6 марта 270 года по Новому Звездному Календарю.

Правительство Межгалактического Союза объявило чрезвычайное требование, предписывающее адмиралу Серебряной Крепости Линь Цзинхэну, обвиняемому в неподчинении, контрабанде вооружений, неоднократных экстремистских высказываниях и прочем, немедленно вернуться в столицу Вото на допрос.

Линь Цзинхэн нагло не повиновался.

На следующий день на передовице ежедневной газеты Вото грандиозно красовалось яростное: «ЛИНЬ ЦЗИНХЭН, ТЫ ПОДНЯЛ БУНТ?!»

24 марта Серебряная Крепость была заблокирована по всем фронтам. Пятьсот тяжелых гиперпространственных кораблей1 механизированных сил покинули пределы искусственной атмосферы. Элита Серебряной Крепости навела дула на своих же соратников. Ни одна из сторон не шла на уступки. К ночи 26 марта зашедшее в тупик вооруженное противостояние продолжалось почти сорок восемь часов.

1 В оригинале стоит 机甲 jījiǎ что в прямом переводе “мех”. Однако в мире данной книги оно выглядит как звездолёт,. Это авторский термин. Делятся на несколько подвидов: малые, средние и тяжёлые, в зависимости от размера и оснащённости. Мелкие по размеру похожи на Сокола из Звёздных Воин. Тяжелые корабли в данном случае представлены как класс тяжёлых бронированных артиллерийских боевых кораблей, управляемых пилотом при поддержке искусственного интеллекта.

Начальник охраны Лодэ беззвучно опустил бокал рома со льдом на стол адмирала и замер по стойке смирно.

Стоящий у окна адмирал щелкнул пальцами, давая знак задержаться.

Печально известный на все Восемь Галактик адмирал Линь, был обладателем высокого роста, с головы до ног без исключения строгий и аккуратный, и в целом производил впечатление замерзшей глыбы.

Мужчина поднял бокал, попутно добавив несколько кусочков льда. Над левым ухом висела голограмма — работала система связи, означающая, что адмирал сейчас с кем-то вел разговор.

Коммуникационные технологии давно достигли исключительного развития. Все звонки поступают непосредственно на личные терминалы, чтобы человек ни захотел сказать, сигналы мозга могут быть напрямую переданы адресату, и незачем утруждать язык. Так же не нужно беспокоиться об опасности быть подслушанными, ведь только по мимике говорящих наблюдатели могли судить о теме беседы, справляются ли те о здоровье или бранятся.

Тихо стоящий сбоку приближенный Лодэ по безэмоциональному лицу адмирала не мог уловить ни единой зацепки.

Современное общество поощряло прямоту, открытость и выражение истинных чувств, поэтому устаревшая консервативность Линя в купе с замкнутостью выглядели крайне неподобающе и отстало. СМИ и политические противники, хватаясь за эту черту, постоянно честили его расчетливым и скрытным, смотрящим на всех свысока.

«Коварный2» адмирал закончил разговор, повернулся к Лодэ и безразлично бросил:

2 心机深沉 из серии плести интриги, строить тайные планы.

— Звонил главнокомандующий, предлагал мне пойти на стратегический компромисс, для начала вернувшись на Вото.

Лодэ остолбенел.

— Стратегический компромисс.

Адмирал Линь со смаком повторил эту фразу и криво улыбнулся.

 

Все крупные СМИ Вото сфокусировались на напряженной обстановке в Серебряной Крепости.

Недавно назначенный генеральный секретарь Союза Гедэн3 выступал при входе в столичный Парламент с краткой речью в окружении журналистов:

3 В оригинале стоит 格登 gēdēng, которому любой словарь дает замену на звукоподражание 咯噔, например, постукивание обуви или биение сердца. Пустозвон. В переводе с индонезийского так же означает «тупой», «глупый».

— Мы с адмиралом Линем сокурсники, друзья, более того родственники. Своей карьерой, достоинством, всем клянусь, что верность адмирала Линя Вото нельзя подвергать сомнению. Он абсолютно не может предать Союз. Всё, что ставит его лояльность под вопрос, это клевета!

Адмирал Линь слушал эту воодушевленную речь и с хрустом грыз льдинки.

— Цзинхэн, если ты это видишь, прошу, дай мне минуту, выслушай!

Генеральный секретарь с чувством посмотрел в камеру и проникновенно проговорил:

— Не позволяй этим небылицам вносить беспорядок в твои решения. Не будь безразличен к недопониманию, которое вредит твоим родным и играет на руку врагам. Возвращайся, мы с Цзиншу ждем тебя на Вото. Цзинхэн, у тебя на Вото все еще есть семья!

Объектив немедленно зацепил стоящую поблизости женщину в черном платье, без макияжа казавшуюся безжизненно бледной. Кроме темных глаз и бровей, на ее лице не было красок, однако это ничуть не умаляло ее потрясающей красоты.

Линь Цзиншу была родной младшей сестрой адмирала, годом ранее вышедшей замуж за самого перспективного мужчину Союза — молодого и талантливого генерального секретаря Гедэна.

Окруженная со всех сторон телохранителями госпожа Гедэн не произнесла ни слова, пустой взгляд делал её похожей на изысканную куклу.

Адмирал Линь, совершенно не задетый увиденным, обернулся спросить охранника:

— Что думаешь о генеральном секретаре?

Лодэ, взвесив каждое слово, осторожно ответил:

— Важная особа.

— Ха, тот еще персонаж. Весь из себя совершенный, от одних только его речей меня мороз пробирает. Этот тон может дать незнающему человеку подумать, что у меня с мужем сестры интрижка.

Линь Цзинхэн усмехнулся, рукой смахнул новости и залпом допил ром:

— Слишком слащавый.

Лодэ забрал пустой стакан, помялся в нерешительности, внезапно приблизился, и, понизив голос, произнес:

— Адмирал, не обращайте внимания на этот шум. Десять Серебряных Эскадр уже полностью экипированы, мы готовы вступить в бой в любой момент, только отдайте приказ.

— Для чего? Бунтовать?

Линь Цзинхэн равнодушно бросил на него взгляд и внезапно поинтересовался:

— Ты выпускник Первого Военного университета?

— Да, командир, Академия Черной Орхидеи, выпуск 260 года, с отличием!

— Чем занимается семья? Есть братья или сестры?

Лодэ был в недоумении, не совсем понимая, почему в столь важный момент адмирал вдруг начал разговор на обыденную тему, однако все же добросовестно ответил:

— Отец заведует медучреждением, а мать преподает в Академии Черной Орхидеи. Есть старший брат и младшая сестра.

Линь Цзинхэн усмехнулся.

В любой момент готов вступить в бой… Несмышленый пацан. Так легко рассуждает. Сражаться с кем? С родными, гордящимися тобой? Наведёшь оружие на столицу, не беря в расчёт близких?

Вышеупомянутый Первый Военный университет иначе именовался Академией Черной Орхидеи. Пусть он и считался колыбелью старших офицеров Союза, однако способных студентов, которые сразу после выпуска могли попасть в Серебряную Крепость, в действительности было крайне мало. Помимо высоких требований к успеваемости, политическая верхушка рассматривала назначение выпускников с учетом места проживания и принадлежности. Все это покрывалось красивым принципом «Гуманизма» и позволяло солдатам служить поближе к дому.

Серебряная Крепость была стратегическим военным пунктом Первой Галактики, поэтому все принятые выпускники в обязательном порядке были гражданами Первой Галактики. Кроме того большинство из них имели благородное происхождение: принадлежали семьям бизнесменов, интеллигенции и видных общественных деятелей, вплоть до правительственных чиновников. Политическая среда этой незаменимой Серебряной Крепости была чрезвычайно сложной и подразделялась на две фракции.

Первая из них была под непосредственным контролем адмирала Линя, вместе с ним преследовавшая и уничтожавшая межгалактических пиратов, называлась Десять Серебряных Эскадр и составляла около десятой части гарнизона Крепости.

Десять Серебряных Эскадр были столь же печально известны, как и их командир, разделяя дурную славу самой знаменитой космической шайки. Скандальные новости об их деяниях то и дело развлекали широкую общественность. Говорят, что тогда вся война с межгалактическими пиратами происходила по принципу «клин клином вышибает».

Остальные же девять десятых были высокородными воспитанниками Академии Черной Орхидеи. За каждым тянулся запутанный клубок родственных отношений и связей, сплетая их в надежную сеть лояльности и обеспечивая неприступность Серебряной Крепости.

Линь Цзинхэн проинструктировал начальника охраны:

— Выдать мне парадный мундир, уведомить таможни на пути следования и подтвердить маршрут. Завтра я отбываю на Вото.

Лодэ был в шоке:

— Командир…

— Главнокомандующий приказал мне стратегически отступить, что тут ещё думать? Весь состав Серебряной Крепости…

Линь Цзинхэн сделал паузу, посмотрев за окно. Множество кораблей были нацелены на непрошеных гостей за пределами искусственной атмосферы Крепости. Их фюзеляжи холодно светились, отражаясь бликами в серых глазах адмирала, подобно стае серебряных рыб среди океана. Линь Цзинхэн снял перчатки и бросил их в сторону:

— Убрать вооружение.

 

На следующий день невооружённый звездолет4 «Невозмутимая глубина» подобно маленькой лодке среди бескрайнего моря покинул Серебряную Крепость. За пределами искусственной атмосферы алчно взирающий механизированный корпус открыл узкий коридор, безмолвно провожая силуэт военного диктатора, отбывающего на поклон.

4 В оригинале название 静渊 jìngyuān Цзинюань, означающее «Невозмутимая глубина»

В столице приняли строгие меры предосторожности против Линя. Лицу, представляющему угрозу, требовалось снять с корабля все прыжковое оборудование. Тем самым оставляя ему лишь возможность медленно лететь в бескрайнем космосе. Путь от Серебряной Крепости до столицы Вото лежал через шесть таможенных застав и составлял тринадцать дней.

На четвертый день пути вблизи планеты Сима «Невозмутимая глубина» неожиданно встретилась с астероидным потоком. Звездолет хотел временно отклониться от курса, однако столичный гарнизон рассматривал Линь Цзинхэна как лицо первостепенной опасности и в ужасе, что тот не прибудет в срок, выпустил двенадцать предупредительных сигналов высшей степени за день, строжайше запрещая любое промедление.

«Невозмутимая глубина» был вынужден пройти через «Сердце Розы», единственную неисследованную и запретную зону Первой Галактики.

1 апреля 270 года НЗК5 на периферии Сердца Розы «Невозмутимая глубина» попала в засаду межгалактических пиратов и была атакована. Адмирал Линь Цзинхэн в результате был убит, корабль признан уничтоженным.

5 Новый Звёздный Календарь.

Новости, достигнув столицы, получили широкий резонанс. Десять Серебряных Эскадр взбунтовались, немедленно парализовав всю Серебряную Крепость. Главнокомандующий, потеряв любимого воспитанника, со злостью швырнул на стол председателя Парламента прошение об отставке. Но беда не приходит одна. Пираты, выдворенные Линем за пределы Союза десятилетие назад, непонятно откуда получив известия, снова вернулись во всеоружии, захватили Сердце Розы и атаковали гражданские трассы Шестой Галактики. В этом хаосе Военный Комитет не успел вовремя отреагировать, что привело к массовым потерям среди гражданского населения.

Цепь событий получила историческое название «Серебряная Катастрофа».

Демонстрации общественности, подобно бедствию разносились через скачковые пункты, начиная с Шестой, и захватили все Галактики одну за другой, дойдя до столицы.

Под высоким давлением Вото пришлось изменить отношение. Сначала успокоили Федеральный Военный Комитет. Потом ни слова не упоминали о прижизненном принудительном отзыве Линь Цзинхэна, как будто у всего правительства за ночь случился коллективный провал в памяти. Насколько сильно Линя поносили до этого, настолько же стали восхвалять сейчас.

«Коварный» адмирал Линь в мгновение ока стал достоянием человечества, олицетворением невиданной доблести, чести и справедливости.

Торжественные похороны состоялись на военном мемориальном кладбище Вото. Самого адмирала, превратившегося в пыль среди бескрайнего космоса, заменяла ни разу не одетая им парадная форма.

Стоимость присутствия на церемонии достигала таких заоблачных высот, что адмирал Линь попал в Книгу Рекордов Гиннеса за то, что умер баснословно дорого. Несомненно прославившись посмертно.

В день похорон Линь Цзиншу в траурной вуали выразила признательность каждой высокопоставленной персоне, прибывшей почтить память. Даже в подобной ситуации эта именитая красавица Вото была все так же спокойна и безукоризненно элегантна.

Она была поистине прекрасна — любой увидевший ее не смог бы сдержать восхищения — и поистине бессердечна6.

6 没心没肝 — ни сердца, ни души.

Генеральный секретарь Гедэн подошёл ближе, Линь Цзиншу, хрупкая как цветок, обвила руку мужа, покорно принимая заботу и позволяя ему поправить ей шляпку. Она тихо присела, выражая своим видом преклонение и зависимость, и слушала полное скорби выступление7 Гедэна с трибуны, время от времени утирая шелковым платком крокодильи слёзы.

7 В конце предложения стоит иероглиф 秀, который переводится и как «самое лучшее, сливки», и как «шоу». 

Присутствующие репортёры сфотографировали её и снова без интереса разошлись — поскольку поза леди Гедэн как две капли воды походила на прошлый раз, когда она участвовала в благотворительном вечере против выбрасывания трупов питомцев в космос. Совершенно безупречна и неотличима, хоть бери предыдущие кадры да снова используй.

Окружавшие её журналисты с шумом разошлись, а Линь Цзиншу по-прежнему была неподвижна.

Подобно самовлюбленному цветку, вне зависимости от того, любуются им или нет, она ни на кого не обращала внимания.

Сейчас она улыбалась со слезами на глазах, подобно отражению света человеческой цивилизации, но в ее голове была лишь одна мысль: «Ты заплатишь мне жизнью за жизнь».

Со времени вступления человечества в Новую Звёздную Эру прошло более двухсот лет спокойствия, но сейчас зеркало мира дало глубокую трещину…



Комментарии: 3

  • Muchas gracias. ?Como puedo iniciar sesion?

  • Ох, чувствую, узнавая подробности этой истории, будем потреблять стекло в космических масштабах...
    Спасибо за качественный перевод))

    Ответ от hurricane lilies

    Спасибо) да стекло там прямо с стеклозавода. Прямые поставки

  • Шикарный перевод, спасибо! Слог просто песня, одно удовольствие читать.

    Ответ от Solnec

    На здоровье! =)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *