Первый в списке талантов Архива Ланъя. Господин Мэй из Цзянцзо.

Несмотря на то, что подобный прекрасному нефриту Се Юй происходил из благородного, уважаемого рода и носил титул хоу... ему не удалось скрыть трепет, испытываемый перед этом именем.

"Издали, среди людей, подобно снегу сияет,

Проходит излучины реки Линь благоуханием незримого цветка,

В окружении героев и бродяг Поднебесной,

Смиренно склонивших головы пред господином Мэй из Цзянцзо".

Девять лет назад это стихотворение для Мэй Чансу прочитал глава северного братства — Шу Цинтянь.

Тогда, спасая свои жизни, семья Гунсунь бежала в Цзянцзо. Преследуя их с единственной целью — убить, Шу Чжунтянь пересёк реку. Назначенный новый глава союза Цзянцзо, Мэй Чансу, лично вышел встретить его на берег реки Линь. Оба безоружные и без охраны, они вели переговоры два дня на вершине горного хребта Хэ. Спустившись, Шу Чжунтянь вернулся на север. Семья Гунсунь была спасена, и тогда имя союза Цзянцзо разнеслось по всему цзянху.

— Глава Мэй из Цзянцзо всегда держался в тени, немногим выпадала честь увидеться с ним... Как вы познакомились? — задумчиво поинтересовался Се Юй.

— Это старший брат... — нерешительно зашелестел Се Би, но Сяо Цзинжуй быстро его не перебил.

— Отвечаю отцу. Зимой прошлого года ваш сын проезжал мимо Циньлина. Недалеко от города я остановился передохнуть в чайной. Брат Су сидел за соседним столиком. Он не сводил глаз с веточки зимней сливы, что я держал в руках. Видимо она очень ему понравилась и тогда ваш сын, недолго думая, подарил её. Так мы и познакомились. После этого ваш сын много путешествовал по цзянху, а брат Су за мной присматривал. Брат Су слаб здоровьем. Почтенный одинокий лекарь Сюнь Чжэнь осмотрел его и велел покинуть Цзянцзо, не вмешиваться в дела братства и сосредоточиться на выздоровлении. Поэтому ваш сын воспользовался случаем и пригласил его в Цзиньлин... Отец, вы же знаете, брат Су слишком известен. Желая хоть немного отдохнуть и в целях собственной безопасности, он скрывается под именем Су Чжэ...

— Вот значит как... — кивнув, задумчиво протянул Се Юй. — На этом и сойдёмся. Господин Су — наш уважаемый гость. Вы должны оказать ему надлежащий приём.

Согласившись с отцом, Сяо Цзинжуй и Се Би поклонились и медленно отступили к выходу.

Покинув кабинет Нин-хоу, Се Би тут же остановил Сяо Цзинжуя и принялся расспрашивать его о случившемся. Так он узнал о нежданном утреннем поединке Фэй Лю с главнокомандующим Мэн Чжи. Се Би от изумления даже языком цокнул! Затем они отправились в Снежный павильон, чтобы рассказать обо всём Мэй Чансу. Глава союза Цзянцзо лишь слегка улыбнулся, не придав услышанному особого значения.

Следующим утром, в несусветную рань сын императорского шурина, Янь Юйцзинь, нарядившись в исключительно красивые одежды, заявился в резиденцию и объявил:

— Брат Су уже как следует отдохнул, поэтому сегодня мы все идём развлекаться!

Он схватил Сяо Цзинжуя и Мэй Чансу и потащил их за ворота, оставив заваленного работой Се Би в доме; их удаляющиеся спины провожал взгляд полный скрытой обиды. Втроём друзья гуляли весь день.

Близился турнир, посвящённый отбору супруга для княжны Нихуан. Последние дни столицу наполняли выдающиеся господа со всех уголков мира. Каждый трактир, каждая чайная изо дня в день принимали возрастающее число гостей. Жизнь била ключом, по улицам бродили толпы людей. Время от времени группы зевак спонтанно скапливались в одном месте: посмотреть на зрелищные поединки. Исполненные яростными схватками и лязгом клинков, словно официальные отборочные соревнования перед грядущим турниром. Янь Юйцзинь, подобно остальным любопытным зевакам, откровенно наслаждался такими поединками. Едва переступив ворота столицы, тут же принялся искать повсюду зрелищ. Ко дню совместной прогулки в компании Сяо Цзинжуя и Мэй Чансу, Юйцзинь уже мог со знанием дела рассказать и в какой таверне проходит больше всего поединков, и в какой чайной сражаются бойцы самого высокого уровня.

Целый день друзья наблюдали за такими потасовками, но так и не увидели настоящих мастеров (само собой разумеется, истинные мастера никогда бы не ввязались в эти уличные драки — не подходящее время жертвовать своей репутацией). Несмотря на то, что Янь Юйцзинь испытывал величайшее воодушевление, Сяо Цзинжую быстро надоело и он заскучал. В другое раз Цзинжуй бы пересилил себя и продолжил бы бездельничать в компании своего лучшего друга, однако, сегодня с ними был Мэй Чансу. Едва распознав первые признаки усталости на лице брата Су, он тут же же пресёк намерения Янь Юйцзиня ещё раз заглянуть в таверну "Пригласить луну"1.

1Отсылка к стихотворению Ли Бо "Под луной одиноко пью".

— Почему нет? В "Пригласить луну" очень весело. Я был там несколько дней назад и увидел, как один сражался с люсинчуй2, а второй — с парными мечами. Боец с люсинчуй не смог даже удар провести — собственное оружие встретилось с его лбом и впечатало беднягу прямо в дверь, от чего он распрощался с сознанием в тот же миг! Я смеялся до колик!..

2流星锤  liúxīng chuí — китайское оружие, «молот-метеор» (металлический ударный груз, закреплённый на верёвке)

Сяо Цзинжуй прошептал:

— Юйцзинь, брат Су устал.

— А? — Янь Юйцзинь посмотрел на бледное лицо Мэй Чансу и мысленно отвесил себе оплеуху. — Я вёл себя безрассудно! Брат Су болен, конечно он отличается от нас!! Тогда давайте отдохнём в этом заведении. Тут недурно готовят. Я закажу для брата Су фирменное блюдо?

— Мы перекусывали большой час назад, куда ещё? — Мэй Чансу откинулся на спинку стула, он действительно выглядел очень устало, но пытался бодриться. — Давайте посидим ещё немного, а потом разойдёмся по домам. Пусть мы и вышли погулять, но стоит знать меру. Цзинжую нужно успеть вернуться домой к семейному ужину.

— Верно сказано! Цзинжуй ведь послушный ребенок, — согласился Янь Юйцзинь. — Не то, что я. Моему отцу вообще безразлично, во сколько я возвращаюсь...

Пусть тон произнесённых слов был лёгок и непринуждён, Мэй Чансу уловил в голосе Юйцзиня бледные нотки одиночества и не мог не задержать на нём пристальный взгляд. Сяо Цзинжуй слишком хорошо знал повадки своего друга, поэтому не обратил внимания. Он махнул рукой и подозвал слугу, чтобы тот нанял чистый и опрятный паланкин.

Вскоре подали паланкин и друзья покинули трактир: Янь Юйцзинь продолжил разгульничать, а Сяо Цзинжуй вместе с Мэй Чансу вернулись в резиденцию Нин-хоу.

Едва паланкин опустился у бокового входа при главных воротах, как заметивший их слуга, поспешил доложить о возвращении господ, узнав об этом, Се Би выскочил им навстречу. Стоило друзьям попасть в его поле зрения, молодой господин Се выпалил:

— Почему вы так поздно вернулись?! Кое-кто вас давно уже дожидается!!

Пусть Се Би выражал недовольство, Сяо Цзинжуй поспешил уточнить:

— И кто же это нас ожидает, а?

Мэй Чансу сбавил шаг, меж бровей пролегла морщинка — краткое мгновение — и на его лицо вернулось привычное спокойствие.

Се Би окинул взглядом их одежды и поспешил сказать:

— И так сойдёт, незачем переодеваться. Следуйте за мной, скорее! Вас хотят видеть императрица, матушка и княжна Нихуан.

Сяо Цзинжуй опешил: Се Би говорил о трёх самых уважаемых и влиятельных женщинах Великой Лян!! Про государыню-императрицу итак понятно — она заведует покоями женской половины императорского двора, образец материнства всея Великой Лян. Старшая принцесса Лиян — младшая сестра Сына Неба, супруга державного Нин-хоу. Великая княжна Нихуан пусть и занимает чуть более низкое положение при дворе, но зато возглавляет стотысячную кавалерию на южной границе! Нелегко добиться встречи хотя бы с одной из них. Что уж говорить о том, что эти женщины решили собраться вместе и кого-то так долго и терпеливо дожидаются. Никогда прежде не происходило ничего подобного!

— Чего застыл, а? — Се Би чуть толкнул старшего брата. — Не хочешь идти — и ладно! Они всё равно желают повидаться с братом Су.

— Прекрати, — Сяо Цзинжуй недовольно уставился на Се Би. — Ты проболтался о поединке главнокомандующего Мэна с Фэй Лю, вызвав тем самым их любопытство, не так ли? Неужели ты успел забыть, что брат Су приехал отдохнуть и поправить здоровье, а вовсе не за тем, чтобы принимать гостей?! Как он сможет спокойно отдохнуть, если к нему вот так внезапно станут наведываться гости?!

Се Би сначала опешил, затем смутился и бросился просить прощения:

— Я действительно был неосторожен. Помогал матушке принимать гостей и сболтнул лишнего. Брат Су, пожалуйста, прости меня!

— Нет нужды, — холодно ответил Мэй Чансу. — Я должен быть признателен второму молодому господину Се за предоставленную возможность познакомиться с благородной знатью. Кто знает, возможно, во время приёма императрица щедро одарит меня от лица Его Высочества Юй-вана.

 



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *