Жаль, что Жун Цзяхуэй, пусть и увидела легендарного Чжунли Ло, смогла обменяться с ним лишь парой реплик. Жун Чэнь велел девушке отдохнуть и ушел в компании остальных. В конце концов, юношу привели к ней только с целью познакомить их.

Жун Цзяхуэй молча решилась использовать эту близость, чтобы завоевать его благосклонность. Но сейчас спешка была лишней. Она прекрасно понимала, что этот человек позднее поселится у нее. У Жун Цзяхуэй, хоть она не знала почему, были довольно общие представления о том, что произошло с семьей Чжунли Ло, также девушке было известно, что ее отец был знакомым отца Чжунли Ло. Сорок лет назад дедушка Жун Цзяхуэй по отцовской линии Чжэньго был хоу, а его собственный отец сражался за императора-основателя в Цзяншане и прекрасно там отличился. Тогда тот император частенько нахваливал симпатичного молодого генерала из семьи Жун.

Однако через несколько лет ситуация стабилизировалась, и его молодого и симпатичного генерала, которому еще и двадцати лет не исполнилось, не стало. Еще больше лет назад, когда армия вторглась за границу, дед девушки уже двадцать лет проживал мирную жизнь. Желая размяться, он записался добровольцем1 на войну и привел своего непутевого «бери-все-не-давай-ничего», непостоянного жеребца-сына, отца Жун Цзяхуэй, Жун Чэня. Чжунли Цин, отец Чжунли Ло, в то время был молодым генералом в войсках ее деда. Ее дедушка не слишком заботился о своем сыне и сразу же отправил его под командование Чжунли Цин.

Записаться добровольцем (请缨) — просить завязки (на военный головной убор; обр. в знач.: проситься на военную службу; записываться добровольцем; вызваться)

В то время Жун Чэню было всего шестнадцать лет, а Чжунли Цин — на десять лет старше. Последний заботился о первом, как о младшем брате, и с тех пор они стали близкими друзьями. Спустя несколько лет враги были шаг за шагом отброшены назад, а после они капитулировали. Тогда каждый вернулся к своим семьям, и переписка со временем сошла на нет.

Чжунли Цин — тот самый, кто чуть ли не голыми руками сражался на передовой, стал позже молодым военным чиновником пятого или шестого ранга. Поскольку он был довольно прямолинейным человеком, чтобы оскорблять других, его впоследствии сместили с должности. Не просто и нескольких лет скромной жизни, его жена умерла, и он впал в скорбь. Проводив ее тело в родной город, мужчина заболел и оставил Чжунли Ло сиротой.

Характер Чжунли Ло, даже если родители Жун Цзяхуэй и не возражали против того, чтобы он жил у них в доме в комфорте, вероятно, не позволит ему зависеть от кого-нибудь. К сожалению, двадцать лет назад вспыхнула чума, и все его родственники либо сбежали, либо погибли. Юноша не смог больше найти никого из семьи своего отца. Даже если у него получилось бы, кто бы захотел заботиться о нем?

Подумав об этом, Жун Цзяхуэй не могла не вздохнуть. В этом возрасте она и правда была слишком невежественна и недалека, а также слишком самоуверенна. Всегда говорила холодным голосом с равнодушным лицом, перекладывала вину на других — как кто-то в принципе мог смеяться над подобной ситуацией? Отношение Жун Цзяхуэй было невыносимым. Арбуз поступил правильно, убив ее.

Вспомнив об этой бахчевой культуре, девушка ощупала свою шею со смутным затяжным страхом в душе. По крайней мере, она больше не притронется к арбузам.

Жун Цзяхуэй протянула руку, чтобы взять еще печенья, но обнаружила, что, пока размышляла о Чжунли Ло, успела съесть все. Теперь вместо сладостей лежала большая тарелка с арбузом, красненьким, ароматным и блестящим.

— Юная госпожа, вот ваш любимый арбуз, — нежно произнесла едва достигшая четырнадцати лет Бай Лу. Услышав это проклятое слово «арбуз», Жун Цзяхуэй почувствовала только боль в горле. Девушка отвернулась от него, не желая смотреть на него.

— Не хочу, — сказала Жун Цзяхуэй, махнув рукой, — можешь съесть его весь сама.

Бай Лу вытаращила глаза. Это… погода так влияет? Юная госпожа обожала арбуз, но все арбузы в доме хоу держали от нее на расстоянии одного ли (=500 м). А юный господин был равнодушен к ним. Почему же сейчас девушка вела себя совершенно противоположно?

Увидев, что Бай Лу неподвижно стоит перед тарелкой, словно идиотка, девочка посмотрела на арбуз. Красный, словно кровь. Слишком красный. Жун Цзяхуэй затошнило.

Хотя она и никогда не злилась на эту служанку, необъяснимая вспышка гнева объяла сердце Жун Цзяхуэй. Она ударила ладонью по столу и настойчиво закричала:

— Я же сказала: убери ее сейчас же!

Осознав, что обычно спокойная госпожа разгневалась, что она делала очень редко, Бай Лу тут же опомнилась и убрала арбуз со столика.

Наблюдая за удаляющейся спиной служанки, Жун Цзяхуэй облегченно выдохнула. Наконец-то ее убийца скрылся с ее глаз.

Это и правда какие-то хитрости природы. Арбуз был ее любимой вкусностью, а теперь один взгляд на него вызывает тошноту. Жун Цзяхуэй никогда не сможет забыть это ощущение беспомощности, когда ты не можешь просто вздохнуть, даже если… ничто лучше арбуза не утоляет жажды в летнюю жару.

Летняя жара…

Жун Цзяхуэй посмотрела на слепящий глаза солнечный свет, и сердце у нее сжалось. Если она не сможет есть арбуз в такую погоду, то чем она может заменить его?.. А холоднее не становится! Как бы ей хотелось построить себе комнату изо льда и жить там! Точно, лед!

Со страданием на лице девушка повернулась к Шуан Цзян, которая обмахивала ее веером, за кусочком льда и сказала:

— Иди скажи Гу Юй, чтобы принесла еще льда.

Жун Цзяхуэй постоянно следила за Цю Фэнь, этой коварной, недостойной служанкой, и пыталась приводить родителям множество случайных причин для того, чтобы те погнали ее взашей. Тем самым Жун Цзяхуэй хотела избежать ее интрижки с этим болваном. Чтобы Цю Фэнь прогнали, девушка проявляла благосклонность к наивным и послушным на вид людям, вроде Гу Юй. И это, на самом деле, успокаивало ее.

Однако прошла уже четверть часа, а льда все не было. Гу Юй в слепой панике прибежала к своей госпоже.

— Где лед? — раздраженно спросила девушка, глядя на пустые руки служанки. — Ты специально злишь меня?

Гу Юй стояла перед Жун Цзяхуэй, не в силах и вдоха сделать. Она прижала одну руку к груди, а второй взяла воду, что протягивала Хань Лу. Выпив ее, девушка наконец-то заговорила:

— Юная госпожа! Юный господин вернулся из дворца гогуна Цзинго!

Жун Цзяхуэй была приятно удивлена этой новостью.

— Правда?

Вспомнив озорного нарушителя спокойствия, девушка не могла не улыбнуться. Наконец-то ее родной Цзяцзэ вернулся! Он любил находиться рядом с ней, когда они были детьми. И поскольку разница в возрасте между братом и сестрой составляла менее двух лет, они с самого детства играли вместе, а потому связь их была особенно сильна.

Стоило Жун Цзяхуэй услышать, что младший брат вернулся, как ее гнев на Гу Юй мгновенно отправился к Янь-вану2.

2 Яньло-ван (от санскр. Yama, Яма, и кит. ван, «князь») — в китайской народной мифологии владыка загробного мира; в официальном культе Я.-в. глава пятого судилища ада (Диюй). В его подчинении находятся чиновники, стражники — бесы (гуй) и их князья (гуй-ван), судья ада Пань-гуань, главы различных управ загробного мира.

— Почему бы тебе не привести этого маленького негодяя ко мне? – с упреком сказала юная госпожа.

Ей очень хотелось ущипнуть своего десятилетнего брата за пухлую щечку. Этот смышленый ребенок растеряет всю свою милую сторону, когда вырастет.

Секунду поколебавшись, Гу Юй робко указала на улицу.

— Я только что видела, как юный господин Чжунли… толкнул его на землю…

Во всем поместье только Цзяцзэ всегда был единственным, кто издевался над людьми, а теперь издеваются над ним! Так вот почему Гу Юй так спешила сюда!

Цзяхуэй испуганно покраснела, как только услышала о том, что ее брата толкнули.

— Что ты сказала?! — закричала девушка и, не дожидаясь ответа Гу Юй, встала и за один шаг предстала перед служанкой. — Где он?! Отведи меня туда, быстро!

— В саду…

Услышав местонахождение брата, Цзяхуэй перестала обращать внимания на что-либо и побежала по тропинке, даже не открыв зонта. Солнце грело ее макушку.

Придя в сад, девушка увидела Чжунли Ло, сжимавшего кулаки, своего драгоценного брата, сидевшего на земле и жаловался, а рядом с ним был мальчишка-слуга, который безуспешно пытался успокоить его.

Сердце Цзяхуэй заболело, она закипела от ярости, а гнев устремился к самой макушке. Ее маленький брат, изменить которого она не хотела даже на миллиметр, невзирая на то, каким бы вредным он ни был, подвергался издевательствам со стороны кого-то другого!

Жун Цзяхуэй спешно подошла к мальчику, чтобы помочь ему и успокоить.

— А-Цзэ, ты не пострадал? — спросила она, вытирая слезы брату. — Сестренке ничего не остается, кроме того, как наказать того, кто обидел тебя! Скажи мне, кто это?

Говоря это, девушка задержала взгляд на бесстрастном лице Чжунли Ло.

Заметив свою старшую сестру, Цзяцзэ тут же сообразил, что к нему пришел верный союзник. Он указал на Чжунли Ло и воскликнул:

— Сестренка, это он! Он ударил меня!

Цзяхуэй погладила мальчика по голове и мягким голосом успокоила его:

— Ну-ну, не плачь, А-Цзэ. Старшая сестра прикроет твою спину.

После она надула щеки, резко повернулась и подняла голову, чтобы посмотреть в глаза этому высокому и растущему пятнадцатилетнему Чжунли Ло, который был выше нее на целый десяток.

— Почему ты обижаешь моего младшего брата?!

Чжунли Ло не обратил на девчонку никакого внимания и развернулся, намереваясь уйти.

Заметив это, Жун Цзяхуэй быстро схватила юношу за рукав.

— Эй, ты не думаешь, что слишком большой, чтобы приставать к десятилетнему ребенку?! Тебе не стыдно?! Если мой брат первый начал, скажи! Скажи хоть что-нибудь или я не отпущу тебя!

Чжунли Ло хотел освободиться, но обнаружил, что девчушка крепко вцепилась в его рукав, не желая сдаваться, как бы сильно он не тянул руку. Некоторое время спустя ему оставалось лишь смириться.

Заметив это, Цзяхуэй усмехнулась:

— Извинись перед моим братом. Скажи, что тебе жаль, и я прекращу. Иначе я… я… расскажу маме с папой!

Девушка не хотела поднимать лишнего шума. Если он извинится, то она успокоится. Все-таки у этого юноши нет дома, и Жун Цзяхуэй совсем не хочется, чтобы он страдал.

— У тебя крошки на лице, — сказал Чжунли Ло, одарив девочку пронзительным взглядом и указав на нее лицо.

— Ха?! Что ты сказал? — не поняла Цзяхуэй слов юноши. Тогда он поджал губы и поднял руку, желая коснуться ее лица. Девушка невольно увернулась от него и насторожилась. — Что ты собирался сделать?!

Он не ответил, а лишь погладил ее по щекам, словно хотел что-то убрать с них.

Пусть Цзяхуэй и не понимала намерений юноши, она все же вздохнула с облегчением. Она думала, он ударит ее.

Однако рука этого юноши и правда была очень теплая. Хотя, может, дело в жаре и солнечном свете, который сжигает ее. Руки Чжунли Ло грубее ее мягких и нежных рук, но его прикосновение нельзя назвать неприятным. Погодите-ка, о чем это она думает? Это совсем не то, о чем должна думать юная леди из богатой семьи…

За секунду Чжунли Ло одернул руку и, заметив, что Жун Цзяхуэй отпустила его, тут же развернулся и ушел прочь. Цзяхуэй глупо уставилась на его большую и прямую спину, потирая пылающее от смущения лицо.

— Почему он… просто коснулся моего лица, а потом ушел? Он пытался так задобрить меня? — пробормотала девушка. Даже с учетом сказанного, лицо Жун Цзяхуэй все еще походило на помидор.

— Юная госпожа, кажется, юный господин Чжунли только вытер крошки от печенья с вашего лица, — сказала Шуан Цзян, которая все это время стояла позади.

— Какие крошки? — озадаченно спросила Цзяхуэй.

— Ранее вы не вытерли лицо после печенья, — служанка указала на щеки госпожи.

А! Девушка тут же закрыла лицо руками. Она и правда не сделала этого?!

Она присела на корточки, чувствуя, что снова упала в грязь лицом. Она думала, что у нее достаточно большая рука, чтобы без проблем справиться с этим затруднением самой, но в результате крошки подвели ее! Выглядит так, словно она сбежала с линии фронта и была убита! Одному богу известно, как сильно Чжунли Ло смеется над ней сейчас! Ее вид так ничтожен сейчас…

— А почему ты раньше не сказала, что у меня крошки на лице?! — скрипя зубами, Жун Цзяхуэй посмотрела на Шуан Цзян.

— Я… забыла, — виновато пробормотала служанка.

Цзяхуэй чуть не заплевала кровью! Какой смысл ежемесячно выплачивать деньги такой служанке?! С таким же успехом можно было обеспечить собаку едой на два месяца. Она, по крайней мере, виляла хвостом.

Забудь об этом, просто забудь. Пройдет время, и настанет день, когда она сможет обелить свое имя. По крайней мере, это не столь позорно, как поперхнуться арбузом и умереть. На самом деле, девушка после этого стала гораздо терпимее к таким эпизодам.

Кроме того, сердце Цзяхуэй разрывалось от одного взгляда на младшего брата, который был слабее юноши. Выходит, если этот Чжунли Ло ударил ребенка, значит, он не настолько замечательный, как Жун Цзяхуэй думала.

Размышляя о том, что ее брата могли ударить за просто так, девушка начала раздражаться. Она снова подошла к нему и спросила двоих слуг по бокам:

— Дун Чжи, Ся Чжи, честно скажите, что здесь произошло? Будьте внимательны и не упустите ничего!

Дун Чжи и Ся Чжи неловко посмотрели друг на друга, они не могли решиться рассказать.

Девушка подумала, что те боятся Чжунли Ло, а потому она, ударив себя в плоскую, как степь, грудь, сказала:

— Можете быть спокойны и говорить, что знаете. Я беру на себя ответственность, и я защищу вас, никто не посмеет обидеть вас.

Даже так Дун Чжи и Ся Чжи колебались, но все же рассказали все, упорно игнорируя взгляд Жун Цзяцзэ.

По мере того, как полной праведного негодования Жун Цзяхуэй раскрывались события, ее очаровательное личико зеленело все сильнее.

Жун Цзяцзэ, да ты просто молодец! Он не только сорвал кое-чей нефритовый кулон, что висел на поясе, но и ударил его об землю, желая спровоцировать юношу. Он даже угрожал разбить его! Как такое поведение могло остаться безнаказанным?! Пусть Жун Цзяхуэй и не была самой умной девушкой на свете, но даже ей было понятно, что вещь, которую носят с собой, почти всегда важна для ее обладателя. Если бы он не был ее любимым младшим братом, она, вероятно, первой треснула его.

Увидев, что Цзязцэ пытается избежать кары, девушка схватила его за воротник и начала с яростью упрекать его:

— Жун Цзязэ! Ты нашкодил, а теперь хочешь выйти сухим из воды?

Безмозглый! Тупоголовый! Ее честное имя рухнуло в одночасье! Она не смогла отличить белого от черного! Она напрасно двинула войско, чтобы призвать виновного к ответу! Кто-то определенно злится на нее сейчас! Она погибнет не завершив своего дела, и это всё вина этого мальчишки!

— Ну почему ты такая злая?! — поджал мальчик губы и завопил. — Я просто хотел поиграть с ним! Кто дал ему право игнорировать меня?! Я даже не сломал эту подвеску! Вернул ему в целости и сохранности!

— И ты думаешь, что ты так извинился?! — возмутилась девушка. — А-Цзэ, веди себя хоть немного подобающе, научись быть тактичным с людьми! Его мать и отец умерли, разве ему нельзя грустить? Как он может просто взять и пойти играть с тобой? Ну же, послушай свою старшую сестру и извинись перед ним, хорошо? Все-таки в будущем мы станем семьей, и нам нужно вести себя с ним на равных. Враждовать плохо.

— Я никуда не пойду!

Этот ребенок такой непослушный! Девушка схватила мальчишку за ухо и угрожающим тоном спросила:

— Не пойдешь?

Глаза Цзяцзэ покраснели от того, что он впервые видел сестру такой разозленной на него. Он вдруг оттолкнул ее и закричал:

— Ты плохая! Ты только и делаешь, что помогаешь этому чужаку обижать меня! Я никогда больше не буду играть с тобой, теперь мы не лучшие друзья!

Сказав это, он заплакал и убежал.

Наблюдая за тем, как его фигурка удаляется, Цзяхуэй остановилась. Она почувствовала себя беспомощной. Глупый ребенок, кто будет дружить с тобой! Я твоя сестра! Однако он часто угрожал ей этим в свое время… Что бы то ни было, а эта оплошность все еще не забылась…

Она обернулась к Дун Чжи и Ся Чжи и, вздохнув, накричала на них не в силах справиться с гневом:

— Вы позволили этому сопляку попасть в неприятности, а теперь стоите столбом, когда он удирает! Если с Цзяцзэ что-то произойдет, у вас будет просто гора проблем!

Они были поражены ее словами и, словно очнувшись, отсалютовали ей и побежали за мальчиком, крича:

— Юный господин, подождите нас!



Комментарии: 2

  • Хммм, ну штош, посмотрим что из этого выйдет 😂

    «название новеллы» ну, и это и ну описание 🤔 хотя я не помню или в вк ещё тоогда из-за Континента заходил и понял что это юри, или и правда ваш коммент всо спалил 😂

    Спасибо за перевод, я буду ждать)

  • Мне казалось, что должен быть какой-то подвох с Чжунли Ло, вроде того, что он на самом деле — девушка (на эту мысль натолкнуло название), а тут ещё и на втором проекте "Рыбного киоска" в комментариях прочла, что это, оказывается, юри! Неужели правда!? Спасибо за перевод, ожидаю новых глав.

    Ответ от Шиди

    С ним и правда тооот еще подвох, ахах
    Я даже не знаю, кто раньше спалил всю интригу, мой комментарий или название новеллы

    Спасибо, что читаете! с:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *