С мотоциклов спустились трое мужчин и девушка.

Парни были как на подбор: три крашеные разноцветные головы, красная, зелёная и жёлтая; стоя рядом они очень напоминали светофор. Девица была одета как и та бдительная, тоже белье из-под кожаной куртки. Вероятно, это был типичный для местных бандиток зимний наряд.

Четверо свалившихся с неба не выглядели примерными гражданами. Однако перед задней дверью держащегося на честном слове подпольного бара они стояли дружно в ряд и не осмеливались проронить ни слова, находясь не в самом приподнятом настроении.

Приятели украдкой пихали друг друга. В итоге «светофорный ансамбль» общими усилиями вытолкал вперёд единственную среди них девушку.

Гонщица запросто переносила зимнюю стужу, но не смогла вынести холодное выражение лица господина у черного хода. Сильно вздрогнув и переминаясь с ноги на ногу, она заговорила:

— На том человеке была какая-то странная глушилка. Мы его потеряли…

Мужчина с каменным лицом посмотрел на неё так, что она почти вычихнула свои лёгкие наружу. Только что прекративший хныкать малыш от этого потрясающего чиха опешил, как пуганая ворона. Сидя на земле, он снова разразился плачем.

Держащий сигарету мужчина опустил голову. Они с мальчишкой посмотрели друг на друга. Всхлипы постепенно затихли: от страха тот больше не осмеливался рыдать.

— Вызовите полицию. Пусть они с ребёнком разберутся. Не стойте там и не позорьтесь. Заходите внутрь.

Мужчина сгрёб малыша одной рукой и повернулся кивнуть гонщикам, когда заметил несчастную девчонку в углу и сказал ей:

— Ты тоже заходи.

Байкеры, как будто получив амнистию, последовали один за другим.

Татуированная девушка поднялась с земли. Она немного колебалась, но тёплый воздух из бара быстро развеял её сомнения. Потерев царапину на тыльной стороне руки и подняв багаж, девица пошла следом за ними.

Внутри царила атмосфера в стиле ретро с характерной потрепанностью. В воздухе плавал аромат со сладким привкусом рома. Над барной стойкой играл джаз. В настоящее время заведение, должно быть, уже было закрыто, так как официанты и бармены отсутствовали. Был лишь один только что распахнувший дверь мужчина — вероятно, владелец.

«Открыл винную лавочку и уже такой высокомерный?» — девчонка с сомнением подумала про себя, однако в тот же момент смутно ощутила движение на полке над столом. Сначала она приняла это за колыхание тени от лампы, но присмотревшись внимательнее, увидела пару холодных глаз. Девица вздрогнула от испуга и обернулась, только сейчас замечая лежащую там огромную изумрудную ящерицу.

— Ничего страшного. Эта штука крайне ленива и не будет кусаться, — владелец опустил малыша на барный стул напротив девушки и спросил её, — что будешь пить?

Татуированная девица пристально смотрела на ящерицу:

— Пиво.

Хозяин бросил на неё взгляд:

— Тебе сколько лет?

Девушка наклонила голову и под светом лампы наконец-то рассмотрела лицо хозяина заведения. У него были чёрные волосы, и несмотря на глубокие черты лица, в них всё же можно было предположить восточную кровь. Рукава закатаны по локоть, а рубашка распахнута, обнажая крепкую грудь и рельефный низ живота. Заметив, что девчонка пристально его рассматривает, он мимоходом застегнул две пуговицы.

На шее мужчины виднелся шрам, который начинался от кадыка и доходил до плеча, а после исчезал под воротником. Он придавал своему обладателю ещё более угрожающий вид. Мужчина совсем не выглядел легкомысленным даже с сигаретой в зубах, глазами с прищуром и легкой небритостью на подбородке. Наверное, из-за той пары тёмно-серых глаз.

Эти глаза были особенными. Они заставляли людей подсознательно вспоминать густой туман в ущелье, глубоком и мрачном.

Мужчина с девчонкой столкнулись взглядами, и она рефлекторно отвела взор:

— Пятьдесят.

Владелец приподнял веко:

— А на самом деле?

Эта татуированная девица была неуправляемой беспризорной шпаной, ни перед кем или чем не знающей страха. Но по необъяснимым причинам, перед хозяином этого бара она не смогла и головы поднять. Подернутые дымкой глаза заставляли ее нервничать. Это не было волнение девушки при виде элегантного мужчины, а скорее прогульщика перед завучем или напряжение опоздавшего новичка при виде непосредственного начальника.

Поэтому она опустила голову и гибко сбила половину:

— Двадцать пять.

Не успела девчонка договорить, как перед глазами сверкнул белый свет. Она тут же среагировала, плотно закрыв лицо:

— Ты чего?!

Появившийся на запястье владельца личный терминал отсканировал девушку. В воздухе моментально повисло окно с персональным досье. Мужчина выпустил носом две струйки дыма и выгнул бровь, проговаривая имя:

— Хуан… Цзиншу?

Девчонка вспыхнула:

— Ты с какой стати смотришь мои документы?!

Хозяин не обращал на неё внимания:

— Тебя тоже зовут Цзиншу? Хорошее имя. Такое же, как и у жены генерального секретаря Союза.

Что до девицы из Восьмой Галактики, то для неё фраза «Жена генерального секретаря Союза» звучала примерно как «Учёные назвали Чёрную дыру в дальнем космосе кишкой мифического животного1»: ни разу о таком не слышала и ничего не знала. Однако не каждый может проверить личность других. Она настороженно уставилась на мужчину:

貔貅小肠 Писю (貔貅) — существо китайской мифологии с туловищем крылатого льва и головой дракона. Приносит богатство.

— Неужели я напоролась на полицию?

— Родилась в Восьмой Галактике в августе 259. Паршивка, тебе ведь только шестнадцать?

Вытянувшая было шею девчонка съёжилась под его взглядом. Хозяин провёл рукой, и личный файл над его запястьем растворился в воздухе. Механическая рука за барной стойкой вынула из холодильника бутылку молока, разлила по двум стаканам и поставила перед девицей Хуан Цзиншу и мальчишкой. После этого очень по-человечески погладила большую ящерицу по голове. К сожалению, ящерица сама была хладнокровной и ничуть не удивилась другой холодной лапе, лишь безразлично втянула голову и медленно уползла.

— Несовершеннолетняя, ты зачем слепо лезешь не в своё дело? — продолжал упрекать владелец, — глубокой ночью ещё не дома, шляешься раскрашенная как чёрт. Взрослые есть или никто о тебе не заботится?

— Тебе какая разница? Кончай болтать, хочу пиво!

— Сожалею, в этом баре алкоголь несовершеннолетним не подают.

Дурная девица, показывая силу, ударила по столу:

— Я из «Чёрной Дыры»!

Не успела она закончить, как за барной стойкой даже музыка приостановилась, взгляды всех присутствующих странным образом замерли на девушке. Красный из «светофорного ансамбля» аж пиво выкашлял, потрясая мощью. Сидящий рядом зелёный дрожащей рукой протёр рукавом пострадавшее лицо и, повернув голову, спросил:

— Ты кто такая, говоришь?

Всем было известно, что с трудом установленное правительство Восьмой Галактики напоминало одноразовую коробку для еды. По аналогии можно было сказать, что правительства каждой отдельной планеты попросту были хуже туалетной бумаги. Полиция же существовала словно местные дорожные знаки — никто не придавал им значения. И раз уж правительство было пустым местом, то всяко находились те, с кем нужно было считаться. С течением времени это привело к господству банд. В Восьмой Галактике существовало множество группировок, везде свои, так называемое «незримое правительство».

Обосновавшееся на Пекин-бета «незримое правительство» называлось «Чёрная дыра». Источником их дохода служила плата за «крышу», время от времени они также убивали, грабили и жгли.

Нынешнего главу «Чёрной дыры» звали Линь. Точно определить, Линь или Лин, было невозможно, поэтому так или иначе все стали звать его Четвёртым братом. Мнения относительно его происхождения расходились. Кто-то говорил, что он разыскиваемый преступник, кто-то считал, что бывший космический пират. Всего лишь несколько лет назад этот человек вступил в «Чёрную дыру» и сразу прославился. Сначала он стал приближенным бывшего главы, а после сам занял его место. Как же произошла эта смена власти? В народе ходит немало легенд о заговорах и безрассудстве, не ясно, настоящих или выдуманных. Подобные истории были широко распространены в Восьмой Галактике.

Начинающая шпана Пекин-бета мечтала стать следующим «четвёртым братом». Их грёзы о «Чёрной дыре» по фанатичности удивительно напоминали чаяния молодых господ Вото об Академии Чёрной Орхидеи.

Девица Хуан Цзиншу нагло заявила:

— Чёрная дыра! Вы ж на Пекин-бета, неужели никогда не слышали?!

Гонщица, услышав эти слова, взглянула на размалёванное, но очень молодое лицо и рассмеялась:

— Неужели Четвёртый брат так обнищал, что даже детским трудом не гнушается?

Девчонка обалдела и уже хотела было нахамить в ответ. Но не успела она и рта раскрыть, как увидела потирающего руки хозяина, командующего механической руке:

— Звони Лу Бисину.

Та сделала знак «ок» и монотонным голосом произнесла:

— Вызываю директора Лу.

Девица была в абсолютном шоке:

— Ты…

— Откуда я знаю, где ты учишься? — владелец закончил за неё и сам же ответил на свой вопрос, — все мелкие паршивцы, выдающие себя за членов Чёрной Дыры, как раз этого придурка студенты.

Как только он это произнёс, механическая рука дрогнула: «придурок» вышел на связь.

Из механической руки раздался низкий бархатный мужской голос:

— Неужели! По какому поводу ты вспомнил обо мне?

— Приезжай. Пропажа нашлась.

— А? — Этот ректор Лу спросил с улыбкой, — Я что-то потерял?

Его манера речи была ленивой, похожей на пение, но с чёткой дикцией. Последнее он произнёс слегка в нос, казалось, особенно ласково. Совершенно не похоже на обычного директора.

— Паршивка по имени Хуан Цзиншу, сейчас у меня. Проверь, твоя ли студентка.

Ненадолго повисло молчание. После чего праздный тон ведущего полуночной программы изменился на порядочный репортёрский:

— Что? Что случилось? Ты где?

В этот момент над запястьем механической руки внезапно сверкнул серебром небольшой меч. Взгляд хозяина застыл. Он схватил висящее за стойкой пальто и быстро проговорил:

— В баре. У меня сейчас дела. Поторопись приехать и забрать.

Закончив говорить, он оборвал связь и протянул руку. Механическая рука из-за барной стойки сползла с подставки, после чего автоматически уменьшилась и подобно браслету замерла на руке хозяина. Все это очень напоминало натренированного попугая.

У Хуан Цзиншу, выросшей в Восьмой Галактике, в этом богом забытом месте, и мало что повидавшей на своём веку, сию же минуту глаза на лоб полезли.

Владелец бросил:

— Пенни, присмотри тут.

И тут же быстро удалился через чёрный ход.

Как только он скрылся, раздался звонок, и полусонный мужчина средних лет в полицейской форме оглядываясь зашёл внутрь. Он улыбнулся и учтиво поинтересовался у этой странной2 компании гонщиков:

妖魔鬼怪 нечисть в изобилии форм и видов.

— Что случилось? Я слышал, что здесь есть мелочи, требующие моего вмешательства.

— Вон тот, — байкерша по имени Пенни указала на мальчишку в углу, — потерявшийся ребёнок. Забирайте.

— Хорошо, хорошо. Без проблем. Будьте спокойны, мисс Пенни.

Этот заискивающий полицейский радушно взял мальчика на руки, со знанием дела похлопывая по спине. Он снова украдкой огляделся и с улыбкой спросил:

— Только что… это Четвёртый брат был здесь?

Дурная девица Хуан Цзиншу чуть челюсть не вывихнула зевая. Настолько она обалдела.

Пенни с кривой ухмылкой взглянула на неё.

— К сожалению, — она вытащила зубочистку изо рта и указала на открытую заднюю дверь, — только что ушёл.



Комментарии: 1

  • Неловко вышло, неправда ли? :D

    Ответ от Solnec

    Вот это поворот! хД

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *