Князь Чжэньбэй – человек, который, не получая желаемого, легко выходит из себя.

Шэнь Юй чувствовал себя ужасно, это по-настоящему обеспокоило князя, отчего тот стал ещё более грубым и сосредоточился только на своём удовольствии, не заботясь о наложнике.

Шэнь Юй лежит, придавленный телом мужчины, которое легко и ритмично поднималось и опускалось. В комнате были слышны лишь звонкие шлепки и глухое рычание князя. Поддаваясь движениям, тело юноши каждый раз встряхивало, когда Чжэньбэй входил и выходил из него. 

— Повернись и посмотри на меня.

Мужчина, неудовлетворённый положением, сменил позу, усаживая Шэнь Юя лицом к себе. Так он всегда мог любоваться его выразительным томным взглядом и румянцем, что красками любви вспыхивал на щеках, и это рождало в нём ощущение полного удовлетворения.

Однако сегодня в его взгляде читается бездонная пустота, а кожа на лице настолько прозрачна, что можно видеть каждую венку. 

В приступе безумия князь резко вскочил на кровати, он всегда был уверен в своем могуществе, но безучастное выражение лица Шэнь Юя ранило его.

— Нгх…

Из горла юноши вырвался слабый странный звук, он поднял голову, его аккуратный кадык дёрнулся, и только после этого князь Чжэньбэй заметил, как из уголка рта тонкой струйкой течёт кровь. Взгляд наложника уже ни на чём не фокусировался, мужчина тут же проверил его дыхание, которое оказалось еле различимым и слабым.

***

Когда принцессу Дайжоу выдали замуж за князя Чжэньбэя, придворный лекарь Бянь Шисы добровольно и даже с радостью последовал за ней в далёкие холодные земли, в то время как другие обитатели дворца тряслись за свою шкуру.

Совершенно неожиданно сегодня из дворца князя прибыл слуга. Он рассказал, что одной наложнице стало плохо прямо во время любовных утех, сейчас она еле дышит. И теперь лекаря просят срочно прийти во дворец.

Выслушав слугу, Бянь Шисы не смог удержаться от смеха:

— О? Ещё одна залюбленная до смерти?

Продолжая смеяться, он приказал служанке сложить аптечку в повозку. Подобный инцидент происходит уже не первый раз, и не первый раз лекаря вызывают в такой спешке, для Бянь Шисы это вошло в привычку.

Во дворе Шаохуа князь Чжэньбэй сторожил мирно лежащего на кровати, подобно статуе, что создана руками богов, Шэнь Юя.

— Ого, вы тоже тут, Ваше Высочество? Тц-тц, Вы такой заботливый, даже сами присматриваете.

Бянь Шисы вошёл и осмотрелся. С виду и не скажешь, что это молодой человек двадцати трёх-двадцати четырёх лет уже занимается врачебным делом, а не является младшим служкой у другого лекаря.

Кажется, только Бянь Шисы мог таким тоном разговаривать с князем Чжэньбэем.

Мужчина проигнорировал его язвительную насмешку.

— Сначала спаси его, — сказал, как отрезал.

«Что за пустословие, я разве примчался в такую даль, не чтобы людей спасать, а чтобы на дворец поглазеть?»

Лекарь закатил глаза и, протянув длинную руку, схватил Шэнь Юя за запястье.

— Ишь, какая миниатюрная красота! Такого я не видел даже в императорском дворце, словно куколка. Не удивительно, что вы так дорожите им.

Бянь Шисы с прищуром посмотрел на князя. Цокая от удивления, он не удержался и коснулся лица Шэнь Юя. Кому бы не принадлежала такая красота, он, вероятно, повёл бы себя как князь Чжэньбэй – агрессивно и импульсивно, и не вылезал бы из постели. 

— Не трогай его! — грозно воскликнул мужчина.

Лекарь надул губы. Он немного боится князя, но всё же упрямство берёт верх. 

— Тц-тц, посмотри-ка на своё золотце, как мне осмотреть его, если нельзя прикасаться?

Нет ничего удивительного в том, что князь Чжэньбэй может не проявлять заботы. Прежде люди, не выстоявшие под его напором, падали в обморок, тогда князь просто оставлял их в постели. И если кого-то удавалось спасти, интерес князя угасал, а эти люди попадали в немилость. Мужчина больше не одаривал их даже взглядом.



Комментарии: 2

  • Спасибо за перевод.

  • Как же так, врачу трогать нельзя, а служанке госпожи иголки втыкать можно. Кто-то не досмотрел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *