Офицеры Сюаньцзин-ши должны вести себя сдержанно и скрытно, так было принято. Именно поэтому, когда Ся Дун вернулась в столицу, никто об этом не знал. За исключением тех, кто следил за каждым ее шагом. Но даже зная, кто следит за ней, тайно или в открытую, Ся Дун спокойно посетила дворец, резиденцию Нин-хоу и столичную резиденцию Му. Только после того, как Ся Дун побывала в этих трех местах, она направилась прямо в Сюаньцзин-ши, где след её и простыл.   

Что удивительно, по возвращению Ся Дун, дело “о захваченных землях”, не возымело ожидаемого, бурного эффекта. Это поразило не только императорский двор, но и мирных жителей. Но это не исключало того, что вот-вот в горах начнутся ливни. Цин-гогун уже давно ушел в отставку по болезни, он покинул дворец и отправился домой. Если верить словам придворных лекарей, то болезнь была настоящей и уважаемый господин совсем не притворялся.

Было еще одно событие, которого все ждали с замиранием сердца, но и тут ожидания народа не оправдались.  Ходили слухи, что цзюньма великой княжны до сих гостил в резиденции Нин-хоу. Император пожаловал ему два исписанных шедеврами каллиграфии полотна и пригласил в императорский дворец сыграть на цине, да выпить чаю. Вот только они даже шепотом не обмолвились о браке. Как выяснилось, когда княжну Нихуан посетила Ся Дун, княжна послала человека, чтобы тот передал письмо Су Чжэ. Никто не знал, что связывает всех этих людей.

Наследный принц за закрытыми дверьми переосмыслил свои поступки и вёл себя исключительно прилично. Поскольку истинная причина конфликта наследного принца с Нихуан держалась в тайне, ему было неудобно открыто приносить извинения великой княжне. Однако, люди из восточного дворца наследного принца, пересекаясь с людьми из резиденции Му, уступали им дорогу и отдавали низкие поклоны. Последние же, удивленные таким отношением, могли только качать головой и цокать языком. Пусть люди из резиденции Му и были переполнены яростью в отношении наследного принца, они не могли открыто выражать свое негодование, поэтому в обществе создавалась иллюзия, что между двумя домами никаких конфликтов и не было. Императорская супруга Юэ, после того как ее понизили в ранге, совсем погрязла в печали и горестях. Красота её увядала, а возраст брал свое. Со временем в сердце императора затеплилась жалость к этой женщине и гнев его начал угасать. 

Когда, казалось бы, все вернулось на круги своя, прославившийся на всю столицу Су Чжэ терпеливо дождался ясного и теплого дня, чтобы пригласить своих молодых друзей на прогулку. 

Старые, обшарпанные белые стены, осыпающиеся обломанные карнизы и обветшалый парапет, вдоль которого безграничным, бурным цветом разрослись до самой крыши глициния, плющ и дикая роза. Если так посмотреть, повсюду  была лишь сорная трава, высушенный лотосовый пруд и развалившийся сад с декоративными каменными горками. Под крышей крытой галереи повсюду растянулась паутина. От всей этой “красоты” поместье отгораживала высокая наружная стена. С виду она была достаточно крепкой и успешно оберегала от незваных гостей давно заброшенное и очень маленькое поместье. 

В глубине сада смутно можно было рассмотреть нечто похожее на полукруглую цветочную клумбу. Она вся заросла сорняками и в ней давно ничего не росло. Повсюду лишь шелестела пожелтевшая трава. 

Посреди разросшихся пожелтевших бурьянов стояло несколько молодых людей в дорогих одеждах, ярко контрастирующих на фоне разрухи. Они глазели во все стороны с таким видом, как будто их восхищал этот запущенный сад. 

— Если бы я отсюда не видел шпиль башни Чунъинь, я бы даже не понял, где нахожусь… — нарушил тишину замерший в весьма высокомерной позе молодой господин, сын императорского шурина, лениво покачивая веер в руках, пусть на дворе была зима. — Кто бы мог подумать, что в Цзиньлине есть столь заброшенное поместье. Брат Су, как ты вообще нашел такое местечко?

— Это не я его нашел, — горько усмехнулся облаченный в повседневные одежды молодой человек. — Я обратился в торговый дом, сказал что хотел бы купить дом с садом, там мне и рекомендовали это место. Сказали, что тут очень хорошо…

— Очень хорошо… — эхом повторил за ним Се Би, уставившись на разоренную цветочную клумбу. 

— Ты сразу купил этот дом только потому что тебе сказали, что тут хорошо? Ты заплатил, не удосужившись даже осмотреться?  Неужели у главы союза Цзянцзо так много денег? — задал сразу три вопроса Янь Юйцзинь, явно выражая свое неодобрение.    

— Я… я отправил Фэй Лю посмотреть. Он тоже сказал, что место очень хорошее…

— Очень хорошее… — вновь раздалось эхо в лице Се Би, в тот момент, как мимо промелькнула тень Фэй Лю, исчезая в лабиринте садов из сорной травы. Похоже он игрался в стенах этого поместья с особым наслаждением.

Янь Юйцзинь скрестил руки на груди и неодобрительно покосился на стоящего возле него утонченного и красивого молодого господина. Он обратился в торговый дом, отправил ребенка осмотреть поместье и сразу же купил его. Значит так ведет дела гений, цилиню подобный? Он действительно очень неординарный человек... 

— Если так посмотреть, то тут не так уж и плохо, — со смехом сказал Мэй Чансу. — Участок расположен очень удачно, и размер в самый раз. Тут несколько лет никто не жил, поэтому ничего удивительного в том, что всё так заросло. Нужно только нанять несколько человек, чтобы они навели тут порядок. Поместье сразу преобразится и тут будет красиво. К тому же Фэй Лю тут понравилось… Цзинжуй, ты так не думаешь?

Молодой человек, который с самого начала был весьма неразговорчив, в ответ только что-то невнятно промычал.

— В чем дело? — подошел к нему Се Би. — Мы уже поняли, что брата Су обманули при покупке этого поместья, но что с твоим лицом? Ты выглядишь более подавленно, чем он.

Янь Юйцзинь покосился на своего близкого друга, но не стал вмешиваться, решив в этот раз не поддерживать Се Би, чтобы вместе подразнить друга. Сложив веер, он стукнул им по ладони и медленно зашагал вглубь сада, желая получше его рассмотреть. Но не пройдя и десяти шагов, он вдруг вскрикнул и мгновенно пропал из виду. 

Стоящие неподалеку ошеломленные друзья тут же бросились к Янь Юйцзиню. Сяо Цзинжуй добрался до места первым, надрывно выкрикивая: “Юйцзинь! Юйцзинь!”

— Ну и местечко… — откуда-то снизу, будто из-под земли раздался приглушенный голос. — Вытащите меня отсюда…

Схватив друга за запястья, Сяо Цзинжуй помог ему выбраться из ямы. Роскошные одежды сына императорского шурина были в темных пятнах грязи, к которой прицепилась пожелтевшая соломенная труха. Стоило Сяо Цзинжую приняться помогать ему отряхнуться от грязи, в воздух тут же взмыли клубы пыли. 

— Так это высохший колодец! Выглядит мрачновато… — Се Би осторожно раздвинул бурьян, раскрывая колодезное отверстие. Вглядываясь в темноту, он сказал: — оголовок колодца полностью разрушен,  неудивительно, что ты его не заметил и провалился…

— Как хорошо, что я очень ловкий и вовремя схватился за край, — сказал Янь Юйцзинь, вытянув из волос стебель травы. Лицо его вытянулось и он добавил: — Не везёт  мне сегодня!

Сяо Цзинжуй задумчиво сказал:

— Повезло, что это ты упал. Если бы на твоем месте оказался брат Су, он бы не успел схватиться, и в итоге…

Янь Юйцзинь заскрежетал зубами и посмотрел на своего лучшего друга — исключительно бесчувственного и неблагодарного человека. Затаив на него обиду, он сказал:

— Говоришь значит, повезло, что это я упал? Ты, бессовестный и…

Тут подошел Мэй Чансу, чтобы помочь Янь Юйцзиню. Он спросил:

— Ты не поранился?

— Нет конечно! Разве может такой мастер, как я, так легко пораниться? — Янь Юйцзинь добродушно улыбнулся и небрежно махнул рукой.  

— Верно, — с серьезным выражением лица согласился Се Би. — Он действительно с легкостью может схватиться за что угодно в полете. В Шужэнь я видел, как он мог подолгу оставаться в воздухе…

К ним присоединился и Фэй Лю. Широко раскрыв глаза, он окинул взглядом с ног до головы перепачканного в грязи Янь Юйцзиня. Выглядел он очень уж жалко.

— Кто знает, какие еще опасности таит этот заброшенный сад. Нам лучше вернуться. Идем по каменной дорожке, — настойчиво велел Сяо Цзинжуй и посмотрел на Мэй Чансу. — Брат Су, тебе лучше идти позади нас.

— Ты слишком осторожен, — со смешком сказал Се Би. —  Пусть сад и запущен, это все еще всего-лишь сад. Неужели тут повсюду такие колодцы?

— Не стоит так переживать, — заступился за Сяо Цзинжуя Мэй Чансу. — Не смотря на то, что трава очень густая, если бы Юйцзинь был более осмотрителен, возможно он бы не оступился. Тут трава повсюду, к тому же земля неровная. Нам действительно стоит вернуться к главной дороге. 

Слова того, кто был старше всех, имели вес — все сразу же послушались Мэй Чансу и вместе вернулись к главной дороге. Уже после можно было неторопливо осмотреть сад. Вот только куда бы друзья не пошли, везде была сплошная разруха и запустение. Сам дворик был небольшим, совсем скоро друзья добрались до бокового входа в дом. Неожиданным было то, что двустворчатые двери были плотно закрыты на проржавевший железный замок.  Не считая Фэй Лю, ни у кого не было желания снова идти через сад, а потому, идущий впереди Се Би протянул руки и стоило ему только коснуться сдвижной двери, створки ее тут же рухнули на землю.

—  О, небеса! Да этот дом насквозь прогнил! Может тот домик из серого кирпича попрочнее будет?  — покачал головой Янь Юйцзинь. — Тут нет ни одного места, не нуждающегося в ремонте...

— Боюсь, что окна и двери придется заменить. Даже если какие-то из них не сгнили, они очень грязные, — сказал Се Би. — Брат Су, разве может такой человек, как ты, поселиться в таком поместье? Я слышал, что в Дунчэне  есть неплохое…

— Не стоит, — перебив его, Мэй Чансу мягко улыбнулся. — Что поделать? Деньги уже уплачены. К тому же Юйцзинь верно заметил, что наш союз Цзянцзо не так богат, чтобы купить несколько пустых поместий, чтобы они в итоге простаивали без дела. 

Се Би продолжил настаивать:

— Брату Су не нужно покупать поместье в Дунчэне, Его Высочество сказал, что…

— Се Би, — перебил его Сяо Цзинжуй. — Брат Су сам со всем разберется. Ты чего разболтался?

Се Би это не понравилось и он уже раздраженно думал ответить, как между ними встал Мэй Чансу и пошутил:

— Каким бы это поместье не было плохим, я его уже купил. Мне все равно придется тут пожить, иначе братья из союза отругают меня за безрассудную трату денег. Вы же не хотите, чтобы меня ругали? — он тихо рассмеялся, но мысли его были о словах Се Би о Его Высочестве. 

— Чтобы привести это поместье в порядок и поселиться в него, боюсь, потребуется больше месяца, — сказал Янь Юйцзинь. — Брат Су сам сказал, что никуда не торопится. Цзинжуй просто не хочет, чтобы ты так скоро уезжал. Смотрите, мы пришли только взглянуть на поместье, а ты уже выглядишь таким несчастным. 

Сяо Цзинжуй поджал губы и не стал возражать Янь Юйцзиню. Он долго хранил молчание, прежде чем тихо и медленно спросить: 

— Брат Су, ты правда… переезжаешь? 

— Мне придется еще ненадолго задержаться в столице. Мне будет неспокойно, если я продолжу злоупотреблять вашим гостеприимством, — слова Мэй Чансу сквозили учтивостью. Он ответил, продолжая мягко смотреть вдаль. 

— Снежный павильон — гостевой дом и он никак не связан с главным домом поместья. И вовсе ты не злоупотребляешь гостеприимством, — печально ответил Сяо Цзинжуй.  

Мэй Чансу слабо улыбнулся.

— Я знаю, что господин и старшая принцесса не против моего пребывания, но есть кое-какие неудобства…

Не смотря на обыденный тон Мэй Чансу, в словах его был сокрытый смысл. Друзья Мэй Чансу не были тупицами и они прекрасно понимали, что рано или поздно брат Су станет советником при одном из дворцов. Легко было понять, что за неудобства его волновали. Повисла неловкая тишина.

— Переезд — дело хорошее. К тому же совсем недалеко. И мне будет легче добираться до сюда, чем до поместья Се, чтобы навестить брата Су, — нарушил тоскливую тишину Янь Юйцзинь. Он рассмеялся и добавил: — может поместье и небольшое, разве уместно будет жить тут вдвоем с Фэй Лю? Тебе стоит пригласить нескольких слуг и поставить охрану. 

— Я не очень люблю, когда мне прислуживают, а Фэй Лю  может сам о себе позаботиться. Но нам правда понадобиться несколько человек, чтобы следить за садом. Думаю, это не проблема… Что касается охраны, у меня есть Фэй Лю. К тому же в столице сейчас гостит несколько наших друзей. Они могли бы остановиться у меня. Как гости.

Сяо Цзинжуй вспомнил слова Янь Юйцзиня, что четыре мастера боевых искусств, которые сопровождали его, все еще в столице. Он сразу все понял. Но даже эта новость не избавила его от горести в сердце, в то же время ему стало чуть-чуть поспокойнее.  

— Хотелось бы, конечно, чтобы они остановились у тебя на подольше, ведь… — Янь Юйцзинь о чем-то подумал, что вызвало у него хитрую улыбку. Он продолжил: — поместье такое заброшенное. Тут наверняка водится много призраков. Брат Су, тебе и твоим друзьям стоит быть осторожнее. Если однажды, в полночь, тебе в окно постучится прекрасная дева и если тебе захочется поближе рассмотреть её, ни в коем случае не открывай окно! Иначе она украдет твою душу! 

— Что? — фыркнул Се Би. — Если ты не можешь взглянуть на нее, как же ты узнаешь, что дева действительно красива?

— Если призрак способен менять свою форму, конечно же он может принять облик красивой девы!  Если призрак не захочет менять форму, он может выглядеть как господин Сунь из министерства чинов. 

Во всей столице сложно было найти человека с таким уродливым и непропорциональным лицом, как у господина Суня из министерства чинов. Молодые господа Сяо и Се только представив его лицо, не смогли сдержать смех. Продолжая смеяться, Се Би укорил Янь Юйцзиня:

— Как нехорошо с твоей стороны судить людей по внешности! Может ты и считаешь себя красавчиком, но что господин Сунь то тебе сделал?

Янь Юйцзинь фыркнул, резко раскрыл веер и, обмахнувшись им, торжественно заявил глядя в стену:

— Призраки и духи, слушайте меня! Если вы захотите сменить облик, примите мою внешность. Заверяю вас, что каждый человек будет восхищаться молодым и способным господином... 

Всё бы ничего, вот только может у молодого господина действительно была видная внешность, но сейчас он был весь в грязи и глине, волосы были растрепаны и из них торчала сухая трава. Такому еще далеко до молодого и способного господина с выдающейся внешностью. Он больше был похож на растрепанного на ветру петуха. Его старые друзья не удержались и согнулись пополам от смеха. Мэй Чансу отвернулся, но плечи его тоже едва заметно, но дрожали. 

—  Ты думаешь они смогут запомнить твой облик так быстро? — От смеха Се Би начал задыхаться и закашлялся. — Лучше попроси брата Су выделить тебе отдельную комнату, чтобы ты остался там на несколько дней  и все эти призраки смогли как следует тебя рассмотреть…

— Я больше с тобой не разговариваю, — Янь Юйцзинь развернулся к Мэй Чансу и с серьезным выражением лица заявил: — они с детства мне завидуют. Я привык. 

— Согласен, — не менее серьезно ответил Мэй Чансу, кивнув головой. — Я тоже думаю, что они просто тебе завидуют.

— Сходи переоденься хотя бы, — пихнул друга в плечо Сяо Цзинжуй. Как следует посмеявшись ему стало немного полегче и он расслабился. — Тебе непросто было завоевать репутацию первого красавца столицы, так что тебе не стоит расслабляться и нужно держать лицо.

— Я красив не только внешне, но и духовно, понял? Ну ты и завистник… — вздохнул Янь Юйцзинь. Он наклонился, чтобы стряхнуть засохшую грязь с одежды, но тут он неожиданно застыл. 

Это не скрылось от внимания Мэй Чансу и тот сразу же спросил:

— Что случилось? 

— Пропал…

— Что пропало?

— Моя нефритовая подвеска…

— А? — Сяо Цзинжуй и Се Би знали, насколько ценна и важна Янь Юйцзиню его нефритовая подвеска. Они подошли к нему и спросили: — Может ты просто не взял её с собой?

— Она всегда висела на моем поясе, а пояс на мне, как я мог не взять её с собой? Перед уходом я держал её в руках… — с каждым словом Янь Юйцзин становился всё бледнее.

Мэй Чансу не очень знал о ценности подвески, но он обратил внимание на перепуганные лица друзей.

— Ты мог её где-то обронить, — сказал Мэй Чансу. — Если мы пройдем по всему твоему пути, мы сможем найти твою подвеску.

— Верно! — Сказал Сяо Цзинжуй, успокаивающе похлопав друга по плечу. —  Даже если мы не найдем её сегодня, мы обязательно вернемся и найдем её в следующий раз.

На сердце Янь Юйцзиня было неспокойно. Он ничего не ответил Сяо Цзинжую. Развернувшись, он перешагнул через упавшую дверь и принялся рыскать в траве и камнях, стараясь найти потеряю, медленно двигаясь по собственным следам. 

Мэй Чансу шепотом спросил у Сяо Цзинжуя, как выглядит нефритовая подвеска, они втроем тут же засучили рукава и, согнувшись, принялись помогать другу в поисках. Фэй Лю сидел на самом высоком дереве в саду и с любопытством наблюдал за ходившими внизу туда-сюда молодыми господами, совершенно не понимая, чем они таким занимаются.  

Так они прошли весь путь через сад поместья, это заняло у них больше одного большого часа. Они перевернули каждый камушек, перерыли кучу мусора, но так и не смогли найти и следа подвески.

Пока они всей компанией одновременно не согнулись своими ноющими от боли поясницами над одним всем очень знакомом месте, внимательно всматриваясь в темноту.

В темноту поросшего бурьяном высохшего колодца.

— Да не может такого быть… — встревоженно вздохнул Се Би. — Даже если там нет воды, найти подвеску будет непросто. Боюсь, что на дне колодца толстенный слой грязи…

Сяо Цзинжуй нахмурился и пихнул локтем своего второго младшего брата. Затем развернулся и похлопал Янь Юйцзиня по плечу, мягко сказав:

— Это всего-лишь высохший колодец. Что тут такого? Я спущусь и обязательно найду твою нефритовую подвеску!

— Я сам спущусь, — Янь Юйцзинь тепло принял благоволение друга и мягко улыбнулся. — Я и так уже весь перепачкался, зачем еще и тебе пачкаться…

— Да ладно тебе, — мягко подпихнул его Сяо Цзинжуй. — Ну испачкаюсь, и что? Пустяки. Там внизу темно, а у меня зрение получше твоего будет. К тому же там могут быть змеи. Разве молодой господин не боится змей? К тому же там, внизу, очень грязно и влажно, а такие места змеи любят больше всего…

Друзья тяжело посмотрели на него, отчего Сяо Цзинжуй тут же растерялся. 

— Цзинжуй, сейчас зима. Зимой змеи впадают в спячку... — шёпотом сказал Мэй Чансу. 

Цзинжуй оторопел.

— Не обращай на него внимания, — сказал Се Би. — Я пойду поищу веревку. Неважно, кто решит полезть туда, в любом случае нужно будет как следует привязаться.  

С этими словами Се Би развернулся и собрался уже бежать на поиски, но его остановил Мэй Чансу.

— Фэй Лю уже пошел искать веревку. Он быстрее тебя… — твёрдо сказал Мэй Чансу и на его последнем слове рядом с ними появился мальчик, сжимая в руках моток прочной, толстой веревки. 

Сяо Цзинжуй тут же взял веревку и обмотал ее вокруг своей талии. Янь Юйцзинь прекрасно понимал, что со своей куриной слепотой он точно ничего не сможет найти в темноте колодца, поэтому не стал возражать. Подойдя к Сяо Цзинжую, он проверил узлы и убедившись, что веревка надежно закреплена, тихо сказал:

—  Будь осторожен.

— Ага, — ответил Сяо Цзинжуй, но почти сразу обратил внимание на сидящего на корточках Мэй Чансу, который собирал сухую траву и ветки. Он спросил: — Брат Су, что ты делаешь?

— Небольшой факел из сухой травы и палки. Спустишься с ним.

— Не стоит, я совершенно ясно вижу в темноте. Говорят, что у меня взгляд, как у совы.

Мэй Чансу улыбнулся и покачал головой.

— Он тебе не для света. Колодец достаточно глубокий, к тому же зарос травой. Там явно плохая циркуляция воздуха, к тому же внизу воздух должно быть тяжелый и грязный. Если факел потухнет, когда ты спустишься, тебе нужно будет сразу подниматься обратно, иначе ты задохнешься.

Молодые господа Янь и Се опешили от услышанного и тут же опустились на корточки, чтобы помочь собрать сухой травы. Вскоре они собрали небольшой факел, а Мэй Чансу взял у Фэй Лю кремень, чтобы зажечь факел. Подняв его над головой, Сяо Цзинжуй начал медленно спускаться в колодец. Се Би и Янь Юйцзинь крепко держали веревку и постепенно ее отпускали, в это же время Мэй Чансу внимательно наблюдал за пламенем маленького факела. 

Поскольку Янь Юйцзинь носил нефритовую подвеску на поясе, она была небольшого размера. Спускался Сяо Цзинжуй достаточно долго и постоянно кричал друзьям, чтобы они не останавливались, пока он, наконец, не коснулся ногами земли. Через некоторое время из глубины послышался приглушенный голос Сяо Цзинжуя:

— Стойте! Я внизу. Тут действительно очень много грязи, — голос его отражался от заросших мхом стен  колодца. — Найти подвеску будет не просто, мне потребуется чуть больше времени. Факел совсем скоро погаснет… Если увидите, что огонь погас — не беспокойтесь!..

— Но… — прикусил нижнюю губу Янь Юйцзинь. На сердце у него было неспокойно. Он хотел было продолжить, как почувствовал на плече крепкую руку. Подняв взгляд он встретился с теплой улыбкой и мягким взглядом Мэй Чансу.  

— Не волнуйся. Факел хорошо горит, все будет в порядке. 

Янь Юйцзинь невольно опустил взгляд и прошептал:

— Цзинжуй… Он же такой чистоплотный…

— Это всего-лишь ил, его можно отмыть, —  со смехом сказал Мэй Чансу. —  Он же не думает об этом, чего же ты так распереживался? Эта нефритовая подвеска очень важна для тебя, верно?

— Угу, — кивнул Янь Юйцзинь. — Это семейное наследство. Ее передал мне дедушка перед смертью...

— Поэтому, — продолжил Мэй Чансу, улыбаясь, — очень важно для Цзинжуя помочь найти нечто очень важное для своего близкого друга. 

Янь Юйцзинь задумчиво посмотрел на Мэй Чансу, о чем-то подумал, затем его губы неожиданно растянулись в улыбке. Он подполз к краю колодца и во весь голос крикнул Сяо Цзинжую:

— Цзинжуй! У тебя появилась редчайшая возможность угодить мне! Тебе стоит как следует постараться и поторопиться!..

—  Да иди ты! —  донесся снизу смешок. —  Ты подожди! Я как выберусь, хорошенько вытру об тебя руки! 

Эти двое развеселили Мэй Чансу и тот не смог удержаться от смеха. Се Би тоже заулыбался и покачал головой. Повисла приятная, непринужденная атмосфера. Прошло еще немного времени и, похоже, Цзинжую до сих пор ничего не удалось найти.

—   Цзинжуй, если не можешь найти подвеску, поднимайся. Может она не упала в колодец… —  крикнул Янь Юйцзинь.

— Подождите немного… — донесся ответ Сяо Цзинжуя. Но не успел он договорить, как веревка дернулась и молодой господин громко вскрикнул.

— Что случилось?! — Янь Юйцзинь опешил и растянулся у колодца, начав громко звать:   — Цзинжуй! Цзинжуй!!!

Ответа не последовало. Через долю секунды Цзинжуй всё же ответил:

— Я в порядке…

— Чего ты тогда вопишь и людей пугаешь, а?! — не сдержался Янь Юйцзинь. Затем он обратился к Се Би: — Тащим его обратно!

— Подождите! — поспешно остановил его Сяо Цзинжуй. — Я еще кое-где не посмотрел. Всё в порядке…

— Не беспокойтесь, — успокоил их Мэй Чансу. — Если что-то случится, Цзинжуй скажет. Поскольку он уже спустился, пусть поищет как следует. 

Янь Юйцзинь нахмурился и снова растянулся у колодца. Он терпеливо начал ждать, пока не услышал снизу:

— Тащите меня обратно!

Поднимать его было легче, чем спускать. Вскоре Сяо Цзинжуй показался из колодца. Он был весь в грязи, особенно его руки.

Янь Юйцзинь тут же схватил его руку и начал пусть и грубо, но вытирать ее о внутреннюю часть рукава собственной одежды. 

— Нашёл? — спросил Се Би.

Сяо Цзинжуй поднял вторую руку, медленно разжал пальцы и в его ладони показалась маленькая, в форме полумесяца, пусть и вся в иле, нефритовая подвеска. 

— Вот... Она правда упала в колодец.

Се Би достал из рукава платок, как следует протер подвеску и передал ее Янь Юйцзиню. Тот молча взглянул на нее, взял и крепко сжал в ладони. 

— Хорошо, что мы нашли ее. А теперь вы, два вонючих и грязных уродца, идите и как следует помойтесь! — вздохнул Се Би, похлопав их по спине. 

— Второй брат, — повернулся к нему Сяо Цзинжуй. С серьезным выражением лица он сказал: — мы обязательно вернемся и помоемся, но сначала я должен побеспокоить тебя и попросить сбегать в городскую управу. 

— В городскую управу? Зачем? — удивился Се Би.

— Обратись с заявлением о преступлении. Там внизу… я нашел… чьи-то кости…

 — А?! — все опешили. У Янь Юйцзиня голос даже сел: — Так ты кричал потому что нашел чьи-то кости?!

— Угу…

— Но почему ты сразу не попросил вытащить тебя?!

— Среди опавших листьев я увидел блеск. Как у твоей подвески. Если бы я попросил подняться и сюда бы пришли, чтобы вытащить кости из колодца, мы бы ее уже никогда не нашли. Она же такая маленькая. Поэтому решил сначала достать ее. И мне повезло, что я быстро ее нашел. 

— Идиот! — заскрежетал зубами Янь Юйцзинь. — Какая вонь! Иди и скорее искупайся! 

— Трупы в высохшем колодце… — Се Би заметно побледнел. — Это даже звучит ужасно. Ты очень храбрый, раз смог просидеть там так долго. На твоем месте я бы сразу же полез обратно…

— Еще смеешь сравнивать себя с Цзинжуем?! — Янь Юйцзинь тут же переключил свой гнев на Се Би. — Он тот еще негодник!

— Верно, и я тот еще негодник! — рассмеялся Се Би, а затем добавил: — брат Су, идем.

Сяо Цзинжуй удивленно посмотрел на него и спросил:

— Куда это ты собрался вести брата Су?

— В городскую управу, доложить о преступлении!

— Ты не можешь сходить и доложить сам?

Се Би пораженно поднял брови:

— Старший брат, это поместье купил брат Су. Разве не он должен доложить о преступлении, которое совершили в его поместье?

— Се Би прав, — Мэй Чансу бросил взгляд на обросший сухой травой колодец. — О преступлении действительно должен доложить я. 

Сяо Цзинжуй подумал, что в его словах есть смысл. К тому же нужно было возвращаться — от его одежды ужасно смердило, она была липкой, отчего ему было не по себе. Решив больше ничего не говорить, друзья разделились и, покинув поместье, каждый пошел своей дорогой. 



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *