Байли - означает "сто ли". "Сто ли" в смысле: очень большая территория. В Древнем Китае площадь округа могла достигать "ста ли". Ци - странный, необычный, удивительный, внезапный, огромный.

 

Следующие несколько дней Мэй Чансу не ходил посмотреть на состязание. Ссылаясь на плохое самочувствие, он остался в снежном павильоне, чтобы набраться сил и немного поправиться. К счастью, когда наследный принц и Юй-ван в прошлый раз наведались к Мэй Чансу, они убедились в том, что этого человека не обуздать своим авторитетом и милостью. Поскольку никто из них так и не придумал способ, как бы перетянуть Мэй Чансу на свою сторону, они не решались вновь нарушить его покой. Все эти дни Мэй Чансу провел за чтением и игре на цине, всей душой желая скорее поправиться. И он действительно начал выглядеть значительно лучше.

Поскольку Сяо Цзинжуй и Янь Юйцзинь принимали участие в состязании, они должны были бороться каждый день. К сожалению, брат Су ничего не мог поделать, чтобы составить им компанию. Вопреки этому, у Се Би оказалось достаточно много свободного времени, и он изо дня в день приходил в снежный павильон, чтобы поболтать с Мэй Чансу на разные темы. О землях южнее гор и севернее морей1 или просто посудачить о жизни, но ни слова не было сказано о Юй-ване.

1Южнее гор и севернее морей в значении: в самыхдалёких краях; на краю земли; за горами и морями.

С наступлением сумерек в снежном павильоне становилось более оживленно. Один Янь Юйцзинь голосил за десятерых, рассказывая Мэй Чансу о прошедшем состязании. Особенно ярко он описывал его поединок с Сяо Цзинжуем. Он говорил настолько оживленно, что от его речей едва не начала трястись земля и не заплакали духи. Он рассказывал об этом так, будто слова его были о величайшем сражении, или о событии, которое в корне изменит мир боевых искусств. Слушать его было интереснее, чем воочию наблюдать за самим поединком.

— Как ты можешь все это слушать и не краснеть? — проворчал Се Би, мягко подтолкнув старшего брата в плечо. — И это Юйцзинь о тебе говорит? Я вот слушаю его и представляю скорее сошедшего в суетный мир Эрлан-шэня2. Тебе рядом только зверя3 на привязи не хватает.

2Эрлан-шэнь - божество китайского даосско-буддистского пантеона, бог-драконоборец,

контролирующий разлив рек, и величайший воин Небес.

3Мифическое животное, чаще изображается в виде пса.

Убийца демонов, нечисты. Всегда рядом с Эрлан-шенем.

 

 

Сяо Цзинжуй не посмел перебить энтузиазм Янь Юйцзиня и лишь горько усмехнулся.

Недалеко от друзей, чуть в стороне сидел Фэй Лю и холодно смотрел на небо. Время от времени он восклицал возмущенное: "Невозможно"!

Янь Юйцзиню потребовалось немного времени, чтобы понять смысл слов Фэй Лю. И когда он продолжил описывать поединки, он старался не сгущать краски, рассказывая о конкретных приемах.

Несмотря на все несколько преувеличенные истории и хвастовство, что касается их настоящих навыков — он и Сяо Цзинжуй несомненно были первоклассными мастерами боевых искусств. На первых раундах проходящих состязаний им с легкостью удалось одержать победу над своими противниками. За последние несколько дней периодически попадались пугающие противники, но, в конце концов, им удалось одержать победу.

Император должен был каждый день появляться на верхних этажах башни "Встречи Феникса", дабы продемонстрировать важность этого события, но все прекрасно знали, что он взглянет от силы на пару поединков и сразу же покинет башню. Но даже этого было достаточно, чтобы почувствовать гордость от внимания Его Величества и участия в состязании. Большинство молодых бойцов принимали участие в состязании не только ради руки и сердца великой княжны Нихуан. Как-никак, жениться на ней сможет только один мужчина, а сложность состязания была действительно слишком велика. Многие приехали на этот турнир, чтобы продемонстрировать свои таланты, надеясь заработать немного славы за боевые заслуги и прославиться в цзянху. Либо получить высокое расположение и симпатию со стороны знатных господ, чтобы обзавестись возможностью начать службу среди чиновников и императорского двора.

Как и ожидалось, это состязание прошло не просто оживленно, но и привлекло внимание всей Поднебесной, стянув зрителей со всех сторон света. Ступающие на арену молодые таланты могли прославиться после первого поединка, а кто-то удрученно покидал поле боя проигравшим. Так, в одном месте собрались богатство, слава, власть и сила, и трудно было назвать это событие скучным. Ему не хватало только эффекта неожиданности, все было очень предсказуемо.

Пусть и с задержкой, но тот самый эффект неожиданности все же возник.

Под вечер седьмого дня проходящих состязаний, Мэй Чансу, взглянув на серьезные лица Сяо Цзинжуя и Янь Юйцзиня, ворвавшихся в снежный павильон, понял, что произошло действительно что-то удивительное.

— Брат Су! Брат Су! — первым молодым человеком, кричащим во весь рот, конечно же, был Янь Юйцзинь.

От того, что они очень спешили к Мэй Чансу, их щеки раскраснелись, а по лбу стекали капли пота. Подтащив бамбуковый табурет, Янь Юйцзинь уселся на него и, не успев отдышаться, быстро заговорил:

— Случилась беда!

— В чем дело? — Мэй Чансу свернул книгу в свиток, опустил ее и сел прямо. — Вы с Цзинжуем проиграли?

— Да какая разница - проиграем мы или нет? Шанчжи проиграл!

— Цинь Шанчжи? — Мэй Чансу недовольно вскинул брови. — Не смотря на то, что он в свои годы молодой и талантливый боец, но он еще не достиг совершенства в боевых искусствах. Что необычного в том, что он проиграл?

Сяо Цзинжуй с не менее серьезным выражением лица также сел рядом с Мэй Чансу и сказал:

— Не так странно то, что он проиграл, а то, что он потерпел поражение всего за один прием!

Мэй Чансу невольно напрягся:

— Как такое возможно? Даже если бы его противником был главнокомандующий Мэн, он бы не проиграл всего за один прием.

— Поэтому я и говорю, что случилась беда! — притопнул ногой Янь Юйцзинь.

— Разве победивший его человек не из Великой Лян?

— Если бы он был из Великой Лян — мы бы так не волновались. Этот человек представитель Северной Янь. У него очень странное имя — Байли Ци. До сегодняшнего дня он делал вид, что поединки даются ему с огромным трудом. Завтра будет решающий поединок и сегодня он, неожиданно для всех, показал, на что он действительно способен. Похоже, он не только хочет победить в состязании, но еще и заставить оставшихся участников дрожать от страха.

Мэй Чансу нахмурился:

— Получается, что кроме Тобы Хао у Северной Янь еще есть такие люди?

— Этот человек практикует жесткие техники, он грубой наружности, а мышцы его подобны железу. Шанчжи смотрел на него свысока, как на варвара, и зазнался. Когда он нанес удар - Байли Ци даже не сдвинулся с места. Не дав ему завершить форму, он сразу же нанес удар ладонью по плечу Шанчжи. Удар был такой силы, что Шанчжи больше не мог пошевелить рукой. Ему оставалось только признать свое поражение, - не смотря на то что Сяо Цзинжуй волновался не меньше остальных, он старался не показывать этого, сохраняя невозмутимый вид. Спокойный тоном он продолжил: - Хоть и неуместно говорить о том, что Шанчжи потерпел поражения всего за один прием, у этого Байли Ци, несомненно, огромная сила. Возможно, если он встретится с тем, кто также, как и он, практикует жесткие техники и обладает сильным духом, как, например, главнокомандующий Мэн, проиграет, но...

Прервавшись, Сяо Цзинжуй будто не решался продолжить свою речь, однако Мэй Чансу уже понял, что он имел в виду.

Великая княжна Нихуан, в конце концов — женщина. Ее навыки в боевых искусствах, в первую очередь, основывались на оттачивании мастерства, и лишь дополнялись силой. Столкнувшись с воином, практикующим жесткую технику — она окажется в крайне невыгодном положении. Если она по неосторожности допустит всего одну ошибку — быть беде.

— Не стоит паниковать раньше времени, — вмешался в разговор Се Би, который уже давно был в снежном павильоне. — Согласно порядку проведения соревнований — это не тупиковая ситуация. Даже если этот Байли Ци окажется в десятке лучших, право решающего голоса на письменном экзамене будет в руках Его Величества. Достаточно будет и того, что Его Величество оставит его последним в списке.

Мэй Чансу сосредоточенно прищурил глаза и, покачав головой, сказал:

— Если так, то нет никаких гарантий на то, что состязание будет проведено, согласно пожеланиям великой княжны Нихуан. Естественно, что если ей кто-то из участников придется не по вкусу — она не позволит ему победить. А если среди них не окажется ни одного, кто ей понравится? В таком случае, она просто не выйдет замуж. Но теперь среди участников появился боец, которого не только трудно победить, но и за которого она не захочет выйти замуж. Даже если поставить его последним — он все равно останется угрозой для великой княжны. Чтобы избежать возможного проигрыша этому Байли Ци, великая княжна должна будет отобрать себе жениха из девяти претендентов. Боюсь только, что для такой честолюбивой женщины, как княжна, будет унизительно оказаться в такой ситуации.

— Завтра будет решающее состязание и наконец будет выбрана финальная десятка кандидатов. Как у брата Су со здоровьем? Может брат Су сможет завтра пойти и посмотреть? - Сяо Цзинжуй приблизился к Мэй Чансу и прошептал: — Твои знания в военном искусства намного превосходят наши. Может быть ты сможешь разобраться в том, насколько этот Байли Ци действительно опасен и как нам должно справиться с ним...

— Ты с Юйцзинем будешь мериться с ним силами?

— Нет, — отрицательно покачал головой Сяо Цзинжуй. — Ни я, ни Юйцзинь не попали с ним в одну группу. Вне зависимости от того — победим мы или проиграем, мы с ним никак не пересечемся. Если Байли Ци завтра одержит победу, он точно пройдет в финал. Я лишь надеюсь, что брат Су сможет понаблюдать за ним, чтобы дать великой княжне Нихуан несколько полезных советов.

— Да, верно! — вторил Янь Юйцзинь. — Уровень боевого мастерства Цзинжуя с самого начала был несравним с моим, но стоило брату Су во время путешествия дать ему несколько советов, как он совершенно неожиданно смог обойти меня.

Мэй Чансу слегка улыбнулся и сказал со смешком:

— Великая княжна уже достигла вершины в военном искусстве, поэтому вряд ли я смогу ей посоветовать что-то полезное. Ее навыки отличаются от навыков Цзинжуя, но и навыки Цзинжуя не так высоки, как ее, поэтому у него больше потенциала для роста в боевом искусстве.

— Брат Су, — тоскливо протянул Сяо Цзинжуй с печальном выражением на лице. — Ты мог бы сказать это более деликатно? Твои слова могут ранить человека...

— После завтрашнего поединка княжне Нихуан действительно опасно встречаться с незнакомым ей бойцом, — две тонкие линии бровей Мэй Чансу сошлись ближе к переносице. — Нам стоит придумать другой способ, как поставить между ними больше барьеров.

— Брат Су, у тебя уже есть решение? — нетерпеливо спросил Янь Юйцзинь.

— Завтра, перед тем, как будет проведен решающий поединок, император может издать указ о продлении состязаний еще на два дня.

— Продлить состязания?

— Верно. Это делается для того, чтобы устранить любую несправедливость во время состязания из-за распределения групп. Завтра проигравшие смогут бросить вызов любому, кто пройдет в финальную десятку. Выбывшие из состязания по своему желанию смогут бросить вызов тому победителю, который не входил в его группу. Если претендент сможет одолеть финалиста в поединке - он сможет занять его место, но и ему также смогут бросить вызов. Через два дня состязания будут завершены и окончательная десятка победителей сможет принять участие в письменном экзамене. Мастера, которые осмелятся бросить вызов финалистам, не будут бесхитростными простаками. Даже если им не удастся победить Байли Ци, по крайне мере, великая княжна сможет увидеть, что он из себя представляет.

Три молодых сына непрерывно кивали головами.

— Это отличная идея! — воскликнул Янь Юйцзинь.

— Вот только уже этим вечером кто-то должен войти во дворец и просить у Его Величества немедленно издать указ, — нарочно заметил Мэй Чансу.

— Пустяки! Я прямо сейчас пойду во дворец! — не задумываясь, тут же бросил Янь Юйцзинь.

— Не нужно! — спешно остановил его Се Би.

Не смотря на то, что он почувствовал себя несколько неловко, но, покраснев, он попросил:

— Может мы можем попросить Его Высочество Юй-вана обратиться к Его Величеству?

Никто из присутствующим глупцом не был, и только услышав предложение Се Би, все сразу смекнули, что тот задумал. Все разом взглянули на него, но никто не проронил ни слова.

Вероятнее всего, император уже получил донесение о Байли Ци и на сердце Сына Неба стало неспокойно. Разумеется, если кто-то заговорит перед императором об этом деле и внесет подобное предложение, то это вызовет у правителя огромную радость. Великая княжна, конечно же, также должна будет выразить этому человеку свое почтение. Что касается множества потерпевших поражение бойцов, у них появится еще одна благоприятная возможность оказаться в числе победителей — это не может не радовать. И для того, чтобы внешне сохранить свое достоинство и честь, десять финалистов не будут нарочито проявлять свою слабость и противиться воле императора. Поэтому, как ни посмотри, это предложение было в интересах каждого. Неудивительно, что Се Би был готов поставить себя в неловкое положение ради такой возможности для Юй-вана.

Спустя некоторое время, Мэй Чансу равнодушно ответил:

— Раз Се Би желает заняться этим делом на своих ногах — иди.

Се Би был вне себя от радости. Быстро сказав: "Большое спасибо", он поспешно встал и не слыша под собой ног, убежал.

После его ухода в комнате повисло странное молчание. Решив немного отдохнуть, Мэй Чансу прикрыл глаза и опустил голову на теплую подушку. Сяо Цзинжую никогда не нравились подобные дела, которые тем более касались его младшего брата. Но ему только и оставалось, что прикусить язык. Пусть Янь Юйцзинь не придерживался ни одной из влиятельных сторон, он был связан с Юй-ваном родственными связями через императрицу Янь, поэтому также воздержался от комментариев. В павильоне еще долго царила тишина.

В конце концов, Янь Юйцзинь потерял всякое терпение вот так безучастно просиживать время. Ему в голову пришел еще один вопрос, и он поспешил его озвучить:

— Скажите, а разве не странно то, что у этого Байли Ци, который вчера, продемонстрировав все свои силы ради того, чтобы не смотря ни на что оказаться в десятке финалистов, нет и тени ни в одном из списков Ланъя?

— Ты значит не знаешь, да? И как ты после такого можешь называть себя человеком цзянху? — Не дожидаясь ответа, Мэй Чансу, первым сказал Сяо Цзинжую: - В список мастеров Ланъя с самого начала входили бойцы, которые уже демонстрировали свои боевые навыки. Те, кто никогда не показывался людям на глаза и вели уединенный образ жизни, какими бы выдающимися боевыми заслугами они ни обладали, Ланъя их попросту не будет рассматривать, чтобы включить в списки. Временами списки Ланъя удивительны, но это исключительно благодаря поразительным способностях архива Ланъя в быстром и тщательном отборе информации. Они могут узнать о результатах всех неизвестных публике поединков, поэтому могут возникнуть некоторые расхождения с общепринятым мнением. Этот Байли Ци привлек к себе очень много внимания и в следующем году он точно войдет в список выдающихся мастеров Ланъя.

— Тц, неужели это ты опираешься лишь на каплю таланта брата Су? Подумать только, теперь ты меня поучаешь, — надул щеки Янь Юйцзинь. — С завтрашнего дня я переезжаю жить в снежный павильон!

Сяо Цзинжуй рассмеялся:

— Ты шумнее тысячи ворон! Даже если брат Су вытерпит тебя, Фэй Лю не согласится...

Не успел он договорить, как из-за кроны дерева неожиданно угрюмо донеслось:

— Фэй Лю не согласен!

Эти слова напугали Янь Юйцзиня и он тут же испуганно подскочил к Мэй Чансу, прижавшись к нему бочком.

— Фэй Лю вернулся, — улыбнулся Мэй Чансу. Не успел он протянуть руку, как Фэй Лю моментально оказался рядом и прильнул к нему.

— Снаружи весело?

— Не весело!

— Фэй Лю не нравится, что братец Юйцзинь переедет сюда жить?

— Не нравится!

— Почему же?

— Очень похож!

Янь Юйцзинь моргнул от удивления и полюбопытствовал:

— Очень похож на кого?

Мэй Чансу рассмеялся:

— Он говорит, что ты очень похож на нашего Линь Чэня из союза Цзянцзо. Фэй Лю терпеть его не может, — с этими словами он развернулся к Фэй Лю и поинтересовался дразнящим тоном: — Почему ты решил, что они похожи? Братец Юйцинь же никогда тебя так не дразнил, ведь так?

Фэй Лю пристально посмотрел на сына шурина императора и ответил ледяным голосом:

— Он хочет дразнить!

— Эй, эй, эй! — запротестовал Янь Юйцзинь замахав руками. — Благородный человек не будет судить другого только из собственных помыслов, а! Так и невинного человека убить можно...

— Так и есть, — ответил Мэй Чансу, но от смеха у него начало сводить дыхание. - Фэй Лю, не обращай на него внимание. В комнате для тебя остались твои любимые сладости. Иди скорее - поешь.

Фэй Лю согласно промычал, снова бросил на Янь Юйцзиня пристальный взгляд и моментально исчез.

Сяо Цзинжуй взглянул на выражение лица своего хорошего друга и расхохотался до упаду. Он смеялся очень долго, но когда смех его начал постепенно затихать, он похлопал друга по плечу в попытке хоть немного утешить его.

— Тебе редко выпадает возможность от души посмеяться надо мной, так что смейся в свое удовольствие, — великодушно разрешил Янь Юйцзинь, махнув рукой, а затем развернулся к Мэй Чансу и спросил: — Так брат Су пойдет завтра?

— Раз уж завтра будет такое веселье, конечно я пойду, — мягко улыбнувшись, ответил Мэй Чансу. — Только эта идея с дополнительными днями состязаний может причинить вам неудобства, мне очень жаль.

— Так будет даже лучше! Все будут полагаться на свои настоящие способности, — рассмеявшись, сказал Янь Юйцзинь. — А то вся эта чрезмерная опека о нас мне с самого начала не нравилась.

Сяо Цзинжуй ошарашенно спросил:

— Что еще за опека?

Янь Юйцзинь искоса взглянул на него:

— Мало того, что смеялся надо мной, так еще и соображаешь туго.

— Цзинжуй, — тихо обратился Мэй Чансу, похлопывая его по руке. — Это состязание на выбор жениха, а не бойца. У вас двоих хороший облик, характер и социальное происхождение, разумеется императорский двор принял это во внимание. Или ты не заметил, что бойцы в ваших группах были в особенности слабые?

— А? — Сяо Цзинжуй по природе своей был спокойным и миролюбивым человеком, и никогда не любил вдаваться в лишние подробности, он и в самом деле не понимал, о чем Мэй Чансу говорит. Но через долю секунды понял и опешил.

Воспользовавшись случаем, Янь Юйцзинь таинственным голосом прошептал ему на ухо:

— А ты думал, что это твои способности столь выдающиеся, а? Где бы ты ни находился - в столице или в цзянху — кто тебе поверит, если ты скажешь, что ты не получаешь выгоды от своего положения?

— Юйцзинь! — Мэй Чансу продолжил улыбаться, но нахмурился. — Разве хорошие друзья так поступают? Будешь продолжать, пока Сяо Цзинжуй окончательно не расстроится?

— Брат Су, тебе не стоит так баловать его, — покачал головой Янь Юйцзинь. — Лучше будет, чтобы он научился ясно смотреть на некоторые вещи. Цзинжуй очень честный и хороший человек, но и это не очень хорошо. Ему лучше быть как я. Может, я и веду себя совершенно беззаботно, но я не глупый и прекрасно разбираюсь в очевидном.

Взгляд Мэй Чансу внезапно стал более отстраненным. Тихо вздохнув, он ответил:

— Ты, без всяких сомнений, человек искренний и беззаботный. Было бы здорово, если бы Сяо Цзинжуй мог быть таким же, как ты...

Сяо Цзинжуй взглянул сначала на Мэй Чансу, затем на Янь Юйцзиня и, не удержавшись, протянул между ними ладонь и недовольно сказал:

— Так, хватит! О чем вы говорите? У меня есть голова на плечах. Да даже если я немного наивен, я же должен быть лучше этого бессовестного человека, верно?

Мэй Чансу тепло ответил:

— Ты очень хороший человек и я надеюсь, что мы всегда будем так ладить друг с другом. Но ты по своей натуре очень привязываешься к людям, в будущем тебе это может очень повредить. Мы просто очень за тебя переживаем.

Сяо Цзинжуй видел, что Мэй Чансу говорит искренне. На его сердце стало теплее и он сказал:

— Брат Су, не беспокойся. Что это за жизнь такая, в которой я не смогу оттачивать свой характер? Каким бы слабым я ни был, когда я упаду и не смогу больше встать4, я бы не хотел беспокоить свою и семью друзей, чтобы они тревожились за меня... — под конец тон его речи чуть изменился. Краем глаза взглянув на Янь Юйцзиня, он сказал: — А ты что? Долго еще будешь притворяться братом Су и строить из себя великого ученого, а?

4Раз упал и больше не встал (обр. в знач.: пасть духом, опустить руки, отчаяться, впасть в уныние, сломаться)

— Эй, эй! — Янь Юйцзинь опустил обе руки на бедра. — Когда брат Су за тебя переживает — тебя это трогает, но когда я начинаю беспокоиться за тебя — ты сразу глаза к потолку закатываешь. Тебе не кажется, что тут слишком большая разница?

— Как я могу позволить столь избалованному человечишке беспокоиться обо мне? — продолжая косо смотреть на Янь Юйцзиня, сказал Сяо Цзинжуй. — О какой гордости тут вообще может идти речь? А ну, давай, скорее отойди от меня.

— Ты еще смеешь смотреть на меня свысока? А ну иди сюда! — Янь Юйцзинь засучил рукава и бросился на Сяо Цзинжуя. Два молодых человека начали драться, точно они были еще совсем упрямыми и неразумными мальчишками, не знающими ни одного боевого приема. Даже Фэй Лю шарахнулся от сотрясающего землю шума и высунул голову, чтобы взглянуть на этих двоих.

Мэй Чансу смотрел на них с улыбкой на лице, но в его глубоком взгляде таилось нечто непостижимое.



Комментарии: 1

  • Кричать во весь рот, хм, это прекрасно! Возьму в копилку фраз, которыми ошарашиваю друзей.

    Ответ от Michael Krauze

    Мне лично на это представляется типичные кричащие аниме персонажи))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *