Покидая своё поместье, Мэй Чансу рассчитывал прибыть в резиденцию Цзин-вана после того, как тот закончит свои рутинные военные дела. Но когда гостей провели в зал для приёмов, там ожидали основные приближённые Его Высочества. Большинство из них Мэй Чансу знал, остальные были ему незнакомы. Все присутствующие — с решительным взглядом, стройные, высокие и талантливые воины. Стоило Цзин-вану перешагнуть порог, как все разом сжали ладонями кулаки и поприветствовали его.

— Это господин Су, Су Чжэ, — кратко представил гостя Цзин-ван. Немного поразмыслив, он добавил: — Он мой друг… впредь позаботьтесь о нём…

— Есть! — хором ответили генералы.

Мэй Чансу слегка улыбнулся и кивнул в знак приветствия. Друг? Действительно, Цзин-ван только и мог, что назвать его своим другом. Он же не объявит своим подчинённым, что Су Чжэ — его советник, не так ли?

— Чжаньин, закончи аудиенцию, — приказал Цзин-ван ближайшему к нему генералу, затем медленно повернулся к Мэй Чансу. — У нас сегодня было много дел. Я провожу господина Су в переговорную.

Мэй Чансу слегка кивнул. Они вышли бок о бок через задний выход и двинулись по центральной дорожке из тёмно-синего камня. Невесть отчего, но всю дорогу они молчали, даже не пытаясь подобрать слов, чтобы хоть немного оживить обстановку. 

На самом деле, чтобы пройти в переговорную, не обязательно было проходить через зал приёмов — Мэй Чансу прекрасно знал, что есть и другая дорога. Когда Цзин-ван познакомил генералов с Су Чжэ, он явно прервал их обсуждения на середине. Разумеется, присутствующим было любопытно взглянуть на знаменитого Су Чжэ, вот Его Высочество и решил таким образом познакомить подчинённых с ним.

Мэй Чансу было безумно любопытно — что почувствуют эти суровые генералы, увидев перед собой этого болезненного человека? У военных в порядке вещей смотреть свысока на слабых неженок, не знающих физического труда. Он хорошо помнил: когда дядюшка Не впервые присоединился к армии Чиянь, он и Цзинъянь относились к генералу с предубеждением, пока тот не выиграл несколько ожесточённых сражений.

Он был простым человеком, но смелым и талантливым полководцем, способным уничтожить злейшего врага. Он был человеком мудрым — во всей армии Чиянь второго такого было не сыскать. Ещё он был очень изобретателен и находил множество удивительных способов, как одержать победу. Вот только его последние слова были очень просты…

«Сяо Шу, ты должен жить…»

Столб огня бил в худую спину воина. Он произнёс эти слова из последних сил вжимаясь в покрытую снегом землю. В его чистых, озарённых лунным светом глазах горело пламя надежды и ни капли злости. Он хотел, чтобы Линь Шу выжил и продолжал жить. Большего Не Чжэнь не просил.

Мёртвые ничего не требуют, а живые не могут предаться забвению.

 

— Господину Су нездоровится? — раздался голос Цзин-вана. — Вы очень бледны.

— Ничего. Просто сегодня немного холоднее, чем вчера.

— Конечно, сегодня же дунчжи1. — Цзин-ван словно что-то вдруг вспомнил, подозвал дежурного солдата и приказал: – Принеси в переговорную жаровню. 

 

1Дунчжи — праздник зимнего солнцестояния.  

 

Получив приказ, солдат ушёл. Мэй Чансу слегка улыбнулся и сказал:

— Большое спасибо.

— Обычно я не обогреваю переговорную. Я забыл, что господин боится холода и недосмотрел, — спокойным, непоколебимым голосом сказал Цзин-ван. — Я слышал, у господина недавно была радость новоселья. Я не приходил лично поздравить вас, прошу за это прощения.

— Вашему Высочеству об этом рассказала княжна Нихуан?

— Нет, Цзиннин.

— О, — Мэй Чансу чуть поклонился, — я не удивлён тому, что видел его в зале для приёма гостей.  

Цзин-ван чуть повернулся и пристально посмотрел на гостя.

— Что вы сказали?

— Я говорю про Гуань Чжэня, он ведь теперь под вашим командованием?

Глаза Его Высочества засверкали, он продолжал пристально смотреть на Мэй Чансу, прежде чем ответить со вздохом:

— Вы даже об этом знаете…

— Гуань Чжэня рекомендовала принцесса Цзиннин, это действительно мудрое решение. Она не осмелится рисковать, поскольку власть наследного принца и Юй-вана весьма изменчива. Кроме того, Гуань Чжэнь не обладает талантами в политике, вряд ли он будет полезен вашим братьям. Он сможет чего то добиться только благодаря военным заслугам и под командованием Вашего Высочества. Однако… даже если Ваше Высочество позаботится о его будущем, между ним и принцессой слишком большой разрыв. Цзиннин уже семнадцать, он не сможет остаться тут надолго…

— Через день-два дня я отправлю Гуань Чжэня в Шаньбэй, расправиться с разбойниками. Так он сможет немного продвинуться по службе. — Цзин-ван неотрывно смотрел прямо перед собой. — Гуань Чжэнь молод и упрям, он до последнего не сдаётся. Я даже не знаю — хорошо это, или плохо, что Цзиннин повстречала его.

Слова Цзин-вана напоминали скорее поток тревожных мыслей, чем вопросы, на которые он хотел получить ответы, поэтому Мэй Чансу промолчал. Вскоре за поворотом показалась переговорная, туда уже принесли жаровню. Очевидно, что принесли её только что, поэтому воздух не успел прогреться. Мэй Чансу сел поближе к теплу и невольно поднял глаза. Встретившись с Цзин-ваном взглядом, когда тот опускался на ветхий стул у южного окна, у Мэй Чансу невольно сжалось сердце. 

В прежние времена он садился на этот стул. Даже если бы он сейчас захотел сесть на него, Цзинъянь бы точно не позволил. 

Когда им подали чай и, совершив все церемонии, они сразу перешли к разговору на основную тему. 

— Юй-ван намекнул, чтобы я обдумал способ, как выказать вам его уважение, а также что вы можете действовать свободно, вам не обязательно беспокоиться о нём.  

— Я и не думал беспокоиться о нём, — холодно ответил Цзин-ван.

— Вы ведь получили вчера высочайший указ, верно? — невозмутимо продолжил Мэй Чансу, не обидевшись на реакцию принца. — Ночь прошла. Что думаете?

— Доказательств управления Сюаньцзин достаточно, чтобы принять окончательное решение по делу, — тон Цзин-вана оставался суровым. — Цин-гогун не только потворствовал преступлениям, он — главный обвиняемый.

— Но он военный чиновник первого ранга и имеет право на высочайшую амнистию.

— Он убил троих и не заслуживает прощения.

— Он находился в столице и не совершал убийства лично.

— Резня в деревне Чжуцзя подтверждена его тайным письмом.

— То письмо написано не его рукой, а старым учителем из его резиденции.

— Я пригласил его прошлой ночью, он даже особо не упирался — сегодня он сознался. 

— Вам удалось вежливо обойтись с ним? — Мэй Чансу восторженно посмотрел на Цзин-вана. — Ваше Высочество смогли собрать недостающие у управления Сюаньцзин доказательства. Нижайший восхищён вами.

На лице Цзин-вана не было даже тени самодовольства. 

— Всё потому что Цин-гогун думал, что письмо было уничтожено и он не знал, что оно попало в руки Ся Дун, иначе он бы давно закрыл старику рот.

— Однако, Ваше Высочество должны принимать во внимание, что если дело Цин-гогуна будет рассмотрено со всей строгостью, за ним последует множество подобных кровавых дел из других провинций. Раньше провинциальные чиновники отказывались подавать такие дела ко двору, но теперь всё будет по другому. Вы уверены, что вы справитесь с этой головной болью?

—  Вторгнется враг — найдутся генералы, чтобы отразить его, разбушуется паводок — дамба его остановит2. Разве есть хоть что-то, с чем невозможно справиться?

 

2Из любой ситуации всегда есть выход; на любой случай найдется средство

 

Мэй Чансу посетил Цзин-вана, чтобы убедить его, что не стоит бояться трудностей, но Цзинъянь до сих пор не избавился от своего самого главного недостатка — он всегда относится к опасностям, как будто их не существует, и что он совершенно не нуждается ни в чьей поддержке. 

— Ваше Высочество уверены в себе, это заслуживает уважения, но в некоторых вопросах всё же не стоит упускать кое-какие детали, — строже обычного сказал Мэй Чансу. — Богатые и влиятельные дома всегда вели дела самостоятельно, они никогда не сталкивались с ситуацией, требующей совместных усилий. Когда Ваше Высочество начнёт заниматься разными делами, вам следует выносить разные решения — кого-то защитить, кого-то наказать легче, а кого-то — строже. Люди не смогут уследить за ходом ваших мыслей, им сложнее будет сформировать союз. Вы остановите захваты земель, знать не сможет объединиться и оказать сопротивление, стабилизируете приток сельскохозяйственных ресурсов, сократите количество беженцев, всё закончится в соответствии с пожеланиями Его Величества и он непременно взглянет на вас другими глазами. 

Выслушав Мэй Чансу, Сяо Цзинъянь переменился в лице — он был потрясён. Пораздумав над услышанным, он тихо сказал:

— Господин говорит правильные вещи. Я действительно думал относиться ко всем одинаково и не думал, что из-за этого не смогу достичь должного результата. 

Мэй Чансу улыбнулся и между делом заметил:

— Поскольку Юй-ван намерен оказать вам поддержку, не стоит ему отказывать. Во время расследования, столкнувшись с его людьми, совершившими преступления, вынесите им более мягкий приговор, в знак благодарности.

Цзин-ван приподнял свои густые брови и удивлённо спросил:

— Ему следовало бы сделать всё возможное, чтобы спасти Цин-гогуна. С чего бы ему оказывать благосклонность к такому упрямцу, как я?

— Потому что он знает, что ему не стоит идти против воли Его Величества. — Мэй Чансу вытянул руки к жаровне. Искорки от углей мерцали в его глазах. — Без Цин-гогуна и зная, что Се Юй на стороне наследного принца, ему есть чего бояться. Сейчас вы очень важны для него.

— Чтобы продемонстрировать мою значимость, господин щедро пожертвовал таким важным человеком, как Цин-гогун, и разоблачил Се Юя, — холодно фыркнул Цзин-ван. — Мне стоит поблагодарить вас за это.

— Почему? Ваше Высочество не желает вести счёт моим заслугам?

— Я просто… я не хочу, чтобы люди думали, что я поддерживаю Юй-вана… я не хочу выступать ни на стороне наследного принца, ни на стороне Юй-вана…

— Я понимаю ваши обиды и ручаюсь, что вам не придётся совершать неприемлемые для вас поступки. Кроме того, вы много лет сносили обиды, уверен, что все помнят об этом… 

— Меня не волнует, что другие люди думают обо мне. — Цзин-ван слегка стиснул зубы, его зрачки чуть дрогнули. — Души павших отважных воинов не должны видеть, как я склоняю голову…

В груди Мэй Чансу полыхал жар. Спустя какое-то время он снова заговорил:

— Души павших не только смотрят на вас, они знают, что в вашем сердце. Тем более это лишь средство для достижения цели.

— Я всё прекрасно понимаю. Это мой собственный выбор. Здесь нет места для обид. — Цзин-ван глубоко вздохнул. — Я буду действовать по вашему плану, можете не волноваться.

Мэй Чансу спокойно улыбнулся и сменил тему:

— Согласно воле Его Величества, Ваше Высочество должны выбрать себе в помощь чиновников из трёх министерств?

Цзин-ван кивнул.

— Ваше Высочество уже определились с кандидатами? 

— Прошу у господина совета, — совершенно искренне и прямо сказал Цзин-ван.

Мэй Чансу вынул сложенный пополам лист и протянул его Цзин-вану. Сяо Цзинъянь раскрыл его, внимательно просмотрел, затем глубоко задумался.

Прежде чем задать свой вопрос, Мэй Чансу дал Его Высочеству немного времени на размышления.

— Что Ваше Высочество думает об этих кандидатах? 

— Очень хорошо, — сдержанно ответил Цзин-ван.

— Вашему Высочеству стоит познакомиться с ними поближе, — шире улыбнулся Мэй Чансу. — Но в будущем они не обязательно станут сторонниками Вашего Высочества. 

Цзин-ван ничуть не удивился словам Мэй Чансу, он лишь кивнул в знак согласия, очевидно, уловив сокрытый в его словах смысл.

— В качестве советника Вашему Высочеству достаточно меня. Также вы можете не беспокоиться о военной поддержке. Во дворце у вас есть принцесса Цзиннин. Она не привлекает к себе внимания, а потому она ваш сильнейший союзник. Что касается двора… Я не думаю, что Вашему Высочеству нужны сторонники, поскольку чем раньше они у вас появятся, тем быстрее вы привличёте к себе внимание наследного принца и Юй-вана. Вашему Высочеству требуются лишь преданные сановники, не больше, — Мэй Чансу говорил тихо, но каждое его слово Цзин-ван отчётливо слышал. — Чем министры честнее, тем меньше будет хитрых заговоров и тем больше возможностей сохранить свой темперамент и отстаивать свою точку зрения. Кроме того, дружба с этими людьми не вызовет у вас дискомфорта.  

— Но эти люди… им трудно будет добиться высоких должностей…

— Разумеется, пока наследный принц и Юй-ван заведуют делами. Я надеюсь, что Ваше Высочество сможет это изменить. Этим людям не достает ни талантов или ума, им не хватает возможности. Не в их характере в будущем поддерживать одну из сторон в борьбе за власть, но они с благодарностью будут помнить покровительство Вашего Высочества. Вашему Высочеству нужно лишь быть с ними искренним. Если они потребуются для реализации ваших планов, позвольте мне заняться этим.

— Вы… — Цзин-ван долго пристально смотрел на Мэй Чансу. — Вам обязательно действовать такими методами?

Мэй Чансу слабо улыбнулся.

— Это и есть обязанность советника. Если Ваше Высочество будет заниматься таким самостоятельно, мне будет очень неловко. 

— Я понял. — Цзин-ван словно что-то вспомнил и тихо сказал: — В тот день вы написали мне, чтобы я пробыл полдня в башне Цзиюнь3

 

3Перевод названия: кучевые облака

 

— Верно, — улыбнулся Мэй Чансу. — Вам удалось встретиться?

— Да. Сидеть там столько времени достаточно уныло, а он очень привлекал к себе внимание. — Цзин-ван немного расслабился и поудобнее уселся. — Люди обычно ходят в Цзиюнь чтобы поесть, но он был единственным, кто вызвал хозяина и расспрашивал его о ценах на всё: на дрова, рис, масло, соль, мясо, овощи, яйца… обо всём. Сложно было его не заметить.  

— Министерство финансов отвечает за казну и налоги, оно затрагивает интересы государства и народа. Жаль, что Лоу Чжицзин превратил всё это в красильный чан4. Остался только один человек, которого от всего сердца заботят цены на самые необходимые товары. Он очень внимательный и надёжный человек. Боюсь, если бы он не был сыном княжны Цинхэ и не имел дворянских корней, его бы давно выгнали, — Мэй Чансу тяжело вздохнул. — Когда вы познакомились, вы хорошо поговорили? 

 

4Метафора грязного, коррумпированного общества.

 

— Мы сошлись с ним характерами, — Цзин-ван пристально смотрел на мужчину. — Лоу Чжицзин замешан в деле об убийстве, вряд ли он долго продержится на своём посту. Вы что-то задумали?

— Что думает Ваше Высочество?

— Шэнь Чжуй — помощник министра третьего ранга, его невозможно повысить до главы, но он не человек наследного принца и не человек Юй-вана. Вы хотите протолкнуть его на должность министра? Разве это возможно?

— Именно потому что он не относится ни к одной из сторон, у него есть эта возможность, — уверенно улыбнулся Мэй Чансу. — Конечно, предстоит сделать ещё очень многое, но исход очевиден. Юй-ван ждал этой возможности много лет, он обязательно воспользуется ею помешать наследному принцу посадить на эту должность своего человека. Падение Лоу Чжицзина — огромная потеря для наследного принца. Но разве он не потеряет ещё больше, если позволит Юй-вану воспользоваться этим? Они никогда не уступят друг другу, тут очевидна выгода рыбака5.

 

5Выгода рыбака добывшего как птицу-рыболова, так и устрицу, раковиной защемившую птичий клюв. Означает выгоду, которую извлекают третьи лица из конфликта между двумя сторонами.

 

— Да, всё так. Вы умудрились подгоняя волны, создать бурю. Шэнь Чжую действительно повезло, — Цзин-ван задрал голову и улыбнулся. —  Таланты господина действительно удивительны, вы заслуженно зовётесь гением, цилиню подобным. 

На лицо Мэй Чансу опустилась тень горечи. Он опустил глаза и ничего не ответил. Гений? На самом деле он не сильнее других людей. Просто он долгие годы вынашивал этот план, размышлял о нём, пускал на него все силы. Разумеется, он лучше всех понимал всё, что происходит при дворе. 

— Шэнь Чжуй и правда подобен чистому течению. Я тоже хочу подтолкнуть его к вершине. — Цзин-ван посмотрел на Мэй Чансу, сложил руки и поклонился. — Господин, позвольте поблагодарить вас.

Мэй Чансу поклонился в ответ и сказал:

— Шэнь Чжуй — лишь первый шаг. Через несколько дней в министерстве чинов и министерстве наказаний тоже освободятся места. Имена тех, кого я смею рекомендовать, находятся в списке Вашего Высочества. Я так же прошу Ваше Высочество воспользоваться случаем и, во-первых, встретиться с этими людьми и, во-вторых, познакомиться с ними. Позвольте им продемонстрировать свои навыки, чтобы произвести на императора хорошее впечатление. Они умны и поймут без слов, что Ваше Высочество лишь желает помочь им продвинуться по службе. 

— Шэнь Чжую улыбнулась удача, но почему освободятся места в министерстве чинов и министерстве наказаний? — только задав свой вопрос, Цзин-ван тут же вспомнил, что падение Лоу Чжицзина заключалось в том, что Су Чжэ случайно купил один дом. Его Высочество сразу всё понял.

— В ближайшее время ничего не произойдёт. Вашему Высочеству стоит заниматься делом о захвате земель, — взгляд Мэй Чансу стал заметно строже. — После празднования Нового года, я приглашу Хэ Цзинчжуна и Ци Миня присоединиться к игре…



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *