13.00 по времени Вото1. Пекин-бета, гавань Венеры, глубокая ночь.

1 В эру НЗК для централизации и беспрепятственного сообщения всем планетам каждой из Галактик предписывалось использовать стандартное время Вото.

Гавань Венеры была полузаброшенным космическим портом; лишь немногочисленные оставшиеся рабочие, получающие от правительства мизерную зарплату, периодически приезжали производить базовое обслуживание.

Глубокой холодной зимней ночью в гавани Венеры не было ни души. Громадные пустыри повсюду заросли ковылём в человеческий рост, который теперь с шелестом раскачивался из стороны в сторону под порывами ветра. Куда ни глянь, необитаемый район, запустелый и печальный. Ветхие сооружения и пусковые платформы создавали невыразимо отвратительную картину словно из старинного научно-фантастического романа.

Среди высокой травы пряталась тропинка, служившая рабочим дорогой в гавань. Бездомные и бродяги часто пользовались этим путём, чтобы добраться до гавани Венеры. Днём рабочие могли прогнать их, однако ночью ничто не мешало им пробираться внутрь и находить укрытие от ветра.

Горбатый бездомный старик нёс на спине ребёнка в лохмотьях. Внезапно он оступился и свалился на землю. Дитя за его плечами бесчувственным кулем скатилось вниз и одеревенело перевернулось, обнажая посиневшее лицо — этот малыш изначально уже не дышал.

Придорожный мусоросборник обнаружил труп организма углеродной формы. Следуя протоколу, машина запустила автоматический режим наведения чистоты. Она с жужжанием приблизилась и протянула холодные совок и манипулятор, желая убрать. Старик тотчас же раскинул сухие словно хворост руки и рванулся навстречу в попытке накрыть ребёнка своим телом, словно желая разделить с ним дыхание жизни. К сожалению, хоть система этого утилизатора и была отсталой, но её не так-то легко оказалось обмануть. По-прежнему продолжая загребать, она вела со стариком бессердечный и безостановочный бой на маленьком куске земли.

Ожидаемо, мусоросборник выиграл.

Истощённый бродяга был сбит с ног грубой техникой. Он стоял на коленях, переполненный горем и невольно рыдая. Его спутники издалека бросали взгляды, но бесстрастно продолжали идти. Потому что в этом месте мёртвое тело, забранное утилизатором, не было редкостью и уже никого не удивляло.

Бродяги уходили все дальше и дальше. Неожиданно из зарослей ковыля появилась пара сапог, которая ненадолго остановилась, а после направилась в сторону мусоросборника.

Это был рослый мужчина с короткими светлыми волосами и бледной кожей. Черты его лица выглядели слишком уж идеальными, будто шаблонными. Каждый шаг совершался на одно и то же расстояние, как по линейке, спина прямая: он невообразимо напоминал военного, хотя и был одет в штатское.

Не произнося ни слова, мужчина протянул руку, чтобы вскрыть коробку управления утилизатора, нагнулся и поковырялся там немного. Мусоросборник скрипнул и медленно выставил совок, выдавая только что проглоченное крохотное тельце. Незнакомец не побрезговал взять на руки труп малыша и вернул его стоящему на коленях старику:

— Соболезную.

Дряхлый бродяга посмотрел на него в полном замешательстве. Мужчина указал в сторону:

— В направлении трёх часов на расстоянии приблизительно двухсот метров обнаружена мягкая почва, там Вы можете похоронить своего ребёнка. Ещё раз соболезную Вашей утрате.

Не только длина его шагов была идентичной. Речь так же оказалась совершенно ровной, почти без интонации и сильно похожей на машинную. Закончив излагать факты, будто читая заученную роль, он стукнул пятками и слегка поклонился старику, собираясь уйти.

Бродяга не сдержался и спросил запинаясь:

— Вы… что делаете?2

2 На китайском звучит и как недоумение «для чего?», и как вопрос о роде деятельности.

Старик сболтнул не подумав, и тут же пожалел, поскольку этот незнакомец был хорошо одет и выглядел богато, как человек из вышестоящих. Из своего скитальческого жизненного опыта бездомный знал, что лучше всего тактично держаться от высшего класса подальше, иначе можно вызвать презрение и зачастую получить по первое число. Кто же знал, что мужчина услышит и остановится, серьёзно отвечая на вопрос:

— Извините. Данные зашифрованы, поэтому ознакомиться невозможно. Меня зовут Чжаньлу.

Старик не веря своим глазам смотрел на и вправду говорившего с ним человека.

Назвавшийся Чжаньлу подождал и снова поинтересовался:

— У Вас ещё остались вопросы?

Растерявшийся бродяга только после этого пришёл в себя, и, вытирая слёзы, покачал головой. Длинноногий мужчина двинулся вслед за остальными бездомными.

В главном зале гавани Венеры было отопление. Пришедшие бродяги один за другим снимали верхние одежды, растирали руки и ноги, чтобы как можно быстрее согреться и заснуть, дорожа каждой минутой предрассветных сумерек. Не прошло и получаса, как повсюду волнами разнёсся храп.

Тем временем в углу украдкой поднялась худая тень и, осторожно обходя других, направилась в сторону гавани.

Если бы дурная девчонка Хуан Цзиншу была здесь, то наверняка с первого взгляда узнала бы маскировочную личину того «бомжа-оборотня», похитителя детей. Он сбежал из старого бара, прошел через небольшое пространственное поле и напрямую попал в окрестности гавани Венеры, где затерялся среди бродяг, рассчитывая отсюда покинуть Пекин-бета.

Безопасный проход между приемным залом и стартовой площадкой был заперт. Прикинувшийся бродягой мужчина вынул чип размером с ладонь и приложил к замку. Через три секунды программа замка беззвучно выключилась, а тяжёлые ворота разъехались в стороны. Он огляделся кругом и пробрался внутрь.

— Это я, Паук.

В безопасном проходе больше не было людей. Щуплый «бродяга» распахнул изодранные верхние одежды, его скелет вытянулся и расширился, вернувшись к изначальной комплекции. Он говорил с коллегой:

— Какие к чёрту результаты! Меня засекли, еле оторвался!

Безопасный проход был длинным и узким, везде раздавалось эхо. Хоть он и знал, что наблюдение уже заблокировано, однако даже собственный голос заставлял этого «Паука» нервничать и ругаться:

— Стадо отбросов! Только и знают, что нашими жизнями рисковать и постоянно требовать. Неужели не помнят, что в Восьмой Галактике полно этих с синдромом Пустого мозга?! Девица шороху навела! Откуда я знаю, кто?

Говоря это, Паук несколько раз нажал на свое запястье, где немедленно всплыло изображение Хуан Цзиншу. Следом за портретом шла личная информация, адрес и прочее — абсолютно всё ровными рядами предстало его взору. Паук свирепо уставился на фотографию кровавыми глазами:

— Получил её данные. Не ясно, настоящие ли, но, думаю, что не похожа она на человека от правительства… 

Дойдя до конца безопасного прохода, Паук быстрым шагом поднялся на платформу. На пустой площадке находились лишь несколько патрулирующих охранных устройств. Паук приблизительно вычислил их позиции и включил средство генерирования помех на руке.

Охранные роботы и система наблюдения одновременно вырубились.

Паук решительно обогнул неподвижные механизмы, и вышел на дальний путь. Мужчина немного повозился с панелью управления, после чего площадка под путями раскрылась, и из-под пола появился неизвестно когда спрятанный там небольшой лёгкий мех. Машина быстро пристыковалась к стартовой площадке. Её дверь автоматически открылась.

Паук сделал шаг внутрь, флуоресцентный свет стартовой площадки отражался на его лице холодом металла, и добавил:

— Без разницы, кто она такая. Это и не важно, совпадение или нет, думаю, безопаснее все же замочить……

Не успел он закончить, как система тревоги звездолёта ни с того, ни с сего начала пронзительно визжать. Паук выругался, но связь уже прервалась. Он резко задрал голову наверх, только чтоб увидеть, как корабль затрясся подобно живому существу. Внутренняя ментальная сеть еще не успела подключиться к владельцу. Фюзеляж внезапно мощно содрогнулся, и Паук, шатаясь, опрокинулся назад. В этот момент ментальная связь пошла искрами и в воздухе запахло горящим озоном. Результат серьёзного вмешательства!

Однако в Восьмой Галактике, таком дремучем захолустье, подавляющее большинство деревенщин за всю свою жизнь не видели ни одного космического корабля. Откуда у них подобные технологии создания активных помех?!

Паука мороз пробрал.

Во внутренней ментальной сети царил полнейший хаос. Получив внезапную отдачу, не только человек, но даже кремниевая форма жизни пострадала бы от электричества. Именно поэтому мужчина без колебаний разбил предохранительный аварийный клапан, в срочном порядке переводя управление на ручной режим, принудительно открыл уже нагревшуюся дверь и с громким криком выкатился наружу. Сзади корабля валил густой дым. Только что одураченные им охранные роботы шевелились, не понимая в чём дело, и со всех сторон целили на него бластеры. Однако на платформе они не засекли ни одного человека.

Эти чёртовы мухи ещё не отстали!

Паук обливался холодным потом. В панике он засунул одну руку за пазуху, нажимая на левую сторону груди — там был имплантирован небольшой чип, его последний козырь.

Охранные роботы вплотную приблизились к нему…

— Незаконное вторжение! Незаконное вторжение!

— Невозможно определить личность нарушителя!

— Предупреждение! Поднять руки!

Вокруг Паука возникло невидимое поле, из-за чего локаторы охранных механизмов потеряли цель, а результат сканирования платформы показывал отсутствие людей. Роботы некоторое время всё ещё непонимающе целили бластеры на «безлюдную» платформу, не способные ничего обнаружить. Затем каждый сам по себе вернулись на маршруты патрулирования.

Паук стоял на прежнем месте. Он несколько раз глубоко выдохнул, потом довольно усмехнулся и похлопал себя по левой стороне груди, произнося шёпотом:

— Эти отбросы всё же не так бесполезны.

С подобным «секретным оружием» он мог как вздумается манипулировать всеми органами чувств людей и устройств, прямо как тогда в городском транспорте, где он заставил всех принимать ребёнка за старого бродягу. Даже если натолкнётся на очередную дрянь с «пустым мозгом», ненадолго одурачить и такого не составит проблем.

— Ну давайте, поймайте меня!

Паук вызывающе орал, свистел, но вокруг не было ни шороха. Он громко рассмеялся и показал в небо средний палец, готовясь снова подняться в звездолёт.

Однако в тот момент, когда он повернулся, со стены внезапно промелькнул тонкий луч красного света, как стрела пробивая шею Паука. Он беззвучно свалился на землю, со все ещё осклабившимся ртом.

Спустя мгновение на только что пустой стене появился рельеф, и оттуда как по волшебству вышел светловолосый мужчина, тот самый, назвавшийся Чжаньлу.

Он вытянул бледную правую руку, которая внезапно превратилась в механическую, точно такую же как в старом баре.

Механическая рука отсканировала потерявшего сознание Паука с головы до ног и издала несколько звуковых сигналов, когда обнаружила энергетическое поле в районе сердца.

Чжаньлу наклонил голову. Из середины ладони его механической руки вытянулся почти незаметный зонд, в ту же минуту из подушечек пяти металлических пальцев сразу брызнуло дезинфицирующее средство, создавая стерильную среду. Зонд проник Пауку в грудь. Не прошло и минуты, как эта микрооперация закончилась — из сердца бессознательного Паука был извлечён биочип.

Как только биочип покинул тело мужчины, казавшаяся металлической кожа провалилась; показатели температуры, сердечного ритма и метаболизма резко снизились. Он съёжился как засохший мандарин, будто мгновенно постарел на несколько десятков лет, на его лице появились морщины.

Механическая рука начала обследовать изъятый чип, говоря при этом точь-в-точь как сам Чжаньлу:

— Сканирую неизвестное энергетическое поле…

— Сканирование провалилось.

— Повторное сканирование — провалилось — невозможно идентифицировать — предупреждение…

Чжаньлу негромко проинструктировал:

— Сначала экранируй его.

Чжаньлу осторожно убрал неопознанный чип. После чего снял все найденные на теле Паука электронные устройства, превращая того в обычного человека, и забросил тело к себе на плечо. Изначально он планировал вернуться на прежний путь, но в одном из близлежащих залов внезапно остановился, запрокинул голову и закрыл глаза, будто кто-то вызвал его. Затем развернулся в другом направлении и прямиком вышел в густые заиндевелые заросли.

Среди них неизвестно когда припарковался транспорт. Четвёртый брат со скрещенными на груди руками прислонился к борту, по-видимому, ожидая уже некоторое время.

Чжаньлу кивнул ему:

— Господин.

Четвёртый брат поднял голову. Чжаньлу закинул схваченного мужчину в багажник. Затем протянул руку, и она, внезапно растворяясь, слилась с фюзеляжем. Сначала рука, потом тело, голова… весь человек медленно исчез, становясь с кораблём единым целым. Одновременно с этим обездвиженный транспорт автоматически перезагрузился.

Этот высокий и привлекательный «Чжаньлу» был искусственным интеллектом.

Из машины раздался его голос:

— Куда, господин?

— Возвращаемся в бар, — сказал Четвёртый брат, указывая назад, — Ты определил его принадлежность?

— Курс на Бар. Согласно анализу звездолёта, вероятнее всего, этот человек из «Ядовитого Гнезда».

«Ядовитое Гнездо» была одной из группировок Восьмой Галактики. Располагалась на самом краю и даже выходила за её пределы, в места, совершенно не предназначенные для существования человека. Члены группировки крайне редко контактировали с прочими организациями. Участники были более чем странными, скорее напоминая секту. Среди полной стремлений молодежи Восьмой Галактики секты были не редкостью. Однако все крупные культы обычно поклонялись вымышленным богам или демонам из древних легенд, а если не им, то различным животным, во всяком случае, млекопитающим. Подобная поклоняющаяся ядовитым насекомым секта была определённо оригинальной.

Четвёртый брат вспомнил, кто это такие, и озадаченно спросил:

— Что они забыли на Пекин-бета?



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *