные впечатления отразятся в сердце публики с такой же силой, как и блестящее сражение мастеров.

Сидящий в VIP-комнате Флендер смотрел на произошедшее, широко раскрыв глаза. Гуру медленно закрыл глаза и произнес:

— Пойдем. Сейчас они нуждаются в нас сильнее всего.

После он ушел. Все стало ясно, он давно распланировал это.

Исключая Тан Саня, Чжу Чжуцин первая очнулась от шока и практически немедленно развернулась и убежала прочь со сцены, зажимая рот рукой. Второй кинулась Нин Жунжун, за ней Оскар и Ма Хунцзюнь. На арене стояли только Дай Мубай, Тан Сань и Сяо У. 

— Я пойду к Чжуцин, — как-то странно сказал Мубай. 

Тан Сань кивнул, и юноша тут же развернулся и ушел.

Подняв глаза на ведущего, что выглядел столь же безжизненно, как и остальные, Тан Сань низким голосом попросил:

— Не могли бы вы объявить результаты?

Молодой человек словно только что проснулся. Неожиданно для себя он обнаружил, что намочил свои брюки. Его первоначально звучный голос с хрипом объявил: «Команда... в командном бою победили Семь дьяволов Шрека. Злобные души убиты.»

Получив желаемое, Тан Сань с пустым лицом взял Сяо У за руку и направился к выходу со сцены.

Публика очнулась, когда объявили победу. В одно мгновение вся главная арена вскипела. Сомневающиеся, восхищенные и испуганные крики то расцветали, то снова потухали. Однако они уже не имели никакого отношения к подросткам. Для них бой уже закончился.

Приведя Сяо У за сцену, Тан Сань обнаружил, что, кроме Дая Мубая, всех остальных рвало. Сяо У, стоявшая рядом с юношей, внезапно скинула маску и присоединилась к четверке. Единственными оставшимися при себе были Тан Сань и Дай Мубай. Несмотря на это, вице-капитан видел, что его капитан весь побледнел, а разум его затуманился.

Тан Сань все еще чувствовал себя нормально. Все-таки он проживал вторую жизнь, и в сумме его возраст составлял сорок лет. После него по старшинству шел пятнадцатилетний Мубай, который пусть и казался сильным и крепким, все же оставался обычным подростком. Он впервые убил человека.

Мгновенное убийство семерых человек, фонтаны крови, выпученные глаза и искаженные выражения лиц перед самой смертью — все это оставило глубокое клеймо на сердце у каждого из Семерых дьяволов Шрека. Это чувство было неподвластно никаким сравнениям.

— Тан Сань, мы убили людей, да? — с трудом спросил Мубай.

— Да, — кивнул юноша. — Мы убили людей. Учитель сказал, что они были жестоки и бесчеловечны. Не стоит жалеть их. Нин Жунжун подняла голову, ее лицо было белым. Она выдавила из себя слова:

— Но это было семь живых людей. Они были полны огня, и в одно мгновение превратились в мертвецов. Я… угх…

— Мы убили людей, правда убили… — повторял Оскар, задыхаясь и держась за живот.

— Будучи духовными мастерами вы рано или поздно бы столкнулись с убийством. Все, что произошло сейчас, испытание, которое вам еще предстоит преодолеть. И поскольку когда-нибудь вас предстоит столкнуться с этим, лучше сделать это сейчас, чем рвать на поле боя. Иначе вы закончите, как те семеро мужчин. Погибнете, — спокойно произнес Гуру, выйдя к подросткам. На лице его читалась безмятежность. Юноши и девушки почувствовали от его голоса какую-то дисгармонию. — Любой успешный мастер переступил через трупы соперников. Ты никогда не убивал? Раз нет, откуда у тебя кольца? Духи зверей тоже живые существа. С этой точки зрения между ними и людьми нет никакой разницы. Почему вы не чувствуете себя так же, когда убиваете духов? Никто не поможет вам разобраться с тем, что с вами сейчас происходит, вы должны положиться в этом вопросе только на себя. Если вы чувствуете, что вас сейчас вырвет, то сделайте это. Все нормально. Однако, если не хотите стать центром всеобщего внимания, снимите маски и следуйте за мной.

Когда Дьяволы вернулись в гостиницу, даже Тан Сань чувствовал сильную усталость. Такого не было даже после тренировок Гуру. Это было не физическое, но моральное испытание. Более того, сегодня он тоже впервые совершил убийство. И пусть его воля была непоколебима, предсмертное выражение лица Мэн Ли долгое время преследовало его. Как и сказала Жунжун, их соперники пусть и шли по головам, но они все еще были живыми людьми!

Гуру и Флендер собрались вместе с другими учителями в своем номере. Декан пребывал в волнении, ведь когда ставки закрылись, отношение составляло один к двадцати, они получили хорошие деньги. Они получили выигрыш, а также, включая Великую арены, шесть или семь герцогств пригласили Семерых дьяволов Шрека к себе. Но Флендер всем им отказал.

Другие команды арены смерть Злобных душ стала отрадой. Многие даже подумали, что это пострадавшие от них люди решили объединиться и отомстить.

Пусть Божественный арбалет и представлял собой замечательное оружие, любой сколько-нибудь наблюдательный человек ясно увидит его слабости и преимущества. Как и сказал Гуру, арбалет мог пробить защиту второй способности, но, начиная с третьей, он становился бесполезен. Более того, это оружие показывало свою эффективность только на определенном расстоянии. За пределами пятидесяти метров его боевая мощь резко падает, и в этом ему было далеко до того же лука со стрелами. Самое большое преимущество — внезапность. Но стоило этой силе исчезнуть, как Божественный арбалет Чжугэ превращался в простое, но мощное стрелковое оружие.

— Гуру, ты планировал смерть этих ребят? — спросил Чжао Уцзи, закончив делить выигрыш с Флендером. — Иначе зачем ты выбрал столь выдающегося и дикого противника?

— Да, — кивнул Сяоган. — Это было своего рода испытание или даже закалка. Позвольте спросить, кто-нибудь из вас ни разу не убивал человека? Держу пари, что каждый мастер с от пятидесятого ранга имеет кровь на руках. Как я и говорил до этого, им рано или поздно придется столкнуться с этим и будет лучше, если тогда мы будем рядом. По отношению к ним это лучшее решение. По крайней мере, когда это случится снова, они будут морально готовы.

— Но они еще так малы, — вздохнул Чжао Уцзи, — не впадут ли они в отчаяние?

— Наши дети очень проницательны, — улыбнулся Гуру. — Они не будут тратить время на неразрешимые проблемы. Флендер, если ты закончил с подсчетом денег, можешь пойти и поддержать их. Я сыграл свою роль злодея, а тебе позволено отыграть хорошего парня.

— В детских сердцах я положительный персонаж, — усмехнулся Флендер, — естественно, я лучший хороший парень. Уцзи, не переживай, я поддержу Сяогана. Когда я впервые убил человек, меня рвало, пока я сознание не потерял. Теперь же, когда я вспоминаю об этом, чувствую неловкость. Это необходимый жизненный опыт, не имеет значения, испытали ли они его раньше или нет. Пойду поговорю с ними.

Для Семи дьяволов Шрека эта ночь прошла без сна.

Утром еще до того, как небо посветлело, они покинули Сильверс и продолжили двигаться в столицу.

Подростки все еще выглядели немного нездорово. Особенно Чжу Чжуцин и Жунжун, которых мутило больше всех. Им явно не хватит одного дня, чтобы полностью оправиться. Но, когда Флендер поговорил с ними, они с некоторым трудом приняли факты. Основной аргумент декана был прост: убийство плохого человека равно спасению множества жизней хороших. Если злодей не умрет, он погубит еще больше людей. Это не убийство, а спасение.

Боль в сердце от этого осознания немного поутихла. Но по-настоящему привыкнуть к убийству было нелегко. Это требовало времени и опыта.



Комментарии: 1

  • Ну шо я могу сказать, было неожиданно, очень неожиданно, я ждал мясного махача, а тут так вот за три секунды раз и все плохиши померли 🤷
    Но ребята молодцы, в 12-13 лет пережить своё первое убийство, красавы 😂

    Спасибо за ваш труд)

    Ответ от Су Вон

    По факту мясо есть, а махача не было :)
    Красавы-то да, но как видите, очень тяжело далось это осознание :с

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *