Случившееся с этим дрянным господином учит нас расширять наш кругозор, изучать больше литературы, а также приводит к пониманию того, что жить, изолировавшись на материке Фаньнань, не есть хорошо.

***

Несмотря на мою слепоту, статус моей территории и благоприятную для меня ситуацию изменить было бы непросто.

Мы становились все сильнее и сильнее, и постепенно обрели статус самой сильной державы на севере. Все знали, что столкновение с феодалом Аньсаем и Южным Альянсом — лишь вопрос времени.

Прошло почти три года с тех пор, как я впервые встретил Фулю.

Два года назад после полного выздоровления он восстановил свою способность сохранять человеческую форму столько, сколько хотел, однако он не ушел, а остался со мной.

Мне было страшно, но я не мог заставить себя проявить инициативу и затронуть эту тему. Я был очень доволен своей нынешней жизнью. Моя мама и Анна пребывали в добром здравии, у моего младшего брата впереди было блестящее будущее, а мои гражданские и военные министры отличались талантами.

Днем Фулю часто возил меня куда-нибудь, а ночью разрешал обниматься, пока мы не засыпали. Мою жизнь и правда можно считать идеальной.

Но кое в чем я все же не был уверен: год назад Фулю начал творить со мной всякие непотребства.

Он был взрослым, молодым и сильным драконом-самцом с магическими способностями, а я — маленьким, слабым и слепым человеком. Даже в человеческой форме он в миллиард раз превосходил меня по силе. И, принимая во внимание факт того, что я отличался трусостью и чувствительностью, а также боялся опозориться, я после тщательного и рационального анализа сложившейся ситуации выбрал путь смирения. Поэтому я просто следовал своим инстинктам и лежал.

Когда он просил у меня чего-то, я пассивно соглашался, если он особенно возбуждался, я старался сохранять спокойствие и настоятельно умолял его не принимать форму дракона. Как человек, который голыми руками1 слепил себя из ничего, моя бережливость давно врезалась в кости.

1 Голыми руками (кит. 白手起家) — голыми руками начать дело; начинать с нуля, то есть создать своё благополучие собственным трудом; создавать на пустом месте.

Если бы Фулю превратился в дракона, он бы наверняка разрушил кровать.

Приручить дракона и правда очень сложно, и я мог только догадываться о том, насколько, должно быть, тяжело Аньсаю, который так долго удерживал своего черного дракона.

Анна принесла мне завтрак и услышала мои жалобы. Чуть поколебавшись, она сказала: 

— Адам, не все приручают дракона так, как ты ...

Я наклонился ближе, полностью заинтригованный.

— Как же тогда это делают другие феодалы и короли?

Но прежде чем она успела ответить, нас прервали шаги. Это оказался Фулю.

За последние несколько лет я научился различать людей по шагам, и теперь легко мог узнать по ним знакомых.

Как по расписанию, он сказал: 

— Анна, можешь пока отдохнуть. Я позабочусь об Адаме.

Я услышал, как Анна тихо ушла. Фулю подвинул стол и сел рядом со мной. Накормив меня несколькими ложками супа, он спокойно сказал: 

— Не слушай Анну. Все феодалы спят вместе со своими драконами.

Проглотив суп, я задумался о сказанном Фулю. Независимо от того, правда он говорил или нет, мне трудно было это подтвердить — все-таки на всем материке Фаньнань только у Аньсая и у меня имелись драконы, а наши отношения находились на грани войны.

Я надеялся, что однажды смогу спросить Аньсая о том, как ему удавалось поддерживать хорошие отношения между ним и его драконом в течение последних двадцати лет.

Однако Фулю никогда не давал мне такой возможности.

Наша война с Аньсаем наконец началась.

Слепец — лишь обуза в битве, поэтому мне пришлось остаться дома и положиться на отчеты бесчисленного количества людей, чтобы получить четкое представление о происходящем на поле боя.

Судя по всем, долгожданного столкновения двух драконов так и не произошло.

Они сказали, что черный дракон Аньсая с самого начала принялся кружить в небе и реветь, когда Фулю прилетел издалека вслед за нашими войсками.

Черный дракон почувствовал гнетущую и мощную ауру Фулю, замер на мгновение, а после немедленно спустился и лег на землю, показывая тем самым смирение. Будто крестьянин, кланяющийся своему монарху.

Сила — самое главное. Потеряв поддержку даже черного дракона, войска Аньсая потерпели поражение, и мои солдаты под командованием моим полководцев завершили начатое.

Пусть мне не предоставили возможности узнать у Аньсая лично, как приручать дракона, я все же догадывался, что его опыт не похож на мой. Например, я слышал, что его дракон не превращался в человека, а также не мог изменять своих размеров, как это делал Фулю.

А если его дракон не становился человеком, ни уменьшался…

Учитывая тот факт, что я не смог вынести того раза, когда однажды Фулю попытался сделать это именно так, насколько грубо, должно быть, это проходило у Аньсая все эти двадцать лет…

Осознав это, я не мог не посочувствовать своему товарищу Аньсаю, который старательно и сознательно много лет воспитывал дракона, но встретил свою погибель.



Комментарии: 4

  • Я думала, что это Адам будет зачинщиком непотребств))

  • Очень интересная новелла, и правда лёгкая:) я буду с нетерпением ждать продолжения.
    Спасибо за перевод и за то, что познакомили с ещё одним хорошим чтивом:)

  • Фулю, боже, ты пошто его одраконить пытался в своей оригинальной форме, боже XD

    Котики, большое спасибо за перевод! Жаль только, что тема одраконивания не раскрыта автором полностью, охо-хо_)

    Ответ от Су Вон

    Она еще раскроется)0)

  • я реву с этих предположений о бедном Аньсяе, воспитывающем дракона столь экзотические способом
    благодарю за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *