Жун Цзяхуэй совсем недолго размышляла о том, что для нее главнее: утешение брата или извинение перед Чжунли Ло. Она прекрасно знала своего младшего братишку, одна конфетка, и все забудется. Но вот Чжунли Ло…

Она действительно не понимала его ни на капельку. Когда-то они довольно долго жили под одной крышей, но не обращали внимания друг на друга. Цзяхуэй вела себя так, словно весь мир был ей должен, она ненавидела холодное лицо Чжунли Ло и считала лишним человеком, что всегда маячит перед глазами. А он… тоже старался избегать ее.

Вполне вероятно, что, если бы она не умерла и не видела будущего Чжунли Ло, у нее не хватило бы мозгов заботиться о нем так, как сейчас. И быть такой грубой со своим драгоценным младшим братом, но… ей не хотелось становиться частью семьи Лю, чтобы жить в презрении. Бесценные сокровища найти легче, чем хорошего мужа. В столице куча избалованных князишек с таким же социальным статусом. Так что, даже если она захочет выйти замуж, найти кого-то лучше у нее не получится. Просто Жун Цзяхуэй чувствовала, что Чжунли Ло лучше, чем думается. Но почему даже с ножом у горла она сказать не сможет.

На самом деле, исключая старших двоюродных братьев, девушка не понимала мужчин. Оба ее кузена — прекрасный люди, она всегда считала их своими старшими братьями, но позже они глубоко влюбились и поженились… ладно, это не причина. Но вот то, что на самом деле ею является, — Жун Цзяхуэй не ладила с кузинами, особенно с этой Юй Исян. Исключая старших братьев, в настоящее время девушка жила в этом доме только с Чжунли Ло, чье будущее полно перспектив. И это означает возможность получше понять его и ухватиться за него.

Она и правда двуличная, да? У девушки защипало в носу, и странная неописуемая волна вины обрушилась на нее, едва не выбив воздух из легких. Что бы ни делал и говорил Жун Цзяцзэ, они брат и сестра, он все еще ее младшенький. Проживет ли его ненависть хотя бы ночь? Не будет ли он снова ласково звать ее старшей сестрицей на следующий день, как и раньше?

С этой мыслью она чуть помяла ноющий нос, велела служанке положить арбуз, на который она боялась даже смотреть, в коробку для еды и закинуть туда льда. Сама она поднялась, чтобы найти место во дворе, откуда ее старший брат ушел.

Палящее солнце сжигало голову Цзяхуэй, а пот заливал спину, даже служанка, держащая зонтик, не помогала. Комната Чжунли Ло располагалась слишком далеко от ее собственной. Этот дом настолько огромен, что это даже угнетает.

Наконец-то добравшись до нужной двери с великим трудом, Шуан Цзян постучалась, слуга с неприятным выражением лица открыл дверь. Увидев под зонтиком круглое личико Жун Цзяхуэй, он тут же уставился на нее. Хотя он никогда и не видел юную госпожу, но прекрасно понял, что это была именно она.

Он быстро отступил в сторону и сказал:

— Прошу, проходите, юная госпожа.

Шуан Цзян этот мальчишка показался знакомым, поэтому, рассмотрев его получше, спросила:

— Ты, кажется, Эфу из дома Чжао Цзиньси. Что случилось? Кто расстроил тебя?

— Ничего, совсем ничего, — покачал головой расстроенный мальчишка, которого назвали Эфу.

Но поскольку он не хотел говорить об этом, служанка решила не настаивать. Не успели девушки переступить порог, как из комнаты вышла пятнадцатилетняя служанка, она несла чашку чая, а лицо ее не скрывало недовольства.

Шуан Цзян хорошо ладила с людьми и знала имя этой служанки, поэтому, когда Жун Цзяхуэй напряглась от недоверия, она быстро окликнула девушку:

— Старшая сестрица Чунь Тао!

Чунь Тао повернула голову, чтобы взглянуть на того, кто позвал ее. Но стоило ей это сделать, как она чуть не выронила поднос от испуга.

— Юная госпожа, — по обыкновению произнесла она, опустив голову.

Жун Цзяхуэй поманила девушку пальцем, та послушно подошла.

— Эту служанку зовут Чунь Тао, — сказала она. — Каков будет приказ юной госпожи?

Цзяхуэй посмотрела в грустные глаза Эфу, а затем спросила:

— Вы двое чем-то обеспокоены. В чем дело?

— Это… — начала служанка, но тут же остановила себя.

— Раз я тебя спросила, ты можешь рассказать мне все.

Поняв, что девушка настаивает, Чунь Тао в уме прикинула положение Жун Цзяхуэй и Чжунли Ло в иерархии и с неохотой рассказала:

— Мы не знаем причины, но юный господин Чжунли никогда не позволяет прислуживать ему. Ночью он не ставит стражу, а утром одевается без чьей-либо помощи. Если бы он просто не разрешал этого служанкам, все было бы в порядке, но он не подпускает к себе даже слуг мужского пола.

Этих слуг оставляют сушиться за бортом. Даже волосы не дают расчесать, и они не могут на это никак повлиять. Как же им не быть мрачными при таких обстоятельствах? Если господин и госпожа прознают об этом, они подумают, что слуги чем-то оскорбили Чжунли Ло.

В момент рассказала Шуан Цзянь бросила на Чунь Тао и Эфу завистливый взгляд. Как, наверное, прекрасно предаваться праздности весь день!

Послушав рассказ Чунь Тао, Жун Цзяхуэй невольно хмыкнула и улыбнулась. Как так вышло, что Чжунли Ло оказался гораздо страннее, чем она думала? Она слышала, что у него были слуги до того, как его дом пал, так почему же сейчас он никого не подпускает? Может, из-за того, что он еще не привык к чужим слугам?

В любом случае, девушка сюда пришла сюда извиниться, остальное ее мало волновало. Она подняла ящик с едой и догадалась, что лед, вероятно, уже растаял. Сделав два шага, она остановилась перед дверью в комнату и постучалась.

Вскоре после этого донесся голос Чжунли Ло:

— Мне не нужны слуги.

— Это… старший брат Чжунли, это я, Цзяхуэй, — юная госпожа скривила губы в улыбке.

— Хм? Цзяхуэй? — юноша прекратил писать. Она пытается продолжить атаковать его от имени Жун Цзяцзэ? — Заходи.

В худшем случае его армия проведет контратаку1.

1 Провести контратаку (水来土掩) — пришла вода — насыпай землю [на дамбу] (обр. в знач.: принять соответствующие меры; должным образом противодействовать)

Цзяхуэй толкнула дверь и увидела, что юноша сидит за письменным столом и упражняется в каллиграфии.

Девушке подумалось, что Чжунли Ло… очень худой. Она еще маленькая и едва достает макушкой ему до плеч, но такое чувство, что ее талия потолще, чем у него будет. Ей и правда нужно меньше есть. Взглянув на острый подбородок, Цзяхуэй подумала, что, возможно, юноша совсем плохо поел, и теперь ходил голодный.

Чжунли Ло долго молчал, поэтому Цзяхуэй поднесла ящик с едой поближе. Взглянув на почерк своего старшего брата, девушка не смогла сдержать усмешки. У этого здорового молодого человека талия тонкая, как у женщины, и почерк какой-то витиеватый. Какая поистине женская натура у того, кто позже ринется в бой.

Поставив коробку на пол, Цзяхуэй открыла ее. К счастью, лед еще не совсем растаял, но девушку едва не вырвало, когда она увидела внутри арбуз.

Она наклонила голову в сторону, благоразумно вытащила тарелку с бахчевой культурой и поставила перед Чжунли Ло с таким видом, словно это было настоящее сокровище.

— Брат Чжунли, я не могу съесть весь арбуз, поэтому я специально принесла его тебе.

Взглянув в ее блестящие глаза и на ее сияющую улыбку, Чжунли Ло немного испугался. Он подумал, что это все не просто так. Может, это какой-то… трюк со слабительным или что-то такое, или подсаживание паразита? Он равнодушно посмотрел на арбуз в тарелке.

— Я не люблю арбузы, ешь сама, юная госпожа.

Довольно грубо. Улыбка застыла на лице девушки.

— Брат Чжунли, все будет в порядке, если будешь звать меня просто Цзяхуэй, как и мои родители. Арбуз лучше всего подходит для летней жары. На улице так жарко, что я боюсь, как бы тебя не хватил тепловой удар. Давай, уважь меня, попробуй кусочек-два.

Сердце юноши дрогнуло, когда он взглянул на ямочки от улыбки этой цветущей девочки. Он должен перестать смотреть на Цзяхуэй и вернуться к письму, ничего ей не отвечая.

Молчание заставило Цзяхуэй подумать, что он еще считает ее виноватой. Сжав губы и поставив тарелку, девушка перешла к делу:

— Брат Чжунли, я пришла сюда, чтобы извиниться. Прости. Мне не следовало так легко верить моему брату… он, э-э-э, привык, что мы с родителями балуем его, поэтому заслуживает того, чтобы его поставили на место. То, что ты ударил его, нормально.

Более того, Цзяхуэй в конце концов поняла, что Чжунли Ло даже не ударил Цзяцзэ. Иначе у него был какой-нибудь синяк, если, конечно, эту красную отметину на руке вообще можно считать ранением. Просто пелена застлала ей глаза, когда она увидела, что ее младший брат плачет. Этот маленький тиран порой бывает слишком жесток, но пока он не попадал в неприятности, никто и не возражал.

Чжунли Ло продолжал молчать, заставляя девушку волноваться. Поразмыслив немного, она решила добить уже разбитый горшок.

— Как насчет того, что ты меня ударишь, брат Чжунли? Я стойкая и смогу принять удар. Все-таки это я разозлилась, не получив полной картины. Это моя ошибка.

— Ты не ошиблась, — ответил Чжунли Ло, повернувшись к Цзяхуэй.

— Ха? — она вытаращила глаза.

— Ты думала, что я издеваюсь над твоим братом. Понятно, что ты не могла остаться в стороне. Где же тут ошибка? — объяснил он.

Да что это такое? Он очень странный и не играет по общепринятым правилам!

— Значит, ты не винишь меня? — осторожно спросила Цзяхуэй.

— Я никогда не начинал, — ответил Чжунли Ло.

— Тогда я сейчас вернусь, — сказала Жун Цзяхуэй, вытерев пот со лба и улыбнувшись. — Не торопись, пиши, брат Чжунли, я совсем не буду отвлекать тебя. Не забудь про арбуз. Я попрошу принести весь мой арбуз тебе.

Чжунли Ло и рта не успел раскрыть, чтобы отказаться, как Цзяхуэй и след простыл. Теперь, когда она ненавидит арбуз, она может использовать его в качестве подарка, дабы выслужиться перед будущим гигантом. Если есть возможность убить двоих зайцев одним выстрелом, почему бы и нет?

Чжунли Ло глупо смотрел куда-то в пространство, пока горячий ветерок не привел его в чувство. Он взглянул на пустое место и заметил, что Жун Цзяхуэй забыла закрыть дверь. Тогда юноша поднялся и сам закрыл ее.

По правде говоря, поведение Жун Цзяхуэй было для него загадкой. Может, он что-то не так понял, но выглядит все так, сложно она пытается завоевать его расположение, и это… невозможно. Если он скажет об этом вслух, его поднимут на смех, как кривозубого человека. Жун Цзяхуэй — бесценная дочка знатной семьи, у нее есть статус, и она занимает высокое положение. Зачем бы ей приходить сюда, чтобы завоевать благосклонность бедного, сломленного и скорбящего осеннего ветра, что ворвался в ее дом, и она едва успела ощутить его?

Чжунли Ло не может найти ответ на эту загадку.

Он посмотрел на красный, как кровь, арбуз и с помощью бамбукового прутика проткнул кусочек. Положив его в рот, юноша подумал, что он был слаще и вкуснее, чем думалось изначально.

Поскольку Жун Цзяхуэй не могла искать его расположения, значит, она, возможно, делает это по доброте душевной. Может, боялась, что ее небрежность навредит тому, кто ютится под чужим плетнем2. Эта быстрая и простая девчонка очаровательно неуклюжа.

Ютиться под чужим плетнем (寄人篱下) — жить под чужой крышей; обр. жить нахлебником, жить из милости, зависеть от чужих людей.



Комментарии: 3

  • Да, она не выслуживается хд.
    *смех в зале*

    Она делает это по доброте душевной, но пока сама этого не знает хд.
    *умилительные вздохи*

    Ответ от Су Вон

    Зато мы знаем, а потому веселимся, аахахха

  • Хммм, интересненько, пока в этой главе ничего серьезного не произошло, но в целом интересненько интересненько, будет интересно увидеть реакцию юной госпожи когда она узнает что у неё не братик а сестричка 😂

    Спасибо за перевод) очень жду продолжения и этой новеллы тоже)

  • Новая глава! Урашеньки! Спасибо :3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *