Праздник середины осени прошел, и вскоре стал приближаться пятнадцатый день рождения Чжунли Ло. Родители Жун Цзяхуэй размышляли о том, как все правильно организовать; это был первый день рождения девушки с тех пор, как она осела в поместье хоу Чжэньго.

Чжунли Ло хотелось отказаться от праздника, поскольку ее статус и по логике, и по чувствам не должен был оцениваться таким образом, но Жун Чэнь и госпожа Юй вели себя очень принципиально в этом вопросе, а потому дали ей от ворот поворот.

Тогда беспомощная Чжунли Ло хотела обратиться к Жун Цзяхуэй и таким вот окольным путем спасти положение, но дверь девушки также оказалась заперта.

Видимо, имениннице оставалось только терпеть эту милость. Она пыталась утешить себя тем, что единственная знает, что в этом году ей устраивают шумный, живой и масштабный праздник по поводу достижения ее возраста шпильки1. И с этим нужно было только справиться.

Возраст шпильки (кит. 及笄之年) — брачный возраст для девушек в Древнем Китае. Достигнув пятнадцатилетия, они меняли прическу на пучок, заколотый шпилькой. И это символизировало возможность вступления в брак.

Однако Жун Цзяхуэй не специально проигнорировала Чжунли Ло, на самом деле, она готовила подарок. Вероятно, юноша не будет присутствовать в следующему году на своем дне рождения, поэтому вполне естественно — желать правильно и хорошо подготовиться. Только вот девушка могла сделать немногое. После долгого обдумывания Жун Цзяхуэй в голову пришла прекрасная идея — вышивка!

Девушка неплохо орудовала иглой, но ей не нравилась однообразная зацикленная работа. В прошлой жизни она добавила на свое свадебное платье лишь несколько стежков уже после того, как швеи почти закончили, и глаза ее быстро устали от такого. Эх, и кто подарил ей способность только к этому? Ее вышивка — то, что может оценить лишь ее нежно любимый отец, ведь даже у ее учительницы начинает болеть голова, когда она просто смотрит на ее работы. Все остальное же можно легко купить. Это и правда было ненамеренно, но теперь Жун Цзяхуэй оставалось только страдать от горечи и напряжения.

В ночь на двенадцатый день девятого месяца после устроенного семьей пышного праздника по случаю дня рождения Чжунли Ло все преподнесли свои подарки.

Их семья маленькая, и они были не очень близки к другим кровным родственникам с отцовской стороны, так что, кроме родителей, только у Жун Цзяхуэй было что-то приготовлено.

Когда она показала свой подарок, те немногие присутствующие аж подпрыгнули в ужасе. Долго рассматривая предмет, госпожа Юй недоверчиво спросила:

— Цзяхуэй, ты… сама вышила эту ширму2

Такая ширма (кит. 座屏) ставилась перед высокопоставленными, уважаемыми людьми (например, перед императором). То есть служили они не для разделения пространства, поэтому название «ширма» довольно условное.

— Я торопилась, чтобы успеть за полмесяца, — кивнула девушка, ее веки опухли. — У меня было мало времени, поэтому вышло грубовато. Не вини меня, братец Чжунли.

Чжунли Ло посмотрела на не очень изящную, но красивую вышивку и почувствовала, как дрогнуло ее сердце. 

— Это… для меня? — не веря происходящему, спросила она.

— Я дурочка, которая ничего не умеет, — улыбнулась Жун Цзяхуэй. — Только вот в рукоделии довольно хороша. В будущем, может быть, я сделаю для тебя… что-то с двусторонней вышивкой.

Пронесло! Она чуть не сказала «сделаю для тебя комплект одежды». Пусть Жун Цзяхуэй и не подразумевала ничего особенного, но такие вещи нельзя произносить необдуманно. Вышивка какой-то ширмы или мелочи безвредна. Но, если она соткет мешочек для благовоний или одежду, то нарушит все приличия. В прошлой жизни Жун Цзяхуэй также шила вещи для мужа и свекрови. Ей было лень делать сложное свадебное платье. Но вся одежда, посланная семье ее мужа, соткала сама Цзяхуэй, хотя девушка никогда ни на ком ее и не видела.

Жун Чэнь взглянул на работу собственной дочери, у него кольнуло в груди:

— Ты так хороша, но никогда не дарила ничего такого матери или отцу.

— Вот-вот, — поддержала мужа госпожа Юй.

— Я…
Как раз в момент, когда Жун Цзяхуэй не знала, как успокоить родителей, слуга, будто спасая ее, пришел сообщить, что к ним прибыли гости.

Это были две тетушки Жун Цзяхуэй, госпожа Лян из семьи гогуна Цзинго и госпожа Вэнь, урожденная Юй, из побочной линии рода цзицзю3 из Гоцзыцзянь4 , а также несколько учеников. Каждый человек — своего рода родственник, и множеству из них, вероятно, давно хотелось погостить у них. Так совпало, что в этот день семья Жун праздновала рождение Чжунли Ло, а потому гости принесли с собой подарки.

3 Цзицзю (кит. 祭酒) — совершающий возлияние жертвенного вина (также название должности при дин. Хань).
Гоцзыцзянь (кит. 国子监) — буквально можно перевести как «академия сынов государства». Это главное высшее учебное заведение императорского Китая, которое выпускало людей для высших государственных постов. Сейчас это музей в Пекине.

Госпожа Юй дружила с этими тетушками, поэтому она тут же поспешила поприветствовать их и их мужей улыбкой. Несколько младших тоже подбежали поприветствовать тетю и дядю. 

— Какая вежливость, — на губах госпожи Юй заиграла улыбка. 

— Старшая тетушка и вторая тетушка, — сказали Цзяцзэ и Цзяхуэй, подбегая к женщинам. 

Только Чжунли Ло пребывала в сомнениях.

Цзяхуэй знала, что он понятия не имеет, что это за люди. Она улыбнулась и потянула юношу за собой.

— Это моя старшая тетушка, она замужем за братом моей мамы, — сказала девушка, указав на полноватую, постаревшую, с лицом, похожим на гусиное яйцо, госпожу Лян. 

— Старшая тетушка, — произнесла Чжунли Ло, сложив руки в приветствии, но тут же поправила себя, — госпожа Юй. 

Неуклюжий вид юноши вызвал у госпожи Лян улыбку. 

— Это, должно быть, маленький юный господин Чжунли. Ты можешь звать меня старшей тетушкой, как и Цзяхуэй с Цзяцзэ.

Как Чжунли Ло могла претендовать на такие близкие отношения? Она не осмелится ее так называть.

Затем Цзяхуэй указала на более молодую, стройную и элегантную госпожу Вэнь.

— Это моя вторая тетя.

— Вторая госпожа Юй, — сказала девушка, уже будучи подготовленной. 

За ними следовали несколько разновозрастных кузенов и кузин по материнской линии. Чжунли Ло с большим трудом закончила с ними знакомиться, и все заняли свои места.

Это был обычный семейный пир на три стола. Жун Цзяхуэй и трое дочерей Юй, естественно, снова сели вместе. Благодаря Чжунли Ло младшим сестрам было о чем поговорить.

— Сестрица, этот старший братец даже красивее, чем я представляла, — сказала Юй Имэй, ее глаза сияли.

— Именно об этом я и говорила, — ответила Цзяхуэй, гордо задрав голову.

Юй Исянь, не желая видеть это самодовольное выражение лица девушки, просящее кулака, не удержалась и пробормотала в сторону:

— Но тебе не кажется, что он слишком изящный? Как будто на самом деле он — красивая женщина.

Гордая улыбка застыла на лице Цзяхуэй, и она не удержалась от насмешки:

— Да-да, мой братец Чжунли гораздо красивее твоего Лю-!

Девушка едва успела произнести «Лю», и Юй Исян тут же крепко зажала ей рот.

— Пф! Ммм! — Жун Цзяхуэй не могла вымолвить и слова, она ударила кузину по руке и потянулась к ее волосам.

Юй Имэй была младше на несколько лет, а потому ничего удивительного не было в том, что она вместо того, чтобы разнять сестер, толкнула остолбеневшую Юй Илян.

После пары ласковых девушки решили больше не шуметь.

Мужчины и женщины сидели раздельно, и прямо по-соседству напротив Чжунли Ло сидели старший, средний и младший кузены Жун Цзяхуэй: Юй Цзысюнь, Юй Цзыцин и Юй Цзыян. И Чжунли Ло не знала, о чем говорить.

Чжунли Ло с тоской посмотрела на недалеко сидевших девушек, ей хотелось пойти к ним и остаться там.

Взглянув на пребывающего в упадническом настроении именинника, Юй Цзысюнь подумал, что нехорошо быть холодным с ним. Мужчина взял чашку с вином и похлопал Чжунли Ло по плечу.

— Милый брат Чжунли, сегодня твой день рождения. Этот глупый братец прослышал, что ты теперь посещаешь школу. Надеюсь, ты победишь на императорских экзаменах. Давай я налью тебе вина. Сначала выпьем, а потом можешь делать, что захочешь.

Чжунли Ло посмотрела на пустую чашку в руках и не смогла сказать и слова против. Обычно она не пила вина, но как может быть приличным — отказываться, когда тебе предлагают его? В ее обязанностях только иметь при себе чашку и заливать рот напитком.

Увидев выражение лица юноши, и будучи практически одного с ним возраста, лишь на несколько месяцев старше его, Юй Цзыцин тоже решил не отставать и поднял чашку с вином.

— Давай, брат Чжунли, я тоже налью тебе вина.

Еще один?

Чжунли Ло пришлось выпить еще одну чашку, пряное вино бурлило у нее в животе. Также начала немного кружиться голова, блестящие капельки пота появились на лбу, а на щеках образовался румянец.

Юй Цзыян тоже захотел присоединиться. Но не успел он поднять чашки, как Юй Цзысюнь упрекнул его, сказав:

— Ты еще слишком мал, чтобы пить вино, — затем он улыбнулся Чжунли Ло. — Позволь я налью тебе от имени своего младшего братишки.

Несколько девушек за столом, совершенно ни о чем подобном не зная, прекрасно проводили время за тихими разговорами друг с другом.

Юй Илянь украдкой посмотрела на братьев, на приложила руки к лицу и невинно пролепетала:

— Кузина, твой брат Чжунли и правда хорош собой. Было бы прекрасно, если бы он стал моим шурином.

Цзяхуэй была счастлива услышать похвалу в сторону Чжунли Ло, но стоило ей услышать последнюю часть сказанного, улыбка на ее губах тут же застыла.

— Третья кузина, не говори глупостей, — стиснула зубы девушка, ласково погладив малышку по голове. — Твои старшие сестры занимают почетное положение юных госпож во дворце императора. Даже если бы они захотели выйти за Чжули Ло замуж, не был бы его статус слишком низок для них? Так или иначе, а он недостаточно знатен для того, чтоб рассматривать его в качестве потенциального жениха. 

— Тогда что насчет тебя, кузина? — хлопнула глазами Юй Илянь.

Девушка поперхнулась:

— Я…

Ей тоже стоит сказать, что у нее высокий статус? Что Чжунли Ло недостаточно хорош для нее? Что такого можно сказать, чтобы в будущем это не стало пощечиной?..

Не дожидаясь ответа кузины, Юй Исян мрачно констатировала факт:

— Твоя кузина была обещана другому еще до рождения.

Пусть Цзяхуэй и знать не желала об этом браке, но у нее не оставалось выбора, кроме как кивнуть и улыбнуться:

— Верно, верно. 

Услышав это, Юй Илянь больше ничего не спрашивала, ее увлекло поедание пирожных.

Когда подошло время семье Юй отправляться домой, братья Юй предложили Чжунли Ло еще несколько чашек вина, и она была практически разбита. Мужчины не могли удержаться от смеха. Такой взрослый юноша так легко хмелеет от небольшого количества вина, как скучно.

Жун Цзяцзэ убежал провожать двоюродных братьев, так что, можно было сказать, что за столом никого не было, кроме одинокой и захмелевшей Чжунли Ло.

Жун Цзяхуэй посмотрела на ее красное лицо и ленивую, чуть сгорбившуюся фигуру. Девушке не хотелось беспокоить родителей, что провожали гостей, а потому она обратилась к нескольким служкам и служанкам:

— Вы, немедленно отнесите юного господина Чжунли в комнату.

— Жун Цзяхуэй? — обернулась Чжунли Ло, услышав ее голос.

Если он узнает ее голос, значит, не настолько пьян. Девушка улыбнулась и подошла к юноше, потянула его за руку, чтобы помочь подняться.

— М-м-м, да, это я, брат Чжунли. Я велю слугам отнести тебя обратно в твою комнату.

Чжунли Ло кивнула, но, когда Цзяхуэй помогла ей подняться, оказалось, что она и правда очень пьяна. Едва девушка успела встать, как у нее подогнулись колени, и она рухнула на младшую сестру.

Цзяхуэй была почти на целую голову ниже, поэтому внезапное падение сбило ее с ног. Но в этой ситуации ее полнота оказалась преимуществом, ведь, не будь она тяжелее Чжунли Ло, точно бы сдалась под ее весом.

Чжунли Ло же, ничего не подозревая, крепко обняла девушку за шею, положила голову ей на плечо и закрыла глаза в надежде уснуть.

Но он не может здесь спать! Жун Цзяхуэй пошлепала юношу по лицу. 

— Брат Чжунли, не спи! Слезь с меня и отпусти! Я прикажу слугам отвести тебя в комнату!

Девушка послушно открыла глаза и с несчастным видом прошептала ей на ухо:

— Очевидно, я сестра Чжунли.

Такие потрясающие слова заставили девушку только закатить глаза. Этот брат серьезно пьян и прикидывается дурачком! Ты — сестра Чжунли, а я — брат Жун, да?

Убрав руку Чжунли Ло с себя, девушка махнула слугам:

— Юный господин Чжунли сильно пьян, помогите ему дойти до комнаты сейчас же!

Чжунли Ло посмотрела на мальчишек с бегающими глазами и покачала головой:

— Я не хочу, чтобы они провожали меня.

— Хорошо, тогда я позову служанок.

— Нет, — снова отказалась девушка.

— Тогда ты пойдешь сам?

— Ты мне поможешь, — сказала голосом капризного ребенка Чжунли Ло, улыбнувшись.

Взглянув на красного изящного юношу с улыбкой, похожей на прояснившееся после дождя небо, Жун Цзяхуэй тут же потеряла все свое хладнокровие. Она и правда должна помочь своему брату.

— Хорошо-хорошо, ты сегодня звездочка долголетия5! Самая важная персона! Ты сказал, что я помогу тебе, значит, я так и сделаю. Ну же! Вперед!

Звезда долголетия (кит. 寿星) — иначе говоря, именинник. Отсылка на созвездие Долголетие.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *