Шэнь Юй не мог и вообразить, как выглядел человек, называющийся живым Янь-ваном1, и вот уже более десяти лет объезжающий Северный Синьцзян на своём коне. Так какой же он, в конце концов?

Янь-ван (阎王爷) - в китайской народной мифологии владыка загробного мира.

Несомненно, он был дьяволом во плоти.

По слухам, владыка Янь-ван именно такой: с чёрными глазами, с заросшим бородой лицом, изуродованный розецеа, – наводящий ужас даже на тварей подземного мира.

Фата неожиданно поднялась, и Шэнь Юй невольно зажмурился.

Он почувствовал, как тот поднял его подбородок одним пальцем – совсем не нежным, а даже сильным и немного шероховатым. Князь Чжэньбэй вёл войска в бой и, безусловно, не раз держал оружие, от чего на его руках осталось множество мозолей.

Он огладил его правую щёку.

— А, первая красавица династии Цзин, любопытно.

Голос был глубоким и гулким, а дыхание, отдающее вином, смешивалось с ним, оставляя некое послевкусие. Совсем не так мерзко, как представлял себе Шэнь Юй, а запах алкоголя даже немного опьянял.

Должно быть, собираясь жениться на наложнице, он умылся и почистил зубы.

Шэнь Юй мог только догадываться: удовлетворён он или всё-таки нет.

— Ты не осмеливаешься смотреть на меня?

От ещё большего волнения юноша весь сжался.

Князь Чжэньбэй посмотрел на красавицу перед собой: тело было худощавым, на вид ей всего лет семнадцать-восемнадцать – нераскрывшийся бутон. Лицом так же чиста, как снег на хребтах Тянь-Шаня, с безукоризненно светлой кожей, словно белая яшма. В свете свечей свадебный головной убор и платье придавали её коже немного румянца. Этот румянец дарил некоторую исключительную чувственность.

И хотя губы были закрыты, но даже их изгиб так и соблазнял попробовать их на вкус. Красивый тонкий нос и блестящие как нефрит ушки.

Где ещё в мире есть столь необычная красота?!

И пусть князь Чжэньбэй многое повидал и познал, имел десять жён и наложниц, а также рутинно развлекался с блудницами, даже несмотря на это он был изумлён красотой перед ним.

Мужчина ласково огладил лицо юноши от подбородка до губ, от кончика носа до бровей. Он мог чувствовать, как слегка трепещет эта красота.

— Боишься, что я съем тебя?

Шэнь Юй слегка кивнул: ведь с давних пор ходили слухи, что во время войны армии князя Чжэньбэя не хватало провианта, и все они ели мясо своих врагов.

Совершенно очевидно, что слова князя несли в себе другой смысл, но Шэнь Юй неправильно их растолковал, и теперь князю казалось, что он нарочно его соблазняет.

— Ха-ха-ха!

Князь Чжэньбэй улыбнулся и поднял подбородок юноши.

— Открой глаза и посмотри на меня.

На этот раз в тоне его речи чувствовался приказ, и Шэнь Юй вспомнил слова господина начальника области о том, что князю нужно во всём подчиняться. Он медленно открыл глаза.

Перед ним стоял крупный и мужественный мужчина, которому Шэнь Юй стоя мог достать разве что до груди.

Грудь князя Чжэньбэя была широкой, а руки и ноги стройными. Весь его вид производил впечатление невероятной мощи. Не было ни одного места на теле, которое не излучало бы неудержимую силу.

Он был одет в свадебный халат, небрежно наброшенный на плечи, из-за чего виднелось его нижнее тёмное одеяние.

Оказывается, легендарный Янь-ван не был таким ужасным и отвратительным!

Шэнь Юй обратил внимание на его надбровные дуги, что были подобны склонам гор, на тёмные, чернильной густоты, брови, на его грозные, но не таящие опасности, глубокие глаза и прямую и высокую переносицу.

По оставшейся кое-где щетине было понятно, что он даже побрился.

Грубый и величественный.

«Совсем не уродливый… И даже не страшный…»

На мгновение князь поражённо застыл.

С закрытыми глазами Шэнь Юй уже и так был на редкость прекрасен. Открыв же их сейчас, он снова поразил князя Чжэньбэя: глаза – лепестки персиковых цветов, скрывающие наслаждение, искушающие людские души! Тёмные и живые, словно звёздная ночь. Они могут составить конкуренцию всем небесным светилам; они будто осветили эти мрачные покои для новобрачных.

Всё объединилось в одном человеке: чарующая, возвышенная красота небожителя и обольстительная прелесть демона.

Внизу у князя Чжэньбэя разгорелось жаркое пламя.

Он желал сделать эту красоту лишь своей! Этот человек будет принадлежать только ему.



Комментарии: 1

  • Спасибо, очень красивый перевод! Мне нравится 💓💓💓

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *