Первая Галактика, Серебряная Крепость.

Двери машины разъехались в стороны, из неё друг за другом вышли ответственный за военные силы Союза главнокомандующий Вольф и генеральный секретарь Парламента господин Гедэн. Гедэн вежливо пропустил маршала, изящно придержал дверь, и, слегка наклонившись, подал руку госпоже Гедэн. Затем приблизился и шепотом спросил:

— Всё еще нехорошо себя чувствуешь?

Госпожа Гедэн, Линь Цзиншу, кивнула с несчастным выражением лица.

Чтобы не тратить на дорогу от столицы до Серебряной Крепости тринадцать дней, как тогда адмирал Линь, необходимо было использовать прыжковое ускорение, издавна вызывающее укачивание и головокружение. Госпожа Линь, казалось, страдала именно от этого.

Гедэн посоветовал:

— Сними ограничения. Позволь Эдему помочь тебе адаптировать вестибулярный аппарат.

Линь Цзиншу молча покачала головой. После гибели адмирала Линя она последовала его примеру и заблокировала большую часть функций Эдема.

Сеть Эдема создавалась не за один день. В самом начале она использовалась лишь в узких кругах и позволяла людям управлять бытовой техникой, наслаждаться голографическими играми и так далее. На протяжении сотни лет технологии постепенно совершенствовались, делая повседневный быт человека все удобнее. Как в давние времена, когда жители Земли устанавливали кучу приложений на мобильные телефоны, так и сейчас люди непрерывно передавали Эдему управление своим существованием.

В Правилах Пользовательского Соглашения Эдема установлено, что любое изменение, несущее вероятность раскрытия личной информации, производится при обязательном информировании граждан и лишь с их согласия. Однако все эти уведомления каждый раз без исключения состояли из бесконечного потока слов, которые обычно никому неохота читать. В начале запуска Эдема контроль за исполнением Соглашения был крайне строгим. Скандалов об утечки личных данных пользователей не регистрировалось, поэтому многие не глядя передавали полномочия.

В настоящее время открытость, толерантность, прямота и свобода мнений бесспорно политически корректны. Помимо небольшого числа глубоко религиозных сторонников, тренирующих силу воли, лишь только Линь Цзинхэн со своими Десятью Серебряными Эскадрами блокировали Эдем. Это считалось основным преступлением Линя при жизни. Бранящая коалиция величала его коварным и злокозненным, ничуть не стесняясь в выражениях. После смерти же «преступления» стали «подвигами». Правительство Союза специально выпустило статью, восхваляющую «стальную волю и усердную службу армии, выдержку тягот сражений на передовой».

Линь Цзиншу, в память о покойном брате, последовала его примеру. Гедэн не спорил и понимающе поддержал её, предоставляя своё плечо для передышки. Эта нежность была несколько напоказ для привлечения внимания Серебряной Крепости, однако, неважно, насколько сильные закулисные разногласия были раньше между генеральным секретарём и адмиралом Линем, о Линь Цзиншу он всё же заботился.

Что поделать, такая красавица, даже иногда напоминающая предмет меблировки, при детальном рассмотрении всё же вызвала тёплые чувства.

Новоизбранный глава Серебряной Крепости командир Ли заранее вышел ради почетного приветствия маршала и генерального секретаря с супругой. За ним выстроились два ровных ряда охраны. Все в полной выправке, как один молодые и красивые, с длинными ногами и стройной талией. Однако при тщательном рассмотрении возникало странное чувство, что все эти караульные слишком уж правильные и похожие. Единственным их отличием были порядковые номера на форме, а так как будто из одного яйца вылупились. При взгляде на них могла аж трипофобия1 развиться!

1 Боязнь кластерных отверстий.

Люди не могли быть такими. Эти два ряда охраны явно были только что выпущенной партией искусственных интеллектов.

Маршал был старомодной персоной, и только взглянув на этих механических солдат из почётного караула, сразу наморщился.

Адмирал Ли тихо разъяснил:

— Из Десяти Серебряных Эскадр никого не осталось, все разбежались. Остальные же… Остальные же отпрыски влиятельных и власть имущих: своенравные, неуправляемые, с низкой боеспособностью. Поэтому для обеспечения безопасности Первой Галактики я в срочном порядке заказал партию искусственных людей. Признаю, по правде говоря, эти меры тоже…

Старый маршал неопределённо перебил его:

— Превосходный метод! Позже я напишу письмо в Парламент Союза с предложением направить искусственный интеллект для управления Серебряной Крепостью. Потом роботы будут управлять роботами для ведения боя. Цивилизованно, без лишних сложностей. К тому же избежим интриг днями напролёт.

Адмирал Ли специально вывел этот модельный ряд для приветствия, желая продемонстрировать гибкость характера. Но вопреки ожиданиям, заработал только публичную насмешку от старого маршала. Сразу осознав несуразность своего подхалимства, он смутился и показывал дорогу больше не проронив ни слова.

Все присутствующие вошли в Серебряную Крепость и спустились в лифте до самого нижнего уровня. Для открытия семи запечатанных врат Маршал использовал высшие полномочия Военного Комитета Союза. За последней медленно поднявшейся массивной металлической дверью глазам собравшихся предстал гигантский корабль.

Он был близок к совершенству, а сияющий ледяным светом корпус делал его похожим на спящего дракона.

Генеральный секретарь Гедэн запрокинул голову и в восхищении проговорил:

— Это и есть «Чжаньлу».

— Правильно.

Адмирал Ли, словно боясь кого-то разбудить, подсознательно понизил голос:

— Цзинхэн… никто после него не смог разбудить Чжаньлу. Он отвергает все ментальные контакты. Чжаньлу – сокровище человечества, знамя Серебряной Крепости. Мы не хотим искусственно разрывать его ментальную сеть, чтобы насильно подключиться. Однако за несколько последних лет космические пираты стали ещё разнузданнее, и Союз нуждается в нём как никогда. Иного выхода нет, поэтому мы просим помощи госпожи Гедэн.

Говоря это, адмирал Ли наклонился к госпоже Линь:

— Вы единственный кровный родственник Линь Цзинхэна. Носитель тех же превосходных генов. С детства обладаете исключительной ментальной силой. Возможно, Вы сможете заинтересовать Чжаньлу.

Линь Цзиншу отступила, словно отказываясь принимать комплимент, и послала ему идеальную улыбку.

Старый маршал вышел вперёд, вытянул руку и погладил корпус Чжаньлу. Затем нажал на дверь кабины и на пробу произнёс:

— Запрос связи.

Сначала в пространстве вокруг раздался гул. Постепенно его частота вышла за пределы слышимости человеческого уха, как будто неслышный рёв разлился эхом. В то же время старый маршал ощутил обрушившуюся на голову неизвестную и крайне мощную подавляющую силу. Спящая машина напоминала загнанного зверя, готового порвать любого, как только откроет глаза.

Старый главнокомандующий пришёл в полнейший ужас.

— Маршал!

Он откинул от себя руки заискивающего адмирала Ли, помутнённым взглядом уставился на него и с ударением проговорил:

— В 260 году межгалактические террористы и космические пираты вступили в сговор. Тогда Линь Цзинхэн получил приказ вступить в бой. Наибольшую известность получила операция, когда он в одиночку внедрился в пятнадцать вражеских машин, принудительно перехватив права управления. ОДНОВРЕМЕННО.

Адмирал Ли то белел, то краснел.

— Линь Цзинхэн не за счёт одного корабля управлял Серебряной Крепостью. То, что Чжаньлу отвергает любые контакты, тоже логично. Установить связь с не прошедшими ментальный порог ничтожествами для него позор. Кровные узы? Как вам не стыдно на это рассчитывать!

Старый маршал холодно сделал выговор, затем отстранился и тактично повернулся к Линь Цзиншу:

— Госпожа Гедэн, не принимайте на свой счёт. Вы сейчас не в лучшей форме. Да и военную подготовку не проходили, легко можете получить контузию от Чжаньлу. Причинение вреда столь очаровательной девушке будет глубочайшей потерей для всей столицы. Приношу извинения за то, что вынудили Вас совершить эту поездку. Прошу.

Генеральный секретарь изначально приехал лишь для самого факта присутствия, даже не думая предлагать помощь. Он с удовольствием наблюдал за бессилием военных, поэтому без лишних слов взял Линь Цзиншу за руку и вслед за старым маршалом стремительно покинул Серебряную Крепость. Он и не заметил, как его «слабая и хрупкая» жена обернулась взглянуть на Чжаньлу. Её чёрные ресницы опустились, а на лице промелькнула едва заметная странная улыбка.

 

Восьмая Галактика, Пекин-бета.

Снаружи бара только-только забрезжил рассвет. Четвёртый брат тщательно вымыл руки и мимоходом провёл по лицу.

Механическая рука на стене по-прежнему пребывала в спячке. Он самостоятельно побрился и переоделся, затем открыл окна и двери бара.

Ветер и холод ворвались внутрь. Пекин-бета уже очнулась от заставляющей дрожать морозной зимней ночи.

Четвёртый брат налил себе кружку вчерашнего кофе, достал из поддерживающей свежесть витрины бутерброд, местную особенность Восьмой Галактики, и снова попытался рассмотреть, что же там такое в виде начинки. Совершенно не обращая внимания на врывающийся сквозь настежь распахнутые двери и окна ледяной ветер, он заодно и ящерицу накормил червяком.

Снаружи постепенно стало доноситься больше звуков: шаги прохожих, громкая ругань домохозяек, брань дворовой шпаны, раз в пять минут мимо с шумом проезжали «порнмании». Оживлённость, присущая лишь Восьмой Галактике. В совершенно чистом баре от Паука не осталось и следа.

Четвёртый брат не выглядел слишком энергичным в бодром состоянии, да и сейчас после целой ночи без сна также не казался уставшим. Он был похож на сосну, которой совершенно безразлично, зимняя стужа или тёплая весна вокруг.

Крепкий как металл, не замечающий ни жары, ни холода.

— Вам не следует завтракать на ледяном ветру, это может вызвать проблемы с желудком.

Ровно через три часа висящий на стене Чжаньлу вновь превратился в статного мужчину.

Словно что-то привлекало внимание Четвёртого брата за окном, он пристально смотрел туда и даже не обернулся:

— Нет.

Не успел он договорить, как двери и окна бара одновременно закрылись сами по себе, температура в помещении быстро поднялась, создавая надёжный барьер от утреннего мороза Пекин-бета.

Чжаньлу строго произнёс:

— Холодная еда на ветру и проблемы с желудком имеют явную положительную корреляцию, поэтому определённо вызовет.

— ……

Чжаньлу забрал его до неприличия непонятный завтрак. Вылил вчерашний кофе, намолол нового и погрел бутерброд:

— Вы вчера допрашивали Паука?

— С его слов, три месяца назад за пределами Восьмой Галактики Ядовитое Гнездо столкнулось с группировкой неизвестного происхождения. Те заявили, что располагают сотней тяжёлых мехов, двумя вооружёнными звездолётами и хотят обсудить вопрос поставки боеприпасов. Именно они предоставили чипы и имплантировали их в сердце. Биочипы не только позволяют как угодно воздействовать на людей и компьютеры в радиусе двухсот метров, но и существенно увеличивают физическую выносливость носителей, превращая их в сверхлюдей. Насколько мне известно, Эдем не обладает подобными функциями.

Что же значит «сотня тяжёлых машин»?

Пять лет назад для осады Серебряной Крепости Правительство Союза направило всего пять сотен.

Чжаньлу оценивающе произнёс:

— Не похоже на местные группировки Восьмой Галактики.

— Нет. Эти загадочные личности назначили весьма низкую цену. Первую партию отдали почти даром. И всё это ради того, чтобы Ядовитое Гнездо помогало им находить детей двух-четырёх лет, по сто штук за раз. Уже получено две партии. Предполагаю, что они проводят эксперименты над людьми. Те непонятные личности требовали не воровать детей в одном и том же месте. Паук сказал, что они опасались быть обнаруженными, если бы стали похищать слишком много. Однако, на мой взгляд, вероятнее всего они использовали этих болванов из Ядовитого Гнезда для испытания биочипов.

Чжаньлу спокойно ожидал окончания рассуждений.

Четвёртый брат, поглощённый мыслями, доел свой обработанный завтрак и продолжил:

— Это не срочно. Ядовитое Гнездо всего лишь их проба пера. Если внешние пираты что-то задумают, то рано или поздно объявятся. Для начала нам лучше всего выяснить, что же это за биочипы.

— Я всеми силами буду содействовать директору Лу, — Чжаньлу сделал паузу, — Точно! Вы же примите приглашение на сегодняшнюю торжественную церемонию начала учебного года?

— Мне заняться больше нечем?2 — И залпом допил кофе.

2 吃饱了撑的 chībǎole chēng de Китайский сленг 

— Но я заметил, что Вы переоделись.

Четвёртый брат без раздумья ответил:

— Вчерашний был весь в крови, выкинул на переработку.

Чжаньлу с глубокомысленным «Оу» забрал у него тарелку с чашкой:

— В таком случае позже я могу исключить этот пункт из Вашего расписания.

Четвёртый брат без слов замер на месте:

— Кто вообще просил тебя это туда включать?!



Комментарии: 1

  • Судя по тому, как 4й Брат отрицает все, симпатия к Директору действительно есть

    Ответ от Solnec

    ( ͡° ͜ʖ ͡°)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *