Из поколения в поколение Цзиньлин славился своим благодатным влиянием совершенного государя и великолепием. В самом сердце столицы красовался дворец императора Великой Лян. Если прогулочным шагом выйти за южные ворота Шэн и направиться вдоль красных кирпичных стен по косой улочке, можно выйти к изысканной резиденции. Пусть она и находилась в отдалении от дворцового города, но являлась его частью.

Резиденцию нельзя было назвать большой, однако, судить о положении хозяина по её размеру — величайшее заблуждение. Главные ворота в резиденцию были закрыты круглый год. Над ними висела горизонтальная доска совершенного чёрного цвета с золотой каймой. Надпись из трёх иероглифов гласила: "Резиденция Лиян".

Старшая принцесса Лиян  единственная младшая сестра царствующего императора, супруга Нинхоу  Се Юя.

Жители столицы, что в меру возраста уже встретили свою старость, хорошо помнили торжественный праздник взбудораживший всех в столице — замужество старшей принцессы. Смотря на надменно взирающих на простой народ с высоты башни Феникса новобрачных, на ум приходили лишь мысли о том, что они — идеальные супруги — герой и красавица. С тех пор прошло двадцать четыре года. Супружеская пара по-прежнему взаимно любит и почитает друг-друга. Они воспитали троих сыновей и одну дочь образованными и воспитанными детьми. В глазах многих людей они — идеальная и образцовая семья.

Согласно общепринятым правилам для членов императорский семьи, Се Юй должен был переселиться в резиденцию супруги — и с этого момента к нему следовало обращаться "зять императора", а не "хоу". Однако, покойная вдовствующая императрица не одобряла, когда жена стоит выше мужа, тем самым лишая себя радостей семейной жизни. Потворствуя её чаяниям, дочь императора после свадьбы самовольно пожелала переехать в резиденцию своего супруга - державного хоу, чтобы, как положено в семейном этикете, проявить должное уважение и жить вместе со свёкром и свекровью. Старшая принцесса от природы была мудрой и добродетельной. Она умела вести себя в обществе, оставалась порядочным человеком, в меру строгим и осмотрительным. В поместье державного хоу она наказала, чтобы слуги называли ее "госпожой", но особенно строго она относилась к личным дворцовым служанкам, которые отправились вслед за ней. После того, как Се Юй был щедро награждён за боевые подвиги, он занял значительно более высокое положение при императорском дворе. Со временем сестра императора становилась все более сдержанной и намеренно ушла в тень. Все, от чиновников до обычных простолюдинов, мало-помалу приняли эту пару как "хоу" и его "супругу", а не как следовало бы — "принцессу" и "зятя императора".

Резиденцию Лиян построили в соответствии с указом предыдущего императора к пятнадцатилетию принцессы. После её бракосочетания, в резиденции так никто и не пожил. Принцессе было очень жаль, что резиденция пустует, посему она велела высадить в садах все возможные виды редких цветов и экзотических трав. Четыре сезона резиденцию украшали неизменно чарующие ароматы, жены и наложницы императора, а также члены императорской семьи в сезон цветения просили разрешения полюбоваться превосходными садами.

Принцесса также сама порой занимала покои усадьбы: отдыхала и по несколько дней постилась перед поклоном Будде, или перед визитом в столицу Великой Вдовствующей Императрицы.

Когда Сяо Цзинжуй и Се Би вернулись, их матушка как раз сблизилась с великой княжной и ненадолго остановилась у нее.

Ранним солнечным утром братья, следуя велению отца, отправились в резиденцию Лиян, поприветствовать старшую принцессу, а затем сопроводить её императорский экипаж до резиденции Нин-хоу. Старый хоу и его супруга давно почили, таким образом не было нужды посещать их покои, дабы поприветствовать и справиться о здоровье. Поэтому старшая принцесса Лиян отправилась сразу в главные покои внутреннего двора, где она и жила.

Если идти поп галереи вокруг дома к боковому дворику, можно увидеть высаженные вдоль стен роскошные османтусовые деревья, оставляющие в воздухе непередаваемо прекрасный аромат. Старшая принцесса едва-едва замедлила шаг, почувствовав дуновение ветра, несущего за собой дурманящие ароматы. В тот же миг её ушей коснулся льющийся из-за стены, едва различимый голос цитры. Музыка звучала сравнительно далеко, но её ритмичные отзвуки были отчетливо слышны, они будто смывали с души всю пыль суетного мира.

— Кто играет на цитре? Настроение музыканта столь необычно.

Сяо Цзинжуй поднял голову и внимательно прислушался.

— Это мой друг. Его фамилия — Су, имя — Чжэ. Я пригласил его в Цзиньлин немного отдохнуть и поправить здоровье. Гость остановился в Снежном павильоне.

— Матушка желает повидаться с ним? — поспешил спросить Се Би.

Принцесса Лиян слегка улыбнулась:

— Поскольку он друг Цзинжуя, то ему следует оказать должное гостеприимство. Зачем ему видеться со мной?

— Однако, здесь не очень хорошо слышно музыку. Может вашему сыну стоит пригласить брата Су войти во внутренний двор и сыграть для матушки сидя за ширмой? — предложил Се Би.

Старшая принцесса Лиян чуть нахмурилась, но голос её остался ласков:

— Би-эр, этот господин Су — наш гость, а не музыкант, приглашённый для потехи. Как можно просить его о подобном? Если впредь появится возможность услышать его игру — я услышу. Ежели нет — я не буду навязываться.

Сяо Цзинжуй, едва услыхав предложение второго брата, почувствовал себя также, как матушка: на его сердце в миг сделалось неспокойно. Однако, старшая принцесса Лиян отказалась от предложения, и он решил промолчать.

Разумеется, сделав это предложение, Се Би даже не думал о том, чтобы повести себя неучтиво в отношении гостя или матери, просто он с раннего детства привык, что желания его матушки все обязаны исполнять и проявлять к ней уважение в силу её высокого статуса. Если ей понравилась игра на цитре, то нужно всего-лишь попросить исполнителя сыграть для неё несколько песен. Лицо Се Би раскраснелось от порицаний матушки.

Они остановились в главных покоях внутреннего двора. Старшая принцесса Лиян присела отдохнуть на длинную плетёную тахту у окна. Она всегда была остроумной и сразу отметила, что у её красавцев-сыновей, вне всяких сомнений, есть свои дела, поэтому не стала их задерживать. Перекинувшись парой бытовых фраз, женщина отпустила детей.

В связи с обстоятельствами своего рождения, Сяо Цзинжуй давно отказался от притязаний на титул, решительно уступив место Се Би. К тому же, повзрослев, Се Би, в сравнении со старшим братом, был более сведущ в политических делах, а также более искусен в налаживании полезных связей. За последние пару лет Нин-хоу уже передал ему большую часть семейных дел, а также разрешил присутствовать на важных собраниях вместо него. У Се Би всегда хлопот хватало с избытком, поэтому, стоило им покинуть внутренний двор, от него не осталось и тени. А вот более беззаботный Сяо Цзинжуй сразу же направился в Снежный павильон.

Мэй Чансу закончил музицировать и присел под деревом, почитать книгу. Услыхав торопливые шаги, он поднял голову и обратил своё внимание в сторону ворот ведущих во двор. Губы молодого господина Су тронула улыбка, солнечные лучи, проглядывающие сквозь сочную листву, весело играли на бледной коже, отчего его мягкая улыбка выглядела особенно выразительно.

Сяо Цзинжуй широко улыбался; подходя, он сложил руки в знак приветствия и слегка поклонился:

— Брат Су хорошо спал прошлой ночью?

— Ты тревожился за мой сон? — Мэй Чансу жестом попросил Сяо Цзинжуя прихватить бамбуковый стул, чтобы тот мог сесть рядом. — Люди цзянху не страдают бессонницей на новом месте. Я слишком долго думал о грандиозном событии, про которое говорил Юйцзинь, отчего поздно заснул и в итоге поздно встал. Фэй Лю сказал, что ты приходил сюда утром?

— А? — Сяо Цзинжуй оглянулся. — А где Фэй Лю?

— М-м, Фэй Лю впервые в Цзиньлине, я разрешил ему выйти немного поиграть, — небрежно ответил Мэй Чансу.

У Сяо Цзинжуя по спине пробежал холодок. Несмотря на то, что уровень развития Фэй Лю был наравне с ребенком, его боевые навыки превосходили любые ожидания. Кто бы мог подумать, что Мэй Чансу окажется настолько смелым человеком, что беспечно отпустит Фэй Лю "немного поиграть".

— Не беспокойся, наш Фэй Лю не доставит проблем, — сказал Мэй Чансу, как будто прочитав мысли Цзинжуя. После он вскинул брови и с улыбкой на лице добавил: – Даже если Фэй Лю попадёт в переделку, с его ловкостью он сразу же сбежит и никто не сможет его найти. В резиденции Нин-хоу его никто не побеспокоит.

— Это я-то беспокоюсь? — рассмеявшись, парировал Сяо Цзинжуй. — Брат Су, ты меня обижаешь.

Мэй Чансу ничего не сказал, лишь мягко постучал кончиками пальцев по столику.

— Раз уж ты пришёл, почему бы нам не сыграть в облавные шашки?

Сяо Цзинжуй встал и отошёл в крытую комнату, чтобы принести доску для облавных шашек. Он поставил её на каменных столик под деревом. Пусть Мэй Чансу был невероятно талантлив, но далеко не совершенен. Одним из его изъянов как раз была абсолютно посредственная игра в облавные шашки. По пути в столицу Сяо Цзинжуй узнал об этом и теперь во время игры ему не приходилось применять все свои силы, чтобы заставить соперника насупить брови, подпереть кулаком щёку и погрузить в глубокие размышления, высматривая каждый последующий ход.

К концу третьей партии Мэй Чансу капитулировал. Сяо Цзинжуй бросил взгляд на расставленные на доске камни.

— Сообразительность брата Су в шашках очень хороша, но брат Су совсем не умеет просчитывать ходы. Так что пусть мои слова покажутся слишком громкими, я с уверенностью заявляю: в этой жизни тебе меня не победить!

— Не зазнавайся. Вот когда я научу Фэй Лю играть, тогда-то ты и поплачешь. Пусть Фэй Лю не отличается сообразительностью от обычных людей, у него совершенно поразительная внимательность. Из всех кого я знаю с ним в этом плане никто не сравнится!

Сяо Цзинжуй даже не попытался сохранить чувство достоинства на собственном лице, вместо этого он снова принялся вертеть головой:

— Брат Су, куда Фэй Лю пошёл играть? Уже полдень, а он всё ещё не вернулся?..

 



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *