Услышав его слова, Се Би испугался. Он видел изогнутые в легкой улыбке губы Мэй Чансу, но в его глазах не было даже намека на веселье. Се Би прекрасно знал, что этот умнейший человек, глава союза Цзянцзо, давно разгадал его мелочные расчеты. Се Би невольно почувствовал себя совсем неловко и отчаянно пытался поскорее придумать себе оправдание.

Сяо Цзинжуй в меру своего необычного положения, был наполовину причислен к людям из цзянху. До своего совершеннолетия он должен был полгода провести в столице, а после он отдал предпочтение путешествиям по цзянху и никогда не занимался политическими делами. Однако, не смотря на это, он все еще был сыном державного хоу и кое-что он все же понимал в политических делах императорского дома. Услышав слова Мэй Чансу и отметив выражение лица Се Би, он немного поразмыслил и понял смысл сказанных слов. От этих мыслей на его сердце затаились недобрые чувства. Он сделал шаг вперед, преградив Мэй Чансу дорогу своей спиной. Он развернулся к Се Би и громко сказал:

— Иди и доложи императрице и матушке, что брат Су плохо себя чувствует и не сможет поприветствовать их.

— Старший брат, что ты делаешь? — занервничал Се Би и толкнул его. — Прекрати создавать неприятности. Или ты думаешь, что в главном зале сидят какие-то простолюдины? Тебе ли решать, встречаться с ними или нет?

Сяо Цзинжуй стиснул зубы, левой ладонью он крепко сжал руку Се Би, приложив силу достаточную, чтобы он не мог пошевелиться. Пристально посмотрев прямо в глаза, исполненным мудростью голосом он сказал:

— Я думаю, что матушке и княжне Нихуан всего-навсего хочется потешить свое любопытство, но ведь увидеть брата Су пожелала именно императрица, ведь так? Поэтому я повторюсь и прошу тебя передать императрице , что брат Су болен, и что он не хотел бы повести себя недостойно в отношении Ее Величества, поэтому он просит прощения.

Се Би изо всех сил несколько раз попытался вырваться из хватки брата, но Сяо Цзинжуй только крепче сжимал ладонь. Се Би невольно зарделся и от собственного стыда начал раздражатья. Не смотря на то, что он обращался к нему "старший брат" и между ними действительно была тесная братская привязанность, однако, внутренне он никогда не уважал и не считал Сяо Цзинжуя за своего настоящего старшего брата. А Сяо Цзинжуй по природе своей был мягким и покладистым. С детства он скромно уступал родным братьям и сестрам, никогда не строил из себя старшего брата, всегда пропускал мимо себя мелкие обиды и никогда не перечил наследнику дома, Се Би, никогда не сердился на него. Неожиданное непреклонное упрямство Сяо Цзинжуя, конечно же, застало Се Би врасплох, он почувствовал себя крайне неловко.

— Сяо Цзинжуй, оставь, я... — беспомощно вмешался Мэй Чансу, сделав шаг вперед.

– Нет! Так не пойдет! – без сожаления тут же возмутился Сяо Цзинжуй.

— Старший брат!

— Меня не волнует, о чем ты думал, когда мы пригласили брата Су в Цзиньлин. Я пригласил его, чтобы он мог отдохнуть и поправить здоровье. Смута внешнего мира его не касается, - твердо сказал Сяо Цзинжуй. — Хорошо, Юй-ван или наследный принц, чье ты выберешь положение, на чью сторону ты встанешь - это твое дело. Отца это не касается, меня - тем более. Но брат Су — посторонний человек. Даже если он — глава крупнейшего в Поднебесной союза, даже если он самый выдающийся талант, ты не можешь не спросив его мнения, нести всю эту чушь и, прибегая к уловкам, вовлекать его в распри. Будь брат Су всего лишь чужаком, тогда твой поступок идет против должного отношения к гостю. Мы же вместе путешествовали и не совсем чужие друг другу, не так ли?

Се Би никогда не слышал столь пронизывающих до костей слов от Сяо Цзинжуя. Он был неправ, поэтому ответил ему менее резко, едва шевеля губами:

— Императрица всего-навсего хотела повидаться с ним, он не должен ничего решать...

— Всего-навсего повидаться? - холодно усмехнулся Сяо Цзинжуй. — Если бы не способности и талант брата Су, да его положение главы союза Цзянцзо, с чего это императрица без всякой причины и повода захотела повидаться с ним? Если императрица от лица Юй-вана будет восхвалять брата Су, как он должен ответить? А если императрица пожалует ему незаурядный подарок, как считаешь, брату Су стоит принять его, или нет? Ты ставишь брата Су в затруднительное положение без его согласия. Разве так поступают с друзьями?

Се Би сильнее застыдился от его выговора, и на его лбу выступили вены. Сяо Цзинжуй, увидев выражение лица брата, мягко и медленно сказал:

— Второй брат, семья всегда полагалась на тебя, в доме ты всегда усердно трудился и достойно присматривал за хозяйством, а я совсем тебе не помогаю. Я виноват перед тобой. Я знаю, как ты стараешься для семьи Се. Однако, мы не смеем так обращаться с друзьями. Если бы об этом узнал Юйцзинь, он бы тоже поругался с тобой. Я сопровожу брата Су в Снежный павильон, а что касается императрицы... С твоей находчивостью и сообразительностью ты найдешь, что им сказать, - договорив, он, не оглядываясь, ушел, сопровождая Мэй Чансу в Снежный павильон.

Се Би продолжил стоять на месте, как вкопанный. Глубоко вздохнув, он не решился последовать за ними.

Вернувшись, Мэй Чансу сел на скамью под полюбившемся деревом. Сяо Цзинжуй разлил по пиалам горячий чай. Передвинув табурет, он молча составил ему компанию. Выдержав долгую паузу, он на грани слуха произнес единственное:

— Прости...

Мэй Чансу неторопливо перевел взгляд на лицо Сяо Цзинжуя. Этот молодой человек с двойным положением в обществе вернул привычную любезность. На лице его вновь светилось мягкое выражение, глаза его горели отражая чистейшие помыслы. На нем не осталось и следа прежней решительности и твердости. Но на сердце Мэй Чансу затаилась пугающая, невыразимая тревога.

Мэй Чансу всегда считал, что Сяо Цзинжуй - всего лишь дружелюбное дитя. И он совершенно не ожидал, что у этого молодого человека столь непоколебимые, неизменные принципы дружбы и нравственности.

Хотя встреча с императрицей была навязана ему против воли, это не означало, что даже если он увидится с ней, он не найдет, что ей ответить. Однако, его немного растрогало то, что Сяо Цзинжуй изо всех сил старался защитить его.

Если бы все люди походили на Сяо Цзинжуя, возможно, мир стал бы гораздо лучше. К сожалению, для большинства людей подобное поведение не под силу, включая его самого...

— Брат Су, пожалуйста, не сердись на Се Би... Он не желал ничего дурного. Он всегда поддерживал Юй-вана и восхищается твоими талантами, — Сяо Цзинжуй не мог уловить настроение Мэй Чансу по выражению его лица, отчего чувствовал себя неловко. - Ты приехал в Цзиньлин, чтобы отдохнуть подальше от дел цзянху, а в результате снова попал в затруднительное положение...

Мэй Чансу слабо улыбнулся и, протянув руку, похлопал Сяо Цзинжуя по колену, сказав пониженным голосом:

— Я не буду сердиться на него... На любой поступок у каждого есть свои мотивы. То же касается и Се Би. Просто люди слишком много думают о себе, от этого в мире так много неприятностей. Разве цзянху отличался в этом от двора? В Северной Янь и Великой Юй яростно грызутся из-за наследника престола, разве наша Великая Лян исключение?

— Когда мы ехали в Цзиньлин, ты сразу же дал знать, что желаешь скрыть свою истинную личность, - грустно протянул Сяо Цзинжуй свесив голову. — Я дал тебе слово, а в итоге не сдержал его...

— Как ты можешь винить себя за это? Это я виноват в том, что не уследил за Фэй Лю, не попросил его быть внимательнее...

Сяо Цзинжуй покачал головой и серьезно сказал:

— Брат Су, не стоит закрывать глаза на истину и пытаться оградить меня от этого. Сегодняшний случай показал, что даже если бы Фэй Лю не встретился с главнокомандующим Мэном на узкой дорожке1, Се Би все равно рассказал бы о брате Су Юй-вану...

1Встретиться на узкой дорожке (о врагах)

 

— Почему бы нам не сбежать из столицы этой ночью? — пошутил Мэй Чансу, стараясь немного развеять напряженность.

— Брат Су! — недоуменно рассмеялся Сяо Цзинжуй.

— Ладно, ладно, не беспокойся, — рассмеялся Мэй Чансу, облокотившись о спинку скамьи. — Спокойно примем случившееся. Для телеги перед горой всегда найдется дорога. В наше время люди, не щадя жизни, собирают вокруг себя одарённых людей. Раз уж я так некстати им приглянулся, то своим побегом обратно в Цзянцзо лишь заберу с собой все неприятности. Очевидно, что я навлеку беду на союз. Лучше уж остаться в столице и понаблюдать за суматохой. Когда они присмотрятся, то обнаружат, что я всего лишь бесполезный учёный. Даже если я буду искать их внимания, они даже не посмотрят в мою сторону.

Сяо Цзинжуй прекрасно понимал, что всё не так хорошо, как говорит Мэй Чансу, но не смог сдержаться и рассмеялся, избавившись от томящейся в сердце грусти.

На сей раз отказ от встречи не вызвал ветер и волны. Императрица и княжна Нихуан спокойно уехали. Похоже, умения и ум Се Би были действительно незаурядны. В тот же вечер ужин прошел спокойно. Нин-хоу и принцесса Лиян не касались в разговоре гостя из Снежного павильона. Се Би был несколько удрученный. Съев лишь полчашки риса, он сразу же вернулся в свою комнату. Позже, Сяо Цзинжуй заглянул к нему. Се Би не разозлился на брата, лишь попросил передать брату Су его извинения, после чего, сославшись на плохое самочувствие, отправился спать пораньше.

На следующий день Янь Юйцзинь опять пришел звать всех гулять. К своему удивлению он обнаружил, что все они были не в духе, и немедля заподозрил, что вновь пропустил какое-то веселье. Тотчас он схватил Сяо Цзинжуя и принялся требовать с него ответы, однако, сколько он его не терзал, так ничего и не выпытал. К счастью, он вспомнил, что завтра начинается состязание за звание мужа княжны Нихуан, и ему необходимо накопить сил и собраться с духом, дабы заполучить прелестную красавицу и войти с ней в свой дом. На этом он разочарованно прекратил изводить хорошего друга и вернулся в резиденцию отдохнуть.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *