— Сегодня молодым господам удалось как следует повеселиться? — перед лицом не скрываемого удивления присутствующих, совершенно не придавая этой неловкости значения, искренне улыбнувшись во весь рот, почтивший своим визитом гость, посмеиваясь, взмахнул рукавом и поклонился со сложенными у груди руками.

 

— А? Что вы, что вы, помилуйте! Евнух Гао, пожалуйста, присаживайтесь, — первым среагировал Се Би, постоянно сменяющий должности на поприще государственной службы, поспешив выйти вперед и придержав евнуха под руку.

— Не стоит, не стоит.

Почтенный евнух Гао Чжань душой и сердцем служит под добрым правлением императора уже больше тридцати лет. Давным-давно, получив повышение до старшего дворцового евнуха, он главенствовал над шестью дворцами императора. Несмотря на столь высокую должность, он никогда не набивал себе цену. Разве мог он вести себя необходительно с молодыми господами, которые были младше него на несколько десятков лет?

По-прежнему соблюдая все правила этикета и такта, евнух Гао расплылся в улыбке и сообщил:

— Прошу, следуйте за мной. С вами желает увидеться великая вдовствующая императрица.

— Великая вдовствующая императрица? — опешил Се Би. — Ее Величество тоже здесь?

— Конечно. Великая вдовствующая императрица на верхних этажах "Встречи Феникса". Ее Величество обратила внимание, что вы, дети, веселитесь, и попросила, чтобы вы навестили ее.

— Все мы?

— Да, верно. И этот господин, и этот мальчик. Все вы.

Се Би повернул голову. Все присутствующие обменялись растерянными взглядами. Великая вдовствующая императрица была родной бабушкой правящего императора, она уже была преклонного возраста — ей было больше девяноста лет. Её никогда не интересовали дела политические, поэтому душа и сердце ее были спокойны. Почтив память вдовствующей императрицы — матери императора, Ее Величество прожила столько беззаботных долгих лет. Она всегда любила, когда вокруг нее собирались целые толпы детей, поэтому не было ничего удивительного в том, что она попросила навестить ее. Вот только никто не ожидал, что замутненные старостью глаза Ее Величества смогли так ясно разглядеть кого-то так далеко внизу.

Хочешь-не хочешь, но даже император не осмелится ослушаться и не явиться на просьбу Ее Величества великой вдовствующей императрицы. Всей компании ничего не оставалось, кроме как оправить одежду и последовать за Гао Чжанем. Покинув навес, они ступили на боковую лестницу башни "Встречи Феникса". Великая вдовствующая императрица расположилась не в главном зале, а укрылась от ветра в зимнем павильоне1. Пройдя во внутренние покои, прибывшие гости сразу же обратили внимание на сидевшую на мягком топчане бабушку. Все лицо ее было покрыто морщинами, а ее седые волосы были белее снега. Не считая прекрасных дворцовых служанок и сопровождающих их евнухов, подле нее сидело еще четыре человека.

1Зимняя (отапливаемая) комната (часть летнего помещения)

Мэй Чансу достаточно было едва-едва окинуть их взглядом, чтобы немедленно определить их положение.

На представительском почетном месте сидела облаченная в желтые одеяния и с парадным головным убором, украшенным фениксами, императрица Янь. Она держалась весьма приветливо и достойно, пусть в уголках ее глаз и губ уже залегли морщины, а от красоты ее молодых лет осталась лишь тень. По правую руку от Ее Величества императрицы расположилась очаровательная дама в придворном платье и с высокой прической. Ей было чуть больше сорока лет, но, похоже, что она уделяла уходу за своей кожей больше внимания, поэтому лицо ее сияло красотой. Это была драгоценная супруга2 Юэ, родная мать наследного принца. По левую руку от императрицы сидела красивая замужняя женщина средних лет. Выражение ее лица было более сдержанным, но невозможно было не узнать ее по пленительной красоте ее глаз — это была старшая принцесса Лиян. И, наконец, четвертая — молодая и красивая женщина в неброских одеждах и с легким макияжем. Лицо ее нельзя было назвать непревзойденно прекрасным, однако в его чертах сияла отвага и чистота помыслов. Никто из облаченных в пышные одежды придворных дам не смог бы затмить ее решительный дух. Кто еще помимо великой княжны Нихуан мог бы похвастать столь изящными манерами?

2Наложница с высоким статусом, вторая жена императора.

— Пришли? — дрожащим от волнения голосом, спросила великая вдовствующая императрица. В ее смеющихся глазах и улыбке отразилось невероятное счастье. — Скорее, скорее зовите их сюда. Скажите мне, кто это дети?

Янь Юйцзинь не удержался и сжал губы от рвущейся наружу улыбки, и на него тут же направила свой пристальный взгляд императрица Янь.

Поскольку великая вдовствующая императрица была в летах, в последние годы мысли ее начали путаться. Она очень любила проводить время в окружении молодежи, но на следующий же день она, к сожалению, могла забыть, кто есть кто. От случая к случаю того, кого ей представляли в первый день, на второй день нужно было представить снова.

Гао Чжань подвел гостей вперед. Мэй Чансу, воспользовавшись шумом, украдкой прошептал Фэй Лю:

— Через минуту позволь бабушке взять тебя за руку, хорошо? И, пожалуйста, не откажи ей и улыбнись бабуле, хорошо?

Холодное выражение лица Фэй Лю ясно говорило о том, что ему этого совсем не хочется.

В это же время великая вдовствующая императрица уже взяла за руку ближайшего к ней молодого человека. Им оказался Сяо Цзинжуй. Гао Чжань поспешил представить его:

— Это старший сын державного Нин-хоу — Сяо Цзинжуй.

— Сяо Жуй, ты женат, а-а? — ласково поинтересовалась почтенная старушка.

— Еще нет...

— О? Ты должен как следует задуматься над этим!

— Хорошо...

Погладив Сяо Цзинжуя по голове, она повернулась и крепко взяла Се Би за руку.

— Это второй сын Нин-хоу — Се Би.

— Сяо Би, ты женат, а-а?

— Нет...

— Ты должен как следует задуматься над этим!

— Хорошо...

И тут великая вдовствующая императрица обратила внимание на Фэй Лю и поманила его к себе рукой. Мэй Чансу поспешно подтолкнул его вперед. Выражение лица юноши по прежнему оставалось холодным. С огромным трудом он позволил бабушке взять его за руку.

— Этого мальчика зовут Фэй Лю... — сказал Гао Чжань, быстро попросив Се Би представить его.

— Сяо Фэй, ты женат, а-а?

— Нет!

— Ты должен как следует задуматься над этим!

— Не... — Мэй Чансу спешился и закрыл ладонью рот Фэй Лю, не дав ему сказать "не хочу". Великая вдовствующая императрица сразу же обратила на него внимание и взяла его за руку. Она поглядела на него с широкой, искрящейся улыбкой на лице.

— Это господин Су Чжэ, — представил его евнух Гао.

— Сяо Шу, — несколько неясно сказала бабушка и задала все тот же вопрос: — ты женат?

— Нет...

— Ты должен как следует задуматься над этим!

Мэй Чансу ничего на это не ответил.

Последним внимания великой вдовствующей императрицы удостоился Янь Юйцзинь. Когда его представили Его Величеству, она спросила:

— Сяо Цзинь, ты женат, а-а?

Янь Юйцзинь моргнул и озорно, но с серьезным и важным выражением лица ответил:

— Женат!

Бабушка замерла в задумчивости, не сразу среагировав, точно она глубоко задумалась над ответом, но вскоре задала еще один вопрос:

— У вас уже есть дети?

Янь Юйцзинь растерянно ответил:

— Еще нет...

— Ты должен как следует задуматься над этим!

Императрица Янь с почтением обратилась к великой вдовствующей императрице:

— Бабушка желает, чтобы дети немного посидели с ней?

— Да, да, — обрадовалась бабушка и поманила молодых к себе. — Подходите, садитесь. Сяо Шу — садись рядом с бабушкой. Сяо Жуй, сяо Би — сюда. Сяо Цзинь и ты не стой. Сяо Фэй, ты так далеко стоишь...

Когда дети расселись вокруг великой вдовствующей императрицы, бабушка довольно улыбнулась и приказала подать блюда с изысканными лакомствами и закусками, разделяя кушанья между гостями, как будто все они были маленькими детьми. Наблюдая за тем, как они едят, она искренне рассмеялась от счастья.

Несмотря на безграничный восторг и радость, великая вдовствующая императрица все же была преклонного возраста, потому через некоторое время она утомилась. Императрица Янь ничего так не боялась, как допустить оплошность. Она, вместе с принцессой Лиян убедили ее уговорами, а то и ложью, вернуться во дворец и отдохнуть. На том гостей можно было отпустить.

Мэй Чансу, полагая, что этот небывалый и исключительный прием, наконец, был успешно завершен, он немного расслабился и вместе со всеми покинул зимний павильон. Но кто знал, что стоит ему выйти на лестницу, как позади его окликнул приятный на слух, звонкий женский голос:

— Господин Су, пожалуйста, задержитесь.

Несмотря на т,о что обратились только к "господину Су", очевидно, что задержались и обернулись все.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *