«Во дворце есть свои нормы и законы», — таково было одно из наставлений уважаемого начальника области. Шэнь Юй же по неосторожности умудрился проспать до столь позднего часа. В спешке он даже не стал наносить лекарства, срочно последовав за Сун Цином.

— Госпожа Шэнь, позвольте этому слуге сказать Вам кое-что. У супруги князя всегда был дурной нрав. Если она Вас обидит, то просто перетерпите это.

Шэнь Юй кивнул. Выходя замуж за князя Чжэньбэя, он вовсе не возлагал надежды на преображение из обычной курицы в благородного феникса. Он просто раб, и его обязанность – это подчиняться и выполнять приказы хозяина.

Проживала главная супруга князя во дворе Лицин, но Шэнь Юй даже не осмеливался поднять глаза, чтобы полюбоваться прекрасными видами дворца. Он лишь чувствовал, как множество людей провожали его внимательными взглядом.

Главная супруга, женщина невероятной красоты, возлежала на кушетке, в её волосах ослепительно блестела шпилька из нефрита и жемчуга. Она была так великолепна, что даже взгляд невозможно отвести.

Юноша опустился перед ней на колени, глубоко и почтительно кланяясь.

— Ах, и кто это пришёл?

Женщина проглотила виноградинку, даже не удостоив Шэнь Юя взглядом. Увидев, что он молчит, Сун Цин взял инициативу в свои руки и произнёс:

— Госпожа Шэнь кланяется Вам в утреннем приветствии и справляется о Вашем здоровье.

— А… Так это дражайшая дочь начальника области Шэнь, мне было любопытно, кто настолько высокомерен. Увольте от вашего утреннего приветствия. Я собираюсь обедать, так на кой чёрт мне сдалось утреннее приветствие?

— Вчера князь пребывал в хорошем расположении духа, госпожа Шэнь легла лишь на рассвете, поэтому встала так поздно, — решился объяснить Сун Цин.

— Я разве тебя спрашивала? Сун Цин, не думай даже полагаться на то, что ты доверенное лицо князя! Не смей, находясь передо мной, делать различий в статусе! Эта девка по фамилии Шэнь прибыла сюда из захолустья и не знает здешних правил! Ты не знал, что нужно разбудить её? Поверь, одно лишь моё слово – и князь отрубит тебе голову!

Сун Цин немедленно преклонил колени.

— Супруга князя, умерьте гнев, Его Высочество специально приказал этому слуге, чтобы госпожа Шэнь хорошенько отдохнула.

Сердце затрепетало в груди немого раба. Неужели князь тревожится о нём?

— Ха-а? Князь заботится об этой девке?

Её лицо приобрело дурное, совсем уж некрасивое выражение. Никогда ранее в постели князь ни одним словом не проявлял своей заботы и ласки. Ревность съедала ванфэй изнутри. Фыркнув, она поднялась с кушетки и подошла к Шэнь Юю.

— Нужно иметь незаурядные способности, чтобы трахаться до рассвета… Хочу понять, что же в тебе такого особенного, что князь развлекался всю ночь.

Своим острым мизинцем ванфэй подняла подбородок юноши. Женщина знала, что князь Чжэньбэй до невозможности развратен и что все девушки, которых он приводил, были невероятными красавицами. Однако сейчас она была поражена до глубины души: черты лица Шэнь Юя были совершенны, без малейшего изъяна. Кроме того, было в его облике нечто прекрасное, лишающее рассудка. Особенно поражали глаза: подобные орхидеям, что скрываются в тени долин – такие же таинственные и соблазнительные.

В сравнении с ним, предыдущие девять наложниц были просто ничем не примечательными пустышками.

Она ненавидела такие красивые лица, а точнее, она ненавидела всех женщин, с которыми приходилось делить князя Чжэньбэя.

— И правда обольстительная!

Совершенно неосознанно женщина сильнее надавила пальцем на его подбородок, впиваясь ногтём и оставляя кровавый след на нежной коже юноши. Если бы не страх перед князем Чжэньбэем, она бы с удовольствием растерзала это лицо своими ногтями! Проткнула бы его чарующие глаза!

— Я спрашиваю, сколько раз за ночь князь лелеял тебя? Сколько раз?!

Почти всё время Шэнь Юй был в беспамятстве, так откуда ему знать, сколько раз? Он мог лишь качать головой.

— Говори! Немая что ли?! — она даже не скрывала своей ярости.

Страх охватил его. Не обращая внимания на боль в вывихнутом запястье, Шэнь Юй обрисовал жестами в воздухе: «Я не могу говорить».

Но разве та могла это понять? Полагая, что он издевается, она со всей силой ударила его по лицу. Звук от пощёчины был очень чётким и звонким.

— Чего ты тут руками машешь, я тебя спрашиваю? Немая, что ли?!

Из уголка рта Шэнь Юя тонкой струйкой побежала кровь, но он даже не заметил этого и кивнул.

— Действительно немая? Не слышала, чтобы у начальника области была немая… — она внезапно рассмеялась. — Ха-ха-ха, князь взял в жёны немую!

К женщине вернулось душевное равновесие – эта совершенная красота всё-таки была с изъяном.

— Кого я только не видела в стенах дворца, но вот настоящего немого человека – никогда, аха-ха-ха…

Все стоящие рядом тоже засмеялись и Шэнь Юй опустил голову. Такие насмешки и тычки пальцами уже успели стать частью его жизни. Прежде люди вообще смотрели на него, вытаращив глаза, как на ошибку природы.

Супруга князя бросила на него полный холода взгляд и с нескрываемой злобой произнесла:

— Слушай внимательно, вонючая девка. В этой резиденции заправляю всем я! Тебе следует быть покорной, иначе увидишь, что может случиться! Я устала. Так или иначе, она немая, поэтому не может кричать от боли. Пусть продолжает стоять на коленях.

Шэнь Юй понимал поведение главной супруги. Это сродни тому, как в прошлом два охранника хотели раздеть его. Каждый из них полагал, что он исключительно его собственность, что и привело к драке. Женщина же считала князя своей собственностью, поэтому испытывала отвращение к новой наложнице.

И нет ничего удивительного в том, что начальник области подменил им свою дочь – дворец был местом страданий, он был преисподней.

Простояв на коленях до ночи, Шэнь Юй испытывал мучительную резкую боль, однако душа его будто онемела. Собственная судьба была ему известна с давних пор. В устах людей он был нечистой силой, предвещающей несчастья. В двенадцать лет его чуть было не предали сожжению заживо, а после заперли в собственном дворе, и потом память о нём постепенно предалась забвению. Смерть во дворце ради благополучия матери – это того стоило.

Каждая косточка в его теле изнывала от боли. Супруга князя была права – он не может громко закричать, даже если страдает.

Мир перед глазами стал окутываться мраком. Шэнь Юй медленно терял сознание, но прежде, чем окончательно потерять связь с реальностью, он услышал чей-то громкий крик:

— Князь прибыл!



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *