В прошлом совета, как поступить, просили у него. Однако теперь он сам спрашивал, что делать, и никто не мог дать ответ.

Вэй У Сянь вдруг почувствовал легкую боль в шее, словно в нее вонзилась острая игла, тело мгновенно онемело. Он отвлекся и потерял бдительность, лишь несколько секунд спустя к нему пришло осознание происходящего, но было поздно. Он безвольно рухнул на каменную кровать. Сначала Вэй У Сянь мог поднять руку, но вскоре даже она недвижно упала на ложе. Он больше не способен был пошевелиться.

Вэнь Цин с покрасневшими глазами медленно опустила правую руку. «Прости».

Она никогда бы не смогла потягаться в скорости с Вэй У Сянем, но тот не был готов, и потому ей удалось осуществить задуманное. Вэй У Сянь с болью от иглы почувствовал, как разум немного успокоился. Он нервно сглотнул и произнес: «Что ты делаешь?»

Вэнь Цин и Вэнь Нин обменялись взглядами. Стоя перед ним, они оба церемонно поклонились.

При виде этого в душе Вэй У Сяня беспокойно проснулось дурное предчувствие. «Что вы собираетесь делать? Что вы, в конце концов, задумали?»

Вэнь Цин ответила: «Когда ты очнулся, мы как раз это обсуждали. И, думаю, нашли решение».

Вэй У Сянь заволновался: «Что вы обсуждали? Прекрати нести чушь. Убери иглу и отпусти меня!»

Вэнь Нин медленно поднялся с земли, и произнес, все так же не поднимая головы: «Мы с сестрой пришли к решению. Мы отправимся с повинной в Башню Кои».

«С повинной? — ошарашенно переспросил Вэй У Сянь. — Что именно вы собираетесь сделать? Принесете извинения и попросите о наказании? Позволите себя схватить?»

Вэнь Цин потерла глаза. Ее лицо казалось спокойным. «Да, вроде того. За те дни, что ты был в беспамятстве, к подножию Луань Цзан приходили люди Ордена Лань Лин Цзинь с заявлением».

Вэй У Сянь поинтересовался: «С каким заявлением? Не цеди по слову за раз. Объяснись до конца!»

Вэнь Цин ответила: «Орден Лань Лин Цзинь хочет получить от тебя плату за содеянное. Платой должна быть передача в их руки двоих предводителей оставшихся членов клана Вэнь, в первую очередь — Призрачного Генерала».

«…» Вэй У Сянь сказал: «Предупреждаю обоих. Вытащите эту иглу из меня. Немедленно».

Вэнь Цин, не обращая внимания на его возмущения, продолжала: «Предводители оставшихся членов клана Вэнь — это мы. По словам людей из Лань Лин Цзинь, если ты отдашь нас, инцидент будет временно считаться исчерпанным. Тебе придется некоторое время оставаться в кровати. Эффект от иглы сойдет на нет через три дня. Я уже обсудила это с Четвертым дядюшкой. Он присмотрит за тобой и освободит, если в течение этих трех дней случится что-то непредвиденное».

Вэй У Сянь взъярился: «Заткнись к чертям! Все и так уже превратилось в сплошной кавардак! Не добавляйте мне проблем. Пойти с повинной, черта с два. Разве я говорил вам это делать? Вынимай иглу!»

Вэнь Цин и Вэнь Нин сидели неподвижно, не шевеля руками и ничего не говоря. Тело Вэй У Сяня не подчинялось, все старания ни к чему не приводили, никто его не слушал. Вдруг ему показалось, что и в душе не осталось сил.

Он не мог ни закричать, ни сдвинуться с места, лишь прохрипел: «Зачем вы идете в Башню Кои? Вовсе не я наслал на него проклятие Сотни Дыр…»

Вэнь Цин перебила: «Но они уже решили, что это был именно ты».

Вэй У Сянь изо всех сил старался придумать, как со всем этим разобраться. И вдруг ему кое-что пришло на ум: «Тогда найдите того, кто наслал проклятие! Цзинь Цзы Сюнь наверняка обращался к мастерам проклятий. Чтобы справиться с подобным заклятием, проще всего отбить его обратно, чтобы эффект отразился на том, кто его наложил. Даже если отразить получится далеко не всю мощь, какую-то часть можно. Нужно просто найти человека, на котором будут такие же метки от проклятия!»

Вэнь Цин покачала головой. «Бесполезно».

Вэй У Сянь спросил: «Почему нет?»

Вэнь Цин ответила: «На свете столько людей… Где нам искать этого человека? Поставить палатку на каждой улице каждого города и заставлять всех подряд снимать одежду, чтобы мы могли проверить?»

Вэй У Сянь беспомощно воспротивился: «Почему нет?»

Вэнь Цин сказала: «Кто захочет поставить такие палатки для тебя? И как долго ты будешь искать? Возможно, лет через восемь-десять нам и удастся найти нужного человека, но разве они захотят столько ждать?»

Вэй У Сянь воскликнул: «Но на мне-то никаких отраженных меток от проклятия нет!»

Вэнь Цин спросила: «А сегодня, когда они пришли убить тебя, разве кто-то спрашивал об этом?»

Вэй У Сянь ответил: «Нет».

Вэнь Цин кивнула. «Вот именно. Они не спрашивали. Они сразу решили убить тебя. Теперь ты понимаешь? Им не нужны доказательства. И им явно не нужно, чтобы ты раскопал правду. Есть на твоем теле метки от проклятия или нет — это неважно. Ты — Старейшина И Лин, Повелитель Темного Пути. Ты специализируешься на темных проклятиях, так что было бы даже странно, если бы на тебе обнаружились метки от проклятий. К тому же, тебе не обязательно делать все самому. Ты мог заставить сделать это верных псов из клана Вэнь, своих рабов. Как ни крути, это был ты. У тебя не получится доказать обратное».

Вэй У Сянь разразился бранью.

Вэнь Цин молча ждала, пока иссякнет поток брани. Затем добавила: «Ну, теперь понимаешь? Все без толку. В сложившейся ситуации личность человека, наславшего проклятие Сотни Дыр и Тысячи Язв, уже не имеет значения. Важно то, что более трех сотен людей на тропе Цюнци и… Цзинь Цзы Сюань действительно были убиты А-Нином».

Вэй У Сянь забормотал: «Но… но…»

Но — что? Он и сам не знал, что сказать после этого «но». Он не мог придумать никакого аргумента, построить хоть какой-то довод.

Вэй У Сянь заговорил: «Но даже в таком случае, пойти должен именно я. Это я заставил его убивать людей. Почему вина должна лечь на нож, а не на убийцу?»

Вэнь Цин склонила голову: «Разве так не лучше?»

Вэй У Сянь воскликнул: «Да чем лучше?!»

Голос Вэнь Цин звучал спокойно. «Вэй Ин, мы оба все понимаем. Вэнь Нин — нож. Нож, который их пугает, но еще и нож, который они используют как повод напасть на тебя. Если мы уйдем, без ножа у них больше не будет повода. Возможно, все это наконец кончится».

Вэй У Сянь ошарашенно таращился на нее. А потом вдруг издал невнятный рев, полный гнева.

Он наконец понял, почему Цзян Чэн всегда чрезвычайно негативно относился к его поступкам, почему всегда говорил, что Вэй У Сянь играет в героя, почему всегда с трудом сдерживался, чтобы не поколотить его. Потому что смотреть, как другие люди несмотря ни на что взваливают ответственность на свои плечи, настаивают на том, чтобы взять на себя все негативные последствия, и при этом быть не в силах их остановить — невообразимо отвратительное чувство!

Вэй У Сянь спросил: «Вы двое вообще понимаете, что делаете? Если вы придете с повинной в Башню Кои… что будет с вами, особенно с Вэнь Нином? Разве ты не больше всего на свете любишь своего брата?»

Вэнь Цин ответила: «Что бы с ним ни случилось, он этого заслуживает».

Нет. Вэнь Нин вовсе этого не заслужил. Все это заслужил Вэй У Сянь.

Вэнь Цин добавила: «Так или иначе, мы уже давно должны были умереть. И все это время всего лишь взято нами взаймы».

Вэнь Нин кивнул.

Он всегда был таким: кивал на любые слова других людей, соглашался и совсем не возражал. Вэй У Сянь еще никогда так сильно не ненавидел его кивки и послушание.

Вэнь Цин присела рядом с кроватью. Глядя на Вэй У Сяня, она вдруг протянула руку и щелкнула его пальцем по лбу.

Она вложила в этот щелчок силу. Вэй У Сянь нахмурился от боли. Вэнь Цин явно повеселела. «Я сказала все, что должна была, все объяснила. А теперь, прощай».

Вэй У Сянь выдохнул: «Нет…»

Вэнь Цин перебила его. «Я ведь никогда прежде тебе такого не говорила, но теперь… некоторые вещи нужно сказать, рано или поздно. Потом у меня уже просто не будет возможности».

Вэй У Сянь пробормотал: «Замолкни… Отпусти меня…»

Вэнь Цин сказала: «Прости. И еще, спасибо».

Вэй У Сянь так и пролежал все три дня.

Расчет Вэнь Цин был верен. Три дня. Ни минутой раньше, ни минутой позже. Вэй У Сянь обрел способность двигаться точно по прошествии трех дней.

Сначала пальцы, потом конечности, шея… Когда почти застывшая кровь снова потекла по венам, Вэй У Сянь прыжком вскочил с кровати и выбежал из Пещеры Фу Мо.

Люди клана Вэнь, казалось, тоже все эти три дня провели в забытьи. Они молча сидели за столами в большой хижине. Не удостоив их и взглядом, Вэй У Сянь сбежал с Луань Цзан так быстро, как только мог, не останавливаясь ни на миг.

Спустившись к подножию, Вэй У Сянь остановился посреди зарослей, чтобы перевести дыхание. Склонившись, он уперся ладонями в колени и еще долго не мог выпрямиться. И все же, глядя на многочисленные горные тропки, заросшие дикой травой, он не знал, куда идти.

Луань Цзан? Он оттуда только что спустился.

Пристань Лотоса? Он не возвращался туда больше года.

Башня Кои?

Прошло уже три дня. Даже если он пойдет туда сейчас, почти наверняка найдет лишь труп Вэнь Цин и прах Вэнь Нина.

Он стоял в растерянности, когда его внезапно посетило чувство, что для него в мире нет места, каким бы огромным этот мир ни был.

Вэй У Сянь не знал, что делать.

Из глубины души внезапно вырвалась ужасающая мысль. Все три дня он снова и снова отбрасывал ее, но она все так же появлялась, и отмахнуться от нее было нельзя.

Вэнь Цин и Вэнь Нин ушли по собственной воле. Возможно, он был рад этому – где-то глубоко внутри. Потому что так ему не пришлось делать невероятно сложный выбор. Они решили за него, взяли на себя все трудности.

Вэй У Сянь отвесил себе пощечину, а потом тихо прорычал самому себе: «Ты о чем вообще думаешь?!»

Щека горела. Он наконец смог подавить ужасающую мысль. Взамен пришло решение: что бы ни случилось, он должен забрать останки брата и сестры Вэнь.

Поэтому он в конце концов направился в сторону Башни Кои.

При желании Вэй У Сянь без особого труда мог пробраться куда угодно незамеченным. В Башне Кои было очень тихо. Как ни удивительно, Вэй У Сянь не увидел вполне ожидаемых серьезных заграждений. Внимательно все осмотрев, он не обнаружил ничего подозрительного.

Подобно призраку он пробирался между дворцами Башни Кои. Он прятался, завидев людей, и шел, когда никого не было. Вэй У Сянь и сам не знал, что ищет, или даже как это что-то искать. Но когда до него донесся плач младенца, он вдруг застыл как вкопанный. Что-то внутри подталкивало тело идти на звук.

Плач доносился из огромного погруженного во тьму дворца.

Вэй У Сянь беззвучно прокрался через главные двери и заглянул внутрь сквозь щель в изящно вырезанном деревянном окошке.

В зале находился черный гроб. А перед гробом на коленях стояли две женщины в белом.

Женщина слева была чуть поменьше, и ее силуэт он бы никогда не перепутал ни с кем. Все его детство эта женщина множество раз носила его на спине.

То была Цзян Янь Ли.

Опустившись коленями на мягкую подстилку, Цзян Янь Ли пустым взглядом смотрела на гроб столь черный, что он сверкал как зеркало. Младенец на ее руках тихонько плакал.

Женщина справа от нее прошептала: «А-Ли, ты можешь уже не сидеть здесь. Пойди отдохни».

Цзян Янь Ли покачала головой. Госпожа Цзинь вздохнула.

Характером эта женщина была схожа со своей лучшей подругой, Мадам Юй. Она была невероятно напористой и никогда не понижала голоса. И все же произнесенные ею несколько слов звучали так тихо и хрипло, будто она очень сильно постарела.

Госпожа Цзинь настаивала: «Я останусь здесь. Тебе не нужно больше тут сидеть. Ты не выдержишь».

Цзян Янь Ли тихо ответила: «Мама, я в порядке. Мне бы хотелось еще посидеть».

Помолчав, Госпожа Цзинь медленно встала. «Ты не выдержишь, если продолжишь в том же духе. Я принесу тебе чего-нибудь поесть».

Скорее всего, Госпожа Цзинь тоже сидела там уже давно. На онемевших ногах она чуть покачнулась, но быстро взяла себя в руки. Когда женщина развернулась, Вэй У Сянь увидел все те же черты лица, теперь немного ожесточившиеся.

В памяти Вэй У Сяня Госпожа Цзинь всегда была энергичной и решительной. На ее лице всегда красовалось надменное выражение во всем золотом великолепии. Она хорошо ухаживала за своей внешностью, и выглядела довольно молодо, так что ей вполне можно было дать лет двадцать. Но в этот момент перед Вэй У Сянем была женщина средних лет в белых траурных одеждах и с посеребренными висками. Посеревшее лицо без косметики разрезали потрескавшиеся губы.

Она уже почти подошла к дверям, и Вэй У Сянь тут же метнулся в сторону. Когда Госпожа Цзинь вышла из залы, Вэй У Сянь, легко оттолкнувшись, запрыгнул на крышу веранды. Госпожа Цзинь с холодным выражением глубоко вдохнула и размяла мышцы лица, словно желая снова обрести привычный величественный вид.

И все же, не успела она выдохнуть, как ее глаза покраснели.

Там, рядом с Цзян Янь Ли, она ничем не показывала своего горя. Однако стоило ей только выйти за дверь, как уголки ее губ тут же опустились. Черты лица искривились, и она начала дрожать.

Второй раз в жизни Вэй У Сянь видел столь неприглядное, безнадежное выражение на женском лице.

И ему больше никогда не хотелось этого видеть.

Вэй У Сянь неосознанно сжал кулаки, так что костяшки хрустнули. Госпожа Цзинь резко повернулась на звук, выкрикнув: «Кто здесь?!»

Подняв голову, она увидела прятавшегося за украшением на крыше Вэй У Сяня. Зрение у Госпожи Цзинь было хорошее. Она увидела окутанные темнотой черты и тут же переменилась в лице, визгливо завопив: «Сюда! Все сюда! Здесь Вэй Ин! Он пробрался в Башню Кои!»

Вэй У Сянь спрыгнул с крыши, а потом вдруг услышал торопливые шаги. Кто-то спешил выбежать из дворца. Ему только и оставалось, что сбежать.

В этот момент он не осмелился посмотреть на Цзян Янь Ли, не мог даже слова сказать!

Покинув Башню Кои и выбежав из города Лань Лин, Вэй У Сянь снова потерял направление. Он бесцельно бродил, не в силах прогнать туман из мыслей. Не в силах остановиться. Он не знал, сколько городов прошел, когда наконец увидел толпу, окружившую городскую стену. Люди что-то разгоряченно обсуждали.

Вэй У Сянь сначала не собирался обращать на них внимание, но, проходя мимо, услышал слова «Призрачный Генерал». Он тут же застыл на месте и прислушался.

«Призрачный Генерал действительно свирепая тварь… Они сказали, что явились с повинной, но потом он вдруг слетел с катушек и снова учинил бойню, на этот раз в Башне Кои!»

«Хорошо я в тот день туда не пошел!»

«Он же пес, натасканный Вэй У Сянем. Неудивительно, что кусает каждого встречного».

«Этот Вэй Ин… не должен был создавать его, если не способен контролировать. Сделал бешеного пса и не посадил на цепь. Рано или поздно эта сила обернется против него. Учитывая обстоятельства, тот день не так уж далек».

Вэй У Сянь слушал молча. Мышцы на его лице и пальцах подрагивали.

«Какое несчастье для Ордена Лань Лин Цзинь».

«Еще хуже было Ордену Гу Су Лань! Больше половины примерно тридцати убитых были из их Ордена. Они явно прибыли только для того, чтобы помочь все утрясти».

«Хорошо, что Призрачного Генерала наконец обратили в пепел. Иначе от одной мысли, что такая тварь бродит по миру и то и дело впадает в бешенство, я бы уснуть не смог от кошмаров».

Кто-то выплюнул: «Именно такого конца и заслуживают все псы из клана Вэнь!»

«Призрачный Генерал был обращен в пепел. На этот раз Вэй У Сянь должен был познать страх, так ведь? Я слышал, что большинство собравшихся на принесение обета глав Орденов уже высказались. Прекрасная новость!»

Чем дольше слушал Вэй У Сянь, тем холоднее становилось выражение на его лице.

Ему давно следовало понять. Что бы он ни сделал, ни одного доброго слова не сорвется с губ этих людей. Когда он победил, остальные пришли в ужас. Когда он проиграл, остальные возрадовались.

Что бы он ни сделал, это называли искаженным путем Тьмы. Но ради чего он столь упрямо следовал ему? Чего ради все это было?

Однако чем холоднее становился его взгляд, тем ярче разгоралось бушующее пламя в сердце.

Кто-то из толпы насмешливо бахвалился, словно и сам внес в дело немалый вклад: «Ага, новость прекрасная! Лучше бы он добровольно забился на эту свою проклятую гору отныне и навсегда. А если осмелится показать рожу где-то в мире… Ха, стоит ему только появиться, и я…»

«И что ты сделаешь?»

Распалившиеся за обсуждением люди одновременно замолкли, а потом обернулись.

Они увидели позади себя бледного молодого мужчину в черных одеждах. Под его глазами виднелись тёмные круги, а голос был наполнен льдом: «Если он осмелится появиться, что ты сделаешь?»

Те, у кого зрение было поострее, увидели флейту с ярко-красными кисточками, прикрепленную к поясу юноши. Они тут же вздрогнули с криком: «Чэнь Цин, это Чэнь Цин!»

Старейшина И Лин, Вэй У Сянь, в самом деле явился!

В тот же миг пространство вокруг Вэй У Сяня опустело. Люди разбегались кто куда. Вэй У Сянь звонко свистнул, и они вдруг почувствовали, как их тела начали тяжело оседать, все вокруг повалились на землю. С дрожью оглянувшись, они осознали, что у всех на спинах уселись различные темные духи, с окровавленными разинутыми ртами!

Вэй У Сянь неспешно прогуливался среди разрозненной, не способной что-либо сделать толпы, и говорил на ходу: «Ну, в чем дело? Вы ведь только что столь самонадеянно обсуждали меня за моей же спиной. Почему же теперь, оказавшись со мной лицом к лицу, вы только и можете, что лежать на земле?»

Он подошел к человеку, чьи слова звучали грубее всего, и со смехом наступил ему на лицо. «Говори. Что же ты больше не похваляешься? Герой, так что ты собирался со мной сделать?!»

Человек, переносица которого сломалась под стопой, истекал кровью и безудержно вопил. Множество заклинателей наблюдали за происходящим с городских стен. Они хотели помочь, но не осмеливались приблизиться.

Один из них закричал издалека: «Вэй… Вэй Ин! Если ты действительно так силен, почему бы тебе не отправиться на поиски глав Орденов, участвующих в принесении обета? Что ты докажешь, напав на нас, заклинателей низкого уровня, которые не способны противостоять тебе?»

Вэй У Сянь снова коротко свистнул. Кричавший заклинатель почувствовал, как незримая рука вдруг дернула его вниз. Он упал с городских ворот, сломал обе ноги и завопил от боли.

Несмотря на крики и вой, выражение лица Вэй У Сяня ничуть не изменилось. «Заклинатели низкого уровня? То есть я должен терпеть вас только потому, что вы — заклинатели низкого уровня? Если осмеливаетесь говорить подобное, вы должны иметь смелость справиться и с последствиями. Если вы знали, что значите не больше куска дерьма в муравьиной куче, так почему же не догадались подумать, прежде чем говорить?!»

Все лежали с пепельно-серыми лицами, не осмеливаясь издать ни звука. Выждав пару секунд и не услышав больше болтовни, Вэй У Сянь удовлетворенно продолжил: «Вот так и надо себя вести».

Договорив, он снова пнул того, кто больше всего бахвалился, и выбил ему половину зубов!

Кровь оросила землю. Все переменились в лице, задрожав от страха, а несчастный потерял сознание от боли. Вэй У Сянь посмотрел вниз и вытер ногу о землю, оставляя кровавые следы.

Немного поразмыслив, он снова бесстрастно заговорил: «Но вы, отбросы, кое в чем были правы. Мне и правда бессмысленно тратить на вас время. Вы хотели, чтобы я нашел людей из крупных Орденов? Прекрасно. Отправляюсь немедленно, нужно с ними кое в чем поквитаться».

Он поднял взгляд и увидел большое объявление на городской стене. Именно вокруг этого объявления собралась толпа любителей почесать языками.

В начале объявления звучали слова «Сбор на принесение обета». А дальше говорилось, что четверо главных орденов — Орден Лань Лин Цзинь, Орден Цин Хэ Не, Орден Юнь Мэн Цзян и Орден Гу Су Лань — собираются развеять прах остатков Ордена Ци Шань Вэнь над руинами заброшенной обители Ордена, Безночного Города. В то же время они принесут обет, что навечно останутся противниками Старейшины И Лин, завладевшего горой Луань Цзан.

Сбор на принесение обета в Безночном Городе?

Примечания:

Восемь иероглифов, включающих в себя год, месяц, день и точное время рождения, в Китае используются для определения судьбы человека.

В Китае принято называть членов семьи в строгом соответствии с отношениями между говорящим и называемым. Поскольку Цзян Янь Ли приходится Цзинь Цзы Сюню невесткой, он называет ее так при других людях и в случае обращения к ней лично.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *