Только скажешь «Цао-Цао» — Цао-Цао тут как тут1. Следом за громкими криками послышался шелест одежд.

1Буквально эта поговорка означает: Только чёрта помянешь, а он тут как тут.

Криком расчищая дорогу, раздался чей-то зычный мужской голос:

— Куда?! Негодник! Как посмел бесчинствовать в резиденции хоу?! Стоять!!

— О нет, этот голос!.. — испугавшись, подскочил Сяо Цзинжуй. Он намеревался как можно быстрее достичь источника шума, но внезапно почувствовал, как его предплечье крепко сжали чужие пальцы. Обернувшись, Цзинжуй увидел крайне серьёзное выражение на лице Мэй Чансу, вцепившегося в его руку. Севшим голосом, Су Чжэ попросил:

— Помоги мне попасть туда! Скорее!!

Не задумываясь, Сяо Цзинжуй спешно перехватил Мэй Чансу поперек спины, вдохнул поглубже, и, сосредоточив всю свою энергию в ногах, за несколько стремительных шагов добрался вместе с Мэй Чансу до места происшествия.

Они, проскочив западный двор, нырнули в овальную арку, разделяющую дворики резиденции, и, едва ступив в главный двор, сразу же увидели размытые тени, сплетённые в ожесточённой схватке. Фэй Лю не только обладал удивительными техниками рукопашного боя, но и его навыки работы с мечом оказались не менее превосходны. Холод, идущий от обнажённого клинка, пронзал до костей. Вот только в этот раз юноше попался непростой противник: невосприимчивый к угрозам подобного рода. Движения его рук были легки и изящны, он умело парировал все атаки. А его сила напоминала лучи палящего солнца, этот "свет" лишал Фэй Лю всякой возможности скрыться. Как бы юноша не старался, ему не удавалось ни провести свою атаку, ни вырваться за пределы атаки чужих рук.

Сяо Цзинжуй опомниться не успел, как услышал громкий и чёткий приказ Мэй Чансу: "Фэй Лю, прекрати!" И тут же вмешался сам, крикнув:

— Главнокомандующий Мэн, пожалуйста, остановитесь!

Фэй Лю всегда и везде без раздумий подчинялся приказам Мэй Чансу, поэтому, едва услышав его голос, немедленно повиновался, опустил меч и отступил на шаг. Его противник также прервал атаку и спокойно опустил руки. Пусть он сдержал последнее движение и остановился, но остался начеку.

— Цзинжуй, что тут происходит? — лишь благодаря этому грозному возгласу Сяо Цзинжуй заметил отца. Мужчина стоял на юго-восточной стороне двора, заложив руки за спину, явно преграждая Фэй Лю путь во внутренний двор.

— Прошу прощения, ваше сиятельство, — медленно выйдя вперед, Мэй Чансу отдал полу-поклон в знак почтительности. — Это телохранитель вашего покорного слуги. Он чуточку бестолковый: бродит где вздумается, не соблюдая правил приличия. Ваш покорный слуга не уделял достаточно внимания его воспитанию и готов принять любое наказание.

Сяо Цзинжуй поспешил выйти вперёд и объяснить:

— Это непременно недоразумение! Фэй Лю всегда любит бегать по высоте, но если к нему не цепляться, он ни за что не станет никому вредить...

Се Юй поднял руку, прерывая родного сына. Лицо Нин-хоу сделалось мрачным, когда он обратился к Мэй Чансу:

— Господин Су прибыл издалека и он наш гость, разумеется, мы не посмеем проявить неучтивость. Однако, боюсь, что привычки вашего подчинённого придётся изменить, иначе в будущем недоразумениям, подобным произошедшему сегодня, не будет числа.

— Ваше сиятельство правы. Ваш покорный слуга впредь будет строже.

— Хм, — одобрительно выдохнул Се Юй и развернулся к мужчине, с которым сражался Фэй Лю. Вопреки ожиданиям, он сложил руки и покорно поклонился:

— Главнокомандующий Мэн прибыл сегодня в качестве гостя. Кто бы мог подумать, что случится подобное недоразумение. Мне неспокойно от мысли, что мы вас так потревожили.

Главнокомандующий Мэн — мужчина порядка сорока лет, с крепким телосложением и мужественными чертами лица. Его взгляд горел воодушевлением и жизненными силами, но оставался покоен. Обратив внимание на подошедшего с извинениями хоу, он, впрочем, не принял случившееся близко к сердцу, и, отмахнувшись, произнёс:

— Я обратил внимание на невероятную технику этого молодого человека. Он осмелился перелезть через стену резиденции вашего сиятельства и бегал по крышам, но ни один стражник этого не заметил. Я посчитал, что этот юноша преступник, который таит коварные помыслы, поэтому заступился за ваше сиятельство. Раз возникло недопонимание, давайте будем считать, что мы просто оттачивали навыки и обменивались опытом.

Он обратил заинтересованный взгляд на Мэй Чансу:

— Осмелюсь спросить, этот господин, должно быть...

— Ваш покорный слуга — Су Чжэ. Я познакомился с молодым господином Сяо в цзянху и мы подружились. Я воспользовался его радушием и приехал ненадолго пожить в столице.

— Су Чжэ? — задумчиво повторил главнокомандующий Мэн, а потом посмотрел на ничем не привлекающего внимание Фэй Лю. Он со смешком проговорил:

— С таким телохранителем, господин, должно быть, весьма незаурядная личность.

— Вовсе нет, — спокойно и с улыбкой ответил Мэй Чансу. — Однажды ваш покорный слуга случайно спас Фэй Лю, когда тот попал в беду и он остался со мной в знак благодарности. Ваш покорный слуга вовсе не обладает никакими выдающимися талантами, способными понуждать такого мастера.

— Неужели? — главнокомандующий Мэн спокойно выслушал ответ, не решив окончательно: верить прозвучавшим словам или нет. Тем не менее он особо не горел желанием продолжать расспрос. Се Юй бросил на Сяо Цзинжуя пристальный взгляд, но ничего не сказал. Он пригласил главнокомандующего Мэна на чай в главный зал. Так мужчины и покинули их, плечом к плечу.

Стоило им уйти, Сяо Цзинжуй топнул ногой, а после хлопнул себя по лбу:

— Только не это, только не это! Отец что-то заподозрил!! Он точно вечером пригласит меня к себе, чтобы выспросить о твоём истинном положении! И что теперь делать, а?!

Мэй Чансу, напротив, сохранял завидное спокойствие:

— Просто скажи, что я — друг, с которым ты познакомился в цхянху, и ничего сверх этого тебе не известно.

— Всё не так просто! - горько вздохнул Сяо Цзинжуй. — Ты хоть знаешь, кто такой главнокомандующий Мэн?

Взгляд Мэй Чансу стал более сосредоточенным. Вздохнув, он ответил:

— Сколько в столице главнокомандующих с фамилией Мэн, к которым с таким почтением относится державный Нин-хоу и кто обладает столь бесподобными навыками? Разумеется, этот мужчина — генерал первого ранга, в чьём ведении девять врат столицы и пятьдесят тысяч императорской гвардии — главнокомандующий Мэн Чжи.

— Ну, а кроме того, что он командует императорской гвардией?

— В списке мастеров боевых искусств Архива Ланъя его имя занимает вторую строку, выше лишь Сюань Бу из Великой Юй. Полагаю, что в настоящее время, он — сильнейший войн в Великой Лян...

— Вот именно! А теперь, задумайся: твой телохранитель схлестнулся с лучшим мастером боевых искусств Великой Лян...

— Но главнокомандующий Мэн не сражался в полную силу...

— Верно, не в полную силу. Однако, он всё ещё сильнейший мастер боевых искусств страны! Поразительно то, что Фэй Лю обменялся с ним столькими ударами и не проиграл!! Ты отлично знаешь, что за человек мой отец! Совершенно невозможно чтобы он поверил, что ты — безвестный бродяга. Даже если я начну упираться, отец просто пригласит Се Би и тот всё ему расскажет!

— Тоже верно, — Мэй Чансу задумался, склонив голову. — Хорошо, если твой отец на самом деле начнёт допытываться — скажи правду. Он всего-лишь беспокоится о том, что ты мог по незнанию привести кого-то с тёмным прошлым. От того, что ты расскажешь ему обо мне большой беды не будет. Я — не государственный преступник и скрываю своё положение, чтобы не привлекать излишнего внимания. Я не могу заставить тебя лгать отцу ради собственной безопасности.

Сяо Цзинжуй почувствовал себя растерянным и смущённым:

— Брат Су, я действительно сильно виноват перед тобой. Мой отец очень сдержанный человек. Даже если он узнает твоё истинное положение, просто примет его к сведению. И не станет распространяться.

— Как мне винить тебя? Это я слишком расслабился и, не обдумав как следует подобные житейские мелочи, ненароком позволил Фэй Лю натворить дел... — только договорив, Мэй Чансу заметил, что очень смущённый Фэй Лю стоит, низко опустив голову. Мэй Чансу поспешил успокоить его, протянул руку и мягко погладил по голове:

— Нет, нет, это не Фэй Лю виноват. Это тот дядя остановил тебя, и пришлось отбиваться, так?

Фэй Лю кивнул.

— Поэтому наш Фэй Лю ни в чём не виноват. Виноват тот нехороший дядя!

Холод вновь скользнул по спине Сяо Цзинжуя. Кто так детей-то воспитывает?

— Но если наш Фэй Лю захочет снова выйти погулять, он должен будет спокойно выйти через главные ворота, а когда наиграется и вернётся — то снова спокойно пройдёт через главные ворота. Не надо больше лазить через стены и прыгать по крышам. Люди здесь трусливы, но они очень внимательны. Если они случайно увидят Фэй Лю, они очень-очень испугаются... Запомнил?

— Запомнил.

Сяо Цзинжуй не мог не подумать о том, что подобные методы воспитания не помогли бы Фэй Лю повзрослеть, даже если бы разум юноши не был помутнён...

Мэй Чансу, похоже, не проявлял беспокойства из-за поднявшихся ветров и волн. Втроём с Фэй Лю они вернулись в Снежный павильон. За шахматами и цитрой время струилось быстро и легко, но Цзинжуй, в отличии от друзей, мучился беспокойными мыслями до самого вечера.

Поздним вечером Се Юй пригласил к себе в кабинет Се Би и Сяо Цзинжуя и сразу прямо поинтересовался:

– Кто всё-таки такой этот господин Су, которого вы пригласили?

Сяо Цзинжуй и Се Би обменялись растерянными взглядами. Они знали, раз отец спросил, значит наверняка что-то заподозрил, и оставить его в неведении не получится. К тому же, разве могли сыновья идти против воли отца? Выдержав короткую паузу, Се Би сказал правду:

— Брат Су... Его настоящее имя — Мэй Чансу... Отец наверняка слышал о нём. Он — глава крупнейшего в Поднебесной союза — союза Цзянцзо... Тот самый Мэй Чансу.

Се Юй опешил и лишь спустя некоторое время проговорил:

— Неудивительно, что у него столь выдающийся телохранитель. Оказывается, этот человек — первый в списке талантов Архива Ланъя, господин Мэй из Цзянцзо...

 



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *