Лу Бисин в срочном порядке начал принимать меры. Для этого он разыскал всех уволившихся руководителей и преподавателей, чтобы поговорить с каждым лично. К сожалению, события торжественной церемонии начала учебного года произвели на них неизгладимое впечатление. Ни игра на эмоциях, ни воззвания к здравому смыслу, даже обещания ещё большей прибавки к зарплате… всё было бесполезно.

Старый глава института предельно ясно изложил все свои идеалы и устремления в том наброске выступления. Человек, стремящийся постичь звёздное небо над головой, хоть и гнался за выгодой, но всё же до определённых пределов, полагая, что мечты и достоинство нельзя попирать ради денег.

Даже если эти мечты и достоинство в безнадёжном положении.

Лу Бисин носился по делам весь день совершенно безрезультатно. Он оголодал настолько, что чуть живот к спине не прилип. И ему ничего не осталось, кроме как вернуться в административный корпус в полном одиночестве.

В опустевшем здании ровными рядами стояли столы и стулья, которые теперь некому было использовать. Преподаватели были очень культурными людьми и, прежде чем уйти, навели здесь порядок. Пространство стало абсолютно чистым, словно никто там и не появлялся.

Лу Бисин несколько раз обошёл помещение, ощущая в нём гнетущую тишину. Из-за этого он тут же решил запустить офисную автоматическую систему уборки, чтобы жужжание механизмов создало хоть какой-то эффект оживлённости. После чего съел прессованный питательный сухпаёк1. На первый взгляд это был простой квадратный брусок, совершенно лишённый эстетики, по твёрдости схожий с желе из боярышника. Однако в нём содержались все необходимые организму искусственно созданные питательные вещества. Подобный спрессованный сухпаёк применялся в экстренных случаях, чтобы сэкономить время, удобно и дёшево. Вот только вкус его был далёк от превосходного. В конце концов, сейчас даже питомцы представителей высших слоёв общества питались лишь натуральными продуктами.

1 营养餐 yíngyǎng cān питательный рацион. То самое правильное питание, где всё сбалансировано и нет ничего лишнего.

Не то чтобы Лу Бисин не пробовал вкусной еды, и не потому, что не мог себе её позволить, просто он не был жадным до еды, да и напрягаться не хотел. Он в два присеста прикончил ужин. Инсулин в крови постепенно повысился, вызывая небольшую усталость. Ко всему прочему Лу почувствовал себя одиноким.

Он ненадолго замер. Над столом выскочило окно со списком имён числившихся в академии. Все строки с фамилиями преподавательского состава стали серыми. Остался только один директор. В прошлом году было зачислено более ста студентов. Сейчас же из них не осталось и трёх десятков. А пока он ел свой незатейливый ужин, половина строк списка так же засветились серым. Вероятно, получив ведомость с оценками, студенты окончательно смирились с судьбой.

В этом году было разослано сто пять извещений о поступлении. Зачислились девяносто студентов, среди которых немало жителей Пекин-бета, привлечённых репутацией Четвёртого брата. Насмотревшись вдоволь, они, должно быть, ушли. Таким образом, в первый день занятий сорок студентов бросили учёбу. Сейчас это число всё ещё время от времени колебалось: некоторые до сих пор не могли определиться. Какая ирония.

Молодой директор выдохнул:

— Трудности на каждом шагу.

Объём лёгких у Лу Бисина был огромный, поэтому выдох продлился полминуты. Зато потом он решил просто выкинуть этот вопрос из головы. Эпоха прогрессировала, а цивилизация двигалась вперёд. Старые ошибки природы непрестанно боролись за свои права, чтобы считаться нормальными в этом изменчивом мире. Однако время постоянно порождало новые. Лу Бисин величал себя «гением», но даже он знал, что это лишь иное слово. Если являться самой большой ошибкой природы и воспринимать всё близко к сердцу, как жить-то вообще?

Лу Бисин дал команду центральному компьютеру включить способную снести крышу электронную танцевальную музыку. До этого момента, заботясь о чувствах почтенных преподавателей, в академии всегда звучала исключительно тихая и спокойная классика.

Но сегодня всё здание принадлежало только ему одному. Лу Бисин приказал центральному компьютеру заблокировать все выходы, чтобы никто не смог его увидеть. И отпустил себя по полной программе. Всё ещё ощущая себя скованным, он снял пальто. Затем скинул обувь вместе с носками. Чашки на столе сотрясались от звуков музыки. Директор по-разбойничьи запрыгнул на стул и сразу же опубликовал новые объявления о приёме на работу. Вдобавок к тому придумал запасной, но эффективный учебный план.

Не имеет значения, найдёт он преподавателей или нет. В ближайшее время у него будет не так уж и много студентов! В крайнем случае, сам станет их обучать. А учитывая процент отчисления, через некоторое время в Академии Звёздного Неба останется лишь небольшая группа. Первые и вторые курсы со всех трёх специальностей можно объединить. Во всяком случае, если судить по табелю успеваемости за прошлый год, то разделять этих «светил» на курсы и направления абсолютно бессмысленно.

Вмиг решив вопросы академии, под оглушающие звуки музыки Лу Бисин на своём простеньком оборудовании начал возиться с чипом, который вручил ему Линь. Сначала он решил в общих чертах прощупать обстановку и прикинуть бюджет, а уже потом просить у Чжаньлу деньги. При воспоминании о Чжаньлу, мысли Лу Бисина сначала скакнули к тому, какой он всё же невероятный ИИ, а после переключились на его владельца. Лу анализировал интерфейс биочипа, отвлекаясь при этом почти каждую минуту. Он неосознанно вспоминал тот взгляд Линя в зале торжеств. Возможно, это был результат фантастического светового эффекта, или же манера, с которой банда появилась в зале, но та сцена заставила голову Лу Бисина идти кругом.

Он все еще продолжал ощущать на себе этот взгляд, когда наливал себе кофе и садился за написание исследовательской программы, да даже когда дёргал руками и ногами в такт музыке. Как будто Линь не отрываясь смотрит ему в затылок. Лу Бисину стало неловко от своего полуголого вида, поэтому он, учитывая все правила приличия, снова оделся, силясь сохранить моральный облик даже наедине с собой2.

2 慎独 shèndú, разговоры о нравственности.

Лу Бисин подумал: «Как только построим лабораторию, сразу же начнём обучать студентов на практике. Да и Чжаньлу можно обхитрить, чтоб стал преподавателем на замену».

А ещё он сможет использовать лабораторию как предлог, чтобы как можно чаще докладывать спонсору об исследованиях. Подумав об этом, директор Лу почувствовал, что у него наконец-то появился чётко распланированный фронт работ, и поэтому снова преисполнился чувством революционного оптимизма и загорелся боевым духом.

Но не прошло и пары дней, как занимавший все мысли Лу Бисина спонсор, не дождавшись проявления инициативы, явился сам.

Четвёртый брат отдал Чжаньлу распоряжение зачистить транспорт Паука. Линь не видел смысла оставлять корабль себе и решил пожертвовать его Академии Звёздного Неба в качестве материальной помощи.

Пенни и ещё несколько человек доставили мех к учебному корпусу академии. Вокруг девушки давно ходили грязные слухи о том, что она была любовницей предыдущего главы Чёрной Дыры. Это не так. На самом деле старый босс до самозабвения обожал бордели. Пассий у него было столько, что и самому всех не вспомнить, и уж тем более кто из них чем занимался. Всё, чего Пенни добилась, было заработано тяжким трудом. Управляя складом оружия прошлого главы, она смогла стать ближайшим доверенным лицом.

Только вот у прошлого шефа мозги были не самыми ясными. Видя, какая красавица рядом, он не смог удержаться от притязаний и на свою ближайшую ставленницу. Как будто у него дел больше не было? И само собой разумеется, что старый глава потом совершенно случайно получил удар в лёгкое.

Линь прибыл с другой планеты, оттого никто не знал о его происхождении. Однажды прошлый глава попал в засаду группы вражеских машин, и чуть не лишился жизни. Линь тогда только появился на Пекин-бета и нашёл себе работу дворника, чтобы обеспечить себе жизнь. В тот день он очень удачно проезжал мимо на уборочной машине. Используя её сеть, он вторгся в управление вражескими броневиками и тотчас превратил их в подобие моделей.

В благодарность за спасение своей жизни предыдущий глава назвал его своим братом, четвёртым по старшинству. Второй и третий уже лежали на кладбище. Старший избавился от них, как только они сделали свою работу.

В то время Чёрная Дыра ещё не главенствовала на Пекин-бета. Она стала ведущей именно потому, что Линь выбрал её. Однако быть слишком способным тоже не всегда хорошо. Старый глава всё время наблюдал за братом. И на душе у него было неспокойно. Босс решил устранить помеху, но вопреки ожиданиям, его приближённая взбунтовалась и вступила в сговор с Линем. Попытка покушения обернулась против самого главаря.

У входа в Академию Звёздного Неба, стоя под порывами холодного ветра, Пенни плотнее закуталась в непродуваемую куртку с капюшоном и спросила Четвёртого брата:

— Говорят, что у них все учителя разбежались. А мы всё равно делаем им подарки?

В последние дни Четвёртый брат не планировал быть чьей-то визитной карточкой, а потому снова оделся как попало. Заметив, что девушка мёрзнет, он увёл её с ветра:

— Пусть развлекается.

У Пенни были кое-какие подозрения. Хотя Четвёртый брат был очень равнодушным и не любил обращать на других внимание, но всё же рядом с ним постоянно крутился этот «симпатяжка» Чжаньлу. Она не могла поручиться, что не появится другой такой же, поэтому на пробу сказала:

— Вы очень хорошо относитесь к господину Лу.

— Я должен его отцу.

Пенни остолбенела:

— Что?

За пять лет знакомства с Четвёртым братом она ни разу не видела, чтобы он покидал пределы планеты. Девушка лишь знала, что он был близко знаком с этой ошибкой природы, сбежавшим из дома молодым господином Лу, но и подозревать не могла, что и с Одноглазым Ястребом тоже.

— Чёрная Дыра поддерживает связи с Одноглазым Ястребом?

— Вовсе нет. Он не знает, что я здесь, — Четвёртый брат сделал паузу, — Много лет назад он вернул мне кое-что, принадлежавшее старому другу.

Всё время находившийся рядом и не произносивший ни слова Чжаньлу поднял голову. Четвёртый брат слегка улыбнулся и больше ничего не сказал.

 В этот момент неподалёку раздались голоса. Пенни огляделась и поняла, что прячась от ветра, они зашли за учебный корпус. Лу Бисин собрал всех оставшихся студентов в большой аудитории. Сейчас эти ученики больше всего напоминали группу неугомонных обезьян. Каких только поз они не строили! Директор Лу, грациозно восседая на преподавательском столе, лично вёл занятие. Приблизившись к окну, Линь и Пенни услышали, что основной темой урока была межгалактическая контрабанда.

Лу Бисин рассказывал о предмете убедительно и со знанием дела. Вертлявые мартышки внезапно были заинтересованы, и даже сосредоточенно слушали.

— Контрабандой в Восьмой Галактике занимаются издавна. На рынке в наиболее широком ассортименте представлены оружие и электронное оборудование. Время от времени в незначительном количестве встречаются товары широкого потребления, но на них не получится много заработать.

Лу Бисин объяснял всё это студентам, указывая на огромную карту контрабандистских трасс у себя за спиной:

— Маршруты, как видите, очень сложные. Это нужно для того, чтобы скрыться от пограничных войск Седьмой Галактики. Как только вы выйдете за её пределы, будете в безопасности, потому что здесь у нас никому нет дела. Главное не соревнуйтесь с авторитетами за трассы и товар, и всё будет хорошо.

Студенты были под впечатлением. Взломавший аудиосистему зала торжеств Уайт был чрезвычайно активен, и перебил:

— Сколько можно заработать за один раз? И какая примерно разница в ценах?

Лу Бисин ответил:

— В межгалактической контрабанде нет понятия «разброс цен». Дорогие мои, это вам не розничная торговля! Валюта Восьмой Галактики у них не в ходу, она бесполезна. И сами они с товарами не прилетают. Поэтому обычно работают по бартеру. Касательно самих сделок, всё зависит от того, на что стороны договорились. Каждый раз по-разному. И то, сколько вы сможете заработать, зависит только от вас самих.

Уайт прекрасно разбирался в компьютерах. В Восьмой Галактике его семья считалась достаточно обеспеченной. Он был одним из тех немногих студентов, у кого действительно имелся аттестат о начальном образовании. По имеющейся информации, его семья уже готовилась к иммиграции в Седьмую Галактику. В Академию Звёздного Неба он поступил просто для того, чтобы нескучно скоротать время.

Этот избалованный и озорной сыночек богатых родителей с почти детской непосредственностью снова спросил:

— Директор, разве не ты3 только что говорил, что они не импортируют товары из Восьмой Галактики? Тогда на что же они меняются?

3 К директору обращаются 你, на «ты». 

Лу Бисин пристально на него посмотрел и сначала поинтересовался у аудитории:

— Кто-нибудь знает?

Девушка, сидящая в углу с мрачным выражением лица, та самая, с самодельным бластером, включилась в беседу:

— На людей, мудак! В Восьмой Галактике полно таких тупых бездельников, как ты. Которые идеально подходят для продажи за границу для экспериментов над людьми. Ну или ловят для выполнения нелегальных работ.

Уайт изменился в лице.

Лу Бисин мягко спросил студентку:

— Как тебя зовут?

— Мята.

Девчонка посмотрела на него и, произнося своё имя, инстинктивно кивнула. Это имя абсолютно точно не было настоящим, но всё же девушка производила впечатление взрослой не по годам. И не подумаешь, что она крайне вспыльчивая и чуть что, сразу хватается за ствол.

— Совершенно верно. Торговля людьми – один из основных видов деятельности в межгалактической контрабанде, который составляет более семидесяти процентов от общего оборота. Мята получает один балл за успеваемость. В общей сложности вам надо набрать шестьдесят баллов. Надеюсь, что до конца учебного семестра все вы сможете без труда их заработать. Таким образом, финальный экзамен пройдёт для вас относительно легко.

Лу Бисин абсолютно спокойно переключался между темой об экзамене и вопросами о торговле людьми:

— Помимо всего прочего, есть и другие незаконные товары. Например, частные вооружения Восьмой Галактики или контрабанда от пиратов с внешних рубежей, информация и запрещённые в цивилизованном мире предметы.

Уайт решил узнать все подробности:

— А какие товары запрещено продавать в цивилизованном мире?

— Более чем достаточно. Например, «пространственное поле». Насколько мне известно, контроль над его использованием в остальных Семи Галактиках очень строгий. А основным каналом поставок как раз и является наша Восьмая. Так же есть модифицированные организмы. Вы видели человека-змею? У них человеческий мозг, но при насильственном соединении страдает интеллект, коэффициент умственного развития остаётся примерно как у детей пяти-шести лет. Хоть они и глуповатые, но всё ещё думают и чувствуют как люди. Им имплантируют блестящие змеиные хвосты, чтобы продать богачам, для которых это крайне ценный экзотический питомец.

Уайт в оцепенении спросил:

— Директор, а ты их видел?

— В детстве, — Лу Бисин сделал паузу, — Кто-то подарил отцу. Я прокрался в подвал и обнаружил её… Обычно это девочки, у них лица милее. Говорят, что есть и симпатичные мальчики.

— А потом?

— Потом я застрелил её.

Аудитория погрузилась в абсолютную тишину.

Через какое-то время Уайт спросил, сильно понизив голос:

— Ты… Вы не отпустили её?

— Девушки-змеи, а так же русалки, не считаются людьми с генетическими дефектами. Они принудительно созданы, чтобы соответствовать извращённым эстетическим предпочтениям заказчика, и не смогут выжить, если их лишить строго определённых условий содержания, а также системы подачи питания. Человек, даже если у него нет другого выбора, кроме как существовать в качестве животного, по крайней мере, должен быть свободным.

Постоянная мягкая улыбка в какой-то момент исчезла с лица Лу Бисина, которое теперь словно застыло, покрытое инеем. Он не стал больше углубляться в тему экзотических созданий, поднял руку и жестом оборвал поток вопросов студентов:

— Следующий вопрос.

Четвёртый брат не стал его беспокоить. Только распорядился, чтобы Пенни с компанией передали мех Лу Бисину, а сам незаметно ушёл вместе с Чжаньлу.

Уже в машине он внезапно попросил Чжаньлу:

— Просканируй ещё раз генокод Лу Бисина.

Чжаньлу сразу приступил к заданию. Через мгновенье он бесстрастным механическим голосом доложил о результате:

— Третья проверка завершена. Генокод не совпадает.

Четвёртый брат вздохнул и запрокинул голову на спинку сидения.

— Господин, с тех пор, как командующий Лу Синь погиб, а его беременная жена пропала, прошло тридцать три года. Костный возраст директора Лу двадцать восемь лет. Не совпадает. За пять лет Вы неоднократно сомневались и три раза заставили меня произвести сканирование генокода директора Лу. Все три попытки показали отрицательный результат. Командующий Лу Синь при жизни хорошо ладил с Одноглазым Ястребом. Тридцать три года назад Одноглазый Ястреб недвусмысленно объявил, что в память о друге меняет свою фамилию на Лу. Сын господина Одноглазого Ястреба само собой тоже носит фамилию Лу. Именно из-за этой фамилии Вы подозреваете, что директор Лу и есть тот, кого вы ищете. Но это совершенно необоснованно. Не следует предполагать, что если Одноглазый Ястреб вернул Вам принадлежавшее командующему Лу Синю, то у него обязательно есть что-то ещё.

Четвёртый брат тихо произнёс:

— Но он открыл мою шифровальную систему. Кроме меня самого, только…

— Директор Лу невероятно силён в технологиях. При удачном стечении обстоятельств, шанс на открытие шифра замка для него не равен нулю.

После сравнения результата с предыдущими, Четвёртый брат всё же перестал спорить. Он лишь устало согласился.

Чжаньлу помолчал, а потом неожиданно спросил:

— В прошлый раз Вы сказали «Забудь», но ведь сами так не считаете?

Четвёртый брат снова оглох. Он думал о том, какой всё же Чжаньлу разумный искусственный интеллект, но порой говорит многовато.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *