Поскольку у великой княжны Нихуан был очень высокий статус, неожиданное решение императора привело молодых господ в замешательство. Сяо Цзинжуй выпалил:

— Неужели Его Величество не спрашивал мнения у самой княжны?

— Конечно же, спрашивал! Наследник Юньнани, Му Цин, достиг совершеннолетия и унаследовал титул. Поэтому-то великая княжна и согласилась. Но она также выдвинула ряд своих условий. Во-первых, тот, кто желает её руки, должен сам принимать участие в состязании. Во-вторых, в письменный экзамен она вмешиваться не собирается и оставляет его провидение на усмотрение Его Величества. В-третьих, самые лучшие из сдавших экзамен должны сойтись с ней в поединке один на один. Княжна выйдет замуж за того, кому проиграет, — спокойно ответил Юйцзинь.

Выслушав ответ, братья вздохнули с облегчением. С укором в голосе Се Би сказал:

— Юйцзинь, бесстыдник, ты нарочно раздразнил нас! Но так гораздо лучше: большинство мастеров Великой Юй и Северной Янь уже женаты и не имеют права принимать участие в состязании. Даже если кто-то из оставшихся дойдет до конца, им ни за что не победить нашу княжну, так ведь?

— Им не обязательно побеждать в дуэли, — вновь вмешался Мэй Чансу. — Если кандидат заинтересует княжну и придётся ей по душе, она проиграет.

— Я тоже так думаю, — самодовольно кивнул Юйцзинь. — К тому же, вы все прекрасно знаете, что больше всего княжне всегда нравился Я!..

Се Би, отпивший в этот момент чай, тут же выплюнул его и закашлялся.

— К... Княжна всегда любила тебя ругать! К тому же — ты не очень порядочный человек. Княжна Нихуан много лет претерпевала ветер и иней в пустыне, её привлекают ответственные и серьёзные мужчины!

— Ай-я, — раздражённо выдохнул Янь Юйцзинь. — Се Би, какой ты жестокий, мне итак тяжело предаваться подобным мечтам...

— Прекрати уже валять дурака, — толкнул его Сяо Цзинжуй. — Но на этот раз помечтать решили Великая Юй и Северная Янь. Даже если потерпят неудачу, они почти ничего не потеряют. Но вот если добьются желаемого... Только задумайтесь, мало того, что брак соединит два государства, так ещё и к ним в руки попадёт выдающийся мастер военного дела: их слава тут же взлетит до Небес!

Мэй Чансу равнодушно произнёс:

— Положение при дворах Великой Юй и Северной Янь в последнее время нестабильно. Каждая из сторон бьётся не на жизнь, а на смерть, желая лишить законного наследника права на престол. Тот, кому удастся заключить брак с княжной Нихуан, упрочит своё положение.

— Брат Су верно говорит. Даже не смотря на то, что они осознают, что императорский двор Великой Лян никогда не выдаст княжну Нихуан за чужеземца, они всё равно потратят огромные деньги и продолжат сражаться до последнего, лишь бы вернуться на родину с победой в руках, — согласился Янь Юйцзинь. — Не знаю, кто подкинул им эту идею, раз они так смело заявились сюда.

Заинтересовавшись, Мэй Чансу уточнил:

— Почему ты решил, что им кто-то подкинул эту идею?

Янь Юйцзинь пожал плечами:

— Я не очень умею анализировать информацию. А это... так, интуиция. Подумайте сами — два соседних государства почти одновременно посватались к княжне. Довольно странное совпадение.

— Плевать на совпадения! Всё хорошо до тех пор, пока княжна Нихуан не вышла замуж за чужеземца, — махнул рукой Се Би и повернулся к Мэй Чансу. — Брат Су, как думаешь, кто победит в этом состязании?

Мэй Чансу рассмеялся:

— Я не гадалка. Откуда мне знать?

— Ты сразу понял к чему ведёт Юйцзинь. Я уже успел подумать, что ты не гадая, всё наперёд знаешь, — рассмеялся Се Би.

— Признаюсь тебе честно, — с улыбкой на лице продолжил Мэй Чансу, — ничего я не угадывал.

— Не угадывал? — удивился Янь Юйцзинь. - Неужели брат Су все-таки умеет предсказывать судьбу?

— Как этот ничтожный глупец смог бы разгадать сокровенный смысл таинства судьбы? — Мэй Чансу неторопливо извлёк из широкого рукава свиток тонкого шёлка. — Я ничего не угадывал. Я знал. Здесь всё написано...

Янь Юйцзинь с нескрываемым любопытством выхватил свиток. Юноши дружно сунули в него носы и, прочитав, повскакивали со своих мест, не сдерживая поражённые возгласы.

— А! Это же верительная грамота, составленная рукой князя Великой Юй, отправившего своего посла свататься! — вытаращил глаза Се Би. — Откуда она у тебя?

— Ох... Таверна в уездном городке... Кто бы мог подумать, что послы Великой Юй действительно потеряли верительную грамоту..! — Янь Юйцзинь впился взглядом в Мэй Чансу. — Брат Су, скажи, тебе было настолько скучно, что ты решил украсть верительную грамоту? Ради чего?

— Всё так. Мне стало очень скучно и я стащил её, — Мэй Чансу по-прежнему улыбался так, будто в небе плыли невесомые облака, а его обдувал легкий ветерок. — Так уж вышло, что послы Великой Юй остановились на том же подворье, что и я. Хозяин постоялого двора рассказал, что они тщательно оберегают длинную сандаловую шкатулку. По всему выходило, что внутри находится нечто весьма ценное. Мне стало очень любопытно, что же там спрятано, и я послал за ней Фэй Лю. Кто ж знал, что это всего-лишь обычная верительная грамота. Их дела изначально не имели никакого отношения к цзянху, поэтому я планировал, быстро посмотрев, сразу же вернуть спрятанную вещь на место. Кто мог предположить, что они так скоро обнаружат пропажу и поднимут на уши и персонал и постояльцев? У меня не оставалось иного выбора, пришлось оставить её себе...

Все трое прекрасно знали о навыках Фэй Лю, так что ни один не удивился тому, что этот юноша причастен к воровству. Вот только в той ситуации любопытство тешил Мэй Чансу. Неужели он не опасался попасть в беду, стащив верительную грамоту у послов?

— Да, кстати, есть ли какие-нибудь ограничения для желающих принять участие в состязании? — вернулся к первоначальной теме разговора Сяо Цзинжуй.

— Конечно. Кандидат должен быть родом из благородной семьи, соответствующего возраста, хорошо сложен и не женат...

— И это всё?

— Ага.

— О! — вокликнул Се Би. — Брат, ты тоже можешь принять участие!

— Я? — опешил Сяо Цзинжуй. — Я, конечно, искренне уважаю княжну Нихуан, но никогда не думал...

— Тебе не обязательно выходить в финал, — Се Би потянул его за рукав. — Чем больше мужчин из Великой Лян примет участие, тем меньше шансов на победу у Великой Юй и Северной Янь! С твоим выдающимся мастерством ты непременно одержишь победу над многими конкурентами. Считай, что ты помогаешь княжне Нихуан отсеять непригодных кандидатов.

— Но...

— Но «что»? Моих боевые навыки так себе, только зря время потрачу. А вот ты — второй сын Небесного Источника! Дядюшка Чжо лично обучал тебя воинскому искусству, в котором ты преуспел. А по пути в столицу брат Су был щедр в своих наставлениях, так что тебе новый опыт точно не будет во вред! — Се Би, никого не слушая, обратился к Юйцзиню. — Юйцзинь, сходи завтра, запиши его.

— Не беспокойся, я уже давно его записал, — Янь Юйцзинь широко улыбнулся.

— Эй!.. Вы, двое...

— Не переживай, — сдерживая смех, обратился к нему Мэй Чансу. — Мне очень хорошо знакомы твои навыки. Ты точно не дойдешь до последнего этапа, но почему бы не помериться силами в паре поединков?

— Это ты меня так успокоить пытаешься? — выдавил Сяо Цзинжуй, который хотел плакать, но не мог и слезинки выдавить. — Неужели так приятно издеваться над другими...

Се Би в голову пришёл ещё один вопрос:

— О состязании же знают не только благородные семьи? Талантливые мастера из народа тоже могут принять участие?

— Конечно же могут, — покосился на него Янь Юйцзинь. — Такие новости вряд ли получится скрыть, тем более что они касаются императорской семьи. Кроме того, Его Величество заинтересован в поисках подходящего мужа для княжны, дабы достойно наградить её за долгие годы одиночества на поле битвы. Неужели по пути в столицу вы не обратили внимание на стекающих в Цзиньлин выдающихся мастеров Улинь?

Все трое обратились к своей памяти. Возможно, так оно и было, вот только при въезде в столицу в плотном потоке людей они не обратили на мастеров никакого внимания.

— Ладно, ладно, хватит болтать, — Янь Юйцзинь встал и потянулся. — Необходимо хорошенько отдохнуть, чтобы через три дня я смог продемонстрировать свои великолепные навыки, победить самых талантливых и храбрых мастеров и завоевать сердце сестры Нихуан...

Се Би покосился на него:

— Он ещё спать лечь не успел, а уже бредит во сне.

— Верно, пора идти спать, брату Су нужно отдохнуть, — сказал Сяо Цзинжуй. — Фэй Лю, вон, давно спит.

Все повернули головы: на кровати, не сняв одежды, лежал Фэй Лю. Полог был поднят и им были видны его закрытые глаза — юноша спал сном праведника.

— Даже когда спит, похож на сосульку... — стоило Янь Юйцзиню это сказать, как Фэй Лю неожиданно открыл глаза. Испугавшись, Юйцзинь тут же показал пальцем на Цзинжуя. — Это он сказал!

Фэй Лю уставился вдаль, взгляд чуть расфокусировался и вскоре его веки вновь сомкнулись.

— Не беспокойся, ему знаком твой голос, — мягко улыбнулся Мэй Чансу. — Если Фэй Лю услышит чужой голос, то сразу же проснется.

— Хорошо, хорошо, — Янь Юйцзинь ударил себя в грудь. — Тогда я откланиваюсь. Брат Су, пожалуйста, ложись спать пораньше.

Мэй Чансу встал, чтобы пройти с друзьями до дверей. Те ступили во двор и он, задержавшись у входа, проводил их взглядом. Пробил колокол, оповестив о второй ночной страже. Мэй Чансу постоял неподвижно, молча вслушиваясь в удаляющиеся звуки, глядя в темноту ночи и наслаждаясь тишиной, воцарившейся в резиденции Нин-хоу. И только после этого медленно закрыл дверь.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *