— Я хочу тебя прямо сейчас.

Одной рукой он обнял Шэнь Юя за талию, легко поднял, подошел к кровати и сел, пристроив юношу у себя на коленях. После левой рукой дотянулся до кувшина вина.

— Выпей это.

Шэнь Юй не переносил вино: в детстве кто-то обманом заставил его выпить немного этого напитка, от чего один день он пролежал без сознания.

Юноша встретился взглядом с князем Чжэньбэем – они были слишком близко друг к другу. Сопротивляться его величию было невозможно. Князь Чжэньбэй для него – Бог.

Взяв кувшин, Шэнь Юй, словно неопытный ученик, сделал глоток – алкоголь был терпким и обжигал горло. Юноша закашлялся. Из-за брызнувших из глаз слёз, он стал выглядеть ещё более очаровательным.

Одним залпом князь выпил оставшееся вино. Он запрокинул голову и стало видно, как поднималось и опускалось с каждым глотком адамово яблоко. Открывшаяся картина была невероятно вызывающей. Никогда ранее немой раб не видел настолько необузданного и дерзкого человека.

— Это наше единение чаш1.

交杯酒 [jiāobēijiǔ]- единение чаш – особая церемония, во время которой молодожёны выпивают вино или чай из чаш, перевязанных алой лентой. Они делают несколько глотков и затем меняются чашами.

«Единение чаш?»

Такой человек как Шэнь Юй готов жить ради него и умереть ради него, но он не достоин – он лишь жалкая подделка.

Одним резким движением князь Чжэньбэй перевернул и подмял юношу под себя. Напуганный раб напоминал оленёнка, что только сильнее распаляло мужчину – он был хищником, а эта юная красавица – лакомым кусочком, который хотелось съесть целиком.

Он наклонился и неистово поцеловал юношу, накрывая его алые губы своими. Без предупреждения князь варварским образом захватил контроль и ловко заставил разжать зубы, проникая вглубь и ловя нежный кончик языка.

Князь Чжэньбэй – дикий захватчик, желающий завоевать всё!

Мужской запах и запах алкоголя ударили в голову, а от глубокого поцелуя закружилась голова.

— Нгх…

Это притеснение продолжалось, пока Шэнь Юй не начал задыхаться. Он не мог вдохнуть, а его щеки стали ярко-алыми. И лишь, когда он был близок потерять сознание, князь, наконец, пощадил его, оторвавшись от губ. Шэнь Юй, пытаясь восстановить дыхание, тяжело задышал ртом. Ему казалось, что он вот-вот умрёт.
    
Казалось, страдания юноши ещё больше разжигали огонь в мужчине. Ему доставляло удовольствие наблюдать за его мучениями. Особенно ему нравилось наблюдать за дрожащими ресницами: их трепет словно касался сердца. Князь Чжэньбэй снова наклонился, припадая губами к ямке над ключицей и пряча своё лицо.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *