— Цилиню? — рассмеялся Мэй Чансу. — Великая княжна, прошу, взгляните на меня. Разве у меня есть хоть что-то общее с этим ни на что не похожим существом?

— Вам смешно? - княжна Нихуан восхищенно посмотрела на него. — В архиве Ланъя прежде никогда не ошибались. Вполне очевидно, что лучше уж поверить в то, что это правда, чем доказывать обратное. Если бы сыновья императора действительно просто собирали вокруг себя талантливых людей, они бы не стали настаивать, если бы вы просто спокойно отказались. Но вас называют "талантом цилиню подобный", а с такой оценкой у вас возникнут трудности. Стараясь добиться вашего расположения, эти двое до последнего будут упорствовать. Но как только один из них заполучит ваше доверие, второй непременно будет стараться сделать все возможное, чтобы избавиться от вас. У вас нет других соображений касательно сложившейся ситуации?

— Конечно, есть, — признался Мэй Чансу. — Я думаю, что хозяин архива Ланъя точит на меня зуб.

Княжна Нихуан не удержалась от улыбки, развернулась и прислонилась боком к перилам. В глазах ее слабо мерцали искры.

— После встречи с господином, я была поражена и, признаюсь — я считаю, что хозяин архива Ланъя снова оказался прав...

— Великая княжна, прошу, — Мэй Чансу поспешил поклониться со сложенными у груди руками. — Прошу великую княжну не злиться на этого простолюдина, я уже стою на печи, неужели великая княжна поднесет огонь к углям?

— Это пламя уже давно горит. Я все же хочу уговорить вас поскорее выбрать сторону.

— Чтобы меня поскорее убил второй?

— Так по крайне мере один из них приложит все силы, чтобы защитить вас. Когда вы не оправдаете их ожиданий, такой исход явно лучше, чем если они оба попытаются вас убить.

Княжна Нихуан неожиданно холодно спросила:

— Кого вы выберете? Наследного принца или Юй-вана?

Всего на мгновение меж бровей Мэй Чансу залегла морщинка, а на лице его отразилась нотка презрения. Эмоция исчезла также быстро, как и появилась, и Мэй Чансу вновь напоминал лишь тихого и изможденного болезнью молодого господина.

— Дабы вести дела, честный сановник выберет просвещенного государя1. Разве вы прибыли в Цзиньлин не ради личных достижений? — спокойно спросила княжна Нихуан.

1Говоря эти слова, Мэй Чансу отсылается к трактату Гуань Чжуна "Гуань-цзы".

Полная цитата звучит так: "Поэтому, [если] в государстве есть те, чьи нравственность и чувство долга

еще неизвестны двору, но которые занимают большие посты, то порядочные чиновники

не будут продвигаться по службе".

Перевод цитаты: Цыренов Ч.Ц.

— Как могу я говорить о достижениях со столь недужным телом? Я лишь хотел немного отдохнуть.

— Вы прибыли в столицу немного отдохнуть? — княжна Нихуан обратила свой взгляд вдаль и, усмехнувшись, сказала: — Господин Мэй из Цзянцзо удивительный человек, он действительно умеет выбирать места для отдыха.

Мэй Чансу даже не обратил внимание на ее усмешку и равнодушно ответил:

— Великая княжна столь озабочена делами двора, стоит ли гадать, что человеческие чаяния не чужды для тех, кто все это время проводил на границе?

Княжна Нихуан неожиданно повернула голову. В пристальном, исполненном силой взгляде прекрасных глаз точно раскрылись огненные веера и языки бушующего пламени в ту же секунду намерились обхватить Мэй Чансу. Под тяжестью такого взгляда обычный человек тут же испугается и рухнет наземь.

Однако, Мэй Чансу встретил ее взгляд смелым спокойствием, а губы его неизменно были изогнуты в легкой улыбке.

Вскоре княжна Нихуан, наконец, уняла свой нарочитый гнев и, фыркнув, холодно сказала:

— Семья Му из поколения в поколение оберегала Юньнань. Можно сказать, что императорский двор и моя семья взаимозависимы. Положение двора и будущий наместник будет иметь огромное влияние на нашу семью. Разве это не должно заботить меня?

— Ваш покорный слуга лишь считает, — поклонился Мэй Чансу, — что в течение ряда поколений власть за императорский трон действительно сменялась, но с давних пор это никак не затрагивало Юньнань. Независимо от того, кто в будущем займет трон и станет сыном неба, семью Му, охраняющую южную границу Великой Лян, будет не так просто затронуть. К чему великая княжна так заинтересована битвой за трон?

Последний вопрос княжна Нихуан оставила без ответа. Вопреки этому, она подняла взгляд к небу и рассмеялась. Несмотря на то, что она была женщиной, она ещё была была прекрасной, преисполненной гордости княжной, дерзкой и уверенной в себе - она во всем была достойна восхищения. Можно было представить, как эта женщина выглядит на поле боя: возглавляя нападение — она подобна безудержному вихрю бушующего пламени. До чего же она была великолепна. Если бы молодой цзюньван2, который недавно отпраздновал свое совершеннолетие и унаследовал титул, обладал хотя бы половиной достоинств и силой своей старшей сестры, этого было бы достаточно, чтобы правитель княжеского двора в Юньнани стал самым непоколебимым во всей поднебесной.

2Цзюньван, пожалованный князь

Мэй Чансу нахмурил брови, он начал понимать, о чем говорит эта женщина-полководец с южной границы.

В самом деле, резиденция в Юньнани служит верой и правдой императорскому двору, однако императорский двор в будущем должен будет уметь подавить эту власть и держать ее под контролем. Великая княжна Нихуан была выдающейся женщиной во всей Великой Лян, как может она смиренно склонить голову перед недостойным государем? Разве могла она лично не оценить человека, и то, как он завоюет престол?

— Господин Су, — перестав улыбаться, княжна приняла почтительный вид и развернулась к Мэй Чансу. — Не окажите ли вы княжне одну услугу?

Мэй Чансу поспешно ответил:

— Если у великой княжны есть приказание, считаю долгом отдать все силы и исполнить его.

— Его Величество издал указ, что к участию к письменному экзамену будет допущено десять лучших претендентов, победивших в турнире по боевым искусствам. Я хотела попросить господина Су взять на себя ответственность и побыть в роли экзаменатора, чтобы господин мог рассудить женихов.

Мэй Чансу нашел эту просьбу крайне неожиданной, и его первой реакцией стал тактичный отказ:

— Письменный экзамен проводит лично Его Величество. Как может ваш покорный слуга вмешиваться в это событие?

— Кто не знает о славе талантливого господина Су? Его Величество не будет возражать, - взгляд великой княжны чуть просветлел и вопреки ожиданиям стал мягче и приветливее. — Раз уж все говорят, что женщина рано или поздно должна выйти замуж, это не значит, что к этому вопросу не стоит подходить немного осмотрительнее.

Мэй Чансу глубоко задумался, а затем спросил:

— Порядок мест, которые участники займут на время письменного экзамена, определяет порядок их поединков с княжной?

— Верно, у лидера письменного экзамена будет возможность первым сразиться со мной. Если он победит, у оставшихся девяти участников не будет шанса сразиться со мной.

— А если этот человек потерпит поражение?

— Следующий выступает в порядке очереди. Если ни один из десяти не сможет победить меня, я не выйду замуж, — княжна Нихуан холодно усмехнулась, как будто она уже давно знала исход этих состязаний. — Господин согласен?

Мэй Чансу понимал, что в сложившейся ситуации он не сможет остаться незамеченным, но, в тоже время, он не боялся оказаться в центре внимания. Медленно кивнув в знак согласия, он опустил взгляд на арену, где в атмосфере яростного сражения безудержно продолжали сверкать мечи. Вздохнув, он сказал:

— Было бы хорошо, будь здесь суженый княжны...

Княжна Нихуан подошла на шаг ближе, встав к Мэй Чансу плечом к плечу, равнодушно смотря на проходящие на арене сражения. Княжна тихо спросила, точно она говорила сама с собой:

— Почему господин Су не принимает участие?

— Я? — рассмеялся Мэй Чансу. — С таким телом, боюсь, что в первом же туре меня отправят в полет. После такого я уже не смогу стать цилинем. Мне повезет, если я не превращусь в лепешку с мясом.

Княжна Нихуан тоже рассмеялась, выслушав его описание.

— Ну и ну, господин Су столь остроумен. Интересно, какая болезнь беспокоит господина Су?

— Всего-лишь застарелая болезнь, она пока не опасна для жизни, — необдуманно сказал Мэй Чансу, продолжая беззаботно наблюдать за потоком людей внизу. Вдруг ресницы его дрогнули, а в глазах вспыхнули искры. Не смотря на то, что сей трепет был настолько легок, точно перо едва коснулось водной глади, исчезнув в один миг, однако — кем же была княжна Нихуан? — она тут же уловила эту мимолетную тревогу. Однако, проследив за его взглядом, она не смогла определить, что именно он увидел.

— Башня "Встречи Феникса" все-таки не то место, где я могу надолго задержаться. Если у великой княжны больше нет приказов, я все же хотел бы спуститься вниз и вернуться под свой навес, — мягко сказал Мэй Чансу. — Кроме того, если цилинь не вернется на свое место, разве не станут ли наследный принц и Его Высочество Юй-ван тревожиться в ожидании?

— И то правда. Вам стоит поскорее вернуться, — княжна согласно кивнула с легкой улыбкой на лице. — Как вам будет угодно. Не смею больше задерживать господина.

Мэй Чансу, поклонился со сложенными у груди руками и в поклоне отступил назад, по правилам вежливости попросив разрешения откланяться. Правящие круги, император и князья, не очень обращали внимание на правила этикета в отношении простолюдинов, но женщина-полководец, защитница южной границы, облаченная в дорогие одежды из шелковых тканей, вопреки ожиданиям, развернулась к нему и совершила полный этикет, поклонившись в ответ. После чего они разошлись каждый своей дорогой. Княжна вернулась в зимний павильон, а Мэй Чансу пошел вниз по лестнице. Позади него уверенно последовал Фэй Лю.

Боковой вдох башни "Встречи Феникса" и парчовый навес соединяла длинная вымощенная дорога, обнесенная стенами, за которыми стояла императорская стража. Весь путь был необычайно спокоен и тих. Мэй Чансу неторопливо шел вперед, задумчиво опустив голову. Пока за его спиной Фэй Лю, изменившись в лице, не воскликнул: "А!" Мэй Чансу поднял голову и увидел, как к нему приближается человек с крепкой, хорошо сложенной фигурой.

Мэн Чжи был главнокомандующим императорской гвардии, он нес большую ответственность за мир и покой дворцового города, а также за безопасность императора, который как раз прибыл на это событие. Мэн Чжи должен был особо тщательно досматривать каждый уголок. Разумеется, он знал, что великая вдовствующая императрица пригласила его и его друзей в башню "Встречи Феникса", поэтому сейчас, чуть не налетев друга на друга лицом к лицу, главнокомандующий не стал выяснять, что господин Мэй Чансу тут делает, наоборот — он с улыбкой на лице приветствовал господина.

Мэй Чансу слабо улыбнулся в ответ и поклонился в знак учтивости. У каждого из них было свое дело, они будто встретились тут совершенно случайно, поэтому не стали задерживаться, чтобы продолжить дальше обмениваться любезностями.

Но, стоило им разминуться, в тот миг, их плечи едва не соприкоснулись, с губ Мэй Чансу сорвались тихие, но очень строгие слова:

— Заставь этих двоих вернуться!



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *