Во дворе Лицин служанка послушно неторопливо массировала ноги главной супруги, лицо которой было мрачнее тучи, казалось, что вот-вот она обледенеет, не было и намёка на приятные эмоции.

Уже месяц князь Чжэньбэй не ночевал в её резиденции. Вернувшись в прошлый раз, он сразу же убежал к Шэнь Юй1, с тех пор супруга князя его не видела.

Здесь и далее имя в женском роде, когда о нём говорят люди, не знающие тайны.

— Аргх, как я зла! С тех пор, как Его Высочество взял в жёны эту искусительницу2, он и одного взгляда на меня не бросит! Почти месяц не касался меня! Помнит ли ещё он императорскую дочку Дайжоу? Его главную жену?

狐狸精 (húlijīng) – обольстительница или же лиса-оборотень в китайской мифологии (хули-цзин). По одному из поверий, эти духи оборачиваются красивыми девушками, чтобы соблазнить мужчин и забрать энергию ци, тем самым нередко убивая их.

Служанка Чжило решила вставить своё слово:

— Ваше Высочество, Вам не стоит винить князя, стоит винить ту лису-искусительницу, Его высочество сам на себя не похож, очевидно, что на него наложили какие-то чары.

— Конечно я это знаю! — жэнщина гневно воскликнула. — Его Высочество брал в жёны множество падших женщин, а я всегда смотрела на это сквозь пальцы. Как бы там не было, он всегда любит всё новое, а старое ему быстро надоедает. Не пройдёт много времени, как он наиграется. Мне же слишком лень обращать на подобное внимание. Однако эта немая... Вот уже месяц Его Высочество каждый день ошивается у неё! И никак не пресытится, приходит снова и снова! Скоро так уступлю ей титул главной жены!

Боясь сказать лишнего, Чжило только пыталась утешить:

— Ваше Высочество, злость очень вредна для организма, эта лиса-искусительница того не стоит.

— «Не стоит того»? Да всё что угодно стоит! Неужели стоит позволить этой вонючей девке осуществить задуманное? А?!

Женщина сделала глоток чая, но обожглась и с криком выплюнула его. Тут же с невероятной злобой она разбила чашку оземь.

— Какая тварь без глаз заваривала этот чай?! Разве я не учила вас, что нужно остудить его, прежде чем подать мне?! — вне себя от ярости супруга князя поднялась на ноги.

Дрожа от страха, одна из служанок упала на колени:

— Эта... Эта рабыня. Не гневайтесь, ванфэй, рабыня осознала свою ошибку…

— Вытащите отсюда и избейте палками!

Служанка побледнела от страха, поняв, что добиться прощения не удалось. И глазом не моргнув, Дайжоу махнула рукой, и слуги стянули девушку вниз.

Спустя какое-то время глухие звуки ударов палками и истошные вопли прекратились.

— Ваше Высочество, Вам незачем сердиться на какую-то служанку, мы ещё должны подумать над тем, как остановить эту лису-оборотня. — очень осторожно промолвила Чжило.

Супруга князя вздохнула и устало помассировала виски.

— Я знаю, но она всё ещё нравится Его Высочеству, он серьёзно защищает её. Ты ведь не видела, как в тот день я случайно поцарапала её. Ты и представить не можешь, как он дорожит ею, тьфу, мерзкая подстилка, только и может, что соблазнять мужчин!

Чжило закатила глаза:

— Нельзя причинять ей явный вред, нам стоит сделать это скрытно. Какая разница каким образом, если Его Высочество не видит, так ведь? Как бы там не было, а она уже была избита Его Высочеством, так что Вы можете добавить новые узоры на парчу3: способна ли она, будучи немой, пожаловаться Его Высочеству?

Добавить узоры на парчу (锦上添花) – довести до совершенства; улучшить то, что можно было бы и не улучшать.

— Аха-ха-ха, верно говоришь! — женщина поднялась и принялась размышлять, пока наконец её не осенило. — Сейчас же поди посмотри с ней ли Его Высочество. Ежели нет, то позови эту девку сюда.

***

Когда поступил приказ главной супруги явиться, Шэнь Юй только что закончил втирать лекарство. Судя по всему, князь Чжэньбэй был по-настоящему разгневан, посему, выместив всю ярость, ушёл, так и не оставшись на ночь. Наконец, Шэнь Юй мог провалиться в безмятежный сон, однако Чжило, служанка супруги князя, пришла передать её наказ.

Ему пришлось проследовать во двор Лицин.

Стоило женщине увидеть парчу на нём, как в её глазах вспыхнул страшный огонь ярости.

— Моя парча! Моё платье! Как оно могло оказаться на этой дрянной девке?! Ты украла моё платье! — её лицо исказилось от негодования, а голос стал таким пронзительным, что резал слух.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *