Грандиозный торжественный зал венчал широкий купол, выполненный в виде искусственного неба, которое можно было принять за настоящее. Сектора для зрителей были разделены интеллектуальными дорожками, под шагами каждого проходящего они загорались люминесцентным светом. Издалека казалось, что по залу проносился звёздный дождь.

Несмотря на величественный вид, «начинка» зала сильно не соответствовала.

В ожидании начала церемонии студенты уже заняли места. Каждый из них мнил себя выдающейся личностью, однако все вместе они были просто горсткой чинящих проблемы придурков. Словно они пришли сюда не знания получать, а искусство провокации оттачивать. 

Все занозы собрались в одном месте. Сложно было избежать взаимных подколов…

На юго-восточной зрительской трибуне здоровенный парень не хотел проходить вглубь к своему месту и уселся на крайнее, что сразу вызвало потасовку. Очевидцы действа вмешались и устроили скандал. Ситуация моментально усугубилась. Вся трибуна погрузилась в беспорядочную и неуправляемую массовую драку.

В северо-западном углу хулиган схватил однокурсницу за задницу. Без лишних слов девица вытащила из сумочки бластер и выстрелила. Сидящие вокруг в панике шарахнулись в стороны, чуть не устроив давку. В зале моментально образовались пустые места. Робот охраны, который в ту же минуту подоспел подавить конфликт, обнаружил, что бластер являлся самодельным.

В среднем секторе был уникум, который придерживался принципа «сражай словом, а не кулаком». Он принёс мини-микрофон, взломал аудиосистему торжественного зала и вышел на сцену. Пользуясь пространственной акустикой, чтобы все слышали, он проорал во всё горло:

— Джон Ву, иди на хуй!!!

Никто не знал, кто такой Джон Ву. Однако этот рёв привёл к установлению на церемонии начала учебного года крайне вульгарной атмосферы. Отовсюду раздавался хохот. Сидящие в первом ряду руководители Институтов и преподавательский состав, приличные и серьёзные, казались сейчас совершенно не к месту. Они напоминали монахов1, попавших в гнездо разврата, из которого не выбраться.

1 Отсылка к «Путешествию на Запад» (西游记). 盘丝洞的老唐僧 Танский монах в Паутиновой пещере, логове паучих-красавиц. Место, откуда нет выхода.

Лу Бисин наблюдал этот кавардак с поразительным спокойствием. С давних пор он полагал, что подобные ему гении не нуждаются в наставлении со стороны и способны постигнуть всё самостоятельно, а учить надо лишь тех, кто ничего не понимает.

Вот только…

Он посмотрел на пустующие ВИП места и с сожалением вздохнул. Четвёртый брат не пришёл.

За все время управления академией директор Лу ещё ни разу не дал шанса своим буйным студентам устроить ему инфаркт. Он обладал воистину поражающей широтой душой! Поэтому быстро выкинул эту мысль из головы… Если Четвёртый брат появится, это будет значительный приятный сюрприз. Если не придёт, то и потерь, само собой разумеется, никаких.

Лу Бисин привёл в порядок свои чувства и в полнейшем спокойствии поднялся на сцену. Под громоподобный шум зала, который чуть не снес купол, он совершил эффектное появление. Свет в зале внезапно померк, остался лишь луч, обрамляющий трибуну на сцене. Платформа медленно поднялась в воздух. Вся поверхность купола превратилась в бескрайний космос с мерцающими звёздами.

Лу Бисин невозмутимо стоял на платформе, даже несмотря на то, что никто совсем не обращал на него внимания.

— Дорогие студенты!..

С ближайшей зрительской трибуны раздался грохот. Одного ученика столкнули прямо вниз. После этого какофония беспорядочной взаимной брани перекрыла акустику зала торжеств. Пространство под зависшей в воздухе платформой стало полем боя. Вспыльчивый руководитель Института Эксплуатации мехов внезапно встал на ноги и уже собрался уйти. Лу Бисин вытащил и надел гарнитуру. Затем он носком ботинка отбил по сцене упорядоченный ритм. По залу разнеслись умопомрачительные звуковые колебания. Пронзительное жужжание превратило и учеников, и преподавателей в игральные кости, которые встряхнули в чаше. Все, кто не успел спокойно занять свои места, попадали на пол.

Торжественный зал на мгновенье погрузился в мёртвую тишину.

Лу Бисин преспокойно снял гарнитуру и, не меняясь в лице, продолжил:

— Здравствуйте! Рад приветствовать вас в стенах Академии Звёздного Неба. Я знаю, что сейчас вы больше всего хотите избить меня. Прошу прощения, но у вас это не получится. Я также в курсе, что вы сейчас планируете дождаться, когда я спущусь, чтобы всё же попробовать… Мой доклад займёт лишь около пятнадцати минут. Именно столько времени у вас, господа, есть на то, чтобы хорошенько обдумать, стоит ли связываться с директором. В конце концов, по состоянию на вчерашний вечер, крупнейшим акционером академии является Чёрная Дыра.

Услышавший эту речь преподавательский состав на первых рядах дружно опустил головы, словно на поминках. Они буквально ощутили, как собственная зарплата была осквернена отвратительными бандитами.

Директор Лу, однако, ни сколько не смутился, наоборот считая это честью. Он уверенно продолжил:

— Я и коллеги будем вместе сопровождать вас на протяжении нескольких следующих лет. Возможно, для вас они станут самыми значимыми в жизни…

Взломавший аудиосистему мальчишка внезапно вмешался:

— Директор, а Вы нас научите, как подцеплять с девчонок и соблазнять парней?

Лу Бисин невозмутимо ответил:

— Кажется, предпочтения этого студента слишком широки и непостоянны2. Настоятельно рекомендую присутствующим запомнить данное высказывание и в будущем быть начеку. Более того, Ваше предложение разумно. В дальнейшем мы можем учредить соответствующий факультатив, где особое внимание уделим вопросу как избежать нежелательных любовных ухаживаний.

2 两边开花、八脚踩船 liǎngbiān kāihuā、bājiǎo cǎi chuán Рубрика «Китайский сленг»: Дословно — расцвел с двух концов, с восьми ног заходит в лодку. Второе выражение 脚踏两 只船 jiǎotà liǎngzhīchuán, эквивалент нашего «пытаться усидеть на двух стульях».

Парень снова перебил через свой микрофон:

— Тогда, может, вы научите нас, как зарабатывать большие деньги?

Лу Бисин без раздумий произнёс:

— Естественно! Иначе откуда, как вы думаете, взялись деньги на постройку этого зала?

Обезьяныши не ожидали подобных откровений, поэтому в зале наконец-то воцарилась тишина.

— Лучших конструкторов мехов ни за какие деньги не купишь. В Восьмой Галактике и официальная, и преступная стороны падают перед ними на колени, предлагая немыслимые богатства, и всё равно не могут заполучить. Если хотите служить в армии или стать успешным космическим контрабандистом, нужно быть мастерами в пилотировании. Про знания информационных технологий и говорить нечего.

Лу Бисин указал на постоянно вставляющего в речь свои пять копеек парня:

— Ваше имя, студент?

– Уайт.

— Уайт, если бы Ваши сокурсники обладали достаточными средствами, то непременно захотели бы потратить эти деньги на покупку аппарата, при помощи которого Вы взломали аудиосистему зала торжеств, однако…

Говоря это, Лу Бисин слегка постучал по трибуне, вызывая прозрачный экран. Он поднял руку и молниеносно ввёл строки кода. Посторонние шумы сразу же прекратились.

— Прошу прощения, Вы сказали так много, нужно же дать возможность и другим.

Одновременно с его словами по всему залу неожиданно зажглись люминесцентные дорожки. Лу Бисин щёлкнул пальцами, и мерцание дорожек тут же прекратилось. Свет перетек под одно из крайних угловых мест и превратился в стрелку, указывающую на сидящего. Все как один резко обернулись в ту сторону. Лу Бисин кивнул:

— Вот эта студентка, можете произнести речь.

Обозначенная люминесценцией девушка тихо ляпнула:

— Бл@ть!

О чём микрофон незамедлительно и добросовестно оповестил. Весь зал покатился со смеху. Девица грубо выругалась.

— И чё смешного?!

Нерешительностью она не страдала: раз надо речь сказать, значит скажет, и громко поинтересовалась:

— Директор, вы, ботаны, только и говорите «деньги, деньги, деньги». Даже не скрываете!

Только что продавшийся директор Лу чистосердечно ответил:

— Всё очень просто: потому что смертность нищих выше, чем глупых. Следующий.

Следующий вопрос попал в десятку. Первый попавшийся студент спросил:

— Академию и правда крышует Чёрная Дыра? Почему же я в прошлом году столько времени тут провёл и ни разу не видел Четвёртого брата?

Превосходно несущего любой бред3 Лу Бисина сложно было довести до заминки, поэтому он по-прежнему невозмутимо продолжил:

3 В тексте 满嘴飞机甲 mǎnzuǐ fēi jījiǎ, переделка 满嘴跑火车 mǎnzuǐ pǎohuǒchē бегущие поезда заменили летающими кораблями

— Это зависит от…

Закончить он так и не успел. Чёрный ход торжественного зала внезапно распахнулся. Группа людей исключительно высокомерно прошествовала к ВИП местам, словно бросая вызов всему вокруг.

На плечи предводителя было накинуто пальто из жёсткой ткани, длиной до лодыжек. Такой фасон идеально скрывал фигуру, превращая человека в ведро без талии и ног. Однако, возможно, из-за того, что мужчина был очень высоким, а может из-за его манеры держаться, широких плеч и прямой сильной спины, подобная одежда удивительно ему подходила. И напоминала доспехи.

С сигаретой в зубах, он шёл, не поднимая головы, и не обращал ни на кого внимания. Его спутники сознательно отставали на несколько шагов. Отовсюду послышались перешёптывания. Кто-то опознал личностей из «сопровождения».

— Разве это не мисс Пенни?

— Пенни? Это кто?

— Ты что, не местный?.. Это она! Ох, пиздец, она меня заметила!

— А впереди тогда кто?

— Не может же быть…

— Тсс…

Этот призыв к тишине подобно приливу разлился вокруг. Недавний галдёж как будто смыло, и на зал опустилась мёртвая тишина.

Проход к ВИП местам подсвечивался сам по себе. Затем ниспадающий с вершины зала пучок света неторопливо догнал входящих. Одетый в длинное пальто мужчина поднял голову. Его глаза были глубокого серого цвета. Он издалека встретился с Лу Бисином взглядом в качестве приветствия, а затем незамедлительно занял одно из мест.

После этого зрительного контакта Лу Бисин внезапно ощутил, как его длинный язык закостенел, и с большим трудом закончил свою прерванную фразу:

— …от предопределения.

Идущий следом за группой свет мгновенно рассеялся подобно фейерверку, и силуэт Четвёртого брата исчез в темноте. Во внезапно утратившем все звуки торжественном зале Лу Бисин от переполняющей его радости забыл слова.

Однако он находился среди всеобщего внимания, поэтому неловкое молчание было недопустимым. Лу Бисин, пользуясь тем, что ему не придали особого значения, нажал на свои запонки. Перед глазами моментально появился невидимый для окружающих экран, на котором был приготовленный преподавателями набросок приветственной речи, и начал зачитывать:

— Академия Звёздного Неба не обязательно позволит вам совершить какие-либо научные достижения. Многим из вас по причине нехватки мастерства или невезения не получится монетизировать приобретённые в стенах академии знания. В таком случае, если нет денег и славы, что ещё может дать вам академия?

— В наше время средняя продолжительность жизни достигает трёх сотен лет, двести из которых составляет молодость. Мы приближаемся к бессмертию. Исторические хроники свидетельствуют о том, что каждое десятилетия, да даже каждые пять лет, наша жизнь может претерпевать колоссальные изменения. В наше время интеллектуальные способности и приложенные старания не значат почти ничего. Добьётесь вы результатов или потерпите неудачу, всё зависит от того, куда вас унесёт поток времени. За свою долгую жизнь вы можете испытать бесчисленные подъёмы и падения…

Четвёртый брат с сигаретой в зубах искал место, куда можно стряхнуть пепел. Чжаньлу только собрался протянуть руку, но Пенни уже заранее подготовилась и подала пепельницу. Она не знала, что Чжаньлу не человек, и всё время имела к нему претензии. А всё потому, что такой рослый и здоровый мужик каждый день липнет к Четвёртому брату, прямо как содержанка4! Мало того, он ещё каждый раз руку протягивает, чтоб пепел подхватить! Чуть ли не ковриком стелется5, аж глаза режет смотреть.

4 小白脸 xiǎobáiliǎn выражение «маленькое белое личико», это оскорбление для мужчины, что он слишком хорошенький, смазливый или же содержанец, жиголо, альфонс.
5 跪舔 guìtiǎn лизать ноги ну или……. сосать.

Четвёртый брат кивком головы выразил признательность.

Пенни между прочим спросила:

— Откуда молодой господин Лу эту речь достал?

Чётвёртый брат как раз не знал, куда себя деть от скуки. Выступление на сцене ему было совершенно не интересно, однако чтобы дать Пенни сохранить лицо, всё же вежливо сделал вид, что готов к обсуждению:

— Что?

— Колоссальные изменения каждые пять лет? С моего рождения это чёртово место уже было в полудохлом состоянии, и ничего не изменилось. Ещё и продолжительность жизни триста лет. Это, наверное, только у тех, кто за пределами Восьмой Галактики, да? Меня каждый год на похороны зовут. Большинство тех отбросов, с кем я выросла, уже умерли. Благодаря встрече с Вами я почти перешагнула среднюю продолжительность жизни.

Четвёртый брат сказал, не поднимая век:

— Ты не старая.

Через некоторое время, подумав, что ответ был слишком безразличным, он добавил:

— В столице такие девочки как ты ещё даже не замужем.

Пенни прыснула со смеху, уголки её печальных глаз слегка приподнялись:

— Я хоть и не девочка, но всё ещё не замужем. Эх, до сих пор не замужем… Есть ли у Четвёртого брата место для женщины рядом?

Взгляд Четвёртого брата дрогнул. Мужчина не ответил ни да, ни нет, вообще ничего не произнёс. Он опустил голову и глубоко затянулся, почти разом прикончив оставшуюся половину сигареты, тем самым занимая рот и не произнеся ни слова.

Характер Четвёртого брата был не самым лёгким, но и человеком настроения он не являлся. Отношение к нескольким людям рядом с собой было в высшей степени здравомыслящим. Иначе бы Лу Бисин давным-давно погиб от его руки. Бытовые мелочи он обычно во внимание не принимал. Если не хотел слушать, то делал вид, что не слышит, а на нежелательные темы не говорил ничего. Из его молчания Пенни всё поняла, её взор померк. С натянутой кривой улыбкой она заставила себя развернуться к сцене и посмотреть на разливающего куриный бульон директора Лу.

Его выступление подходило к концу:

— Я надеюсь, что в будущем, даже если вы окажетесь на пике волны, то не потеряете голову от радости, а вспомните об академии. О том, что нет предела новым знаниям. И если начнёте тонуть в морских пучинах, запомните, не нужно погружаться в ил. Всякое бывает. Подумайте о краеугольном камне, заложенном в ваши души академией.

Лу Бисин приостановился. Он действительно не хотел читать последнее предложение с заготовки, поскольку чувствовал, что станет посмешищем. Но посмотрев вниз со сцены, он увидел, как старый руководитель Института информационных технологий чуть ли не шею вытягивает, во все глаза выжидающе уставившись на него. Сразу ясно, чьих рук эта заумная писанина.

Лу Бисин и старый педагог с минуту смотрели друг на друга. Беззвучно принимая поражение и смиряясь с судьбой, что произносить это придётся самому, директор Лу вместо старика озвучил самые искренние за всю жизнь того слова:

— Дорогие студенты, я надеюсь, что отныне и навсегда вы запомните: дороже денег лишь знания, важнее знаний только безграничное любопытство, а ценнее любопытства лишь звёздное небо над головой.

Одну часть студентов составляли безнадёжные болваны, другую просто неспособные учиться отбросы. Услышав эту речь, они притихли на пару мгновений, чтоб потом как по команде дружно разразиться хохотом. Все полагали: директор Лу сейчас довыпендривался6 и даже превзошёл сам себя.

6 В печатном издании иероглиф убрали. Но это довыёбывался. 装逼 zhuāngbī

Лу Бисину оставалось только невольно посмеяться над собой. Он добавил:

— Дополню ранее сказанное. Купол со звёздным небом над вашими головами стоит шесть миллионов. И пока лаборатория не сдана в эксплуатацию, он в нашей академии дороже всего. Поэтому прошу вас относиться поуважительнее и соблюдать первое Правило Академии: никакого поражающего оружия в торжественном зале!

Посреди всеобщего шума, сидящий в дальнем углу седой старый глава поднялся на ноги. Со сгорбленной спиной он прошёл по краю зала на выход.

После торжественного начала нового учебного года Лу Бисин так и не нашёл Четвёртого брата. Казалось, они пришли лишь показаться в нужное время, и закончив дело, тут же беззвучно исчезли.

Лу Бисин был разочарован. Однако не успев прочувствовать это в полной мере, он столкнулся с самым большим кризисом с момента основания академии. Все трое руководителей институтов вместе с шестнадцатью лучшими преподавателями коллективно выразили, что они лишь простые смертные и не могут занимать ниспосланные директором Лу ответственные посты. И посоветовали ему поискать тех, кто справится.

В первый день начала занятий весь преподавательский состав резко уволился7, оставив директора Лу в гордом одиночестве.

7 炒鱿鱼 chǎo yóuyú быть уволенным, увольняться, а дословно «поджарить кальмара». Пошло от аналогии с 卷铺盖 juǎnpūgài, «сворачивать постель» =«уйти с работы». Раньше при увольнении уходили полностью со всеми вещами. Кровать в рулон сворачивали, и кальмар при жарке так же закручивается.



Комментарии: 1

  • Бедный Директор ((Со всех фронтов наступают

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *